Цитата Дмитрия Мацкевича из выпуска подкаста Будет сделано! Ментальное кунг-фу

Гость выпуска — Дмитрий Мацкевич, серийный предприниматель, основатель ИИ-стартапа Dbrain и популяризатор нейронауки. Создал систему реферального маркетинга, а затем продал её за $20 млн. Дмитрий уверен, что секрет успеха — в удовольствии от того, чем занимаешься. Учитесь гореть своим делом!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK, Overcast

Слушайте, скачивайте, подписывайтесь!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[02:25] Какой системы питания придерживается Дмитрий Мацкевич?
[05:44] Как живёт «деревня предпринимателей» в Калифорнии?
[19:28] Как Дмитрий проводит первый час утром? Меняется ли ритуал со временем?
[25:19] Как бизнесмены создают тревожную реальность и к чему это приводит?
[31:18] Является ли желание получать удовольствие от работы инфантильным? Как проявляется «эффект Тома Сойера»? Как захотеть работать?
[36:04] Что такое ментальное кунг-фу и гарантирует ли оно успех в жизни?
[39:19] Зачем стремиться в бизнес-инкубатор? Как фокусироваться на важном?
[48:51] Как Дмитрий облегчает работу врачам в США и учителям в России?
[54:24] Какой биохакинг практикует Дмитрий? Что такое лайфстайл-интервенции?
[1:00:55]Как принять мысль о своей неизбежной смерти и побороть страх?
[1:05:04] Как полюбить гречку без сахара и изменить все свои привычки?
[1:15:07] Рубрика «Пять в одном»: книга, привычка, сервис, вопрос, фильм.

В выпуске были упомянуты

1) Как устроена IT-столица мира — фильм Юрия Дудя
2) Часть 1 и Часть 2 — интервью с Дмитрием Мацкевичем на сайте vc.ru
3) Y Combinator — венчурный фонд в формате бизнес-инкубатора стартапов
4) Cochrane — систематические обзоры исследований в области здоровья

Дмитрий Мацкевич в Интернете

1) matskevich — профиль в Instagram
2) Matskevich – brains, love and robots — канал Telegram
3) Dbrain — стартап Дмитрия

Рубрика «Пять в одном»

1) Книги — Даниэль Канеман «Думай медленно… Решай быстро» и Джеймс Клир «Атомные привычки»
2) Привычка — наблюдать за собой после пробуждения
3) Инструменты — мяч, гиря, булава
4) Вопрос — Хочу ли я заниматься тем, чем сейчас занимаюсь?
5) Фильм — Восьмое чувство

Главные идеи выпуска

1. Человек, который горит своим делом, транслирует драйв вовне и притягивает тем самым клиентов, инвесторов и единомышленников. От психологического настроя зависит успех любого начинания.
2. Важно культивировать правильное отношение ко всему, что делаешь: действовать не из страха, а из интереса и удовольствия.
3. Предпринимателям стоит поработать в бизнес-инкубаотре, чтобы получить поддержку и инвестиции, а заодно перенять чужие паттерны успеха и мастерства.
4. Принятие мысли о собственной неизбежной смерти дает свободу и энергию.
5. Нужно синхронизировать работу с эмоциями, ценностями и убеждениями. Либо вы ищете в задаче то, что вас зажигает, либо меняете своё отношение к ней, либо отказываетесь от неё.

Практические рекомендации

1.Посвящайте первый час утром наблюдению за собой. Полчаса оценивайте своё состояние и уровень стресса и ещё полчаса обдумывайте свою миссию и цель.
2.Постоянно спрашивайте себя: «Как мои занятия согласуются с моими ценностями и убеждениями?» и «Как я могу найти удовольствие в важных для меня делах?».
3. Если хотите внедрить новую привычку, не думайте о внешней причине, которая стоит за этим желанием. Вместо этого концентрируйтесь на удовольствии от процесса и старайтесь полюбить саму практику.
4. Практикуйте «лайфстайл интервенции», то есть улучшайте здоровье и качество жизни с помощью полезных привычек.
5. Сознательно отказывайтесь от источников дофамина, чтобы было проще находить удовольствие в важных делах.

Понравился выпуск? Послушайте также

Спонсор выпуска

Благодарим за помощь в работе над выпуском компанию «Ленстройтрест» — одного из старейших застройщиков Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Компания предлагает купить квартиры в комфортабельных «европейских» кварталах: «Янила» в Янино, «Юттери» в Колпино и «Гатчина IQ». Полный список новостроек, стоимость квартир и подробности об объектах ищите на сайте «Ленстройтрест».

Ленстройтрест

Текстовая версия подкаста с Дмитрием Мацкевичем

[00:06] Никита Маклахов: Добрый день! В эфире подкаст от проекта «Будет сделано!» и я, его ведущий, Никита Маклахов. Сегодня у нас 140-й юбилейный выпуск подкаста, а в гостях у меня Дмитрий Мацкевич, серийный предприниматель, основатель стартапа в области искусственного интеллекта под названием «Dbrain» и популяризатор нейронаук. Дмитрий живет в Калифорнии; я слышал, что его даже называют гением силиконовой долины. Так что сегодня среди прочего мы поговорим и о том, какие принципы лежат в основе его успеха. Еще мой гость занят постройкой настоящей «деревни для стартаперов», так что мы узнаем, в чем там задумка, как устроена эта деревня и чем она хороша. Помимо этого выясним, что такое ментальное кунг-фу и как его практиковать. Почему в одних компаниях работать легко и приятно, а в других творится кромешный ад и сотрудники то и дело выгорают? Как найти удовольствие в работе и культивировать ощущение радости? Поговорим о биохакинге, о том, как полюбить самую простую гречку без сахара и как поменять свои привычки. Обсудим бизнес-инкубаторы, утренние ритуалы и даже такую нелегкую тему как страх смерти. Поскольку Дмитрий уже долгое время живет в Америке, его речь усыпана английскими словами. Так что пусть это вас не смущает, а, наоборот, станет фишкой выпуска и позволит вам немножко потренировать свое знание языка. Ну я а перед началом еще напомню, что помимо подкаста у нас есть много всего: книга, хорошие трекеры привычек, курс «Свобода от сигарет» и наша большая программа «Курс Полезного Действия». Также у нас есть страница на Патреоне, так что если вы ощущаете большую пользу от нашего подкаста и хотите отдать что-то взамен, станьте нашим патроном, это будет очень приятно и бесконечно ценно для нас. На этом я закругляюсь со вступлением и желаю вам приятного прослушивания

[02:23] Никита Маклахов: Дмитрий, приветствую!

[02:25] Дмитрий Мацкевич: Приветики!

[02:27] Никита Маклахов: Спасибо, что согласился на беседу. Для небольшого разогрева я бы хотел предложить тебе что-то вроде блица, несколько быстрых и простых вопросов. Расскажи, ел ли ты сегодня на завтрак свою любимую гречку?

[02:41] Дмитрий Мацкевич: Слушай, еще не успел, потому что у меня сейчас 9 утра, а я последнее время завтракаю поздно, пропускаю завтрак, ем часа в 3 дня, до этого у меня звонки, спорт, и до спорта я стараюсь не есть.

[02:59] Никита Маклахов: Ты придерживаешься системы интервального голодания, у тебя окно какое-то?

[03:03] Дмитрий Мацкевич: Да, по сути, это интервальное голодание. Первый раз я ем обычно — а часто и последний — в 6 вечера. Это без какого-то жесткого правила, по ощущениям. Раньше я, скорее, пропускал ужин, но если не сильно себя пушить, то получается легче с утра проснуться, с кучей энергии, делать звонки, заниматься спортом, а потом уже есть. И до спорта я стараюсь не есть, чтобы создать больший прессинг на свои митохондрии. Я достаточно много исследований читал, где сочетание такого небольшого промежутка голодания со спортом дает эффект в 2-3 раза больше, чем длинное голодание, потому что быстрее сжигаешь глюкозу и создаешь прессинг на процессы, которые запускают эктофаги и все эти классные штуки.

[03:55] Никита Маклахов: Как это отражается на твоем внешнем виде и массе тела? Мне кажется, такие нагрузки с малокалорийным питанием не ведут к набору сильной мышечной массы.

[04:04] Дмитрий Мацкевич: Кстати, я заметил — наоборот. Я смотрел рисёчи, согласно которым это не должно никак влиять. Нет такого окна приема, где ты должен до либо после сразу принимать протеины или что-то еще. Все studies, которые я видел, не показали зависимость от этого окна, но при этом есть крутой эффект, как от большого голодания.

[04:30] Никита Маклахов: Но ты же не потребляешь 3000 калорий за раз, за тот единственный прием пищи, который у тебя есть?

[04:36] Дмитрий Мацкевич: Не считаю количество калорий, которые я потребляю. Я в принципе потребляю столько, сколько мне хочется, и обычно это 1-2 приема за день в среднем получается. Может быть, какие-то еще снеки попадают иногда, стараюсь строго это не менеджерить. То есть получается, что у тебя в еде есть 3 основных измерения: что есть, когда есть, сколько есть. Что касается того, сколько есть, то я полностью отпускаю здесь контроль и ем столько, сколько мой организм требует. Потому что здесь очень тяжело посчитать — все зависит от того, насколько хорошо или плохо ты спал, как много занимался; у тебя могут быть какие-то персональные особенности того, как ты дайджейстишь какие-то виды еды, и это в калории напрямую не переводится. Поэтому точно рассчитать — это супер тяжело, я, скорее, доверяю своим ощущениям. Если я чем-то управляю (и стараюсь управлять этим аккуратно), то это что я ем и когда. Когда — это какие ты выбираешь промежутки, либо дни без еды; а что ты ешь — это, в принципе, подход к выбору того, что именно ты ешь.

[05:45] Никита Маклахов: Хорошо. Возможно, еще вернемся к этой теме. Второй вопрос нашего недоблица: как так получилось, что, по крайней мере, я не увидел тебя в фильме Юрия Дудя про Калифорнию?

[05:56] Дмитрий Мацкевич: По-моему, я в Шанхае был в это время. Причем снимали достаточно давно, не помню уже, и в этом же доме продолжают снимать у Андрея Дороничева. Но сейчас я вообще тестирую другой лайфстайл, мы сейчас тестируем haber local community в лесу. Сейчас, когда все стало remote, ты думаешь: «Блин, у тебя куча крутой property — океан, лес, в том числе в Калифорнии». И вот мы сейчас тестируем такой формат жизни, когда берешь большую деревню и заселяешь ее предпринимателями, passion-driven людьми, которые в основном фокусируются на своей работе и черпают удовольствие от того, чем занимаются. И с помощью этой среды ты влияешь на привычки друг друга, то есть делаешь среду, которая шейпит тебя. Ты не отвлекаешься на рестораны, на разные развлечения, которые в основном есть у тебя в городе, а живешь там, где классная природа, озеро, хайкаешь, брейнштормишь. Я как раз больше отвечаю за то, чтобы всем прививать полезные привычки. Я думаю, для тебя это тоже не новая идея, что когда ты себя помещаешь в группу людей, эти люди очень сильно на тебя влияют, и с ними намного проще менять свои привычки. Например, даже если ты никогда не голодал, но у тебя есть пять buddies, которые говорят: «Мы в среду будем голодать», то и ты такой: «Ну окей, запрыгну в ваш поезд».

[07:20] Никита Маклахов: «Мы тебя не покормим, так что деваться некуда!»

[07:23] Дмитрий Мацкевич: Ну да, да.

[07:25] Никита Маклахов: Получается такой бизнес-ретрит.

[07:27] Дмитрий Мацкевич: Да, это хороший способ об этом думать. Мол, «поеду туда, поживу там продолжительное время и сфокусируюсь на своей работе, чтобы ничего не отвлекало и при этом давало энергию, и были люди заряженные, которые занимаются этим же». В таком месте ты перенимаешь у других невербально паттерны и поведение, и вся среда фокусируется на том, чтобы помогать тебе получать максимум удовольствия от того, чем ты занимаешься и, может быть, какого-то еще co-creation, брейншторминга с другими людьми, у которых похожие проблемы, задачи и так далее. И чтобы не было FoMO от того, что кто-то пошел тусоваться, а ты презенташку делаешь для инвесторов.

[08:06] Никита Маклахов: Я в целом понимаю, зачем находиться в таком дорогущем месте, как Силиконовая долина, человеку, который только встал на путь развития своего бизнеса, своей карьеры. А зачем там оставаться людям вроде тебя, которые уже построили бизнес, которые уже или привлекли финансирование, или уже продали компанию; у которых уже в целом все понятно, налажены стандартные процессы? Что остается там делать, зачем платить бешеные деньги в месяц, на которые можно в России жить 10 лет?

[08:34] Дмитрий Мацкевич: Во-первых, никогда нельзя сказать, что ты уже все сделал, понял, и теперь дальше тебе нечего понимать и нечего узнавать от других людей. Это бесконечный путь, где ты постоянно осознаешь, что ты ничего не понял, и поэтому полезно себя окружать людьми, которые двигаются в этом же направлении. Во-вторых, мы как раз эксплорим сейчас такой вариант, где мы живем не в самой Долине, не в городе, а в 2-3 часах от него. Конкретно сейчас мы живем в Тахо, а через какое-то время собираемся переехать. Мы уже ведем переговоры с несколькими ретритами, чтобы забрать их себе — один буддийский ретрит, другой — дзен-ретрит, где мы уже берем 15 домов и, по сути, целую деревню заселяем друзьями и предпринимателями. В этом очень большая ценность, потому что у тебя есть своя деревня; ты выходишь, между делом у тебя случается очень много интеракций, где ты и какие-то новые идеи можешь придумать. На каждом этапе твоей жизни, даже ты уже привлек инвестиции, все равно думаешь, например, о том, как мне скейлить B2B sales. У тебя какие-то уникальные проблемы появляются, о которых ты нигде не прочитаешь, но кто-нибудь, кто проходил это три года назад, пойдет с тобой, похайкает, искупается в озере, и по дороге в непринужденной обстановке вы обсудите все эти дела. И вроде бы у тебя есть этот emotional контакт, и такой buddy, и вроде бы ты с другом, но в то же время все это в контексте твоей локальной миссии. Это очень сильно помогает, дает энергию, поддержку и какие-то интересные вещи, которые ты никогда бы не узнал. Мы когда-то закончили Y Combinator — инкубатор в Долине, Y Combinator длится три месяца, и он очень транзакционный. А тут ты просто живешь и постоянно пропитываешься идеями друг друга, подходами, это очень ценно. Это как Долина в миниатюре, но в лесу. Поэтому смысл быть здесь большой, но в Сан-Франциско я бы не был все время, потому что там очень много отвлекающих маневров, и действительно очень дорого, необоснованно. Я в самом деле не понимаю, зачем там быть, особенно сейчас, когда все remote. Но это помогает быть как минимум в той же тайм-зоне, где твои инвесторы. Сейчас мы рассматриваем разные места для предпринимательской деревни — и Лос-Кабос в Мексике, и Коста-Рика, которая рядом, и леса Калифорнии — большие, классные; можно много где жить.

[11:16] Никита Маклахов: Эта история про поселение, она для тебя больше ценностная, или ты введешь для нее в будущем какой-то коммерческий потенциал про развитие сообществ, монетизацию топовых бизнес-сообществ?

[11:28] Дмитрий Мацкевич: Это больше ценностная история, и, кроме этого, я вижу потенциал долгосрочный. Я понимаю, что чем бы я ни занимался, следующие 20 лет я хотел бы иметь возможность перемещаться между разными местами. Я люблю природу, а город создает базовый уровень стресса: там куча social anxiety, люди немножко отнимают у тебя когнитивные ресурсы, энергию. И очень много FoMO, потому что город построен таким образом, чтобы структурировать время для других людей и как-то их развлекать: вот ресторанчик, а вот кино, а вот какая-то тусовочка непонятная, и надо везде вонзиться. Я понимаю, что мне круто в долгосрочной перспективе иметь возможность путешествовать между Калифорнией, Португалией, Грузией, Москвой, Беларусью, Коста-Рикой по таким поселениям, где ты строишь крутое property с лесом, баней, бассейном, океаном за копейки. По сравнению с городом, у тебя здесь намного больше пластичности, чтобы построить целую деревню, в которую можно заселить людей — я называю это passion-driven, то есть люди, которые фокусируются и кайфуют от того, чем занимаются — и сделать так, чтобы им ничего не мешало, а скорее, помогало получать больше удовольствия. Поэтому я, конечно, свое будущее представляю так, что было бы классно жить в таких местах; иногда, конечно, можно в город заезжать, если какой-то конкретный вопрос, но быть все время в городе — это мне непонятно, я там меньше кайфую. Вот у меня сейчас yard, я выхожу босиком с утра, с гирей позанимался, олень мимо пробежал, ты пошел, с кем-то похайкал, побрейнштормил, упал на звонки. Хочется, не чтобы тебе надо было специально ради этого путешествовать, а чтобы это окружало тебя каждый день. Поэтому это и ценность долгосрочная, и я верю в community международное, по всем миру. Поэтому я это делаю и как хобби, продукт для себя, и в то же время хотелось бы везде иметь дом, чтобы, когда ты прилетаешь в Калифорнию или в Россию, не надо было всех вызывать на кофе для того, чтобы встретиться. Потому что в деревне у тебя и так сидят где-нибудь у костра, ты приходишь, спрашиваешь, как дела, на следующий день вы еще с кем-то хайкаете и обсуждаете бизнес-дела. По-моему, классно.

[13:59] Никита Маклахов: Такое получается продвинутое IT-предпринимательство в формате хиппи, в формате деревенской жизни.

[14:08] Дмитрий Мацкевич: Ну да, да. Вообще может быть хоть 100 разных видов community, все зависит от того, кого ты соберешь. Если соберешь хиппи — будет хиппи-community, соберешь йога-ретрит — будет йога-ретрит community. А можно собрать предпринимателей или людей, которые горят своей идеей и хотят что-то создавать — например, подкасты. Это может быть даже художник, главное, что у него основная энергия идет от процесса, от того, что он что-то создает, а не пытается себя чем-то развлечь.

[14:45] Никита Маклахов: А у тебя у самого на момент переезда в Долину была эта проблема с fear of missing out — со страхом того, что ты пропустишь что-то важное, когда каждый день по 50 разных встреч с потенциальными инвесторами, с крутыми людьми, и очевидно, что ты можешь попасть максимум на 1-2 из них, а по факту лучше сидеть вообще дома, работать?

[15:05] Дмитрий Мацкевич: Конечно, у меня такой же мозг, как и у всех, и все эти вещи эволюционно влияют на тебя. То есть ты когда жил 10.000 лет назад в своем маленьком tribe из 50-ти человек, у тебя не было стольких людей, которых надо трекать в голове, у тебя не было такого variability разных возможностей, мир не менялся так быстро, и не надо было следить за столькими разными изменяющимися вещами. Сейчас, конечно, много чего хакает твою дофаминовую систему, и тебе приходится создавать безопасную среду. Приведу пример: в московском офисе мы в свое время сильно заморочились над тем, чтобы убрать все ништяки, «сникерсы», конфетки и так далее, потому что — я по себе смотрел, я когда на стрессе брал «сникерс», «твикс», пил кофе — все это хакало дофаминовую систему. Эта штука даже на уровне нескольких дней net negative, и не только укорачивает твою жизнь на 10 лет, но и создает в системе inflammation, увеличивает вероятность депрессии, расстройств настроения, нейродегенеративных заболеваний, ухудшает сон, ухудшает иммунитет. И ты думаешь о том, что надо создать среду без каких-то правил запрета, чтобы не сваливаться на стрессе в разные триггеры. Мы очень долго работали над тем, чтобы убрать все ништяки, придумав им такую замену: хочешь перекусить — вот есть творог, голубика, сметана и стол, где ты можешь позавтракать, между делом обсуждая с кем-то свои идеи. И у тебя получается куча плюсов: ты и здоровой едой перекусываешь, если вдруг тебе стало стрессово, и еще с кем-то общаешься, обсуждаешь, пока салатик себе делаешь. Идея в том, что ты можешь изменять свои привычки, управляя средой, в которой ты находишься, и людьми, с которыми ты взаимодействуешь, потому что они очень сильно на тебя влияют. Невозможно все эти решения принимать осознанно, иначе ты сойдешь с ума, если каждый раз будешь говорить: «О, „сникерс“! Не буду его есть! О, „твикс“! Не буду его есть!» Ты тогда просто станешь самым несчастным человеком, наверное, к пяти часам вечера, будешь на всех кричать, срываться, и у тебя не будет уже никакой энергии.

ти и любви к этому. Есть такой «эффект Тома Сойера». Это история из книги, когда Том Сойер превратил покраску забора из работы в такую игру, что к нему выстраивалась очередь желающих, которые чуть ли не платили деньги за то, чтобы развлечься окрашиванием. Классический пример того, что когда у тебя одна и та же феерическая работа, в зависимости от твоего рефрейминга эта ситуация может быть в кайф, а может быть работой. И часто это лишь дериватив твоего убеждения. Если у человека есть убеждение, что работа должна быть херовой, сложной — значит, она всегда будет для него херовой, сложной, и он будет искать opportunity для сложной, херовой работы, и будет у всех у других замечать, что работа сложная и херовая. Если ты будешь больше склоняться к тому, что надо искать в этом какой-то кайф, play и в этом есть что-то интересное, ты будешь через другую призму смотреть, и тогда это для тебя будет уже источником энергии, не будет отнимать силы. Есть еще такое фундаментальное убеждение, что человеку нравится быть в состоянии, когда то, что он делает, синхронизировано с его эмоциями. То есть ты делаешь то, что хочешь и не делаешь, чего не хочешь.Это состояние максимального отсутствия прессинга, отсутствия напряжения, и, работая со своими задачами в таком состоянии, ты получаешь энергию . Это не значит, что ты поступаешь по принципу «хочу спать — сплю» и делаешь только что хочешь, это значит, что ты можешь с трансформировать свое отношение к работе. Подумать: «Как сделать так, чтобы ты ее хотел? Как об этом начать думать по-другому, чтобы это было в синхроне с моими эмоциями, а не заставлять себя делать эту работу как солдат?» Я не верю, что ты можешь вовлечь свой прекрасный мозг на 100%, свое подсознание во что-то, чего ты искренне не хочешь, а просто заставляешь себя. Ну да, наверное, ты сможешь туда направить 1% своего внимания, но подсознание будет в другом направлении заниматься и оптимизировать что-то классное, кайфовое — то, что ты искренне любишь. Поэтому, конечно, задача каждого — пытаться эту штуку с двух сторон нащупывать и оптимизировать состояние, когда ты больше времени проводишь в синхроне со своими эмоциями, то есть кайфуешь от своей работы. Тогда будет классный результат не только на уровне одного тебя, но и на уровне группы, которой ты тоже передаешь энергию.

[36:04] Никита Маклахов: Отлично, спасибо за ответ. Следующий пункт для обсуждения такой. Когда я наткнулся на твой профиль, на твое видео, я был крайне удивлен тем, сколько у нас общих пересекающихся практик и привычек. Это и медитация, и интервальное голодание, и холодный душ, стояние на гвоздях, баланс-борды и прочее и прочее. Я прям подумал, что нашел себе близнеца по привычкам. У меня возник только один вопрос: если мы так похожи, где при этом мой бизнес и почему я не в Калифорнии? Как ты считаешь, все эти практики хоть на что-то в жизни влияют? Стоит ли ждать, что жизнь преобразится и меня тоже вынесет в конце концов на колею бизнес-успеха и исполнения всех мечт, или это вообще про другое, и практики нужны совершенно для другого?

[36:53] Дмитрий Мацкевич: Мне кажется, что это вещи немного из разных измерений. С одной стороны, эти практики позволяют тебе быть эффективнее в любом направлении, чем бы ты ни занимался: быть чуть в большем балансе со своими эмоциями, иметь больше энергии, иметь больше capacity переносить неопределенность, негативные события в своей жизни. Они дают тебе эдакий контейнер, замок и дальше ты с этим можешь делать что угодно. То есть ты можешь еще более классно подкасты записывать, ты можешь с большей вероятностью сохранять больше энергии и делать рискованный бизнес. Я уверен, что если ты решишь переехать в Сан-Франциско и заняться любой из каких-то идей, это будет очень крутым фундаментом, который увеличит вероятность успеха для тебя и твоей команды. Общаясь с тем, кто работает в Y Combinator — по сути, с теми, через кого прошли тысячи стартапов и кто видел причины фейлов и успехов — я понял, что эти опытные люди сходятся в понимании того, что залог успеха любого начинания по большей части зависит от психологических качеств. Это не определяется IQ, умом, скилами, а во многом определяется умением быть долго obsessed в каком-то направлении, сохранять уровень энергии несмотря на разные неопределенности, не ссориться со своим сооснователем. У 90% проектов ничего не получается, и, на мой взгляд, фундаментальная причина — это психологическая устойчивость и умение держать очень долго фокус и эмоциональный заряд по отношению к тому, что ты делаешь на протяжении лет, кайфовать от этого. Это является очень хорошей базой для того, чтобы заниматься чем угодно. Это как «ментальное кунг-фу», скажем так, то есть умение пересобирать, решейпить реальность и превращать это в источник энергии для себя, чтобы двигаться в любом направлении. Я считаю, что это такая необходимая, базовая штука, которую классно было бы преподавать еще начиная с садика, школы.

[39:20] Никита Маклахов: Ты уже второй раз в нашем диалоге упомянул Y Combinator, и ради всех молодых и не очень настоящих и будущих предпринимателей я не могу тебя не попросить поделиться историей, поделиться опытом, насколько вообще это стоило, чтобы туда попасть? Что тебе это принесло, с учетом того, что, как я понимаю, вы уже пришли туда с полностью готовым бизнесом, то есть на этапе привлеченных инвестиций, на этапе уже работающих процессов?

[39:44] Дмитрий Мацкевич: Да. Если вы пытаетесь сделать свой стартап глобальным, я рекомендовал бы подаваться в Y Combinator. Это закрытое community предпринимателей, которых очень хорошо отбирали со всего мира. Каждый год подается, по-моему, 20.000 команд, сейчас берется 200 из них. Я думаю, ты на своем опыте прекрасно понимаешь, что когда ты занимаешься каким-то делом, тебе классно иметь в этом направлении buddies — кого-то, с кем ты можешь это обсуждать. Y Combinator закрывает сразу несколько потребностей, и для меня в первую очередь это поддержка. Одно дело, когда ты делаешь стартап один, и тебе кажется: «все тусуются, все отдыхают, а я тут страдаю, зачем?» Ты сравниваешь то, как ведут себя другие и чем занимаешься ты. Если ты в пятницу вечером делаешь презентацию, а все остальные на гитарах играют, у тебя начинается FoMO, тебя никто не понимает, вернее, мало кто поддерживает. А в Y Combinator ты попадаешь в среду, где все проходят через одни и те же ситуации, и это очень круто. Второе — очень много знаний, которые невозможно быстро усвоить, прочитать, или они концептуально не передаются, то есть тебе надо быть рядом с людьми, потому что ты их перенимаешь невербально. Знаешь, это как мастерство: тебе надо быть рядом с мастером, чтобы понять, как он принимает решения, что он делает, как работает мозг. Я люблю всегда обращаться к эволюционной психологии. Ты ведь как организм привык наблюдать за другими людьми и перенимать у них паттерны поведения: поохотиться на мамонтов вместе и так далее. Поэтому в первую очередь важно community, это, конечно, супер полезно. Ну и в третьих, это очень сильный сигнал всему остальному рынку, что с тобой надо разговаривать. Мы замечали, когда мы начинаем писать — у нас B2B sales больше — либо инвесторам, либо клиентам, с тобой намного с большей вероятностью начинают общаться и отвечать на е-мейлы, если ты прошел Y Combinator. Потому что до этого ты просто какой-то непонятный проект, особенно когда у тебя изначально не было хорошего нетворка, после этого они дают тебе credibility, такой trust, печать такую: «проверено, вроде бы нормальные ребята, с ними можно общаться». Поэтому супер полезно туда подаваться. Ты навсегда потом остаешься частью этого закрытого community, то есть ты когда проходишь единожды, ты по сути внутри вот этого нетворка остаешься, и этот нетворк очень поддерживающий. С любыми вопросами, которые у тебя возникают, даже с самыми сложными, ты можешь обратиться туда и часто находишь там либо выход на кого-то, либо помощь от людей, которые никогда, наверное, даже не открыли бы твой е-мейл в другом случае. Поэтому я считаю, что это супер полезно.

[42:46] Никита Маклахов: Это что-то вроде значка на сайт «Мы принимаем безопасные платежи только для для отношений в бизнесе»? Тотальный social proof.

[42:55] Дмитрий Мацкевич: Да, да, доверие играет здесь очень большую роль. Когда у тебя в какой-то системе либо на рынке нет доверия, это недоверие накладывает на себя большие расходы. Тебе надо потратить много усилий, чтобы доказать, что ты, условно, не говно, а тебе можно верить. Это такой relationship building. На рынках в России и Азии low-trust culture, поэтому очень многое основано на том, кого ты знаешь, когда у тебя большой рынок с кучей контактов, как в Америке, это помогает быстрее завязывать отношения, быстрее взаимодействовать. По сути, это убирает friction в куче разных взаимодействий.

[43:37] Никита Маклахов: Какую идею или совет тебе и твоей команде было тяжелее всего принять во время прохождения обучения?

[43:44] Дмитрий Мацкевич: Это всегда фокусироваться, фокусироваться и фокусироваться. Потому что мне по своему психологическому портрету все время хочется заниматься и увлекаться очень многими вещами. В своем стартапе ты видишь столько возможностей, хочется и вот это, и вот это, и вот то, но если проследить наш путь, то видно, что все ошибки, которые мы делали, были из-за недостатка фокуса. Самое интересное, что я и так знал о том, что нужно фокусироваться, это не какое-то новое сакральное знание, но пока ты этого не почувствовал на своем примере, на своей шкуре, это будет каждый раз болезненный урок. Это такое очень генерализируемое знание — оно и про жизнь, и про стартап свой, и так далее. Поэтому я очень obsessively постоянно стараюсь отключать все источники дофамина. Например, ты заметил, что начал увлекаться немножко ресторанами, думаешь: «Да зачем мне рестораны, я что, фуд-блоггер или собираюсь становиться шеф-поваром?» Вроде бы нет, но это отнимает часть моего когнитивного фокуса. Значит, отключаем все, едим одну и ту же еду, я более-менее понял какую. Еда не является источником развлечения, я хочу, чтобы источником развлечения было мое дело. Или, например, путешествия я отключил полностью у себя. В какой-то момент я заметил, что я много путешествую просто ради путешествий, то есть что-то меняется как в телевизоре — горы, океан, и ты думаешь: «Блин, а я же не Варламов, я же не веду блог о путешествиях, это же не моя миссия». По сути, это такой эскапизм. И ты берешь и отвлекающий фактор дофамина отключаешь. И в работе то же самое — чем бы ты ни занимался, важно уметь многим вещам заботливо, с любовью к себе сказать: «Я это не буду делать, потому что я себя люблю, и я хочу всю свою энергию, любовь вкладывать в какое-то дело, которое действительно возвращается мне фидбеком о том, что я делаю классный продукт. Я сохраняю свою энергию на то, чтобы взаимодействовать больше со своими близкими людьми, друзьями». Поэтому самый главный урок — фокусироваться во всем. Но в то же время самое интересное, что пока ты это не проходишь на своем опыте, это не является для тебя особо полезным знанием.

[45:59] Никита Маклахов: Мне кажется, что в бизнес-ключе, в рабочем ключе это труднее отследить и признаться себе в том, что от этого нужно отказаться. Потому что если я ем чипсы, очевидно, что тут не может быть какой-то пользы. Я понимаю, что на дистанции это точно плохо для меня. А вот если есть бизнес, если есть подпроект, который простой и приносит деньги, и ты понимаешь, что он вроде как не вписывается в приоритет, но он такой простой и приносящий деньги, что вроде как хочется очень закрыть глаза. В этом плане быть требовательным к себе, твердым, мне кажется, особо сложно, особо тяжело дается.

[46:34] Дмитрий Мацкевич: Да, ты прав. Знаешь, тут нет каких-то правил, иначе это было бы слишком просто. Это, скорее, работа интуиции, такое искусство, которое ты постоянно шлифуешь и нарабатываешь персональный компас, чтобы чувствовать, что именно тебя расфокусирует и отнимает большую часть энергии. Ты постоянно, постоянно, постоянно тренируешь свой pattern recognition, как замечать, что вот это тебя расфокусирует и тратит часть твоих когнитивных ресурсов. Это может быть даже тревога — например, ты постоянно переживаешь о чем-то. Я постоянно из-за переживаний отнимаю 20% своего внутреннего CPU. Вместо того, чтобы переживать, ты можешь сказать себе: «Так, давай подумаем, как это убрать, какую-то придумать схему, чтобы перестать об этом тревожиться». Мысли о том, то надеть или что обо мне подумают тоже могут быть очень большим источник расфокуса. И ты по сути тренируешь постоянно свой фильтр замечания ситуаций, которые отнимают у тебя фокус внимания. Это даже не обязательно business line, это могут быть разные вещи, switching costs, у тебя же в течение дня очень много разных контекстов. И тогда ты решаешь: «Окей, давай я в понедельник занимаюсь только вот этим, а вторник — только тем». И все время пробуешь это пересобирать, чтобы в итоге иметь более чистое сознание.

[47:58] Никита Маклахов: Это, наверное, еще что-то про «не врать себе и не продавать себя», потому что зачастую мы внутренне как раз чувствуем, что что-то делаем не так, даже знаем, что именно, но очень хочется сделать вид, что на самом деле все в порядке.

[48:11] Дмитрий Мацкевич: Да, ты прав. Я именно поэтому и практикую ноутинг — медитацию, когда ты просто наблюдаешь за тем, что ты чувствуешь. Мне кажется, это наиболее мощная и долгосрочная практика, не хочется ее убирать. Важно хотя бы хоть в каком-то виде уметь побыть наедине с собой, понаблюдать за своими ощущениями, а не заталкивать их. Потому что они как раз являются фундаментом для того, чтобы уметь все лучше и лучше замечать эти состояния, которые тратят твою энергию, либо вызывают тревогу, либо расфокус. Нет, наверное, такого состояния, когда я чувствую, что научился и пошел дальше — это постоянная интересная исследовательская работа над самим собой.

[48:51] Никита Маклахов: Я так понимаю, что момент вот этой расфокусировки и, наоборот, дальнейшей приоретизации — это как раз то, что ты описывал в статье для vc.ru, когда вы сначала делали проекты с искусственным интеллектом буквально и для пиццы, и для банков, и для всех, а потом решили остановиться только на расшифровке документов, да?

[49:09] Дмитрий Мацкевич: Да, да. И даже в самих документах только в Америке, наверное, огромный рынок на 30 миллиардов долларов, в котором у тебя есть куча разных подсегментов, есть кейсы, и в рамках этого ты дальше постоянно все лучше и лучше фокусируешься и по ходу движения понимаешь, что конкретно ты делаешь.

[49:26] Никита Маклахов: И на чем вы решили остановиться на данный момент?

[49:28] Дмитрий Мацкевич: В России все равно много вариантов. Потому что рынок там достаточно маленький, и если ты уже выстроил отношения, тебе есть смысл много чем заниматься с этими клиентами, там большой спектр документов: от паспортов, driving licence, до всяких финансовых invoice (счета-фактуры) и страховых — 23 вида документов разбираешь, включая европротокол. А в Америке сейчас самые классные кейсы, которые лично мне больше заходят — это те, которые связаны с медициной, то есть лабораторные исследования и так далее. Я сам периодически сдаю разные анализы, и разбирать эти PDF и вообще любой friction — это для меня болезненно. Последний крутой кейс в Америке — это Covid, мы помогаем разгрузить врачей, там огромные-огромные объемы. Приходят люди, заполняют форму с именем и фамилией, чтобы сдать тест на вирус. И мы обучили свой pipeline автоматически понимать, что это за вид Covid формы, доставать оттуда нужную информацию, даже рукописную, и перекладывать это в любую внутреннюю CRM врачей. По сути, мы разгружаем врачей, снимаем с них необходимость делать эту тупую работу, когда нужно что-то куда-то перебить. Если задуматься, то в health care в Америке много кто занимается распознаванием снимков radiologist: снимки легких, снимки зубов, но 70% расходов — это все равно административка, то есть работа с документами. И я прямо чувствую персональную эмпатию и боль, когда надо кому-то надо на большом виде документов что-то куда-то перебивать, потому что это абсолютно рутинная когнитивная работа, которая не включает твою креативность в принятии решений. Вот это направление мне пока нравится больше всего из того, что у нас там получается в Америке. Хотелось бы дальше двигаться, помогая снимать этот friction в медицинских анализах. И это сам по себе очень большой рынок.

[51:43] Никита Маклахов: Я просто сплю и вижу, как это появится в России, в российских больницах и поликлиниках. Потому что пока я сталкиваюсь с тем, что есть пятиминутный прием общения с врачом и 20 минут, когда человек обычно двумя пальцами вбивает потихонечку информацию в компьютер, и ты думаешь: «Когда же хотя бы десятипальцевый метод печати дойдет?!»

[52:04] Дмитрий Мацкевич: Да. Еще вот очень классный кейс есть в России. Я не могу рассказать, с кем мы его делаем и подробности, но у вас в России сейчас очень большая проблема — это проверка домашних заданий учителями. То есть учителя, по сути, тоже делают такую рутинную работу, когда у тебя есть тетрадка по математике, ты должен найти задачи, распознать, достать, проверить. Мы с одной дружеской компанией сейчас — я очень надеюсь, что получится, потому что мне нравится по ценностям это направление — решили взять и разгрузить преподавателей. Если не ошибаюсь, они тратят в год до пятисот миллионов часов просто на поверку домашних заданий. То есть получается, сколько времени у тебя это вейстит. Это тоже такой интересный кейс, который мы делаем в России, но по костам это, скорее, как pro bono проект, его делаем без зарабатывания.

[52:59] Никита Маклахов: Завершая тему про обучение в Y Combinator, хочется уточнить: это обучение всегда предполагает, что вам будет предложены дополнительные инвестиции от самого центра или от партнеров, или просто отучился и все, и дальше сам по себе?

[53:14] Дмитрий Мацкевич: Да, там есть стандартные условия, «Y Combinator» дает 150.000 долларов. Но для нас это была не очень существенная сумма, а ценность, скорее, была в том, чтобы попасть в это community. Но если стартуешь с идеей, это в принципе хорошие деньги для одного-двух фаундеров, чтобы развивать идею в течение 3-х месяцев.

[53:34] Никита Маклахов: То есть это, по сути, грант без особых условий?

[53:37] Дмитрий Мацкевич: Они всегда берут стандартно 7% от твоей компании. Мы это не рассматривали как 7% за 150.000 долларов, скорее я бы это выделил отдельно, что эти 7% мы отдаем за то, чтобы быть частью этого community, потому что они твою оценку увеличивают в разы, вероятность успеха увеличивают в разы, а не на 7%. То есть я бы отдал им эти проценты, даже если бы они ничего мне не дали, никаких денег, я бы все равно согласился им отдать эту сумму за право быть внутри этого «Y Combinator» community. Ну и, как правило, в конце концов это очень сильный сигнал для рынка, который значительно упрощает подъем инвестиций и налаживание партнерства, rehiring, то есть все вещи, которые влияют на вероятность твоего успеха.
[54:24] Никита Маклахов: Хорошо, двигаемся дальше. Каждый раз, когда ко мне приходит гость, который так или иначе связан с темой биохакинга, напрямую, косвенно, в теории или практике, у меня для таких людей есть отдельная рубрика под названием «рубрика Сергея Фаге». Почемы ты не занимешься в контексте биохакинга чем-то подобным, как Сергей — 1000 анализов, куча БАДов, медикаментов и прочих препаратов?

[54:59] Дмитрий Мацкевич: Серега — мой хороший друг, и я уважаю его подход, он очень хорошо зарубился и закопался туда. Лично я занимаю немного другую позицию. Мои принципы, к которым я пришел благодаря своим персональным исследованиям и отношению к организму как к большой и сложной системе заключаются в том, что очень тяжело на свой организм позитивно повлиять изолированным вмешательством, какой-то одной молекулой. И я пока не увидел ни одного исследования, в котором бы говорилось, что найдена молекула, которая продлевает жизнь превентивно здоровому человеку больше чем на 1-2 месяца. Но при этом очень много молекул, которые постфактум, оказывается, где-то что-то ломают в этом сложном механизме, процессе. Ты — как сложные часы, и пытаться чинить эти часы шилом для меня выглядит странно. У тебя в голове у тебя есть 22 нейромедиатора, которые в каком-то стохастическом процессе все вместе что-то там делают, там даже нет баланса, схемы — какая схема правильная, никто не знает. И попытки воздействовать на какой-то один рецептор, который блокирует захват этого нейромедиатора, мне кажутся опасными, с очень большим downside риском и непонятным апсайдом. Потому что пока что мы не научились продлевать кардинально жизнь больше какого-то теоретически достижимого возраста, условно, 115 лет. Тут, скорее, задача не сократить ее какими-то опрометчивыми движениями. И поэтому я придерживаюсь больше такого подхода, что если что-то было с тобой на протяжении эволюции, то есть высокий шанс, что это безопасно, твое тело научилось с этим работать. Это как голодание — оно запускает сложный каскад реакций, который до конца никто не изучил, но из-за того, что у тебя в процессе эволюции голодание появлялось постоянно, периоды, когда много глюкозы, мало глюкозы, есть большой шанс, что тело с этим научилось взаимодейтствовать. А вот, например, с гидролизированными жирами, которые являются изобретением человечества последние 10 лет, оно не научилось работать, и у гидролизированные жиры откладываются нерабочими липидами в твоем теле, которые вызывают дисфункцию вызывают, и потом еще шесть лет надо их выводить. И если ты посмотришь с другой стороны, на какие-то эпидемиологические исследования про lifestyle интервенции, типа полезного питания, moderate нагрузки, ты видишь, что они суммарно могут продлевать жизнь на 15-20 лет, просто набор здоровых привычек, и думаешь: «Воу!» То есть у тебя есть какие-то здоровые привычки, которые даже по каким-то первым исследованиям продлевают жизнь так надолго, значит, там есть какой-то интересный потенциал. А молекулу никто пока не встречал, которая бы продлила жизнь больше, чем на 2-3 месяца. 2-3 месяца — это, наверное, Метформин здоровому человеку, и то это отменяется, если ты начинаешь заниматься спортом, потому что Метформин снижает адаптацию к спорту. Поэтому как только у тебя начинается moderate нагрузка, тебе уже Метформин не продлевает жизнь unless нет никаких заболеваний типа диабета. Те же самые Омега-3, по последним хорошим Cochrane исследованиям, систематическим review от Cochrane вообще бесполезен. И ты видишь такой же паттерн…

[58:10] Никита Маклахов: Нет, не надо! Не нападайте на Омега-3!

[58:16] Дмитрий Мацкевич: Не буду, ладно. Приложи ссылочку на Cochrane. Я для себя просто сделал вывод персональный, что я вижу намного больший потенциал в разных интересных lifestyle интервенциях, и я хочу их продолжать внедрять в свою жизнь — в какой-нибудь день поголодать, спортик поделать, покупаться в озере холодном, похайкать босиком в лесу, пообниматься с близкими друзьями, это все вроде бы классно продлевает мою жизнь. А всякие, допустим, молекулы в виде БАДов или фармы я стараюсь принимать, только если есть понятный диагноз или предписание. А превентивно лишний раз стараюсь не делать. Все исследования и стадии и мой персональный научный консенсус говорят, что в этом вроде бы больше риска, чем upside.

[59:07] Никита Маклахов: В этой теме ты не испытываешь этот самый fear of missing out, что Сергей с компанией полетит колонизировать Марс через 50 лет, а ты не полетишь?

[59:20] Дмитрий Мацкевич: Я не думаю, что здесь надо испытывать fear of missing out. Классно, если кто-то фокусируется на этой теме и исследует БАДы, увлечен этим и там копает — вдруг что-то появится, и я тоже смогу об этом узнать. Но, опять же, мой персональный выбор — стараться не испытывать fear of missing out, потому что все в жизни ты не попробуешь, все классные вещи не перепробуешь. И я получаю большое удовольствие удовольствие от того, что наслаждаюсь своим текущим моментом без попытки за всем угнаться. Это тоже такой brainhack — кайфовать от того, что есть сейчас, и развиваться с этой позиции, а не исходя из того, что «I’m not enough, у меня чего-то нет, надо кем-то стать, кем я сейчас не являюсь». Я с удовольствием наблюдаю за тем, если у кого-то что-то получается в других направлениях, но моя интуиция мне подсказывает, что для себя я больше кайфану и получу, продолжая внедрять интересные привычки в свою жизнь и не злоупотребляя разными таблетками, БАДами. Я просто не хочу этого гемора, постоянно таблетки комбинировать. Пока что я не видел scientific proof, который бы мне показал, что стоит всему этому уделять много внимания. Но это не значит, что через год мы с тобой не созвонимся и я не поменяю свою точку зрения. Конечно, я в этом плане пластичен.

[1:00:56] Никита Маклахов: Обычно обсуждение биохакинга и всех этих интервенций идет нога в ногу с обсуждением бессмертия в том или ином виде. Расскажи, какое у тебя отношение к этой теме и конкретно какое у тебя отношение, наоборот, к смерти, то есть как ты ее воспринимаешь? Может быть, как-то работал, прорабатывал страх смерти?

[1:01:14] Дмитрий Мацкевич: Да, тут два отношения, ты прав по поводу страха смерти. Я считаю, что страх смерти полезно прорабатывать, принять его. Я стараюсь его принимать, делал разные практики, церемонии, которые позволяют его прожить. Потому что, по моему мнению, это снимает очень много цепочек тревог, которые убирают страх смерти. Допустим, я просыпаюсь со страхом потерять бизнес. Почему я боюсь потерять бизнес? Потому что останусь без денег. Почему я боюсь остаться без денег? Потому что я боюсь, что меня исключат из группы уважаемых фаундеров и я буду нищим, потому что я боюсь умереть. Ну а если ты не боишься умереть — как Бусидо у самураев — то это разматывается обратно, ты становишься чуть более свободным, появляется чуть больше свободной энергии, становится меньше тревог. Для меня очень конструктивная практика — постоянно быть готовым к смерти. В конечном итоге, мы все умрем, и какие-то там файты, переживания, битвы — они ни к чему. Смотришь через эту призму и думаешь: «А зачем вообще сюда тратить свой фокус внимания?» С другой стороны, теоретически я хотел бы жить бесконечно. Потому что я с каждым годом кайфую от жизни все больше и больше и не вижу смысла, почему мне переставать от нее кайфовать. Я кайфую, у меня получается лучше понимать, как эту Вселенную готовить, как с ней взаимодействовать, как быть в гармонии с другими людьми, как отношения выстраивать. И по ощущениям, чем дальше, тем у меня это лучше получается делать, и хотелось бы это делать, по возможности, бесконечно. Не хочется специально ускорять старение или уменьшать уровень энергии, поэтому, конечно, постепенно, любя, я внедряю привычки, которые, сохраняя кайф от жизни, позволяют продлить это время, когда у тебя много энергии. Но, с другой стороны, для меня супер полезно в каждый момент принимать то, что это закончится, и I’m okay, если это закончится сейчас или завтра по каким-то причинам. По ощущениям это дает больше свободы и энергии.

[1:03:19] Никита Маклахов: Если не секрет, что это были за практики и церемонии, которые помогали тебе прорабатывать этот вопрос?

[1:03:24] Дмитрий Мацкевич: Разные шаманские церемонии. Часто это просто про работу над состоянием, когда ты по утрам упираешься в очень сильную тревогу. И ты вспоминаешь, что уже проживал эти состояния, что ты смирился со своей смертью. Ты присоединяешься к этому переживанию и говоришь: «Слушай, ну эта тревога — это же мелочь по сравнению с тем, что я уже проживал, I’m okay, если это произойдет». И это позволяет тебе убрать целый слой. В основном это были разные шаманские церемонии, где ты больше работаешь не со своим концептуальным пониманием, а с глубоким нерациональным проживанием на уровне эмоций. Потому что на уровне ощущений, на каком-то более глубоком, неконцептуальном, нерациональном уровне эта проработка намного более мощная. То есть здесь помогают любые практики, которые позволяют тебе это прожить на уровне глубоких эмоций. Я в этом не сильно разбираюсь, а вот в Бусидо, знаю, у самураев была конкретная практика медитирования на принятие своей смерти, чтобы убрать этот страх и в бою быть более свободным, но я туда не углублялся конкретно. Знаю, что во многих культурах эта практика достаточно хорошо проработана, и можно вдохновение оттуда брать.

[1:04:48] Никита Маклахов: В общем, ты был частым гостем в Перу?

[1:04:51] Дмитрий Мацкевич: Нет, кстати, я в Перу не ездил. Были разные классные рекомендации в других местах, пробовал вещи из разных традиций, и для меня это было конструктивно.

[1:05:05] Никита Маклахов: Потихоньку приближаясь к завершению нашей беседы, давай затронем тему, с которой мы эту беседу начали — про гречку. Потому что я думаю, что наш с тобой смех был не всем понятен, поэтому попрошу тебя рассказать эту историю.

[1:05:16] Дмитрий Мацкевич: Люблю ее приводить в пример. Я кайфую и искренне ем гречку без ничего на воде без сахара, без соли, это мое самое частое блюдо, когда я в Москве в «Кофемании». Меня там более-менее знают — я там у себя на Покровке прихожу, и они уже знают, что вот этому странному человеку надо сделать гречку на воде без сахара и без соли, и, видимо, не так много людей ее заказывают. Тут история достаточно понятная. Я когда начал чуть более системно работать с едой, решил поменять свои пищевые привычки. Я впадаю очень легко во все зависимости, сладкое могу есть бесконечно, весь junk, чипсы — если у меня их много, я их буду все время есть. И я в какой-то момент понял, что надо заняться системными привычками, но я понимал уже тогда достаточно хорошо, что надо их хакать через любовь — придумывать себе какие-то замены. трансформацию, но все равно искренне их любить, а не заставлять, иначе это не пройдет. Я тогда решил, что надо начинать с утра, потому что утро — это стержень всего дня. Я всегда любил завтраки, завтракал разными кашами, и подумал, что надо бы начать с того, чтобы есть кашу гречневую и научиться кайфовать от гречневой каши без ничего. Это была первая интервенция, я даже делал небольшую лекцию на эту тему — по-моему, когда SkyEng организовывал серию конференций «Better life — better work», я там рассказывал про этот кейс с гречкой. Смысл такой, что есть два подхода. Кто-то думает, что надо менять привычки через целеполагание, это всем понятный подход. Ты ставишь цель прожить на 15 лет дольше — вроде бы уже куда иметь круче миссию, если нет жизни, нет больше ничего. То есть у тебя есть миссия прожить дольше, быть здоровее. Но проблема в том, что это очень далекая цель. И если ты начинаешь есть гречку, держа в голове цель прожить дольше, у тебя мозг конвертирует автоматически гречку в жертвоприношение, что-то типа «я убираю часть удовольствия в моменте, чтобы через 50 лет прожить на 20 лет дольше». Но этим очень тяжело мотивировать себя. Через 2-3 дня ты гарантированно скажешь: «Да пошли вы все нахер, эти биохакеры, fuck you, хочу есть сладкое, хочу наслаждаться жизнью, я гедонист, всё!» Ты зарефреймишь себе, что эти люди — какие-то роботы, едят эту картонную гречку, а я не готов вообще так жертвовать, я хочу курить, наслаждаться жизнью. Но ситуация в том, что это лишь вопрос рефрейминга, ты можешь также наслаждаться жизнью, кайфовать от гречки без ничего, если уберешь этот фокус на том, что ты делаешь это ради чего-то внешнего. На примере гречки очень хорошо показать, как ты трансформируешь свои привычки. Ты тоже рационально говорил, что чипсы вроде бы долгосрочно убивают, это понятно, доказано. Ты рационально понимаешь, что интуиции доверять здесь бесполезно, есть evidence научный, что сладкое, сахар слишком high glycemic load, он сокращает жизнь, скажем так. Когда много сладкого употребляешь, надо снижать glycemic load. Как снижать? Надо есть меньше сахара, больше клетчатки. Дальше ты такой: «Понял!» и начинаешь сетапить, какие придумать привычки-трансформации, от которых ты кайфуешь искренне в моменте без того, что ты делаешь это ради чего-то. Забываешь об этой цели прожить долго, не должна быть такая цель, потому что будешь все время думать, что ты живешь ради чего-то в будущем, жертвуя моментом. А ты хочешь быть в моменте, хочешь кайфовать, хочешь наслаждаться этой жизнью, чувствовать сложный вкус. И ты решаешь, что нужно научиться искренне кайфовать от этой гречки, просто от самой по себе, не для чего-то. Если я научусь это делать, тогда мой мозг автоматически каждый раз без затрат энергии, когда я буду приходить в «Кофеманию», станет выдавать: «Хочется гречки без сахара! Потому что она такая интересная, сложная». Когда ты начинаешь на этом фокусироваться, самое интересное, что твой мозг находит для этого возможность. Ты начинаешь первый раз пробовать гречку: «Ммм, а она интересно пахнет. О, там, оказывается, такой сложный вкус». Когда у тебя рецепторы очищаются от сахара, ты замечаешь, там реально сложный вкус. А если добавить туда авокадо? А если добавить яйцо-пашот? «О, интересная комбинация!» И ты постепенно понимаешь, что ты кайфуешь уже от этой гречки, ты ее ешь не для того, чтобы прожить дольше, а ты просто искренне хочешь гречку на воде без сахара. И иногда, когда мне сейчас случайно — 1 из 20 случаев — забывают и приносят гречку с сахаром, я это сразу замечаю и прямо искренне невкусно. И тогда я понимаю, что я в себя внедрил эту новую привычку кайфовать от гречки без сахара, все, она долгосрочная, можно переключаться на что-то еще. Таким образом ты постепенно-постепенно перезаписываешь свои автоматизмы, в каждом моменте контролируешь, что важно от этого искренне кайфовать, иначе это не будет твоим интуитивным решением, sustainable привычкой. Поэтому да, я периодически пиарю гречку. Важно иметь якорный мем, когда все: «Гречка? А, гречка — это про то, чтобы любить свои привычки, все, понял».

[1:11:12] Никита Маклахов: Еще минута, и мы перейдем к традиционной рубрике «5 в 1», но сначала так же по традиции я подведу итоги нашей с Дмитрием беседы. Мы обсудили кучу разных тем, но ключевой стала , как ни странно, тема удовольствия. Мой гость считает, что нужно постоянно его искать и, более того, культивировать правильное отношение ко всему, чем ты занят, что ты делаешь, будь то работа или даже практика привычек. Человек, который заряжен, который горит своим делом, транслирует свой драйв вовне и тем самым притягивает и клиентов, и инвесторов, и единомышленников. На такой позитивной и приятной энергии проще построить бизнес, в котором сотрудники будут работать без выгорания. Вообще от психологического настроя, по словам Дмитрия, зависит успех любого начинания. Навык создавать и поддерживать такой настрой он считает ключевым. А тренировки этого навыка называет ментальным кунг-фу. Вот что можно делать, чтобы практиковать это самое ментальное кунг-фу. Во-первых, посвящать самый первый час утром наблюдению за собой. Полчаса оценивать своё состояние и уровень стресса. И еще полчаса обдумывать свою миссию и цель. Этот утренний ритуал Дмитрий называет ноутингом, и это можно перевести примерно как «медитация замечания или отмечания» — что-то в этом роде. Во-вторых, стоит постоянно задавать себе 2 вопроса. Первый — как мои занятия согласуются с моими ценностями и убеждениями? А второй — как я могу найти удовольствие в важных для меня делах? В-третьих, нужно всегда стараться действовать из интереса и удовольствия, воспринимать любое дело как приятную игру и не поддаваться страхам и тревогам. И в-четвертых, если вы хотите внедрить любую новую привычку, стоит на время внедрения практики забыть про конечную цель, а вместо этого сконцентрироваться на процессе и стараться полюбить именно действие, саму практику. В сегодняшнем выпуске мы также обсудили тему бизнес-инкубаторов. Дмитрий настоятельно рекомендует каждому бизнесмену попробовать поработать в таком формате. Вы получите поддержку и, возможно, инвестиции, а заодно сможете перенять чужие шаблоны, паттерны успеха и мастерства. Плюс к этому часто хорошие бизнес-инкубаторы и акселераторы служат социальным доказательством. И если вы станете выпускником такого хорошего акселератора, то будущие потенциальные партнеры или клиенты будут гораздо охотнее соглашаться на сотрудничество и взаимодействие с вами. Напоследок мы с Дмитрием обсудили биохакинг. В этом вопросе Дмитрий старается не использовать какие-то спорные, сомнительные меры вроде инъекций, таблеток и прочего, а вместо этого практикует то, что называет «эволюционным биохакингом». Он считает, что если наши далекие предки сталкивались с каким-то явлением регулярно и на протяжении долгого времени, то с большой возможностью они научились извлекать пользу из этого явления. Например, по такой логике можно считать, что периодическое голодание может приносить пользу организму, потому что наши предки явно не обладали таким запасом и доступом к еде, каким обладаем мы сейчас. Ну и вторая часть биохакинга Дмитрия — это все, что он называет лайфстайл интервенциями. Говоря проще и по-русски — это просто изменения образа жизни через внедрение привычек. Такой подход лично мне очень близок, надеюсь, он близок и вам тоже. А если вы хотите попробовать его на практике, то приходите к нам на программу «Курс Полезного Действия», новый поток стартует уже в сентябре. Ну что же, это было резюме нашей беседы, а теперь переходим к рубрике «5 в 1».

[1:15:07] Никита Маклахов: Уже совсем в завершение короткая рубрика «5 в 1». Книга, которую ты рекомендуешь — может быть, перечитываешь, может быть, даришь другим людям. Что на тебя произвело впечатление в свое время?

[1:15:18] Дмитрий Мацкевич: Библия по когнитивным искажения и нерациональным вещам — это «Thinking, Fast and Slow», автор Даниэль Канеман. В качестве более прикладная книги по работе с привычкам я бы рекомендовал «Atomic Habits», это про практические знания и science по тому, как свои привычки менять. Мне кажется, это наиболее мощная штука по тому, как ты воспринимаешь себя, свою жизнь, людей, клиентов и так далее. Поэтому теория — это «Thinking, Fast and Slow», а прикладные вещи — «Atomic Habits».

[1:15:53] Никита Маклахов: Второй вопрос как раз про привычку. Что-то, что ты делаешь ежедневно — какая-то практика, может быть, утренний ритуал, что-то, что ты выделяешь прям как краеугольный камень.

[1:16:01] Дмитрий Мацкевич: Из моего практическому опыта, самая мощная привычка, которая долгосрочно сохраняется — это еще до того, как ты вонзился в звонки, в е-мейлы и в почту, блокировать в календаре время сразу после пробуждения и понаблюдать за собой. Причем наблюдать за собой можно хоть в душе, хоть где, а лучше посидеть. Это бесконечное journey, где ты, наблюдая, за собой, учишься ощущать себя еще лучше, ты прокачиваешь свой нейронный интерфейс, который помогает понимать, в каком ты состоянии, какие эмоции, потому что тело постоянно дает тебе эту обратную связь. На мой взгляд, это фундамент, вокруг которого можно дальше выстраивать что угодно — noting, meditation. Учиться понимать, что ты чувствуешь, как лучше, воспринимать себя как сенсор и повышать его точность.

[1:16:53] Никита Маклахов: Третий пункт про вопрос, который ты или уже задаешь самому себе, может быть, или рекомендуешь задавать другим людям самим себе, если они хотят что-то в себе лучше узнать, открыть, лучше себя понять, к чему-то прийти. Какой это полезный вопрос для саморефлексии?

[1:17:10] Дмитрий Мацкевич: Для меня это постоянный вопрос — хочу ли я заниматься тем, чем я сейчас занимаюсь? Пытаюсь разобраться, либо подрасслабить тревогу, либо найти другой способ смотреть на эту штуку, чтобы это заряжало меня энергией. Для меня это прям важный фундамент, чтобы долгосрочно с двух сторон двигаться и культивировать больше позитивных эмоций, может быть, выбирать что-то, что, отвечая моим ценностям, может меня еще сильнее заряжать и давать энергию. Потому что, на мой взгляд, чем бы я ни занимался, самый главным предиктором и успеха и моего хорошего настроения является то, что я этим горю. Поэтому я постоянно задаю вопрос, как об этом думать, как это культивировать.

[1:17:55] Никита Маклахов: Есть. Следующий пункт про инструмент — будь то сервис, будь то гаджет, будь то что угодно из виртуального или реального мира. Что-то, что тебе облегчает или помогает в жизни или в работе. Может, твоя любимая булава, гиря?

[1:18:10] Дмитрий Мацкевич: Да, да! Спасибо, кстати, за подсказку. Я всегда с собой вожу мяч, гирю, булаву, потому что для меня это персональный дзен. Сейчас вот между звонками я пойду немножко покручу булаву, гирю. Это такой flow и двустороннее взаимодействие — булава тобой управляет, ты булавой управляешь; ты постоянно должен находить с ней баланс, и я это переношу на то, как я вообще взаимодействую с миром. Я пытаюсь не пушить этот мир в какую-то сторону, куда он не хочет, а понять, куда он идет, и туда прилагать больше усилий. Для меня физические нагрузки очень важны, я стараюсь с собой иметь как минимум тяжелый мяч или гирю, которые я могу покрутить и попасть в медитацию. Потому что мне больше нравятся такие физические нагрузки, которыми ты полностью этим увлечен, такие functional patterns — эволюционно проверенные упражнения, где ты делаешь то, что твое тело привыкло делать тысячи лет. Для меня это важно. С булавой не летаю, конечно, просто стараюсь в каждом месте иметь по булаве или по гире.

[1:19:21] Никита Маклахов: Хорошо. И пятый, заключительный пункт про фильм или сериал, будь то художественный или документальный — что-то, что тебя давно или недавно зацепило.

[1:19:29] Дмитрий Мацкевич: Это хороший вопрос. Мне нравится сериал, который почему-то не очень популярен был в России, не зашел в свое время. Называется «Sense 8», он был снят сестрами Вачовски. Очень классно передает состояние эмпатии, коннективное к разным людям разных национальностей. Он о том, что мы — один организм, мы чувствуем друг друга, можем чуть больше коннектиться. И там такая футуристичная идея, что есть какое-то количество людей, которые могут полностью чувствовать то, что чувствует другой человек, находясь на расстоянии. Классно снят, произвел впечатление и наверное, многие его не смотрели.

[1:20:12] Никита Маклахов: Отлично! На этом наша беседа с тобой потихоньку подходит к концу, спасибо тебе большое, что заглянул в гости, спасибо тебе за интересный оживленный диалог, было очень приятно с тобой пообщаться. И, может быть, ты что-то хочешь сказать напоследок? Какие-то пожелания или информацию о том, где тебя поискать, понаблюдать за тобой для тех, кто захочет это сделать?

[1:20:31] Дмитрий Мацкевич: Можно дать ссылку на мой канал — у меня есть канал в Telegram, называется просто «matskevich», такой же в Instagram. Когда появляется чуть больше времени, я стараюсь туда что-нибудь писать, в основном на те же самые темы — про in science, ментальное кунг-фу, в общем, то, что меня увлекает, интересует. Я бы, наверное, пожелал каждому в первую очередь кайфовать от того, чем бы он ни занимался — это как фундамент, пытаться ощутить любовь к тому, что делаешь и нащупывать кайф с двух сторон, пробовать его всегда найти непосредственно в чем-то, чем ты уже сейчас занимаешься. Всегда есть потенциал посмотреть на это с другой стороны, и тогда эта штука будет чуть меньше отнимать энергии и чуть больше заряжать, и это станет хорошим предиктором и счастья и того, что будет больше получаться, такой win-win вроде бы. Никогда не нагружать себя какими-то новыми привычками, которые не приносят кайфа, стараться искать наслаждение в моменте.

[1:21:42] Никита Маклахов: Отлично. Спасибо тебе, Дмитрий! Спасибо всем, кто нас сегодня слушал! Успехов и до новых встреч!