Event-маркетинг. Цитата Наталии Франкель из выпуска подкаста Будет сделано!

Гостья выпуска — Наталия Франкель, создатель, продюсер и организатор крупнейших мероприятий по интернет-маркетингу. Профессионально занимается ивентами с 2000 года, проводит конференции «Суровый питерский SММ», «VideoDays», «SoldOut» и многие другие. Учитесь не теряться в гуще событий!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK, Overcast

Слушайте, скачивайте, подписывайтесь!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[2:46] Как подвести итоги года? Зачем нужны десять правил «НЕ»?
[15:10] В каких питерских коворкингах и кафе удобно и приятно работать? Как проходит обычный рабочий день Наталии?
[19:51] Как бороться с прокрастинацией? Как написать две книги за один год?
[30:25] Как выглядит изнутри работа организатора мероприятий? Каковы преимущества удалёнки? Как оценить эффективность удалённого сотрудника?
[41:31] Как выстроить идеальное партнёрство и пережить кассовый разрыв?
[51:27] Что можно требовать от волонтёров и как их мотивировать?
[56:10] От чего зависит успех публичного выступления?
[1:01:32] В чём заключается работа с психологом и какие она даёт результаты?
[1:08:17] Что такое счастье? Как быть в тонусе и бороться с выгоранием?
[1:17:28] Как Наталии удаётся совмещать роли мамы и бизнес-леди?
[1:21:04] Рубрика «Пять в одном»: книга, привычка, сервис, вопрос, фильм.

В выпуске были упомянуты

1) Контекст, Ясная Поляна, Характер Кофе, Mad Espresso Team, I’m Thankful for Today и Мечтатели — коворкинги и кофейни в Санкт-Петербурге
2) 365done — чек-листы и трекеры привычек от Вари Веденеевой
3) Ивентология — ресурс об организации и продвижении событий
4) Zoom — платформа для проведения онлайн конференций
5) amoCRM — программа для анализа продаж
6) Англетер — кинотеатр в Санкт-Петербурге

Наталия Франкель в Интернете

1) nataliya.frankel — профиль в Facebook
2) nata_frankel — профиль ВКонтакте
3) natafrankel — профиль в Instagram

Рубрика «Пять в одном»

1) Книга — Роберт Чалдини «Психология влияния»
2) Привычка — спорт
3) Инструмент — телефон
4) Вопрос — Зачем?
5) Фильм — Иллюзия обмана

Главные идеи выпуска

1. Написание книги — это выгрузка из головы опыта и знаний, структурирование и упаковка их в красивую схему. Книга — это полноценная единица опыта, которым автор готов поделиться с теми, кому это интересно.
2. Если настигло выгорание, нужно поставить на паузу работу и коммуникации, заняться спортом, чтобы изматывать себя физически, и куда-нибудь на время переехать. Важно дать себе время для полного восстановления.
3. Идеальные партнёры доверяют друг другу, не лезут в чужую зону ответственности, умеют обсуждать все проблемы и фиксировать договорённости.
4. Волонтеры хотят быть причастными к большому событию, получить опыт, знакомства, возможность посмотреть на большой проект изнутри. Они готовы работать бесплатно ради эмоции, тусовки, драйва и чувства собственной важности.
5. Работа с психологом — это нечто вроде психологической гигиены, в результате которой меняется абсолютно всё, включая мысли и действия.

Практические рекомендации

1. Чтобы поддерживать себя в хорошем настроении и предупредить выгорание, стоит чаще ходить в спа, устраивать свидания с собой, а если не поможет, купить билет в тёплую страну.
2. Если нужно побороть прокрастинацию, выполните крошечное действие и наградите себя чем-нибудь приятным за это усилие.
3. Если хотите, чтобы ваша команда удалённых сотрудников была эффективной, позаботьтесь о том, чтобы структурировать их работу и прописать бизнес-процессы.
4. Чтобы отфильтровать неподходящих и немотивированных кандидатов на вакансию, предложите им до собеседования выполнить трёхчасовой тест.
5. Не бойтесь действовать, но если чувствуете, что что-то идёт не так, не бойтесь остановиться и сделайте это вовремя.

Понравился выпуск? Послушайте также

Спонсор выпуска

Благодарим за поддержку SkillFactory — онлайн-школу по работе с данными и IT-продуктами. Вы сможете получить востребованную профессию или повысить компетенции по направлениям: анализ данных, машинное обучение, продуктовый менеджмент, веб-разработка и управление IT-продуктами. Воспользуйтесь промокодом Будет сделано, чтобы получить скидку 30% на любой курс.

Текстовая версия подкаста с Наталией Франкель

[07:07] Никита Маклахов: Добрый день. В эфире подкаст от проекта «Будет сделано!» и я, его ведущий, Никита Маклахов. Сегодня у нас в гостях снова девушка. Это моя знакомая Наталия Франкель. Наталия известна тем, что организует очень большие и качественные мероприятия. В частности, уже 4 года подряд вместе со своим партнером Дмитрием Румянцевым, она успешно проводит Суровый Питерский SMM. Это такая конференция в области SMM, на которую каждый раз собираются несколько тысяч человек. Лично мне Наталия интересна с несколько другой стороны. Когда мы с ней познакомились, Наталия произвела на меня сильное впечатление очень здравомыслящего, рационального человека. Человека, который не заморачивается ерундой, который не тратит лишнее время на беспочвенные размышления, а вместо этого берёт и делает кучу разной и интересной работы, которая приносит пользу многим людям. Именно с этой стороны я бы и вас, наверное, хотел бы с Наталией сегодня попробовать познакомить. Поговорим мы, например, о том как можно четырьмя разными способами подводить итоги года, как держать в тонусе удалённую команду и за одно себя, как бороться с выгоранием, прокрастинацией и страхами. Как выстроить идеальное партнерство. Этот вопрос довольно часто всплывает у нас в последних выпусках. И как относиться к кассовым разрыва в бизнесе. А также мы обсудим зачем Наталия уже 5 лет ходит к психологу и как ей удается совмещать роли мамы и бизнес-леди. А напоследок, моя гостья расскажет шикарную историю про мальчика, который в 14 лет выступил на конференции и буквально взорвал зал. Давайте переходить к беседе с Наталией и желаю вам приятного прослушивания.

[02:47] Никита Маклахов: Наталия, привет!

[02:49] Наталия Франкель: Здравствуй!

[02:49] Никита Маклахов: Спасибо, что заглянула в гости. И прежде всего хочется тебя спросить, как у тебя с итогами года? Будешь ли ты подводить? Есть ли у тебя особенный ритуал? Некоторые выезжают за город командой, банька, всякие стратегические сессии. У тебя это принято?

[03:10] Наталия Франкель: Ты как мысли читаешь. У меня несколько итераций подведения итогов года. Во-первых, мы традиционно выезжаем с командой в какое-то из мест Ленобласти. Мы выбираем какую-нибудь уютную базу отдыха или что-нибудь такое и вывозим всю команду. Тех членов команды, кто не в Питере, привозим из их городов. У нас летит девочка из Омска, едет девочка из Тамбова. И мы выезжаем на 3 суток, подводим итоги года, мы делаем выводы, мы благодарим друг друга. У нас есть очень трогательная традиция такая. Помимо подведения итогов есть некий формат стратсессии, где мы планируем следующий год, что мы будем делать, какие направления мы будем развивать, что мы хотим. Мы отводим полноценный день, чтобы спланировать как мы будем проводить, в данном случае, 2020. Это первая история. Вторая история: у нас есть небольшая, чисто девичья компания. Коллеги, мои подруги, у кого есть бизнес или кто работает в одной с нами нише, мы встречаемся тоже.

[04:15] Никита Маклахов: У вас какой-то свой клуб или просто встречи?

[04:18] Наталия Франкель: Это не клуб. Скорее, это некое единое маленькое пространство, где мы с девчонками, помимо работы и помимо всяких трудностей и рабочих планов, обсуждаем чисто девичьи вопросы и подводим итоги года с точки зрения не только, как мы классно вели бизнес и что делали в работе в этом году, но и чисто с женской точки зрения — поболтать, обсудить. Я не назвала бы это классическим женским кругом, но это круг поддержки, это очень узкая, маленькая компания, в которой мы все всегда можем найти поддержку, найти что-то для себя и у нас есть традиция, мы в декабре тоже стараемся встретиться и обсудить как прошёл год.

[05:00] Никита Маклахов: Кто у вас отвечает за организацию выезда? Насколько это всё трудоёмко?

[05:04] Наталия Франкель: После того как мы можем организовать конференцию на две с лишним тысячи человек, организовать выезд 13-15 человек на 2-3 машинах в Ленобласть, это просто ерунда. Мы берём полностью оборудованные базы, нас там кормят, все дома уютные, современные. Наша задача — просто туда доехать, и взять с собой гитары, и то, что мы берём с собой, чтобы проводить время так, как нам нравится. Третий формат итогов года — всегда назначаю встречу со своим психологом во второй половине декабря, чтобы подвести итоги нашего рабочего года. Потому что я 5 лет в терапии. Я считаю, что об этом надо и важно говорить. И на одной из декабрьский сессий я подвожу итоги года и что произошло, в том числе, благодаря нашей работе. А в январе у меня есть моя личная встреча с собой, на целый один день. Я могу пойти куда-то гулять, бродить, садиться в кафе, пить кофе и подводить свой год сама с собой. Такие у меня форматы подведения итогов года.

[06:11] Никита Маклахов: Круто. Чем тебе запомнится уходящий 2019 год? Что для тебя было в нем особенного? О чем ты будешь писать в своих итоговых записях?

[06:20] Наталия Франкель: Во-первых, я буду писать о том, что мы вышли на новый уровень в нашей основной линейке продуктов, мы провели максимально для нас масштабную конференцию на почти 3000 суммарно, это онлайн и офлайн. Конференции для нас являются очень большим куском работы и большой такой зоной роста, и взятие очередной планки для нас — это какая-то такая звездочка на крыло, которую невозможно не отметить. Второе, что я обязательно отмечу — это то, что я закрыла один свой личный проект. Для меня это было настолько масштабно в первой половине года и настолько важно для меня. Я заморозила проект, у меня была огромная идея, я ей болела, горела первые полгода. Очень много сил, ресурса, всего туда вбросила. И в середине июля где-то я его поставила на паузу, потому что просто поняла, что не вывожу. И для меня это очень важная история, потому что раньше я всегда прямо до победного любой ценой пыталась любое дело доделать. Здесь я просто честно призналась, что я не вывожу, распустила команду, я всё заморозила, всё поставила на паузу. И это для меня прям очень большой шаг с точки зрения того, что это было такое поражение по большому счету. И я осознаю это и понимаю, что да, в этот момент я не смогла.

[07:44] Никита Маклахов: Поражение с привкусом победы или победа с привкусом поражения?

[07:48] Наталия Франкель: Поражение с однозначный привкусом победы. Победа здравого смысла над собой. Ещё бы я отметила как большой результат 2019 года то, что я вывела на этап редактуры и сдачи 2 книги в разных издательствах на разные темы. Первая книга, которая будет издана, раньше не было никаких книг на эту тему, это «Партнерство для событий». И вторая книга — мы её написали с моей коллегой Дашей Маниловой, книгу про женский бизнес, она выйдет в «МИФе» тоже в 20 году. Плюс, конечно, принципиальный рост команды, рост количества направлений, в которых работает команда, рост проектов, рост меня как руководителя, как управленца, как человека, который учится все лучше и лучше делегировать. Это прям очень круто. И мне это позволяет говорить о большей степени свободы себя как руководителя бизнеса, чтобы делать что-то новое, делать что-то большее. Когда я сяду готовиться, там всплывает ещё много чего. Это первые такие пункты, которые пришли мне в голову.

[08:55] Никита Маклахов: А что-то ещё было интересное, помимо заморозки твоего проекта?

[09:00] Наталия Франкель: Нас на рынке считают мега успешной командой, у которой никогда нет поражений, которая никогда не делает проекты, которые не взлетают, или которые не выстреливают, или которые мы делаем в убыток. Это не так. У нас были проекты в 19 году, которые или не вышли в те наши внутренние kpi, которые мы им ставили, или которые в принципе очень плохо реализовались. Не с точки зрения продакшн, а с точки зрения продаж. И я не считаю это нашим секретом, я вообще за то, чтобы все рассказывали о своих фейлах едва ли не больше, чем о своих победах. Например, мы когда идём и делаем свои проекты, мы регулярно не только доходим до вершины, не только достигаем, но мы регулярно спотыкается, падаем, ошибается и так далее. И не все наши проекты в 19 году оправдали наши ожидания, не все дошли до реализации, какие-то закрывали в процессе, какие-то мы доделывали. Потом считали, подводили итоги и понимали, что всё не так, как нам бы хотелось. Если честно, не считала процентовку, но у нас есть ряд проектов, которые нас не удовлетворили.

[10:13] Никита Маклахов: Что для тебя будет главным уроком уходящего года?

[10:16] Наталия Франкель: То, что нужно уметь вовремя останавливаться. Хороший навык — это когда ты настолько в контакте с собой, что ты вовремя можешь понять, что что-то идёт не так и ты идёшь куда-то не туда, ты делаешь что-то не то, ты общаешься с кем-то не тем. И вовремя сказать: «Стоп, это мне не подходит, это мне не нравится, я хочу делать по-другому, я хочу не делать. Я хочу поговорить о том, что мне не нравится и сделать это вовремя. Не доводить ценой всего до момента, когда будет поздно.»

[10:51] Никита Маклахов: Как-то в Инстаграме ты писала о том, что на 2019 год у тебя есть 10 планов НЕ: не осуждать, не оценивать, не обесценивать, не проецировать, не бояться, не мельчить, не сплетничать, не идеализировать, не останавливаться, не терпеть. Насколько удалось тебе эти НЕ планы выдержать?

[11:09] Наталия Франкель: Я очень много сил бросила на пункт «не бояться». Не могу сказать, что я по всем молодец, и по всем очень хорошо отработала и не мельчила, не осуждала, не обсуждала, всякое бывало. Но план «не бояться» я настолько поставила себе на флаг, что это, пожалуй, было едва ли не основным вектором всего 19 года — не бояться.

[11:35] Никита Маклахов: А не бояться чего? И как ты училась этого непонятного чего-то не бояться?

[11:40] Наталия Франкель: Это не про то, что, условно, не бояться собак или не бояться темноты. А для меня это скорее не бояться делать, не бояться начинать, не бояться осуждений, не бояться разговоров за спиной, не останавливаться только потому, что есть страх неудачи или есть страх того, что не получится сделать так, как в идеале хотелось бы, не бояться делать шаг любой в какой-то работе, в каких-то действиях, в какой-то коммуникации, в каких-то абсолютно новых для меня направлениях, не бояться. Просто немножечко сделать, один маленький шажочек, не испугаться его сделать, и посмотреть, что будет. И в 98% случаях выясняется, что настолько это не страшно и настолько интересно получается после этого маленького первого шажочка, что второй делать уже намного легче, а с пятым вообще уже только кайф. Бывают, конечно, исключения, но обычно так.

[12:37] Никита Маклахов: Как вообще возник этот список из 10 НЕ?

[12:40] Наталия Франкель: Я помню, села просто пить кофе и написала. И всё, пошла делать НЕ.

[12:47] Никита Маклахов: Это у тебя были какие-то болезненные точки в прошлом году, какие-то болезненные моменты с этим связанные, с этими пунктами?

[12:53] Наталия Франкель: Это как последствие прокрастинации, когда ты очень долго чего-то не делаешь просто потому, что ты прокрастинируешь. В какой-то момент я, например, если у меня такое случается, я думаю: «Стоп, давай поговорим об этом». И я начинаю разматывать этот клубочек, а что, собственно, здесь такого, что мне не дает что-то сделать. Это в принципе эти все НЕ, в них очень много про не позволение себе, про какие-то ограничения. И я села, разозлилась и написала их. Решила: «Какого черта уже это так долго длится? Можно в принципе это как-то сформулировать коротко и в такой маленький списочек». И как-то я помню, что мне сильно полегчало после этого.

[13:33] Никита Маклахов: Небольшой сеанс письменной терапии, да?

[13:36] Наталия Франкель: Да, я практикую, на самом деле очень много лет, письменные практики.

[13:40] Никита Маклахов: Какой-то определенный метод или просто?

[13:42] Наталия Франкель: Просто фрирайтинг, причем какой-нибудь абсолютно не шаблонизированный. Я не пишу 3 утренние страницы утром там до всего. Не знаю, села просто вечером, что-то у меня накопилось, села, выписала это всё, пошла дальше. Захотела писать утром, значит прямо встала и 40 минут потратила на то, чтобы написать не какое-то конкретное количество страниц, а всё, что есть в голове. Одно время я каждый день практиковала, года 2, наверное, практически каждый день. Сейчас очень ситуативно, если хочется — пишу.

[14:15] Никита Маклахов: Как это совмещается с терапией? Это вместе или вместо? В те дни, например, когда не ходишь к психологу, занимаешься практиками или наоборот как-то?

[14:25] Наталия Франкель: Никакой корреляции. Если мне хочется в день, когда я пошла к психологу, еще и пописать и с кем-нибудь об этом поговорить, и еще что-нибудь, то я буду делать всё. Потому что я за то, что мы нестабильная система, и в каждый момент времени нам может хотеться разного. И мы можем понимать, что для достижения одной и той же цели в разные моменты нам нужны разные инструменты. И если мне хочется этого инструмента, прямо я понимаю, что мне внутри меня очень его хочется, я буду его применять, даже если по каким-нибудь традициям, например, он сегодня не нужен. Я считаю, что всё нужно, всё что хочется, всё нужно делать.

[15:03] Никита Маклахов: Я правильно понимаю, что у тебя нет своего офиса, нет какого-то стабильного места для работы? И твой второй дом — это, скорее, кафе.

[15:11] Наталия Франкель: Ты правильно понимаешь. Это или кофейня, если мне нужно провести какую-то встречу или чтобы это была тишина для переговоров, для разговора или мне нужно прям очень сосредоточиться, то это будет коворкинг, аренда в коворкинге какого-нибудь кабинета или какого-нибудь места.

[15:32] Никита Маклахов: Поделись, пожалуйста, паролями, явками. Какие места лучше для работы в Питере: кафе, коворкинги?

[15:37] Наталия Франкель: Мне очень нравится коворкинг «Контекст» на Петроградке, на улице Рентгена, если я не ошибаюсь. И просто территориально очень удобна «Ясная поляна», которая на площади Льва Толстого. Коворкингов, на самом деле, очень много, и они достаточно прикольные, достаточно удобные и уютные. Это всё очень адекватно по деньгам. Мне так пока удобно.

[15:58] Никита Маклахов: А что насчет кафе? Какие любимые?

[16:00] Наталия Франкель: Я очень, очень люблю «Характер кофе» на углу Фонтанки и Московского проспекта. Это какое-то кармическое, космическое место, обожаю. Очень люблю всякие микро локальные кофейни, которые прям на два столика, на три столика, их очень много. Mad Espresso Team, в «Мечтателях» очень хороший кофе. По утрам в будние дни там достаточно тихо. Наверное, такие места.

[16:26] Никита Маклахов: А почему ты до сих не обзавелась, например, рабочим домашним офисом каким-то?

[16:31] Наталия Франкель: Есть квартира, но там очень старый ремонт. Чисто логистически не оборудовать рабочее место так, чтобы это было удобно, чтобы это было клево. Я прямо очень чувствую это. И я за то, что очень много дает обстановка, в плане работоспособности, в плане продуктивности. И я с дизайнером как раз, который мне будет делать дизайн-проект, когда ей заполняла бриф, там отдельной строкой было то, что у меня должен быть офис. Да, он будет. Я прям его хочу, я знаю, что он будет классный. Тогда я смогу работать и дома тоже.

[17:05] Никита Маклахов: Работать в принципе, да? Как сейчас выглядит твой обычный день?

[17:10] Наталия Франкель: Утром я встаю где-то в районе 6. У меня есть набор моих утренних микро ритуалов, которые я делаю, пока спят дети. Потом я их поднимаю. Потом традиционно каша, чистить зубы, одеваться. Потом мы едем в школу, я отвожу их в школу. И начинается мой рабочий день, который никогда не похож на другой. У меня нет жесткого распорядка дня, у меня нет жесткой привязки к месту, к какому-то времени, когда я работаю. У меня есть календарь в Google, где есть много подкалендарей всяких тематических, и там всё планируется. И в среднем это может быть одна-две встречи в день, это может быть одна-две консультации в день, но обычно одна. И это время, забитое на рабочие задачи. Условно, я понимаю, что мне нужно делать презентацию, мне нужно писать тексты, мне нужно писать статьи, мне нужно что-то делать. Я просто это всё забиваю в календарь. И часов до 5-6 я это делаю. После 5-6 у меня абсолютно нерабочая моя личная фаза. Мозг говорит: «Всё, я устал, давай отдыхать». После этого можно с кем-нибудь встречаться или ехать домой, и потом вечер дома. И с 10 до 11 я всеми силами стараюсь лечь спать. Для меня это идеальный ритм, когда с 10-11 до 6 утра — это нормальный, здоровый сон, без сидения по ночам, без лихорадочного серфинга в соцсетях перед сном. Это такой нормальный рабочий продуктивный день я тебе описала, нечто среднее.

[18:56] Никита Маклахов: Что входит в состав твоих утренних микро практик?

[18:59] Наталия Франкель: Опять же, я не делаю из них какой-то жесткий культ. Если мне хочется утром что-то пописать, то я попишу, если мне не хочется пописать, то я писать не буду, буду абсолютно спокойно к этому относиться. Пью воду обязательно. У меня есть маленький комплекс, который я делаю. Я очень стараюсь почитать. Потому что зачастую это единственное время, когда у меня вообще есть такая возможность. Плюс, я если веду какой-то трекер привычек, например (я у Вари Веденеевой иногда скачиваю трекеры, и по ним что-нибудь себе внедряю), то я стараюсь проверить всё ли у меня там нормально. И естественно, всякие базовые уходы, забота о себе. То, к чему я пришла там не в юном возрасте, а в каком-то чуть постарше, что в общем о себе, о теле я забочусь тоже, стараюсь делать это регулярно.

[19:54] Никита Маклахов: Я помню, что на прошлой встрече с тобой, ты рассказывала о том, что тебе в принципе не особо знакомо такое понятие как прокрастинация. Что если тебе нужно что-то сделать, ты просто берешь и делаешь, и особо не рефлексируешь, не сомневаешься по этому поводу. Как ты к этому пришла?

[20:09] Наталия Франкель: Покривлю душой, если скажу, что прямо я совсем не прокрастинирую. Иногда я прокрастинирую. Была тут пара задач, пара вопросов, которые были мне не то, что не по зубам, но они прям были какие-то «ой, пожалуйста, можно это само как-то рассосется», а оно само не рассасывалось. Там я прокрастинировала. Но, в принципе, я в очень многих вопросах, в очень многих каких-то ситуациях просто на каком-то большом опыте, на большом объеме данных поняла, что оно не решится. И я просто пытаюсь договориться с собой, что вот сейчас я делаю маленький шаг, маленькое микро действие какое-то. Буквально — поворот головы в сторону задачи, в сторону проблемы, а потом оно немножечко легче пойдет, а потом я в награду себе попью чай с книжкой, посерфлю что-нибудь, но это будет через этот микро шаг. А когда делаю микро шаг, то мне или достаточно просто удается сразу же сделать еще парочку шагов, или просто я понимаю, что я запустила какую-то цепочку событий и оно сейчас поработает само. Например, мне очень может не хотеться написать какое-то письмо или позвонить кому-то. Но если я это сделаю, то потом мяч уже на той стороне, я задала вопрос или я что-то сказала, и теперь я жду обратную реакцию. В принципе, с мертвой точки оно сдвинулось. И когда оно снова ко мне прикатится, я просто сделаю обратное действие, снова еще один микро шаг, но я себе разрешаю, после того как я его сделала, я: «так, окей, теперь я могу какое-то время в награду себе там что-то поделать или наоборот что-то не делать».

[21:54] Никита Маклахов: А что по поводу задач с достаточно ощутимым объемом и более-менее четким дедлайном, вроде написание книги? Как тебе удалось за один год одолеть две книгу сразу?

[22:05] Наталия Франкель: Тяжело, на самом деле, удалось, на морально-волевых. Я не помню чья это фраза — «Если у вас нет вдохновения, пишите без вдохновения».

[22:15] Никита Маклахов: Александр Молчанов.

[22:16] Наталия Франкель: Да, по-моему, Саша Молчанов. Очень на него похоже, по крайней мере. Садишься и пишешь плохо, но всё равно напишешь. И потом смотришь, расписался, второй абзац уже лучше, чем первый, тогда в первом можно уже что-то подправить. И я пишу третий абзац, а третий прям уже на что-то похож. А четвертый похож на что-то лучшее. Причем я пишу не по порядку, не по оглавлению, я пишу по любви. Я пишу сначала то, что мне очень хочется написать, потом я пишу то, что норм. И к концу я страдаю всё сильнее, я не уверена, что это правильная тактика, но я по-другому не разу не писала. Я написала 3 книги за свою писательскую карьеру и все я писала именно так. Я просто помню, что в двух из трех книг оставалась одна глава, и я начинала дичайше прокрастинировать. Я ходила и страдала. И понимание, что редактор стоит просто с очень выразительным лицом над тобой и часики-то тикают. И просто садишься и пишешь полную ересь. Я перечитывала потом первые версии этих последних глав и это было прямо больно. Потом я просто понимаю, что всё, уже последний шаг, последний день, тянуть некуда, отступать некуда, не написать нельзя. И, волшебным образом, просто с 25 раза эта глава получается. Вероятно, она могла бы получиться лучше, но, с другой стороны, когда читаешь книгу непонятно какая глава была эта самая последняя, самая болезненная. Но значит она в итоге написана хорошо.

[23:50] Никита Маклахов: Тем более, что они идут не по порядку.

[23:51] Наталия Франкель: Да. Я ее закапываю в середину книги.

[23:55] Никита Маклахов: Какая схема тебе больше подходит для работы над книгой? Как у Курпатова или у Мана? Выбраться, допустим, на недельку-две в какой-нибудь домик одинокий, отшельником, поработать с погружением полным пару недель? Или же писать каждый день, писать, когда придется, где придется? Какой вариант тебе ближе?

[24:14] Наталия Франкель: Однозначно второй. Первый вариант — Дима Румянцев так пишет. Он прям уезжает на 10 дней и приезжает с книгой. Я так не могу. Потому что если я куда-то уеду на 10 дней, я буду там делать всё, что угодно, но не писать. У меня нет этой дисциплины — а сейчас мы плывем от точки А до точки Б — я так не умею. Мне от точки А до точки Б надо чтоб мне было комфортно, разнообразно, чтоб у меня был временной задел, чтобы у меня не было этой жесткой точки Б, что к моменту отъезда из этого какого-то уединенного места, мы имеем на руках готовую книгу. Я так вообще не могу. Вот сейчас у меня есть два часа, я сажусь и пишу, я пишу быстро. Но писать по звонку, по сигналу — не мой формат.

[24:58] Никита Маклахов: Как, в таком случае, тебе в принципе удается усадить себя за работу над книгой? Потому что, мне кажется, если есть свободное время, его есть всегда чем занять. Да, я называю такие штуки наглыми задачами. Что есть всегда какие-то наглые задачи, которые влезут в свободное время и не дадут места тем задачам, которые вроде хорошо, но на будущее, и вовсе не срочны.

[25:20] Наталия Франкель: Я просто минимизирую возможные варианты, которые могут вокруг меня еще быть. Пишу во все рабочие чаты, что я офф, я выключаю соцсети, просто ставлю, есть всякие расширения, которые позволяют убрать ленту соцсетей, я закрываю браузер, я могу отключить интернет. Потому что чтобы писать книгу, мне не нужен интернет. И я просто так по ниточке выдергиваю всё, что может тянуть мое внимание на себя. И выключаю телефон. И постепенно у меня просто кончаются идеи, чем бы я могла заняться. Ладно, попишу. Сажусь и начинаю немножечко писать. Достаточно быстро я втягиваюсь. Когда ты пишешь про то, что хорошо знаешь, в чем ты хорошо разбираешься, это очень просто. Это просто и интересно. Ты прям выгружаешь из головы весь опыт, это же прикольно, и ты его структурируешь. То есть ты, помимо того что пишешь книгу, ты еще делаешь аудит своих знаний, и упаковываешь их в какую-то красивую схему, в читабельную структуру, красивый алгоритм. Это прикольно.

[26:32] Никита Маклахов: Что для тебя является местом писательской силы, где лучше всего идет, где больше всего вдохновения?

[26:37] Наталия Франкель: Есть кофейня «I’m Thankful For Today» в Питере, на углу Гороховой и Канала Грибоедова, там очень громкая музыка и очень неудобные столики. Я там написала 70% всего, что я издала. Там люди даже находиться некоторые не могут. Потому что там очень громко и очень странно. Я там пишу, мне там хорошо.

[15:03] Никита Маклахов: А зачем вообще писать книги? Что для тебя в этом? Вряд ли они приносят очень много денег, вряд ли они приносят очень много узнаваемости дополнительной.

[27:06] Наталия Франкель: Книги приносят очень мало денег, я имею в виду профессиональную литературу, такую нашу узконишевую. Книги дают мне возможность, как я уже сказала, прямо собрать под одной обложкой весь полученный, накопленный, переработанный опыт. Упаковать его в единую такую штуку, потому что даже если ты ведешь блог, как мы, например, ведем Ивентологию, и в принципе в ивентологии есть 90% того, что потом попало в книгу по ивент маркетингу. Но в то же время это какая-то полноценная, полноразмерная единица твоего опыта, моего опыта, опыта тех людей, которые готовы поделиться в объеме тем, что они знают. Не псевдо знания, когда книжка полная воды, и в ней смысла на 3 страницы, а прям, когда хочется очень сильно поделиться с теми, кому это интересно, тем, что ты считаешь своей сильной стороной. Я хотела твою книжку взять с собой и забыла. У меня там миллион страничек загнуто, потому что она концентрированная. И я хочу в книгах, когда я покупаю книги или когда мои книги, например, пишу, я хочу, чтобы они были концентратом моих знаний, упакованные под обложку.

[28:29] Никита Маклахов: Почему не тренинг? Зачем для этого книга?

[28:31] Наталия Франкель: Я не очень люблю тренинги как формат. Тренинг ты читаешь для каких-то конкретных людей, к конкретном месте, в конкретное время. И, условно, люди, которые находятся в другом месте, или которым сейчас неудобно, или которые по каким-то причинам не могут купить твой тренинг за там Х денег, книга за У денег, которая может быть с ними в любом формате, в электронном, в бумажном, в любой момент в удобном для них месте, это просто более доступная история про тот же опыт.

[30:16] Никита Маклахов: Скажи, ты считаешь себя экстравертом или интровертом? Насколько тебе комфортно общаться с людьми, насколько это отнимает или наоборот восполняет твою энергию?

[30:20] Наталия Франкель: Мне кажется, я интроверт, который в дни своих конференций перекидывается в экстраверта, такого оборотня, я получаю огромное удовольствие от общения с людьми на больших своих событиях. Я прямо иду через залы, через холлы, через эту всю огромную площадку, где собрано две тысячи с лишним человек, и я просто чувствую, как я заряжаюсь от этого. Это очень мощный энергетический опыт. Это то, чем очень хочется поделиться. Это ощущение какое-то мало с чем сравнимое. Это очень круто. Это очень емко. Это прямо такая мощная штука. Но в обычной жизни, когда заканчивается конференция, их у нас пока всего две в год, я очень хорошо себя чувствую одна или в микро окружении самого близкого круга, и я не хожу на тусовки, я не хожу на всякие светские мероприятия, на которые иногда зовут. С большим удовольствием посижу, попишу, поработаю или пойду там, с детьми, я не знаю, в кино, чем я пойду на какую-то тусовку, где будет много людей. Для меня это прям трудно.

[31:33] Никита Маклахов: Как вам в этом плане живется с Дмитрием Румянцевым? Не живется, а больше работается, в том плане, что обычно партнеры все-таки компенсируют некоторые качества друг друга, а вы, как не крути, выглядите.

[31:43] Наталия Франкель: Оба адскими интровертами. Просто, когда нужно отправить кого-то на какую-то тусовку, мы находим кого-то из команды. И говорим, что надо туда сходить. У нас, в принципе, работа очень грамотно построена. Мы сидим в своих ракушках несколько месяцев, чтобы в какой-то момент явить миру офигенное действо. Но вся подготовительная работа в ивент, на самом деле, это не праздник, это не тусовка, это не какая-то движуха, это просто вся команда сидит несколько месяцев в компах и в телефонах. И вся наша работа. И мы все полностью поглощены этим, а потом вжух, вау, монтаж, фейерверк, и утром ты видишь эти тысячи людей, которые пришли, и эти несколько дней можно побыть экстравертом. Но с очень четким осознанием, что потом карета превратится в тыкву, а ты спокойно пойдешь в свою уютную норку, в свою уютную ракушку, и там будешь дальше несколько месяцев работать. Вот только в таком формате я могу эффективно существовать, эффективно, продуктивно все делать.

[32:52] Никита Маклахов: При этом у вас вся команда удаленная?

[32:55] Наталия Франкель: Да.

[32:55] Никита Маклахов: Не страдают ли от этого коммуникации, что они удаленные и они с начальниками, с руководителями интровертами?

[33:04] Наталия Франкель: Я вообще не сказала бы, что у нас в команде много экстравертов. Они тоже все становятся экстравертами на период больших событий. А так-то они все очень хорошо сидят тоже в своих домашних офисах, не домашних. Команда вся удаленная, коммуникации не страдают. Во-первых, потому что у нас есть общий чат и он очень живой, и там, помимо работы, есть куча всякого смешного, дерзкого, разного, никому кроме нас непонятного. Во-вторых, все-таки, когда я подбираю людей, обязательный у нас этап личной встречи. И на этой химии, которая происходит, я понимаю, что этот человек, он наш. Он очень нам подходит. И эти люди заранее знают, что они идут в удаленную команду.

[32:51] Никита Маклахов: Личные встречи, именно живые, да?

[32:53] Наталия Франкель: Да.

[33:53] Никита Маклахов: Если человек из другого города, он к вам приезжает?

[33:56] Наталия Франкель: Мы тогда общаемся в зуме или в скайпе, например. Кого-то мы знали раньше, например, до того, как человек решил податься на вакансию к нам в команду. Некоторых людей мы знали лично до этого. Плюс у нас же есть встречи очные. Это когда мы креативим всякие штуки на конференции, это когда мы просто устраиваем мозгоштурмы по проектам. Это, когда мы выезжаем загород и у нас есть традиционной декабрьский выезд по результату года. Есть просто ситуативные выезды, а поехали летом там, на базу на какую-нибудь на три дня, но это будет условное лето или условная весна, там какие-нибудь праздники. И мы тоже выезжаем потусить, отдохнуть, перезагрузиться, поржать, пожарить шашлыков, попеть песни, погулять. У нас такая удаленная команда, которая при этом выходит в офлайн и делает это регулярно, не страдает никто. Плюс, помимо там общих каких-то встреч и прочего, ребята куда-то ходят какими-то частями команды, гуляют, на концерты, куда угодно. Это больше, чем просто мы поработали с 9 до 18 и встретились завтра. Нет. Есть еще какая-то большая составляющая личного общения, просто дружбы.

[35:14] Никита Маклахов: Насколько, по твоему мнению, вообще жизнеспособен формат удаленных команд? Чувствуете ли вы, что, допустим, достигли уже своего потолка, если есть 15 человек в команде, то дальше уже начинается какой-то хаос, удаленный разброд и шатание, или всё-таки есть потенциал у этой формы и вы пока не готовы отказываться от него?

[35:32] Наталия Франкель: Слушай, я считаю, что потенциал у этой формы огромный, что он вообще не зависит от количества людей. Он скорее зависит от того, как структурирована работа внутри, как прописаны бизнес-процессы, как прописаны базы знаний, как прописаны внутренние документы. А мы прям над этим очень много работаем. У нас хорошо всё это сделано. И мы это постоянно усиливаем. Команды, которые сильно больше нашей и они работают удаленно и они эффективны, продуктивны. Я не знаю, насколько у них там внутри построены всякие базы знаний и прочее. Насколько там у них всё это работает. Но они работают удаленно и это принципиальная позиция. Я против каких-то жестких размахиваний флагом, что это моя принципиальная позиция. Но нам так удобно, у нас есть люди из других городов и они не готовы переезжать в Питер, а я не готова отказаться от них, просто потому, что они в Питере не живут. Есть задачи, есть в команде определенные должности, на которых обязательно надо жить в Питере. Это там те, кто делает продакшн, например, кто должен присутствовать физически там на площадках. А есть задачи, которые можно решать удалённо и которые эффективно решаются удалённо из другого часового пояса, из других каких-то стран можно даже это всё делать. Я за то, что это очень жизнеспособный формат, который только сейчас начинает расправлять плечи, и он не только для наших ниш, там где маркетинг, где всякие SMM, event и прочая удаленная. У меня сейчас в консалтинге есть команда, которая занимается проектированием инженерной системы. Такие сидят инженеры прямо, работают в каких-то сложных программах, и ребята тоже сейчас хотят перейти, они уже прям в процессе перехода на удаленку. Потому что так они могут быть гибче, привлекать в команду людей вообще откуда угодно и делать больше за единицу времени. Тут просто вопрос контроля и внутренних регламентов.

[37:38] Никита Маклахов: Как оцениваете, насколько человек результативен и продуктивен, и то, что он целый день хоть как-то близок к работе, а не тратит время, все свободное время, несвободное на детей или социальные сети?

[37:48] Наталия Франкель: Это очень видно. Видишь, у нас такой высокий темп работы, что если ты не показываешь нужный результат за период времени, то это заметно моментально. И если ты будешь этим заниматься, то просто ты у нас в команде работать не будешь. Не случайно, я когда вешаю вакансию, я все практически вакансии закрываю через свой Фэйсбук. И, как правило, мне хватает той аудитории, которая меня читает, которая на меня подписана. И для меня очень важный пункт в вакансии, которую я размещаю, что вы знаете меня и мои проекты. Потому что люди, которые знают меня и мои проекты, знают, что у нас очень высокие требования к тем, кто с нами работает. И это нормально. Потому что если мы хотим делать на том уровне и в том объеме, как мы делаем, то отсидеться человеку-халявщику или человеку, привыкшему работать в корпорате в крупном на не руководящей должности, у нас такие люди просто настолько быстро будут видны, они не сдадут тест. Потому что у меня на входе нужно сделать тест. А тест это, как бы, потратить 3-4 часа своего времени, чистого. Это мотивация человека уже на входе должна быть такая, что он должен захотеть потратить несколько часов своей жизни на то, чтобы хорошо сделать тест. И только тот, кто хорошо сделал тест, доходит до собеседования. Поэтому, эта история, что человек ничего не делает, это просто сразу видно. У него стоит задача, у него есть дедлайн. Если к дедлайну задача не сделана, значит человек халявил. Если человек халявил, то у него есть все возможности пойти поискать более спокойную работу с нетребовательным руководством.

[39:20] Никита Маклахов: Как это у вас все выглядит изнутри, какие вы инструменты используете для базы знаний, для коммуникаций, для созвонов?

[39:26] Наталия Франкель: Мы очень простые используем инструменты, у нас в принципе, все хранится в инструментах Google. Сначала мы использовали просто Google диск, следующий этап, куда мы перешли, это Google бизнес, у которого просто больше всяких возможностей, больше всяких функций. Но инструменты, грубо говоря, те же. Это Google таблицы, Google документы и так далее. Мы используем Zoom для созвонов. И мы раздербанили Zoom настолько глубоко и настолько сильно в нем освоились, что мы через Zoom проводим обучение таргетологов, и это обучение ничем не отличается от обучения в офлайн. К тебе также может подойти преподаватель, к тебе так же пойдет куратор и вы с ним отойдете в отдельный веб зал, чтобы он ответил на твои вопросы. Расшариваются все экраны. Zoom, на самом деле, великолепный инструмент, если в нем прям покопаться. Не базовый Zoom бесплатный, а платная версия. Чат у нас вконтакте. Тематические конференции и прочее у нас в Telegram. Я вообще, знаешь, я за то, чтобы не усложнять. Когда человек говорит, что у нас все плохо работает, потому что у нас нет CRM, святая вера в какой-то инструмент — это какой-то такой святой костыль. Потому что все в первую очередь зависит от человека. Если человек эффективно и продуктивно работает в конкретном моменте, в конкретной задаче, то подстроить инструменты под себя ему не сложно. А если человек просто работать не хочет или делает это спустя рукава, то какие угодно инструменты ты ему дай, какую угодно великолепную CRM ты ему настрой, все равно это будет неэффективно и непродуктивно. И мы используем для определенных разделов работ, для учетов звонков, для вот этого всего, для рассылок используем amoCRM, там, те части amo, которые нужны для наших задач.

[41:18] Никита Маклахов: Тема, которая частенько всплывает в последних выпусках — это тема партнерства. Расскажи, что ты успела узнать в своей жизни про партнерство? Что для тебя идеальное партнерство и как не налажать, еще даже не начав?

[41:31] Наталия Франкель: Идеальное партнерство — это то партнерство, где каждый человек занимается своим делом, доверяет партнеру и не лезет в его зону ответственности. Могу на нашем примере все рассказать. Потому что у нас все очень прозрачно. У нас с Димой Румянцевым есть суперсилы, которые никак не пересекаются. У Димы это маркетинг, у меня это продакшн. То есть мы оба можем визионерствовать, мы оба можем стратегировать, но при этом все, что связано с маркетингом, с продвижением, с SMM, со сбором команды для отдела трафика — это полностью его зона ответственности. И я туда не захожу, просто потому что я ничего не понимаю. И я не узнаю, где вход в рекламный кабинет Фейсбука. И за все эти годы, что я вроде как делаю крупнейшую конференцию по SMM, я не узнала, где вход в рекламный кабинет Фэйсбука. И я очень этому рада. В тоже время, я занимаюсь продакшеном. Команду для продакшена собираю я. Все базы знаний, все чек-листы, все алгоритмы реализации в офлайн наших продуктов — это лежит на мне и на той команде, которую собрала под себя я. И команда маркетинга не имеет никакого отношения к тому, чем занимаюсь я. Мы можем это обсуждать, мы можем это объяснять, но условно, Дима не может прийти, и начать там, рулить продакшеном, просто потому что это бессмысленно и неэффективно. Это первое. Я за то, что каждый партнер усиливает другого и занимается только своим делом. Второе — это то, что партнёры всегда должны уметь разговаривать, никаких допущений внутри своей головы. Если есть вопрос — этот вопрос сразу обсуждается, если есть проблема — она сразу обсуждается, чтобы найти решение. Если решение не найдено, это не говорит о том, что эта штука должна подвеситься и ждать, пока волшебным образом что-то с ней случится. Если нужно, привлечь кого-то третьего, то привлекается кто-то третий. На определенном этапе мы поняли, что мы не справляемся с финансовой стороной бизнеса, нам нужен человек со стороны, который придет и поможет нам это все настроить. И мы не стали, условно, читать книжки про финансы, мы не стали разбираться с тем, как сделать это самостоятельно, мы не стали ждать, когда проблема рассосется сама, мы просто пригласили стороннего специалиста-финансиста, который с нами остался как консультант, и отвечает на все наши вопросы, и решает все наши проблемы, боли роста и прочее.

[44:10] Никита Маклахов: Насколько часто за все это время вы были близки к бизнес-разводу?

[44:13] Наталия Франкель: Такого не было, скорее, мы просто закрывали какие-то штуки, которые себя не оправдали, кто-то из нас мог быть не согласен с тем, что это направление надо закрыть, потому что оно нежизнеспособно на данном этапе, но опять же, это не говорит о том, что надо там ругаться, неконструктивно это все обсуждать, это говорит только о том, что надо садиться и до победного разговаривать, и искать какое-то решение, которое устроит всех, причем не в формате «Ой, все, пусть будет как ты хочешь, но я останусь при своем мнении», нет. Надо реалистично подойти к задаче, просто как к задаче, которую нужно решить, у которой есть решение, но просто может знаний и навыков пока не хватает. Если задачка для 10 класса, в 5 классе ее сложно решить, значит нужно кого-то позвать, чтобы тебе объяснил задачку.

[45:09] Никита Маклахов: А что по поводу изначальных договорённостей? Было ли все это закреплено на бумаге — ваши стратегии, цели, ценности, разделение компании в случае развода или что-то такое?

[45:18] Наталия Франкель: Нет. У нас изначально это разделено не было, я всем рекомендую это делать. Если делать все по уму, то это нужно делать до того, как вы начали что-то вообще делать совместно.

[45:33] Никита Маклахов: Мне кажется, это самый частый ответ. У нас это не сделано, но блин.

[45:38] Наталия Франкель: Слушай, конечно, так оно и работает. Но я уверена, что очень многие люди, когда они начинают что-то делать и у них потом это всё нормально взлетает, разворачивается, очень многие люди просто не думали о том, что все это перерастет в какую-то глобальную историю. Это первое. А второе — это чисто российский менталитет, когда “как же я пойду с человеком подписывать какой-то документ к нотариусу, это же неприлично, мы все же хорошие люди, никто же никого не обидит, мне кажется, что очень российская тоже история.

[46:16] Никита Маклахов: А почему сейчас, осознав важность всего этого, не сделали что-то похожего?

[46:22] Наталия Франкель: Отличный вопрос, не знаю, нет ответа.

[46:24] Никита Маклахов: А как насчет медных труб в вашей жизни, когда у вас появились более-менее крупные деньги, были какие-то спорные точки, может, были скрытые какие—то тараканы у кого-то?

[46:36] Наталия Франкель: Нет, в этом плане мы очень адекватны и наши тараканы, видимо, тоже очень адекватны, ничего такого не было. Плюс мы очень много денег реинвестируем просто обратно, очень много вкладываем в раскачку всех наших ресурсов. Мы этим занимаемся постоянно. Мы постоянно создаем новые каналы.

[46:56] Никита Маклахов: А во что именно вы вкладываете?

[46:57] Наталия Франкель: В развитие всех медиа, в развитие всех каналов, где есть ивентология — это ВК, ФБ, Telegram, Инстаграм, Youtube. Во все каналы, которые у нас связаны с SMM — это интернет маркетинг «от А до Я», это канал Сурового на Youtube, каналы в Telegram, еще что-то, сайт ивентология. Всё, что у нас есть, во все постоянно, постоянно-периодически льются деньги, потому что это медиа, чем мощнее наши возможности в плане коммуникации с аудиторией, тем это позитивнее сказывается на продажах всех продуктов.

[47:36] Никита Маклахов: В посте в Инстаграм «про бизнес и жизнь», ты писала, что кассовый разрыв — это не конец света или что-такое. У вас он был, получается?

[47:45] Наталия Франкель: Да, и неоднократно.

[47:47] Никита Маклахов: Это было, наверное, до прихода финансиста в вашу команду?

[47:50] Наталия Франкель: К сожалению, с приходом финансиста, кассовый разрыв волшебным образом никуда не девается.

[47:55] Никита Маклахов: Как так получилось, с учетом того, что, вроде бы, много успешных проектов?

[47:59] Наталия Франкель: Много тестов, не рассчитали. Мы очень много тестируем, очень много событий тестовых у нас было, очень много каких-то историй, которые не взлетели, которые взлетели не так, как нам надо и, как следствие, кассовый разрыв.

[48:16] Никита Маклахов: Как вы все это проживали, латали дыры, выходили из этого?

[48:19] Наталия Франкель: Брали займы, брали кредиты, как все.

[48:23] Никита Маклахов: Чуть подробнее, может быть, с эмоциями?

[48:25] Наталия Франкель: Да, слушай. Я как-то очень спокойна в этом плане. Взяли кредиты, до сих пор их отдаем. Взяли займ большой, уже отдали. Я вообще вижу в этом абсолютно рабочую историю любого, практически, бизнеса, что рано или поздно с тобой это случится, и вопрос — как ты это переживешь. Потому что у меня есть подруга, которая очень сильно переживала из-за кассового разрыва, и она говорила: «У меня кассовый разрыв — это так ужасно!». Все знали, что у нее кассовый разрыв. Потом выяснилось, что кассовый разрыв типа там тысяч в семьдесят, и он закрылся буквально через месяц. Но она так страдала, как будто ей пришлось заложить 2 квартиры, 3 машины и уйти в рабство. Вопрос отношения. Мне нравится история про то, что отношение как к игре, очень упрощает, облегчает реакции. Но это такой уровень в игре, который надо пройти максимально эффективно, но если ты не разбираешься в правилах, то в правилах надо разобраться. Если тебя на этом уровне убили, то у тебе есть Х жизни, одну из которых ты берешь, чтобы снова пройти этот уровень, и просто выходишь с новым опытом. Я за такой подход, рабочая история абсолютно.

[49:43] Никита Маклахов: А в твоей личной семейной жизни деньги какое место занимают, какие с ними отношение, как ты с ними учишься или уже научилась взаимодействовать?

[49:50] Наталия Франкель: Я в процессе тоже обучения, мне хотелось иметь, условно, больше «подушку» и какие-то большие возможности для обучения детей. Это все, скажем так, в процессе ознакомления моего с мат. частью.

[50:09] Никита Маклахов: Что ты изучаешь?

[50:11] Наталия Франкель: Слушай, опять же, это личные консультации с человеком, который в этом понимает намного больше, чем я. Книжки про финансы — мне трудно. Очень неинтересно, я прям устаю.

[50:21] Никита Маклахов: О чем ты с ним общаешься? Это ведение бюджета или планирование инвестиций или создание какого-то стабфонда. Что это?

[50:28] Наталия Франкель: Скорее, вопрос про какие-то долгие истории, про создание подушек, про инвестирование, про то, какие есть программы, в которые можно делать регулярные вклады, чтобы к определенному возрасту детей была определенная сумма на какое-то, например, их обучение. Мне про это интересно.

[50:51] Никита Маклахов: Получается, что это ближе к финансовому планированию?

[50:53] Наталия Франкель: Да, наверное, есть книжки какие-то по финансовому планированию, но мне в данном вопросе намного понятнее и намного ближе пообщаться с живым человеком, который чётко, применительно к российский реалиям, там, к ситуации на рынке на данный момент, сможет что-то сказать.

[51:13] Никита Маклахов: И еще мне интересно с тобой поговорить про вашу команду волонтёров. На каждом форуме, насколько я знаю, у вас довольно-таки большая, сплоченная и дружная команда. И первый вопрос будет, возможно, немножко неожиданный, но по крайней мере, мне самому очень близкий и понятный. Как свыкнуться с той мыслью, что есть какие-то люди, которые тебе помогают делать большую работу и при этом ты им не платишь? Как не чувствовать себя при этом виноватым или что-нибудь такое?

[51:39] Наталия Франкель: Не чувствую себя виноватой вообще. Во-первых, волонтёр — это доброволец, я его не заставляла. Он знал на что он идет, он знал, что ему придется в 6 утра прийти на площадку, остаться на площадке часов до 9 вечера. Мы заранее рассказываем ребятам, что они будут делать, что их ждет, и так далее. Очень многие идут волонтерить ради челленджа, кто-то ради знаний, ради знакомств, ради возможности посмотреть, как работает большой проект изнутри. Там очень много начинающих ивентщиков. Бытует мнение ошибочное, что волонтёр — это какой-то студент-неудачник, которого никуда не берут, и он хоть сюда пойдет поволонтерит, пиццу поест. Это вообще не так. К нам приходят очень много взрослых людей, очень много людей, у которых своя работа, свой бизнес, свои какие-то проекты. Для них это просто фан, это такая очень мощная тусовка, сплоченная, объединенная там одной задачей. Это вовлеченные люди, которые работают не за деньги, они работают за драйв, за знания, за эмоции, за опыт. Поэтому нет, мне вообще не стыдно. И я знаю, что у нас, как мало у кого, крутые волонтерские команды. У нас есть, например, Катя Борзунова. Она у нас руководитель службы заботы о спикерах. У Кати внутри волонтерской команды случилась карьера. Катя раньше была одна, а теперь у Кати в подчинении человек 5. Тут вопрос про сопричастность к созданию чего-то большого и классного. И людям очень хочется в таком участвовать, очень хочется быть важными. Без ложной скромности, я умею дать человеку понять, что он важен, потому что это реально так. Для меня вся команда — это крутые ребята, которые делают крутанское дело, которые помогают мне создать то, что потом расходится кругами еще несколько недель, после того как прошел проект, после того как прошла конференция или форум. У нас есть такие ритуальные прощальные обнимашки, когда мы волонтеров благодарим, дарим им подарки, даем им грамоты-благодарности, за то что они с нами работали. Там слезы вообще у всех, там я рыдаю, все рыдают. Все рыдают, все обнимаются, фотографии с этих волонтерских обнимашек, они такие мощные, там эмоций столько. Ради уже этих эмоций можно туда сходить. А люди еще получают знания, видеозаписи всех докладов, знакомства с ребятами из команды, знакомства со сприкерами, куча всяких бонусов, которые трудно посчитать в деньгах. И волонтер не про то, чтобы за Х денег отсидеть У времени со скучным лицом, он про то, чтобы драйвить и заряжать, он сам заряженный вот этой нашей командой. Это все работает на энергии, на общей энергии, на симбиозе всех этих людей. И это прям очень круто.

[54:57] Никита Маклахов: А как насчет дисциплины, субординации? Если ты человеку платишь, если он у тебя в штате, в команде, ты хоть какие—то рычаги давления на него имеешь, условно. А что ты можешь сказать, надавить на человека, который пришел тебе помогать бесплатно?

[55:13] Наталия Франкель: Могу, потому что человек, согласившись помогать, неважно бесплатно, платно, берет на себя ответственность. Это вопрос про твою зрелость, про твою личную ответственность как человека. Ты пришел делать дело, если ты делаешь дело плохо, я могу тебя прям в первый час попросить уйти, это будет абсолютно нормально. В этом плане это звучит жестко, но давай будем реалистами. Мы решаем общую задачу, если человек саботирует решению общей задачи или мешает ее выполнению или еще что-то, ему лучше пойти просто стать участником и уйти из команды. Потому что быть в нашей команде волонтеров — это прям такая ачивка, мы не всех берем.

[55:57] Никита Маклахов: И раз мы затронули тему конференций, мне очень хочется спросить по поводу выступлений. Как ни крути, вы проводите мероприятия в сфере SMM, event. Обычно SMM — это не те люди, которые очень любят выступать, общаться, работать на публику. Как вам удается помочь им выступить так, чтобы их слушали, чтобы было интересно, чтобы было увлекательно, чтобы раскачали зал. Как вы их готовите или помогаете готовиться?

[56:27] Наталия Франкель: Раскачать зал может далеко не каждый сммщик — это не ораторы, это не харизматичные лидеры, это не бизнес-тренеры с классно прокаченными силами, самопрезентацией выступлений. Мы очень часто зовем спикеров, у которых вообще нет опыта выступлений, мы для них такая стартовая площадка. Сразу такая высочайшая планка, они дико нервничают. Конечно, мы с ними разговариваем, у нас есть в команде Полина, которая общается со всеми спикерами на подготовительном этапе, и она тоже старается им помочь. Да, некоторые ребята зажатые, некоторые ребята могут сильно перенервничать. Мы одному спикеру вызывали скорую, потому что ему стало плохо сердцем.

[57:13] Никита Маклахов: Он выступил в итоге или уехал?

[57:15] Наталия Франкель: Он выступил, с ним все нормально, но просто перенервничал человек. Я думала о том, что нам нужно, вероятно, давать им какие-то материалы по выступлению, подготовить какую-то подборку. Но, ты видишь, тоже это вопрос ответственности спикера. Я знаю, что некоторые ребята специально работают с тренером по ораторскому мастерству, несколько раз прогоняют свое выступление, готовятся. У кого-то не находится времени, они так много работают, чтобы даже просто прогнать выступление, чтобы понять укладываются ли они в тайминг. Мы очень много уделяем внимания, чтобы это все было. Но, честно, тут есть элемент личной ответственности каждого человека. И в эту зону мы зайти не можем.

[58:03] Никита Маклахов: Что для тебя самой самое идеальное выступление и кто тебя, может быть в этом плане, удивил. Ты думала, что человек будет нервничать, стесняться, запинаться, а он просто выжег весь зал напролом.

[58:13] Наталия Франкель: У нас был на конференции «Найти свой трафик!» в 2016, по-моему, году, мальчик. Ему на тот момент было 14 лет. Мне написал мальчик в контакте: «Здравствуйте, я хочу у вас выступить», «ок, заполняйте заявку», «но мне», — говорит, — «14 лет». Я решила, что это какой-то розыгрыш, говорю: «ок, пусть тогда мне мама позвонит». И он такой: «А куда позвонить?», — и я даю скайп. И мне звонит мама, и рядом сидит мальчик, ему реально 14 лет. А мы же открыты для всех предложений, если они хорошие. А у него была классная тема какая-то, про «как повысить конверсию лендинга», не помню конкретно, но очень хорошая была идея. А я не понимаю что сделать, надо какое-то разрешение от мамы. Или он должен приехать с кем-то из родителей? Как правильно вообще ставить выступать ребёнка? Он же ребёнок по факту. И в итоге мы анонсировали, что у нас будет спикер, что ему 14 лет. Там было море хейта. Был какой-то холивар на тему того, что тут нас 14-летка еще учить будет, мы его сами еще 10 раз поучим. И я очень переживала за его выступление, потому что когда тебе 14, ты выходишь на аудиторию в 300 человек, которые скептично к тебе настроены. И он приехал. Он дико нервничал, но потом он собрался, он вышел. У него было идеально отрепетированное выступление. Там были спланированы паузы, там были спланированы шуточки. Во-первых, был очень классный доклад, реально очень профессиональный доклад, который слушали с интересом все эти дяденьки и тетеньки. И он так держался. И он такой был классный. И просто это то, о чем ты говоришь. Но я ожидала, что выйдет мальчик, будет нервничать, заикаться, бубнить что-нибудь, смотреть там в листочек в какой-нибудь. Он вышел, он просто зажег так, что были овации. Он был великолепен. Просто, потрясающе. Через год еще раз у нас выступил, а потом он ушел из SMM. Не знаю, чем он даже сейчас занимается.

[1:00:13] Никита Маклахов: Наверное, заканчивает школу.

[1:00:13] Наталия Франкель: Кстати, как вариант.

[1:00:17] Никита Маклахов: И в продолжении темы волонтерства, хочется перейти на такой же личный аспект. Насколько тебе самой в жизни, легко или сложно, просить и принимать чужую помощь?

[1:00:27] Наталия Франкель: Сейчас легко. И просить, и принимать. Если раньше для меня было какой-то сложностью, что я типа сама не могу, а вдруг мне откажут. Знаешь, тут скорее даже не то что, как же я ее приму, а вдруг мне откажут. А потом, когда я начала просить, выяснилось, что мне никто не отказывает, что люди рады мне помочь, что люди абсолютно нормально относятся к просьбе о помощи. Что они открыты, что они могут, что у них есть ресурсы, возможности, доступы, знания и так далее, которых нет у меня, и они абсолютно спокойно готовы этим делиться. И вот это скорее для меня было откровением, что просто я себе напридумывала каких-то ужасных людей, которые мне не помогут, и жила в этом достаточно долго. И потом выяснилось, что вообще они другие и, если мне что-то нужно, я иду и прошу. И это не что-то недостижимое, не что-то очень сложное.

[1:01:28] Никита Маклахов: Расскажи про работу с психологом. Как ты вообще туда попала? И что тебе дало это за целых 5 лет? 5 лет — это как в институте отучиться. Ты уже стала мастером психологии?

[1:01:40] Наталия Франкель: Я не помню с каким запросом я пошла к психологу, но, мне кажется, это было что-то прямо очень локальное, полубытовое, наверное, полунепонятное. И мне очень повезло, по рекомендации подруги я сразу попала к человеку, который мне по душе пришелся, и сначала я ходила раз в неделю. Ходила раз в неделю я года три, наверное. Потом я стала ходить реже, раза в 2-3 недели. Сейчас я продолжаю ходить регулярно, просто с разрывом как раз в 2-3 недели, это такая скорее психогигиена, я считаю, которую важно практиковать, чтобы не застаивалась никакая новенькая история, старенькая в раскопках, а чтобы это всё уходило. Потому что я считаю, что у каждого, наверное, есть, что прорабатывать, если есть внутренняя потребность и внутренний ресурс на то, чтобы пойти, то прям надо пойти. И, в идеале, конечно, найти такого своего специалиста, прям с первого раза, и потом держаться.

[1:02:51] Никита Маклахов: Как выглядит ваша сессия — это беседа за жизнь, обсуждение каких-то ситуации или какие-то упражнения, что это?

[1:02:58] Наталия Франкель: Очень по-разному и зависит от запроса, от ситуации. Иногда это беседа, иногда это какой-то шквал вопросов, которые нормально так ставят мозги на место. Иногда это просто сессия, в 50 минут из которых не происходит ничего, мы просто о чем-нибудь беседуем и мне кажется, что и сегодня, наверное, вообще без запроса, и мы просто поболтали. Но за последние 10 минут вскрывается какая-нибудь штука, которая стоила вообще всех предыдущих 10 сеансов, и этих 50 предыдущих минут тоже. Это такая постоянная внутренняя работа, не всегда приятная, не всегда комфортная, которая разматывается после встречи ещё, может разматываться еще полгода, потом можно к ней возвращаться.

[1:03:52] Никита Маклахов: Как тебе удалось продержаться так долго?

[1:03:56] Наталия Франкель: Откуда-то в моей голове бытовала история про то, что за один-два раза можно решить только точно локальную задачу, а мы начали рассматривать достаточно много клубов. И мне просто было видно, что клубки разматываются, но в тоже время, что они не до размотаны.

[1:04:13] Никита Маклахов: Какого это рода клубки? Это что-то из детства? Какие-то воспоминания? Какие-то травмы, какие-то проблемы пережитые или что-то более-более насущные и актуальное, текущее?

[1:04:22] Наталия Франкель: А как угодно. Это и из детства, и родители, что-то из реально волнующих трех горящих вопросов. Там всё что угодно может быть началом кубка. Приходят они в итоге, даже разные клубки, к какому-то одному итогу. Мы так долго разматывали первые вопросы, что в процессе мне стало понятно, просто глядя там на себя на старте и глядя на себя в динамике, мне стало очевидно, что это так хорошо работает и просто очень сильно меняется примерно всё. Меняется образ мыслей, меняются действия, меняется окружение, меняются смыслы, взгляды. Меняется очень много. На самом деле, если эта глубинная такая, регулярная работа, то там можно быть готовым к тому, что изменения будут колоссальные. И если говорить о том, что просто когда порешал маленькую задачку и ушел от психолога, но это просто как твой кариес полечил, пластилином заклеил. А выясняется, что если его вскрыть там нормально, канал надо пломбировать, что-нибудь такое, посерьезнее. И вопрос, что далеко не каждый готов долго и нудно в течение, например, полугода пломбировать канал, потому что есть более важные задачи, есть более срочные дела, есть более классные каналы вложения денег. Потому что психотерапия у хорошего специалиста, психолога, психотерапевта, кого угодно — это не дешёвая история. А я в какой-то момент на морально-волевых осталась, в какой-то момент уже просто потому что я очень хорошо видела результат. И сейчас просто продолжается, эта такая регулярная история, как психогигиена, прям ходишь и ходишь, потому что ходишь.

[1:06:13] Никита Маклахов: Как часто у тебя случались моменты, что понимала, что этот результат ты получила исключительно благодаря своим сессиям или что в этой ситуации ты сейчас поступила как надо, а раньше бы до сессии, ты бы, может быть, там слегка накосячила точно?

[1:06:26] Наталия Франкель: Вот видишь, в этом и узкое место этих регулярных, долгих походов. Потому что ты же не видишь с гарантией результата через 3 сеанса. А то, что так не работает, то сразу кажется более сложным, более непонятным и более необязательным что ли. Потому что ты не видишь фиксированный результат. Но это история про осознанность. Ты осознаешь, что здесь задача не добежать до точки Б, а тут задача будет идти в процессе. У тебя нет точки Б, у тебя есть процесс.

[1:07:00] Никита Маклахов: Ты как-то сама для себя делаешь засечки, дневник настроения какой-то, что сегодня чувствую себя так, через год я себя чувствую так. Вижу, что год было так, сейчас гораздо лучше?

[1:07:11] Наталия Франкель: Нет, дневник такой я не веду. Я фиксирую на определенных этапах свои какие-то достижения, свои какие-то хотелки, какие-то планы, что я могу просто взять это отлистать на 3 года назад и понять, что там было это. А сейчас, например, есть в этой ситуации это. И случилось это благодаря моей работе, моим действиям, в том числе работе со специалистом, не то что специалист решил мою проблему. Конечно же, нет. Потому что психология — это глубочайшее море работы над собой. Просто ты барахтаешься не сам, а тебе опытный наставник показывает какие есть вообще варианты решения твоего заплыва.

[1:08:00] Никита Маклахов: Насколько, в целом, глобально, ты ощущаешь себя счастливым человеком?

[1:08:14] Наталия Франкель: Я ощущаю себя счастливым человеком.

[1:08:06] Никита Маклахов: Что для тебя является фундаментом счастья?

[1:08:09] Наталия Франкель: Фундаментом для меня, скорее всего, является радость от того, как я живу, что я делаю, кто меня окружает, удовлетворенность, азарт и любопытство.

[1:08:24] Никита Маклахов: А что по поводу жизни в Питере? Как ты считаешь этот город, скорее добавляет или отнимает, не знаю, проценты, баллы от твоей радости, твоего счастья?

[1:08:33] Наталия Франкель: Питер – это не для слабаков. Питер хорош летом, Питер не очень выносим зимой, но я научилась адаптироваться к нему, для меня очень важно иметь какой-нибудь билет. Билет куда-нибудь, хотя бы в Москву, но лучше конечно туда, где потеплее.

[1:08:52] Никита Маклахов: На какую-то будущую дату или сейчас уже?

[1:08:55] Наталия Франкель: Нет, у меня должны уже быть такие засечки, да, через 2 недели я еду туда, через полтора месяца туда, а через 3 месяца ещё туда. Регулярные отъезды из накрытого бетонной плитой города, дают мне возможность переживать этот период ноябрь-март, который такой тяжеловатый. Я то еду куда-нибудь выступать, то еду куда-нибудь проводить какой-то наш ивент, то ещё что-нибудь, то несколько отъездов за этот зимний период гарантированно случаются. А там уже и март, апрель, а лето Питере, даже, если оно холодное, оно всё равно прикольное.

[1:09:39] Никита Маклахов: Почему ты не рассматриваешь варианты зимовок, не можешь отлучиться из Питера на такой долгий срок?

[1:09:45] Наталия Франкель: Пасую сразу перед обдумыванием того, а как учатся дети — это же надо как-то настраивать. Для меня это прямо какая-то вообще непонятная история. Мне не просто сейчас со школой, в которой они учатся, осознавать насколько она там могла бы быть прикольней и лучше.

[1:10:07] Никита Маклахов: А сейчас это частная школа или обычная общая?

[1:10:10] Наталия Франкель: Нет, сейчас это обычная школа. Мы пытались перевести старшего сына на домашнее обучение в какой-то момент и потерпели поражение, потому что ему просто нужна тусовка ежедневная, регулярная, школьная жизнь. И я сейчас пока этот вопрос поставила на паузу. Я признала, что я не готова сейчас им заниматься, думать в эту сторону, пока так.

[1:10:34] Никита Маклахов: Помимо билетика в какой-нибудь город и подобных поездок, как ты еще себя перезагружаешь, восстанавливаешься, как ты о себе заботишься?

[1:10:41] Наталия Франкель: Я очень люблю ходить в СПА, люблю сразу брать какой-нибудь спа-день, там 4-5 часов, прям целая программа, по которой меня восстанавливают, и в течении этого времени я стараюсь полностью вообще выключиться. Я люблю ходить в “Англетер” в кино одна. Кинотеатр, где все фильмы только на английском. Я очень люблю ходить сама с собой и с книжечкой в какую-нибудь кофейню, осознанно просто стараюсь не работать, не думать о работе, отключить телефон. Это вот такие мои локальными перезагрузки, которые доступны в большом городе, когда у тебя есть 2 часа свободного времени.

[1:11:24] Никита Маклахов: Как часто ты подходишь к краю выгорания или даже сталкиваешься с ним лицом к лицу? Насколько это вообще частая темы для вашей сферы, для вашей тусовки?

[1:11:36] Наталия Франкель: Для нашей сферы это прям очень болезненная тема. На прошлом солд-ауте у нас выступала Александра Капустина, рассказывала про выгорание в ивенте, ее доклад был последним и прям опасались, что до него не досидят люди. Люди досидели, у нее был полный зал, и потом еще часа полтора Сашу просто рвали на части все те люди, которым очень нужна была её какая-то обратная связь. В ивенте выгорание — это вариант нормы, выгорают примерно все. Я выгорала несколько раз, прям не подходила к краю, но понимала, что всё, поздняк, и я не отсекла момент, когда всё испортилось окончательно. Надо просто брать себя в руки, признавать, что есть проблема и что она больше, чем хотелось бы. Ставить на паузу всю работу, как бы это ни было больно, убыточно, репутационно там, вероятно какие-то потери, ещё что-то. Ставить или делегировать всё, или ставить все на паузу по максимуму. Выключаться из любых коммуникаций. В идеале помогает сменить место, не всем это помогает, кто-то себя чувствует в новом месте в еще большим стрессе. Тогда надо наоборот под пледик с печеньками, с сериальчиком. Очень круто помогает спорт, прямо жесткий выматывающий, силовой какое-то спорт, но у каждого свой. Когда очень сильно устаёт тело, мозг просто входит в какое-то состояние без времени, невесомости и потери фиксации на этих всех проблемах и задачах, которые привели к выгоранию. В идеале, конечно, дать себе восстановиться полностью. Просто далеко не все могут себе позволить это, как некоторые, когда болеют, долеживают до победного, прямо до полного выздоровления. А некоторые – только чтобы температура спала. Хорошо бы выключаться до полного восстановления, чтобы адски захотелось снова работать, чтобы очень хотелось снова получить эмоции, энергию, адреналин от того, что привело к этому вот самому выгоранию. Я так делала несколько раз.

[1:14:04] Никита Маклахов: Какой у тебя был самый долгий период, когда ты опять ощутила вкус к работе?

[1:14:09] Наталия Франкель: Полгода. После того, как я написала первую книгу, я ощутила адское то самое. Но там, на самом деле, наложилось. Мы осенью делали 3 большие конференции в течении 2 недель в разных городах. И там было очень сложно. И на этих трёх конференциях я выгорела. А ещё, в течение, потом, месяца, мне надо было дописать книгу, вычитать редактуру. Офигеть от того сколько там ошибок. Вычитать редактуру редактуры, отредактировать редактуру редактуры, вычитать корректировки, и где-то там я совсем потерялась. И потом, в течение полугода, я не могла выключаться из рабочих процессов совсем, я очень бережно к себе относилась. И я по этим частям, по каким-то чекпоинтам, себя восстанавливала, чтобы к июлю, августу, понять, что я восстановилась.

[1:15:01] Никита Маклахов: Сейчас ты научилась уже чувствовать приближение этого состояния как-то заранее?

[1:15:05] Наталия Франкель: Да, сейчас я научилась. Я поэтому летом проект и закрыла, что я поняла, что сейчас это все со мной случится и мне будет очень плохо.

[1:15:12] Никита Маклахов: Какие у тебя на этот счет есть тревожные звоночки, симптомы?

[1:15:16] Наталия Франкель: Я начинаю адски прокрастинировать, просто дичайше. У меня падает результативность, работоспособность, у меня падает всё просто в десятки раз. Я перестаю красиво одеваться, я начинаю одеваться в джинсы и толстовку. Две пары джинсов и три толстовки носить две недели. Это говорит о том, что очень близко выгорание в моем случае. Еще происходят всякие неадекватные реакции, неадекватные действия. Мне перестает нравиться то, что я делаю, меня перестает радовать то, что я делаю. Когда я перестаю радоваться, перестаю видеть перспективу вообще во всех своих действиях любых. Просто на всё смотрю с таким же позитивом как ослик Иа смотрел на своих друзей в мультике. В таком моменте надо себя очень сильно ловить, меня. Я себя очень сильно ловлю и встряхиваю, отряхиваю от всего того, из-за чего это всё случается. Оказываю сама себе какую-то скорую помощь.

[1:16:24] Никита Маклахов: Является ли психолог какой-то страховкой или хотя бы человеком, который может вовремя тебя пнуть и сказать, что дорогая подруга?

[1:16:35] Наталия Франкель: Всё плохо.

[1:16:35] Никита Маклахов: Ты идешь куда-то не туда, да?

[1:16:37] Наталия Франкель: Нет, страховкой нет, конечно, не является. Потому что тут много своей ответственности. Но, безусловно, является каким-то поддерживающим элементом, человеком, который просто со стороны и с высоты своего опыта знает немного больше и видит какие-то шаги вперед, которые я, например, не вижу, чисто потому что я просто так устала и так мне сложно сейчас об этом всем подумать, так мне сложно сделать какие-то действия, чтобы минимизировать негативные последствия, что этот человек просто скажет стоп. Такое может быть. Но дальше, конечно, он не будет, никакой психолог, никакой человек другой, не будет за меня ставить на паузу какие-то рабочие процессы и так далее. Это уже те задачи, которые необходимо сделать, чтобы не вырубиться окончательно.

[1:17:30] Никита Маклахов: У тебя двое детей, двое сыновей, правильно?

[1:17:32] Наталия Франкель: Да.

[1:17:33] Никита Маклахов: Сколько им лет?

[1:17:34] Наталия Франкель: 7 и 11.

[1:17:36] Никита Маклахов: Как ты сейчас совмещаешь или разделяешь роли бизнес-женщины и мамы?

[1:17:43] Наталия Франкель: Дети привыкли, что у меня есть ноутбук, в котором я могу там даже вечером какое-то письмо отправить. Хотя я стараюсь вечером не работать, но иногда прям есть ситуации, когда надо. Тогда я говорю: “Парни, 5 минут сами, вообще всё, меня не трогать, у меня, условно, какой-нибудь телефонный звонок и потом я опять вся ваша”. Но сейчас проще. Потому что, когда там человек совсем малыш и ему нужна эта вся мама тепленькая рядышком в обнимочку – это одно. А сейчас они вполне самостоятельные, взрослые во многом люди, которым скорее уже становится интересно: а что ты сейчас делаешь, а про что это ты читаешь, а если я не найду никогда свое дело, ведь это же как, как я, что я буду тогда делать? Как ты поняла, что то, что ты делаешь – это прямо твоё? Они уже относятся ко мне не только как: “Мамочка, обними меня”, хотя это, конечно же, тоже, этого много, это бесконечно приятно и классно, замечательно. Но они еще начинают относиться прямо: а научи, а объясни, а покажи, а почему. И это вопросы, они про бизнес, они про реализацию, они про эффективность, они прикольные.

[1:18:53] Никита Маклахов: Ты их берешь с собой на свои мероприятия, на свои форумы?

[1:18:56] Наталия Франкель: В первый день, когда всё начинается и немножечко это всё стрессово, я стараюсь, чтобы они не приезжали. А во второй день, когда уже всё идет, всё по накатанной, всё так уже спокойно, да, они приезжают. Но у них прям пунктик такой. Во-первых, старший сын, Илья, помогает с раздатками. Я думаю, что в марте уже и Миха приедет. Они прямо наравне с волонтёрами собирают пакеты, сумки с раздаткой. Что-то делают, это очень прикольно, когда дети видят как твой бизнес и то, что ты создаёшь, рождается. И Илья был очень горд, что он полноценно собирал, звонил тренеру, отпрашивался. Говорил: “Я сегодня не приду, я маме на работе помогаю”.

[1:19:46] Никита Маклахов: На твой взгляд, что на текущий момент твоя главная задача как родителя?

[1:19:50] Наталия Франкель: Показать им, что есть огромное пространство возможностей, которые у них есть. И, по мере моих возможностей, дать им к ним доступ. Например, прошлым летом Илья ездил в языковой лагерь при школе под Лондоном. Во-первых, это дало ему хороший языковой скачок, Во-вторых, он приехал абсолютно потрясённый тем, какие бывают школы. Это школа, которая находится в замке. Давать им весь спектр того, что могло бы быть им интересно, показывать, что есть, показывать все возможности мира, которые я, в силу своих возможностей, могу им на данный момент открыть, и посмотреть, что из этого им нравится, что их привлекает, что их завораживает. И безусловно их поддерживать. Любой их интерес, выбор, заинтересованность поддерживать и помогать им с ней.

[1:21:01] Никита Маклахов: Предлагаю тогда переходить к финальной рубрике «5 коротких вопросов». Первый вопрос будет про книгу, которую ты или сейчас читаешь, или перечитываешь, или рекомендуешь другим людям, или просто она чем-то тебе запомнилась, отложилась в твоей памяти.

[1:21:18] Наталия Франкель: «Психология влияния». Классика, золотой фонд, который, мне кажется, не бесполезен вообще для любого человека. Но для наших ниш он особо ценен и не теряет актуальность.

[1:21:35] Никита Маклахов: Хорошо. Пункт номер два про практику, ритуал, какое-то регулярное действие, которое тебе приносит пользу.

[1:21:42] Наталия Франкель: Спорт.

[1:21:43] Никита Маклахов: Какой именно в твоём случае?

[1:21:45] Наталия Франкель: Я хожу на индивидуальные занятия в микро группы к тренеру по растяжке. Это прям жёсткая такая растяжка, и с этим же преподавателям у меня силовые и индивидуалки. И мы ходим с микро группой на цигун и тайцзи. Это другой учитель, абсолютно другая практика, она не про физику больше, а про другие составляющие.

[1:122:19] Никита Маклахов: Дальше третий пункт про вопрос, который ты бы порекомендовала людям задавать самим себе, если они хотят что-то о себе узнать, что-то в себе открыть или решить какой-то затык.

[1:22:32] Наталия Франкель: Я очень люблю вопрос «зачем?». Я его стараюсь задавать себе в любой ситуации, как можно чаще, и себе, и другим. Зачем мне это, зачем я это делаю?

[1:22:45] Никита Маклахов: Четвёртый пункт про инструмент.

[1:22:47] Наталия Франкель: Телефон.

[1:22:48] Никита Маклахов: Какой именно?

[1:22:49] Наталия Франкель: У меня Айфон.

[1:22:51] Никита Маклахов: Хорошо. И, напоследок, пятый пункт про фильм.

[1:19:50] Наталия Франкель: Хороший вопрос. Но я бы назвала, наверное, «Иллюзия обмана».

[1:22:58] Никита Маклахов: Напоследок я обычно оставляю гостям минутку времени, чтобы они могли себя немножко прорекламировать, проанонсировать свои мероприятия. Куда бы ты хотела направить слушателей, что бы ты о себе такого личного рассказала?

[1:23:15] Наталия Франкель: Дорогие слушатели, я не стану призывать вас покупать билеты на конференцию “Суровый Питерский SMM”, потому что вероятно, вам это не подходит по специфике вашей деятельности. Но если подходит, конечно, приходите. У нас есть трансляция, у нас есть то, что может будет актуально для большинства из вас, просто стучитесь в друзья в Фейсбуке – Наталия Франкель. Я очень много пишу про работу с командами, про комьюнити, про то, как создавать продукты с ценностью, про то, как создавать команды с целью, миссией. Про то, как делать то, что потом заряжает и драйвит очень многих людей, давайте дружить.

[1:24:12] Никита Маклахов: Я думаю, пришло время для резюме. В начале выпуска мы с Наталией обсудили итоги, и я выяснил, что она подводит их в 4 подхода. Сначала с командой на въезде, затем с подругами на неформальной встрече, потом с психологом, а в заключении один на один с собой. Прошедший год научил мою гостью двум вещам. Во-первых, не бояться действовать, а во-вторых, вовремя останавливаться, если чувствуешь что что-то идет не так. Такие своевременные остановки помогают не выгореть. Но это не единственный способ себя уберечь. Например, ещё Наталия планирует поездки и заранее покупает билеты, чтобы мысли о скорых приключениях грела душу. Она часто посещается спа-центры и устраивает свидание с собой в кино или в кофейнях. Если же профилактика не сработала и выгорание всё-таки наступило, то нужны решительные меры. Наталия, как, например, Людвиг Быстроновский, советует поставить на паузу всю работу и все коммуникации, заняться спортом, чтобы изматывать себя физически, но восстановиться эмоционально. И желательно куда-нибудь на время переехать. Когда человек выгорает, он перестает радоваться и работе, и жизни, поэтому нужно дать себе время, чтобы полностью восстановиться и соскучиться по работе. Такое возможно, особенно, если работа любимая. Далее мы обсудили ритмы рабочего процесса и особенности удалённого формата. Как я понял, организаторы событий похожи на вулкан, они долго и тихо готовятся. А потом устраивают яркий и громкий взрыв. У Наталии есть партнёр и удалённая команда. Чтобы команда работала эффективно даже удалено, каждый из них должен быть профессионалом и иметь достаточно мотивации. Эту самую мотивацию Наталия проверяет ещё перед собеседование, с помощью трехчасового теста. Ещё успех удаленной команды зависит и от того, насколько хорошо структурирована в ней работа и прописаны бизнес-процессы. Кроме того, Наталия периодически собирает всю команду на живые встречи. Так что сотрудники знают друг друга не только по аватарке в Скайпе. Что же касается партнёрства, Наталия считает, что каждый должен заниматься своим делом, доверять партнеру и не лезть в его зону ответственности. Очень важно сразу обсуждать и проговаривать все проблемы, фиксировать договорённости. Правда, с фиксацией договоренностей, судя по всему, у Наталии пока дело не дошло, но делать это нужно. А если не получается решить какой-то вопрос или проблему, то вполне можно позвать на помощь стороннего специалиста. Напоследок, Наталия поделилась своим пятилетним опытом работы с психологом. Она считает это необходимой психологической гигиеной, зубной щеткой, только для мозга. И говорит, что видит очень даже крупные результаты. По её словам, если работать над своей психикой регулярно и под контролем хорошего специалиста, то меняется абсолютно всё. Надеюсь, что сегодняшний выпуск предоставил вам достаточно пищи для размышлений. Я же буду прощаться, пожелаю вам успехов, и до новых встреч.