Как взрывать бочки силой мысли? Цитата Сергея Белана из выпуска подкаста Будет сделано!

Гость выпуска — Сергей Белан, основатель и директор группы компаний «Викиум». Он развивает онлайн-сервис для улучшения когнитивных функций и предлагает пользователям новую разработку — нейроинтерфейс. Узнаем, как тренировать мозг!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK

Слушайте, скачивайте, подписывайтесь!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[1:02] Как появился Викиум? Чему научил Сергея Белана несчастный случай?
[6:05] Как развивался проект? Как синхронизировать команду?
[14:48] Чем Викиум отличается от своих аналогов?
[20:30] Чему учит тренажёр для мозга? Применимы ли навыки в обычной жизни?
[29:08] Какими способами Викиум приучает людей к ежедневным тренировкам?
[32:49] Нужен ли онлайн-сервису хороший дизайн?
[38:13] Зачем люди используют тренажёры для мозга? Что удивило разработчиков?
[41:15] Что такое нейроинтерфейс и нейрогейминг? Зачем они нужны?
[54:47] Как тренировать мозг без онлайн-тренажёров?
[65:00] Как всё успевать? Советы Сергея Белана по личной эффективности.
[72:50] Рекомендации в рубрике «Пять в одном»: книга, сервис, привычка, вопрос, фильм.

В выпуске были упомянуты

1) Стив Джобс. Уроки лидерства — книга Джея Эллиота и Уильяма Саймона
2) Акселератор ФРИИ — программа для ускоренного развития IT-компаний
3) Lumosity — приложение для развития мозга
4) NeuroSky, BrainLink и Muse — нейроинтерфейсы
5) Брейн-фитнес — тренажёры на основе нейроинтерфейсов
6) Apple Watch — наручные часы с дополнительной функциональностью
7) Trello — программа для управления проектами небольших групп

Сергей Белан в Интернете

1) sergey.belan.940 — профиль в Facebook
2) Викиум — проект Сергея Белана, бонус по коду budetsdelanoall

Рубрика «Пять в одном»

1) Книги — Далай-лама XIV «Искусство быть счастливым» и Дэниэл Дж. Сигел «Внимательный мозг»
2) Привычка — короткие медитации
3) Инструмент — свечи
4) Вопросы — Что я делаю? Зачем я это делаю? Почему я это делаю?
5) Фильмы — 1+1, Побег из Шоушенка, Дьявол носит Prada, Стажёр, Ноториус, Пипец, В погоне за счастьем

Главные идеи выпуска

1. Успешная финансовая реализация проекта не менее важна, чем польза, которую он приносит, а также соответствие его сути внутренним ценностям автора проекта.
2. Очень важна поддержка пользователей на первых порах. Далее мотивация сохраняется благодаря e-mail маркетингу, опросам и рассказам о результатах.
3. Умение управлять своими состояниями полезно для обычной жизни. Например, вы можете быстро успокаивать эмоции или замечать гнев в самом начале.
4. Между сотрудниками и руководителями должна быть синхронизация, то есть одинаковое видение целей, режима работы, результатов.
5. У любого нового сотрудника нужно спрашивать о его целях, мотивации, видении, почему он занимается этой работой и какую роль готов играть в проекте.

Практические рекомендации

1. Осваивайте практики медленного мышления, когда нужно в течение долгого времени думать об одном и том же.
2. Чтобы обуздать свои желания, представьте, что вы маленький мальчик из Индии, которому для счастья нужна самая малость.
3. Попробуйте технику капли (путь бегущей воды): положите льдинку на ладонь и сфокусируйтесь на своих ощущениях.
4. Планируйте день утром, на свежую голову, причем сначала следует привести себя в спокойное состояние.
5. Убирайте помехи, которые могут отвлекать вас от выполнения важной задачи.

Понравился выпуск? Послушайте также

Станьте патроном подкаста

Выражаем благодарность за поддержку нашим патронам: Дмитрию Балиеву, Анастасии Чередовой, Гуле Кебурия, Максиму Каджиеву, Изабелле Инсалл, Ксении Демченко, Максиму Шошину, Николаю Марченко, Сергею Баскакову, Евгению Носову, Елене Янишевской, Никите Дубинину, Алексею Кравченко, Ине Ступеле, Денису Гончарову, Андрею Нецепляеву, Ильнуру Исмагилову, Денису, Анне Башкировой, Александру Михайлову, Евгению Пономареву, Николаю Чернобаеву, Александре, Артуру, Джей Ласт, Андрею Завалищеву, Алексею Драч, Вячеславу Семушину, Дмитрию Юрьеву, Екатерине, Cpaty, Анатолию Наумову, Themart, Евгению Юревичу, Антону, Андрею Вахтанову, Ольге Иванченко, Дмитрию, Артёму Богомолову, Ивану Афанасову, Ирине Ананьевой, Петру Голову, Сергею Шарову, Александру Баратову, Наталии Куделе, Денису Махневу, Марине, Евгению Ковалёву, Майку Прокопетсу, Александру Сергиенко, Алексею Ягуру, Денисс Хмелевскис, Андрею Панасюку, Екатерине Ларюсиной, Анастасии Белкиной, Кириллу Клёцину, Игорю Николаевой, Ксении Бородулиной, Марине Устиновой, Андрею Масленникову, Ольге Балога, Петру Ляпунову, Антону Дедову, Марии Бесединой, Лии Смекун, Марии, Александру Кубышеву, Денису Виноградову, Игорю Батракову, Алексею Кулакову, Дмитрию Юрьеву, Юлии Дахнович, Виктору Чеснокову и приглашаем вас присоединиться к клубу патронов «Будет сделано!» — сообществу самых преданных и благодарных слушателей подкаста, которые вносят неоценимый вклад в развитие проекта. Кто такие патроны и как стать одним из них, подробно описано на нашей странице в сервисе Patreon.

 

Текстовая версия подкаста с Сергеем Беланом

[00:10] Никита Маклахов: Добрый день! В эфире подкаст от проекта «Будет сделано!» — программа для тех, кто хочет больше за меньшее время, а также жить и работать без стресса. Я её ведущий Никита Маклахов. Сегодня у нас в гостях Сергей Белан, основатель и генеральный директор группы компаний «Викиум». Мы поговорим о том, какое событие в жизни Сергея привело к появлению сервиса «Викиум». Как выбирать партнёров на основе целей и ценностей, как договориться о развитии компании ещё на берегу. Есть ли польза от интеллектуальных тренажёров или всё, чему они могут научить — это как хорошо играть в определённые игры. Что такое нейроинтерфейсы, и как они работают. Поговорим об этом и о многом-многом другом. Сергей, привет!

[01:00] Сергей Белан: Привет, Никита! Здравствуйте, дорогие слушатели.

[01:03] Никита Маклахов: Спасибо, что заглянул в гости. Предлагаю начать с твоей истории, с истории возникновения «Викиум». Я знаю, что у многих бизнесменов старт бизнеса вызван некоторой болью, но чаще всего это боль внутренняя, абстрактная, метафизическая. В твоей же истории, насколько я знаю, боль была вполне реальная. Пожалуйста, расскажи свою историю, как всё это выглядело.

[01:27] Сергей Белан: Да, действительно, в моей жизни произошёл несчастный случай, связанный с отсутствием внимания в нужный момент. Мы отдыхали в Серебряном бору, делали шашлык, моя задача была подлить розжига в мангал, чтобы получилось пламя, на котором мы будем делать шашлыки. Когда я это делал, я не заметил, что там был огонёчек, произошел эффект загорающейся струи, у меня всё это взорвалось в руках. Я получил 45% ожога, и, лёжа в реанимации, очень часто думал: «Боже, какая нелепая смерть. Как так может вообще произойти?» Всё, слава Богу, обошлось. Мне давали шансы, но прогнозы были не радостные, и говорили, что это займёт минимум 3 месяца. К сожалению, приходилось наблюдать, как люди не выкарабкивались — такой тяжёлый опыт. Но всё обошлось, и это дало толчок к новой идее, что нужно начинать делать что-то своё. Скажем так, до этого у меня были попытки заниматься бизнесом, но в этот раз я решил усердно этому посвящать своё внимание и стал думать, чем же всё-таки заниматься.

[02:40] Никита Маклахов: С чем это было связано? Насколько я знаю, у тебя была вполне неплохая карьера. Этот близкий контакт со смертью тебя как-то изменил? В чём была точка отсчёта?

[02:49] Сергей Белан: Я думаю, да. Я даже недавно прочитал выражение, сейчас не вспомню, кто его написал, но говорится, что «у человека две жизни, и вторая начинается тогда, когда он чуть не потерял первую». Собственно говоря, этот этап взбодрил. Я отвечал за целое направление в банке — за альтернативный канал фондирования. Всё шло очень хорошо, но я понял, что это моя не максимальная реализация, что хочется сделать что-то масштабное, своё и что-то хорошее. Скажем так — отдать долг за то, что получил второй шанс. Но это осознание позже пришло. Сначала стал выбирать идеи, мы думали, чем заниматься, и когда пришла мысль сделать ресурс с тренажёрами для когнитивных функций, и одной из них будет внимание, это нашло во мне огромный резонанс. Не просто поднять денег, сделать какую-то венчурную историю, а чтобы она ещё удовлетворяла внутренним потребностям, закрыть этот гештальт, долг перед вселенной относительно того, чтобы внимание каким-то образом тренировать и улучшать.

[04:02] Никита Маклахов: Сергей, я когда готовился к беседе с тобой, перечитывал твои старые интервью. И в одном из них ты говорил о том, что был этап, я сейчас тебя дословно процитирую, что ты тогда думал следующим образом: «Вот мы сейчас запустим, вложим сюда Х денег, сделаем на коленке сервис, запустим, поднимем деньги, и потом на эти деньги будем вкладываться в продукт» — такой отрывочек из интервью. Расскажи, как твои мысли о быстром обогащении пересекаются, сопоставляются с мыслями о вселенском призвании, отдаче и так далее?

[04:34] Сергей Белан: Полностью между собой соприкасаются. То, что сейчас ты зачитал — так делается MVP. Сначала делается какая-то минимальная версия продукта, потом она тестируется. Если есть спрос, уже поднимаются более большие деньги. «Поднять денег» в этом состоянии звучит не как в карман, а в проект. И потом на большие ресурсы идёт более масштабное развитие проекта. Успешность, финансовая реализуемость этого проекта тоже является важным. Делать чисто благотворительный и всем помогающий проект никогда не было моей целью. Моя цель как бизнесмена — чтобы это был финансово успешный продукт. А внутренняя цель — это чтобы он ещё приносил какую-то пользу, добро этому миру. У Лао Цзы есть такое понятие «путь важнее цели». На самом деле, путь даёт нам уроки и развивает нас. И этот путь, который мы идём с «Викиумом», меня тоже трансформирует. Я могу сказать, что сейчас я всё-таки другой человек, который был год, два, три, четыре назад. Но изначально была искра, что делать большой, масштабный бизнес, чтобы он ещё делал что-то хорошее. А сейчас мы ещё и по-другому начинаем сами мыслить.

[06:01] Никита Маклахов: Хорошо, давай тогда как раз про этот путь и поговорим. Мне хочется узнать, через какие этапы прошёл ты и прошёл проект с момента зарождения? Я знаю, что вы не раз и не два расставались с какими-то партнёрами до того момента, как к проекту не присоединился Артём Овечкин, который также был у нас в гостях. Расскажи, какие были сложные моменты, как вы через это проходили?

[06:24] Сергей Белан: Прямо в точку. На хорошие вопросы принято отвечать, вот так скажу. Про этапы: мне очень нравится спиральная динамика — сначала идёт выживание, потом борьба, потом рост, потом процветание и так далее. Вот мы, мне кажется, прошли через всё. Сначала было выживание, мы очень быстро как проект поняли, что та команда, которая делает этот проект, не синхронизирована в целях, во взглядах на этот проект и в том результате, который мы хотим от него получить. Нормальная жизненная ситуация. Те люди, с кем мы начинали этот проект, с большим количеством людей я поддерживаю общение — мы разошлись очень хорошо. Это неплохо, что мы разошлись, потому что ты сначала не всегда понимаешь, кто идёт рядом с тобой. У нас у всех были разные цели. Моя основная задача была — именно идти в долгую, развивать, делать всё с каждым циклом лучше, совершеннее и масштабнее.А у других людей было позиционирование, что всё-таки давайте мы из этого как-то начнём выжимать как можно быстрее. И мы очень быстро всё между собой поняли и договорились, что мы выкупим этот проект. Я и новый партнёр, на тот момент это был Александр Щегольков, выкупили. И опять я попал в ту же самую проблему, что до конца не понял основные цели людей, с кем идти дальше. Мы с Сашей тоже сразу рассинхронизировались, потому что у него была идея, что стартап — это что-то само динамическое, может развиваться, очень-очень легко запуститься, идти и масштабироваться. А как и любому ребёнку, на первых этапах очень важно внимание и вкладывание ресурсов и энергии. Когда мы это поняли, мы друг другу сделали предложение, причём мы встретились, и он сказал то, что хотел сказать ему я. Он сказал: «Серёга, давай я как-то выйду из проекта, потому что тут нужно всё-таки впахивать сутками, а я не готов. Я думал, что это будет как-то намного проще». А я к нему шёл на встречу точно с таким же предложением. И тут Артём Овечкин как раз сделал предложение, что «давай я выкуплю Сашу и дам деньги в развитие проекта». На тот момент мы находились уже в акселерации ФРИИ, тут и начался переход из выживания в осознанный рост и понимание действий. Я же до этого в банке работал, финансами занимался, а тут стартап: конверсия, клики, ретеншн — совершенно другая стезя. И вот ФРИИ вгрузило в меня первую каплю знаний, как вообще делаются онлайн-проекты, за что им тоже огромное спасибо. На тот момент присоединился Артём Овечкин, и тут произошла синхронизация целей. Первое, что мы сделали — мы через очень короткое время выпустили курс детокса, с коммерческой точки зрения он тоже очень логичный, потому что Детокс — это Up-sell. Основной продукт — это программа развития «Викиума», и очень хорошо ложатся продукты Up-sell сверху для повышения lifetime value, LTV. В тоже время именно курс «Детокс мозга» — это как перепрошить свою операционную систему, как научиться отстраняться от некой реальности, уходить в себя и перезагружаться и начинать действовать не с позиции эмоций, замкнутых мыслей, ощущения дисбаланса, именно исходя из чистой мысли. Это тяжело звучит, но если простым языком сказать, то есть комната, и в ней грязная мебель. Грязная мебель — это мысли, потому что в человеке могут быть мысли «я неудачник», «у меня ничего не получится», «у меня плохое здоровье». Мы с этими мыслями крутимся, эти мысли нас каждый день отравляют, вводят в состояние негатива, и мы с этим ничего не можем сделать. Нужно их просто постараться убрать от себя, сделать квартиру чистой и внести туда новую мебель: «я что-то делаю, чтобы у меня отношения налаживались», «я начинаю что-то делать со своим здоровьем». Каждый раз, когда негативная, отрицательная мысль через нас проходит, мы расстраиваемся, можем зациклиться. А ещё есть стереотипы, общество нам может очень много навязать. Мы можем всю жизнь потратить на то, чтобы доказать своим родителям, что мы молодцы, хотя это, в принципе, жизнь человека. Зачем кому-то тратить, чтобы что-то доказывать? Я сейчас углубился немного в Детокс, понесло чуть-чуть. Я как автоводитель очень сильно удивляюсь людям, которые выходят на пешеходный переход, я их называю «бессмертные» — он прямо вышел на пешеходный переход, он думает, что вокруг него какой-то энергетический щит, он в нём идёт, и любой водитель ничего с ним не сделает. Он идёт и доказывает, самоутверждается, что «вот, я на пешеходном переходе, значит, меня трогать нельзя. А если ты меня собьёшь, то ты не прав, а я прав». Отлично! Если его собьют, водитель будет не прав, возможно, его посадят, но человек будет навсегда травмирован, в инвалидном кресле. Я просто себя ставлю на это место. Да какая мне разница, что произойдёт с водителем? Моя жизнь-то пойдёт вниз, в упадок. Как раз такие стереотипы, доказать что-то самому себе — зачем? Именно поэтому мы сделали Детокс, и нам это очень хорошо сразу дало небольшой прирост. Ты что-то хочешь сказать?

[12:04] Никита Маклахов: Да, я хотел немножко откатиться назад, буквально на пару минут. И спросить тебя, чему в итоге тебя научили истории с партнёрами, с расставаниями и с несовпадениями целей? Есть ли у тебя теперь какой-то отработанный алгоритм, как ты на берегу заранее синхронизируешься, сопоставляешь свои цели с целями партнёра и принимаешь решение о дальнейшем движении?

[12:26] Сергей Белан: Да, я научился спрашивать людей. Когда мы входим в какую-то историю, даже с сотрудниками, которых мы берём на работу, я начинаю спрашивать: «что движет? Как мотивирует? Как ты видишь? Какие твои цели?» Потому что люди открыты, люди это говорят, просто мы можем предложить человеку заниматься бизнесом, исходя из какого-то внешнего надуманного кокона об этом человеке и его компетенциях. То есть мы думаем, что этот человек нам максимально подойдёт, но когда начинаешь с ним говорить, ты понимаешь, что, например, у человека совершенно другие цели. Например, мне очень важна дальняя цель, масштабные цели, и для меня вообще не подходят партнёры, для которых важен выхлоп здесь и сейчас, но в меньшем объёме — «исследование про печенюшку сейчас, про 2 печенюшки потом». Когда с людьми начинаешь общаться, говоришь: «А как ты представляешь свой рабочий день, свой месяц?» Люди иногда могут сказать: «Слушай, ну, для меня вот, например, классно получить денег и на полтора месяца уехать в Тай, как бы отдохнуть, вот потом приехать, опять поработать». Это тоже прекрасно, но я понимаю, что мы, как люди, к сожалению, тогда будем несовместимы. Для другого, например, было важно, чтобы люди работали на удалёнке, он прямо грезил — «удалённые сотрудники, экономия». А я понимаю, что мне очень нравится растить людей, мне нравится, когда люди в штате, я не люблю экономить. Лучше не экономить, а больше зарабатывать, лучше не экономить на сотрудниках, платить им больше, но получать от них больше. Получается, изначально идёт рассинхрон понятий, и мы никогда не договоримся. Я сейчас, когда вступаю в какие-то диалоги, пытаюсь понять глубинные цели. Люди врут иногда, они говорят социально ожидаемые вещи, но всё равно можно понять общий фон и настроение человека, если спрашивать.

[14:24] Никита Маклахов: Какие у тебя в этом плане любимые вопросы?

[14:27] Сергей Белан: «Зачем ты хочешь это делать?», «Как ты это видишь?», «Почему ты занимаешься именно этой работой?», «Что ты хочешь получить?», «Как быстро ты хочешь получить? Важно для тебя вытащить 150 тысяч рублей в месяц или не важно?» Самое важное — это цель: «зачем ты это делаешь? Для чего ты это делаешь? Как ты хочешь это делать, и как ты себя видишь?».

[14:50] Никита Маклахов: Хорошо, спасибо за ответ. Давай тогда немножко двигаться дальше. Насколько я знаю, ты особо не скрываешь, что «Викиум» изначально создавался явно с оглядкой на западные сервисы вроде Lumosity. Скажи, по прошествии времени не жалеешь ли ты о том, что твоя идея не оригинальная, что ты взял идею с западного сервиса? И зачем этому миру нужна ещё одна Lumosity?

[15:17] Сергей Белан: Ах ты хитрец! Значит, первая часть. Ещё Стив Джобс говорил, что что-то взять и модернизировать — это не плохо. Изначально за основу брался Lumosity, как образец для подражания. Только мы научную базу, мы ходили в центр тестирования при МГУ, привлекали своих экспертов. Часть методик: эффект Струпа, тесты Корси, Вундта — эти техники мы брали общемировые. И тут изначально мы были похожи, и мне за это ни капельки не обидно, потому что мы взяли хорошую бизнес-модель, которая существует на Западе. Но в России всё пошло по-другому. Это в Lumosity на Западе очень хорошо работало, в России у нас с этим было не так хорошо, и это нормально. Сейчас другие копируют «Викиум», и это тоже нормально, только сейчас нас догнать тяжелее. А вот вторая часть — зачем этому миру сейчас 2 похожих сервиса? Я не совсем согласен с этой постановкой вопроса, потому что сейчас то, что из себя представляет «Викиум» — такого ресурса нет вообще в мире. На Lumosity есть некая программа развития, которая подстраивается под пользователя и даёт ему тренажёры. А что из себя представляет «Викиум»? «Викиум» в продуктовой части в разы опережает Lumosity, это программа развития под человека. Это большой новый пласт, которого вообще ни у кого нет, эта программа может подстраиваться под профессии, мы проводили исследование. Когда человек говорит, какая у него профессия — мы знаем, какие для этой профессии функции важны, и мы подстраиваем эту программу под него. Потом мы подстраиваем под полиглот, у нас специальные тренажёры появились, которые работают с новыми модальностями ощущений, со звуковыми. У других этого нет — чтобы было проще изучать языки. У нас есть, например, курс целеполагания — тренировать мозг тоже нужно зачем-то. Для некоторых тренировка мозга — это процесс, а ведь всё равно нужно эту силу куда-то применять. Зачем становиться сильным, если эту силу не применять? Поэтому мы сделали курс на целеполагание. Потом мы поняли, что нужно мышление у людей раскачивать более массово — сделали курс на мышление. А нейроинтерфейсы, нейротехнологии? Мы первые, кто запустили именно комплексные тренажёры с использованием нейроинтерфейсов, когда мы уже работаем с альфа- и бета-ритмами. Это совершенно разные продукты и разного масштаба, и разной пользы, и вообще разного подхода. Программа развития у нас про одно, но траектории развития, масштабы развития, масштабы продуктов — тут нам нет равных в веб-версии. Единственный наш минус — что мы пока только очень хорошо в вебе есть. Но мобильное приложение у нас в разработке, тут мы тоже скоро всех удивим, потому что там у нас будет то, чего нет ни у кого.

[18:27] Никита Маклахов: Если вы хотите не просто слушать подкасты и читать книги, но и реально менять что-то в своей жизни, приглашаю вас на «Курс полезного действия». Это обучающая онлайн-программа, где собраны все мои наработки и лучшие техники от гостей подкаста. Гарантирую, что по итогу обучения вы выстроите собственную систему личной эффективности, научитесь работать в комфортном режиме и достигать целей без борьбы с собой. Кроме того, вы внедрите не менее 10-ти полезных привычек и, если нужно, избавитесь от 3-х вредных. Но главное — вы освоите технологию управления привычками и потом сможете самостоятельно проработать любую, даже самую сложную привычку. Обучение длится 3 месяца с небольшими перерывами на каникулы. Всего 3 ступени по 16 уроков. На каждый урок вы будете тратить примерно 40 минут. Можно проходить курс самостоятельно, с куратором или под моим личным руководством. Наши обучающие курсы прошли уже более 700 человек, и 93% участников готовы рекомендовать курсы своим друзьям и родным. На каждом потоке у нас собирается очень крутая компания, так что сокурсники станут вашим новым сильным и поддерживающим окружением. Обучение даст реальные результаты, которые сохранятся надолго. Вы получите не одноразовый волшебный пинок, а проверенную технологию. Поменяются ваш образ жизни, образ мыслей и стиль работы. В общем, это будет полномасштабная работа над собой, причём в лёгкой и увлекательной форме. Все подробности об участии в «КПД» ищите на нашем сайте по ардесу willbedone.ru/game. До встречи на курсе!

[20:36] Никита Маклахов: Давай тогда ещё немножко поговорим про «Викиум» и про Lumosity в контексте именно игр, не будем касаться других постов, вроде нейроинтерфейсов и программ обучения — к ним перейдём позже. Самое частое замечание, самая частая критика, которую я встречаю, когда речь заходит о подобных сервисах — это то эти сервисы не развивают мозг, а только учат играть в игры. То есть единственный навык, который ты приобретаешь, играя в «Викиум» — это навык хорошо играть в «Викиум». И в результаты в реальной жизни это никак не выливается. Что ты можешь сказать по этому поводу, есть ли у тебя какие-то контраргументы? И если есть, то как они выглядят?

[21:19] Сергей Белан: Мнений может быть несколько, и всё, что реально отвечает, как это работает — это человек. Можно бесконечно ходить в тренажёрный зал, поднимать выше штангу, но никогда эту силу нигде не использовать и просто не замечать.

[21:40] Никита Маклахов: Перебью тебя, поделюсь немного своим опытом. Ты привёл сравнение с тренажёрным залом. Ты можешь силу, полученную там, не использовать, но когда ты будешь смотреть в зеркало, ты будешь видеть, что тебе рубашка уже стала мала в плечах, что бицепсы подросли. У меня было просто взаимодействие с Lumosity, я на протяжении года играл, тренировался каждый день и вошёл в 0,2% лучших участников, то есть 99,8% пользователей сервиса я обгонял. Но ощущения того, что что-то изменилось за этот год, что я стал супер умным с супер крутой памятью, у меня не возникло, и в прорывные результаты это тоже не вылилось. На мой взгляд, это как раз самый такой демотивирующий фактор, что ты что-то делаешь и не получаешь никакой обратной связи кроме самого сервиса, кроме каких-то баллов. Поэтому встаёт вопрос — зачем тренироваться, если ты не понимаешь, как это на тебя влияет?

[22:34] Сергей Белан: Тут тоже именно про ощущения — заметить, ощутить эту пользу тоже же не так легко — что мы стали больше запоминать. Ещё нужно находиться в неком состоянии: «О, а я стал более внимательным», «О, я стал лучше запоминать». Иногда даже происходит, что это просто нас собирает, то есть мы проснулись разобранные, сыграли в Lumosity или в «Викиум» и заметили, что шестерёнки стали быстрее крутиться, и мы пришли в состояние бодрости. Ты хочешь сказать, что не замечал, не ощущал эти состояния?

[23:11] Никита Маклахов: Эффект именно зарядки, конечно, был, но помимо Lumosity можно и просто по улице прогуляться, и тоже будешь бодрее, веселее. Тут же пока речь больше идёт о развитии мозга.

[23:24] Сергей Белан: Но это же по-разному работает — кислород нужен для окисления глюкозы, что как раз и даёт некий тонус. Прогулка важна, но это чуть другое. Здесь именно развитие когнитивных функций, и нужно всё равно понимать, что если человек запоминал 4-5 предметов, то он не начнёт запоминать 20-30. Он начнёт запоминать 7-8, 10, но на эти эффекты тоже нужно обращать внимание: где что произошло, где что улучшилось. Для нас, для «Викиума» тоже очень важно, чтобы люди чувствовали пользу, которую мы несём, и мы постоянно их об этом спрашиваем. Без этих отзывов не было бы даже ресурса, потому что когда люди нам не пишут, что они включаются, находят себя, чувствуют себя лучше, нас бы даже это не мотивировало. Забросил год, занимался, входил в лучших, но не заметил. Может быть, ты просто уже потом перестал замечать? По аналитике всей нашей базы и миллионов пользователей, как мы смотрим, основной рост идёт в первые 3 месяца. Потом уже идёт поддержание, медленный прирост. Этот медленный прирост уже не ощущается. Это как и в тренажёрном зале — сначала мы растём, а потом мы за несколько месяцев только на 5 килограмм штангу добавляем.

[24:56] Никита Маклахов: Если бы твоя гипотеза была верна, то после прекращения занятий человек бы заметил откат. Допустим, на медитации это очень хорошо видно: ты медитируешь, особо эффекта медитаций не видишь, потому что он очень медленный, но если ты бросаешь через пару месяцев медитацию, ты сразу понимаешь, что «блин, зря я бросил, потому что начался какой-то хаос в голове. И это тебя заставляет вернуться, потому что ты понимаешь, что всё-таки эффект был, но ты его просто не заметил. В случае с тренажёрами, с Lumosity конкретно, я когда прекратил занятия, жизнь моя не стала ни лучше, ни хуже после этого.

[25:31] Сергей Белан: Медитация-то — это другое, мы сравниваем несравнимые вещи. Хаос в голове почувствовать намного проще. Тяжелее заметить, что сначала я запомнил, куда я положил 10 своих предметов, а сейчас я стал запоминать 8 предметов. Это тяжелее заметить, чем то, что у меня до этого была каша в голове, а сейчас у меня чисто в голове. Я тебя полностью понял, потому что я тоже медитирую. И когда я прерываюсь на какое-то время, идёт не только каша в голове — даже тело начинает чувствовать, что идёт какой-то дисбаланс, стресс начинает расти. Прекращение таких практик чувствуется, конечно, больше. Потому что тут идёт только на внимание, память, мышление, и идёт не так резко, всё равно там не развились на некое плато. Потом, если прийти на Lumosity либо на «Викиум» через 2 месяца и сыграть в эти тренажёры, то статистика покажет, что нет такого скачка. А что значит эта статистика? Каждый тренажёр применяется учёными для анализа когнитивных функций. По факту, это и есть прямая обратная связь, как работает внимание, память и мышление. И когда видно, что они ушли в просадку, это почувствовать не так легко. Например, человек курит и человек не курит — он легко чувствует эти состояния. Человек находится в состоянии алкогольного опьянения либо нет — тоже легко чувствуется. А то, что человек начинает резко что-то замечать — это всё индивидуально. У нас есть огромное количество писем, что люди через 2 недели просто чувствуют колоссальную разницу в себе. Тут же тоже очень важно понимать, в каком мы состоянии пришли в этот ресурс — в состоянии сильной просадки когнитивной, либо в отличнейшем состоянии. То есть если мы пришли здоровыми в бассейн, в хорошем расположении духа и поплавали, то нам становится хорошо. А если мы пришли после какого-то затяжного периода болезней, после большой сидячей работы, после плохого поведения, то бассейн нас просто кроет, мы такие: «Ничего себе, вот это да». Поэтому очень важно всё равно учитывать те параметры, в каких мы входим в эту систему. Ты говоришь: «Не почувствовал эту резкую просадку после того, как год позанимавшись на Lumosity, ты это забросил». А ты пробовал опять начать и почувствовать прибавление?

[28:09] Никита Маклахов: У меня не было таких долгих периодов после этого, но периодически возвращаюсь на пару-тройку дней поиграть.

[28:15] Сергей Белан: Тут ещё вопрос, что мы не чувствуем просадку, но чувствуем ли мы потом опять улучшение? Мы все очень сильно индивидуальны. Внимание можно ещё мерить не только относительно, но и абсолютно. Например, если на внимание с нейротренажёрами взрывать бочку — это легче померить. Абсолютно померить проще, чем относительно, идёт биологическая обратная связь. Было бы намного проще показать эту просадку без тренировок и просадку с тренировками. В относительных величинах это даже и показать сложнее, но про чувства — это очень индивидуально.

[29:00] Никита Маклахов: Ладно, хорошо, давай тогда перейдём к следующему вопросу. И вопрос такой: я полагаю, что одна из самых важных задач, как создателей такого сервиса, как «Викиум» — это помочь людям превратить занятия в сервисе в привычку. Сделать так, чтобы они занимались каждый день и не бросали занятия. Скажите, что вы делаете со своей стороны, чтобы помочь в этом вопросе людям? Что вы делаете, что людям было проще превратить занятия в привычку?

[29:28] Сергей Белан: Я не скажу, что наша основная цель — превратить в привычку. Если бы наша цель была превратить в привычку, именно научные методы — мы их не используем. Мы не используем хитрости, которые дали бы нам дополнительных хитрых монеток для этого. Мы хотим, чтобы у людей «Викиум» вошёл в привычку, и мы это геймифицируем, мы стараемся людей поддержать, подбодрить, но чтобы они этот выбор делали сами, а не чтобы мы делали это с помощью хитрого нейромаркетинга. Я сам понимаю, что «Викиум» должен быть полезной привычкой. У меня были мысли, как мы это можем сделать, подтолкнуть людей, но я отказался от этой идеи. И мы решили, что пусть он становится привычкой естественной. Для естественной привычки, что мы делаем? За каждый следующий день мы зачисляем больше нейронов. А нейроны влияют на то, что мы открываем ему новые части сервиса, это геймификация. Мы ускрояем скорость открытия дополнительных возможнстей «Викиума». Вообще, чтобы выработалась привычка, говорят, нужен 21 день, но мы не трекаем 21 день, мы даём больше посыл на первых днях. Но потом мы его мотивируем через e-mail-маркетинг, мы показываем ему те результаты, к каким он может прийти, что реально может дать «Викиум». Как ты правильно говорил, что всегда не очень легко сразу увидеть пользу от этого. Про зубную пасту, нам говорят: «Чистите зубы каждый день», но мы же не чувствуем, что мы почистили зубы — всё, теперь у нас не будет кариеса. На самом деле, ощущение того, что у нас не будет кариеса, даёт нам мята и пена в зубной пасте, которая показывает награду за привычное действие. Ощущение свежести во рту у людей стало синхронизироваться с отсутствием кариеса, либо с красивой улыбкой — с разными функциями. Это дало тот большой толчок, что внесло это в привычку. Мы тут чуть-чуть помогли — мы спрашивали: «Какие ощущения вы испытываете после того, как позанимались на „Викиуме“?» Потому что нам очень важно, что человек, когда позанимается на “Викиум«е, почувствал эту разницу. А ведь пока нам не скажешь: «Почувствовал ли ты?», мы даже эту мысль себе можем и не пропустить. И тут мы тоже у людей стали спрашивать: «Почувствовал ли ты это? Почувствовал ли ты это?», и 95% людей сразу же что-то чувствуют после тренировки, даже после первой. Либо это состояние лёгкости, либо это состояние некой чистоты, либо состояние включившихся шестерёночек, активности, либо состояние напряжения «ух, что-то включилось», то есть оно есть. Тут мы тоже помогаем, и конечно мы показываем ту картину будущего, куда можно прийти, если заниматься на этих тренажёрах.

[32:37] Никита Маклахов: Хорошо, спасибо за ответ. И у меня последний вопрос касательно сравнения «Викиум» и Lumosity. Не уверен, что он будет корректный, но очень хочется его задать. Так вот, Сергей, скажи, почему вы не наймёте хороших художников для отрисовки игр? Потому что сравнивая «Викиум» и Lumosity, даже при желании поддержать вас, как соотечественников, как хороший российский продукт, я захожу в ваш сервис и испытываю некую боль от того, что всё прорисовано не так хорошо, как в той же Lumosity. В Lumosity получаешь некое эстетическое удовольствие от процесса, даже не беря во внимание, в чем разница с научной точки зрения. Визуально процесс, пока что, мне кажется, у вас не очень дотягивает. Скажи, почему вы не делаете на этом акцент, почему не развиваете направление визуального представления игр, чтобы люди получали удовольствие именно от этого?

[33:30] Сергей Белан: «Викиум» всё равно развивается итерационно, и с каждой новой итерацией дизайн наших тренажёров всё лучше и лучше, и геймифицируется он больше. На «Викиуме» сейчас есть 3 типа дизайна тренажёров: совсем старый дизайн, переработанный дизайн и совсем новый дизайн. Например, последние тренажёры: Наблюдатель, Тайная комната сделаны уже в новом дизайне, и визуально и по-игровому он воспринимается совершенно по-другому. Просто пока что на «Викиуме» основная масса тренажёров не с изменённым дизайном, но постепенно они улучшаются. Потому что сменить дизайн в тренажёре — это не так-то легко. Я расскажу процесс смены дизайна в тренажёре: сначала этот дизайн нужно отрисовать дизайнеру, потом его нужно согласовать с научным отделом и с научными партнёрами. Нам научный отдел рубит очень много классных приколюх, хочется чего-то, а они: «нет, вот это не надо, это не надо», и это очень тяжёлый процесс. Потом это нужно натянуть, грубо говоря, на механику этого тренажёра. Потом нужно его валидировать на огромной выборке пользователей: взять старый тренажёр, потом программингом параллельно ввести новый, чтобы они одновременно работали. И смотреть, чтобы ни в коем случае новый дизайн по уровню пользы, скорости набора навыка, не отстал от старой версии, если мы всё-таки про пользу. Поэтому смена дизайна — это очень-очень долгий период, и мы в этом идём. Но мы сейчас как компания больше сконцентрированы на выпуске новых продуктов и плавного улучшения старых продуктов, нежели на резком улучшении старых продуктов и медленном выпуске новых. Даже за последний год изменился полностью дизайн первой волны тренажёров. Я, конечно, не дизайнер, но мне уже тот дизайн нравится. В Lumosity он другой. Он тоже очень приятный, вкусный, он friendly, мы тоже к этому идём. Но если взять основной интерфейс «Викиума», то, мне кажется, мы полностью соответствуем западным нормам, и мы масштабируемся на Запад. И у нас про UX-дизайн вопросов нет, но про тренажёры старые, не обновленные, прилетает иногда.

[36:15] Никита Маклахов: Прежде чем двигаться дальше, подведём итоги первой части разговора. Сергей рассказал историю появления проекта «Викиум» и подчеркнул, что для успешного развития бизнеса должны выполняться 3 условия. Первое: проект должен соответствовать внутренним ценностям его создателя. Второе — должна быть финансовая отдач от проекта, не обязательно быстрая, можно работать и на перспективу. И третье условие — это синхронизация команды. У всех сотрудников и руководителей должен быть одинаковый взгляд на цели, результаты и процесс работы. Этот момент нужно прояснять как можно раньше, при первом же разговоре с будущим сотрудником или партнёром. Далее мы перешли к обсуждению онлайн-тренажёров «Викиум» и Lumosity. В основе этих сервисов лежит одна и та же методика развития когнитивных способностей, то есть внимания, памяти и мышления. Но есть и некоторые различия. Например, «Викиум» подстраивается под профессии пользователя, помогает учить языки, предлагает дополнительные курсы и тренировки с помощью нейроинтерфейсов. Пользу от тренажёров вроде «Викиум» не всегда легко заметить, но, как уверяет Сергей, она есть. Как минимум, после такой тренировки появляется бодрость и готовность включиться в работу. Чтобы лучше ощутить эффект, полезно быть внимательным к себе и задавать себе вопрос: «Что изменилось?» Прогресс можно также отслеживать с помощью статистики и нейроинтерфейсов. Разработчики сервиса стимулируют пользователей тренироваться регулярно. Они делают это с помощью геймификации и e-mail-маркетинга, рассказывают о результатах, которые может получить человек, и спрашивают, какие результаты он уже получает. Смотри, Сергей, насколько я знаю, вы недавно перешагнули планку в 2 миллиона пользователей на на «Викиум». Скажи, какие интересные тенденции, интересные штуки вы узнали о людях, проанализировав такой большой массив пользователей и их поведение? Что тебе показалось необычным, что тебя удивило в поведении людей или в информации о людях, которую вы смогли почерпнуть?

[38:25] Сергей Белан: Основной вывод — когда мы делали «Викиум» изначально, и первые полтора года его существования почему-то мы думали, что «Викиум» — это больше для людей до 27-30 лет. Моё убеждение, что это какая-то игровая полезная вещь, но которую будут потреблять люди в более молодом возрасте для своего максимального развития. Грубо говоря, мне нужно сейчас в себя больше вкачать, стать лучше, чтобы потом делать всего больше. А вот основной вывод, что это люди в более осознанном состоянии, от 25 — люди, которые задумываются о своём развитии и используют это как инструмент для приложения его в своё улучшение. Не просто стать лучше, в моменте стать лучше и сохранить это, а люди чувствуют, что что-то не так, берут этот инструмент и улучшают себя дальше. Вот это было для меня открытие.

[39:34] Никита Маклахов: Есть ли что-то интересное, что вы узнали именно о природе человека или о поведении людей? Не с точки зрения демографии сервиса, а именно с точки зрения той информации о людях, которая у вас есть в наличии?

[39:47] Сергей Белан: Тут открытие следующее: у меня было основное видение, что я занимаюсь на «Викиуме», потому что хочу быть лучше. А основное открытие — это то, что мне не очень хорошо, поэтому я пришёл на «Викиум». Это печально. Может быть, у нас просто такой менталитет — пока нам совсем плохо не станет, мы к врачу не пойдём, а профилактику своего здоровья делают очень мало. Есть очень много небольших выводов. Мы тоже старались нашу аудиторию сегментировать и по психотипированию, что это за люди, по увлечениям и по образу жизни. Очень разноплановая аудитория. Большинство нашей аудитории, кстати, так или иначе, всё равно занимаются саморазвитием. Это тоже хорошо, что человек использует не только «Викиум», а ещё использует техники, книжки умные читает. Я думал, в России будет меньше интерес. Приятно наблюдать, что наша страна, на самом деле — страна развивающаяся. Всякие разные вещи нам про нашу страну говорят, но однозначно — это не самое худшее место, где можно жить. И люди у нас за развитие, просто инструментов кому-то не хватает и так далее. Русский дух чувствуется, и это радует.

[41:09] Никита Маклахов: Давай тогда поговорим про второе направление вашей работы, которое лично у меня вызывает гораздо больший интерес, чем тренажёры. Я сейчас говорю про нейроинтерфейсы. Расскажи, что это такое, как вы к этому пришли, как это можно использовать, и почему это интересно и полезно?

[41:28] Сергей Белан: Значит, что это такое? У нас, простым языком, в голове есть нейроны. Между нейронами происходят импульсы и при синхронизации образуют некую волну. Волна — это частота, герцы. И определённым состояниям соответствует определённая импульсивность этих волн. Выявили, что для состояния концентрации внимания больше соответствует повышенный бета-ритм, от 24 до 30 герц. Пониженный альфа-ритм — от 12 до 8 герц соответствует состоянию спокойствия. Это не значит, что мы спокойны, если у нас такой альф- ритм. Ещё частота сердцебиения должна быть правильная, и миограмма. Но один из паттернов — это электроэнцефалограмма, эти герцы. Это же все электро — ЭЭГ, электроэнцефалограмма. Раньше, для того, чтобы сделать электроэнцефалограмму, нужно было одевать на себя шапки, подключать провода, и это было очень дорого и технологично. Сейчас есть такие пользовательские устройства, которые называются «нейроинтерфейс», которые очень просто надеваются на голову. Стоят они недорого — до 15 тысяч можно купить хороший нейроинтерфейс. Он считывает сигналы ЭЭГ, волны. Он понимает, какие состояния у нас в голове. Конечно, не так точно, как шапочки, не так точно, как медицинская электроэнцефалограмма. Но тренд он показывает — какая волна, какой ритм преобладает. Что такое направление brain-фитнеса? Это когда мы учимся искусственно сами себя вводить в эти состояния. Например, представь, медитация или йога. Он говорит: «Так, а теперь расслабьтесь все», «Ну что? Как? расслабился?», «Да, да, да», «точно?», «Да, да», «Твоё внимание пустое? Ты в точке нуля?», «Да, да, да». С помощью электроэнцефалограммы можно померить, действительно ли человек находится в состоянии расслабления. Это абсолютная величина. Она может показать, как сейчас наше внимание у нас устроено, и что мы делаем. Допустим, мы учим концентрироваться — у нас есть бочка. И эта бочка взрывается, когда мы доводим свои состояния до 24-30 герц, скажем так, повышаем бета-ритм. На самом деле, это саморегуляция. Мы саморегулируемся для повышения бета-ритма. И эта бочка показывает, что мы сейчас вошли в эти состояния, и мы самообучаемся туда входить. Мы для себя находим такие методы, которые нас туда вводят — быстрое дыхание, счёт. Мы видим, что если мы делаем, у нас повышается бета-ритм. Потом, научившись этому, можно, например, с утра проснулись, садимся за руль, и мы такие разбитые. Тут мы вспоминаем, что мы делаем для того, чтобы «бочку взрывать», и сами себя вводим в эти состояния. Более того, я могу сказать, мы начинаем чувствовать эти состояния, потому что нам показывает система, что сейчас ты находишься в этих состояниях. Мы действительно эту разницу замечаем — состояние концентрации. Когда мы чем-то увлечены, его легко почувствовать. Состояние расслабления, медитативное состояние тоже легко почувствовать. А тут нам ещё система показывает те пути, естественные для каждого человека, какими мы туда можем прийти. Первая основа саморегуляции. А там, где саморегуляция — это первая основа осознанного состояния, на самом деле. Осознанность — это вообще совершенно другая тема, но когда мы начинаем чувствовать себя и концентрироваться на каких-то вещах, мы можем начать отлавливать интересное состояние. Мы можем гнев отлавливать вначале, когда мы с помощью нейроинтерфейса научились входить в состояние внимания и концентрации. Например, сейчас мы начинаем о чём-то разговаривать, а я в этом состоянии, но моё внимание ещё направлено на мои ощущения. И когда ты мне задаёшь неудобные вопросы, мучительные и так далее — я посмотрел в себя, в свои эмоции, и действительно ли мне тяжело? Нет, не тяжело. А если бы мне было тяжело, я бы сказал: «Да, во мне зарождается что-то». Мы ещё так себя можем отлавливать. И вот в этом направлении мы развиваемся. Пока что у нас комплекс тренажёров из 7-ми штук, который направлен на улучшение внимания за счёт состояния концентрации и расслабления, и также их переключение, ведь очень важно ещё внимание уметь переключать. Вот такое интересное направление. И что мы теперь для этого делаем? Ты будешь первый человек вне команды, кто это услышит. Скоро на «Викиуме» будет, что когда ты проходишь «Викиум», ты можешь подключить нейроинтерфейс. И потом в конце тренировки тебе система будет говорить, где у тебя концентрация была хорошая, а где — нет. И ты для себя можешь сам потом выделить те тренажёры, которые тебя хорошо собирают. И потом ты чувствуешь, что что-то с тобой не так — ты можешь взять обычные тренажёрчики, пройти их. То есть мы получим ещё и абсолютную величину измерения внимания. Может быть, когда-то мы научимся это делать с памятью — терабайты памяти мерить, но пока человечество до этого не дошло. Вот что мы будем делать, но это уже в разработке. А уже что делаем — начали продавать нейрософт, который уже есть: 7 тренажёров вместе с нейроинтерфейсами. У нас в России проблема с нейроинтерфейсами — их тяжело найти, и на них очень взвинченные цены. Мы, как компания, нашли отличный нейроинтерфейс. Были NeuroSky, но они так себе — они отпадают, теряют точку контакта. Мы взяли BrainLink, он намного лучше сидит, и по цене он приятнее, чем NeuroSky. Один NeuroSky стоит 18 тысяч, а мы комплект с нашим софтом за эти деньги отгружаем. Чем больше будет продаж, тем наша стоимость будет падать. Тут, к сожалению, есть затраты на материальный актив — на сам нейроинтерфейс. Чем больше заказываешь, тем дешевле партия обходится, тут всё понятно. И мы как компания будем снижать цену, работаем. Ещё в этом направлении хотим ввести инструкторов, которые будут помогать людям. Я сейчас рассказал такое, что нужно это чувствовать. Ты это легко понимаешь, потому что ты говоришь, что медитируешь, поэтому ты эти состояния, про которые я говорю, плюс-минус понимаешь. К сожалению, есть пласт, который не смотрит за своими мыслями, не общается с собой. Почему-то у нас к медитации очень много религии накрутили. А ведь это же просто, на самом деле — побыть с самим собой. Вот почему побыть с самим собой и последить за своими мыслями несёт гештальт буддийской религии и так далее? Это не так. Буддийская медитация — у неё есть свои правила, свои законы, свои цели. Медитация на то, чтобы смотреть за своими мыслями и спокойно подумать. Очень хороший совет — это подумайте. Очень многие пытаются бороться со следствиями, но не думают о причинах. «А, моя работа мне не нравится. Слушай, что мне сделать, чтобы вот лучше работалось, чтобы зарабатывать больше?» «А подумай, что ты для этого можешь сделать». А подумать тоже нужно в правильном состоянии, в состоянии расслабления. Потому что идеальное думание происходит тогда, когда наши мысли не идут в синхрон с эмоциями. Если мы пытаемся о чём-то думать в состоянии гнева, наша продуктивность падает. Нужно думать в состоянии покоя и работать в состоянии покоя. Очень тяжело работать в состоянии радости — вот нас шарашит, нам хорошо, и попытаться, например, склеить материал нашего подкаста? Конечно, может, ты особенный человек, но мне в состоянии радости, когда прямо «Ю-ху!», в состоянии счастья, гнева, печали, не особо эффективно работается. А с этими нейроинтерфейсами мы можем более спокойно себя замедлять.

[50:40] Никита Маклахов: Да. Возвращаясь к обсуждению из начала нашей беседы. Мне нейроинтерфейсы больше всего нравятся тем, что предоставляют быструю, мгновенную обратную связь. В этом плане я был очень рад, когда вообще узнал о существовании такой штуки, как нейроинтерфейс Muse. Ты медитируешь, и самая проблема в том, что ты не знаешь толком, правильно делаешь, не правильно, а вдруг мысли появились — значит, ты что-то не то делаешь. Нейроинтерфейс, который ты надеваешь на голову — приложение через наушники тебе сразу даёт обратную связь, как у тебя происходит процесс. Если ты начинаешь о чём-то беспокоиться, думать в процессе медитации, то в наушниках появляются тревожные звуки резких сильных волн. Если ты успокаиваешься и делаешь всё хорошо и правильно, то волны в наушниках успокаиваются, становятся тише и дают тебе понять, что ты на верном пути. Один из главных для меня эффектов — это быстрая, мгновенная обратная связь и понимание того, что ты движешься в правильном направлении.

[51:39] Сергей Белан: Я скажу свои мысли. Я считаю, они сделали неправильно. Потому что когда ты о чём-то беспокоишься, если они тебе дают шум и какую-то тревогу, тебя будет туда уносить только больше. Я бы, когда тебе совершенно спокойно, вообще бы ничего не делал, а когда ты начинаешь тревожиться, включал бы тебе колокольчики и приятную музыку, чтобы ты больше успокоился. Зачем разгонять рассинхрон ещё больше? Muse молодцы, кстати. Ты знаешь, кто один из инвесторов в Muse? Это Эштон Кутчер. Хорошее приложение, хорошее устройство, но там софт странноватый. Когда ты расслаблен, у тебя солнышко поднимается вверх, но расслабляться желательно с закрытыми глазами — вот так. У нас пока тоже не всё идеально, но Muse дорогущий, он стоит 30 тысяч, а работает точно также, как и BrainLink, как и NeuroSky. NeuroSky похуже, чем Muse работает. Muse получше. Он дизайнерски классный. Если про дизайн говорить, Muse — № 1.

[52:43] Никита Маклахов: Да, ещё если говорить об интерфейсах, то лично у меня вызывают восторг все идеи с играми — будь-то ваша бочка, которую нужно взорвать в программе, будь-то специальное устройство, в которое можно в более реальном мире играть вдвоём. Два человека надевают нейроинтерфейсы, и происходит между ними баталия — допустим, нужно мячик перегнать с помощью мысли в ворота противника.

[53:06] Сергей Белан: В этом направлении, мы его называем «нейро-гейминг», могут произойти какие-то прорывы. Учёные, конечно, говорят, что с нейроинтерфейсами уже всё ясно, это не интересно для них. Для пользователя взаимодействие для тренировки может что-то очень интересное появится. И мы, как компания, очень хотим в этом быть, и уже там. Нейроинтерфейсы люди очень хорошо воспринимают. Единственное, что мне не нравится во всём этом — это цена, не 3990 как «Викиум», это от 15 тысяч рублей. Для России 15 тысяч рублей — ощутимая цифра, но это однозначно того стоит. Может быть, следующее, что мы будем делать — мы постараемся сделать свой нейроинтерфейс, который будет стоить не так дорого. Сначала технология является дорогой, потом со временем она всё дешевле, дешевле, дешевле и дешевле. Уже даже до того дошло, что Илон Маск с помощью SpaceX сделал запуск спутников в разы дешевле. Ракетоносители, ракеты — казалось, такой трындец вообще, он и то сделал дешевле. Я думаю, что и с нейроинтерфейсами произойдёт какая-то революция, и когда их цена будет доступной, до 5 тысяч вместе с софтом, то есть мы получаем и устройство, и программу — вот тогда будет глобальная польза. А пока, к сожалению, это польза для избранных, пока технология дорогая. И это, кстати, мешает её быстрому распространению.

[54:46] Никита Маклахов: Давай тогда поговорим о других способах и методах воздействия на мозг, которые есть вообще в природе и которые ты, возможно, использовал. Например, расскажи, какие у тебя отношения с ноотропами? Пытался ли проходить тренажёры в «Викиум» под воздействием ноотропов? Что ты можешь про это рассказать?

[55:07] Сергей Белан: Попробовал 1-2 таблетки фенотропила. Все говорили супер какой-то эффект и так далее. Я понял, что это ерунда всё. Да, он разгоняет мозг, в какое-то состояние входишь, прямо весь сконцентрированный, бодрячковый. Но в это состояние можно входить самому. Самого себя собрав, можно добиться того же самого, только без химии и побочных эффектов. Я вообще против таблеток, я вообще против любого неестественного вмешания в организм человека. Мы настолько совершенный организм, что чуть-чуть тренировок и практик может нам сэкономить кучу ресурсов. Конечно, в каких-то клинических способах эти медикаменты нужны, но это должны выписывать врачи. Улучшение себя за счёт ноотропов? Моя позиция отрицательная.

[56:08] Никита Маклахов: А что ты думаешь по поводу нейростимуляторов? Устройств, которые с помощью датчиков и слабого тока стимулируют мозг, и таким образом, обещают улучшить когнитивные способности?

[56:20] Сергей Белан: Тут я более лоялен, потому что я знаю людей из Высшей школы экономики, которые это активно исследуют, проводили эксперименты. Я это не использую, людям не рекомендую. Но если у людей будет стоять выбор, что делать, я бы порекомендовал наши технологии. Но если хочется чего-то большего — то, мне кажется, электростимуляторы. Опять же, нужно смотреть на производителя, есть западные. Я, к сожалению, не знаю, что они несут в себе, но если бы что-нибудь отечественное сделали, и я бы этих людей знал, и всё было бы прозрачно, то тогда я бы мог своё мнение более адекватно высказывать. На твой вопрос — «к чему ты относишься более лояльно, к ноотропам или к электростимуляции?», я скажу, что к электростимуляции я отношусь более лояльно, чем ноотропам.

[57:15] Никита Маклахов: Хорошо, ладно. Я так понимаю, что ни с ноотропами, ни с электростимуляторами ты активно дело не имеешь. А расскажи, чем ты пользуешься сам, какие используешь техники, инструменты, практики на регулярной основе? Допустим, что из того же «Викиума» ты сам используешь регулярно? Поделись, пожалуйста, этим.

[57:33] Сергей Белан: С удовольствием. Из «Викиума» я использую то, что с нейроинтерфейсами, там я занимаюсь. Не скажу, что каждый день без пропусков — конечно, у меня тоже бывают выходные, но стараюсь много времени, много дней этому уделять. Это — раз. Всё остальное — это уже без устройств. Я медитирую, но делаю это для думанья. Могу делать, чтобы очиститься, стать спокойным и так далее, но вообще практически всегда спокойный. Я уже себя настолько саморегулирую, что когда во мне зарождается гнев, я даже не даю ему развиться, чтобы он меня захлестнул. Мне «медленное мышление» практики нравятся. Это когда мы очень-очень медленно, спокойно думаем о чём-то одном. Грубо говоря: «о, какая классная реклама». «А почему такая реклама классная? А что в ней меня зацепило? Ага, посылы. Какие интересные посылы. А как они во мне откликнулись? Интересно, они только во мне откликаются или в большинстве? А как я смогу это применять?» То есть когда мы цепляемся за что-то, что нас выбивает из середины, мы это очень легко можем выловить. И либо это загасить, если это какой-то негатив, либо если это что-то, нам нужное, мы это в себя берём. Я очень много ещё и не использую — я не разрушаю себя вообще никак. Начиная никотином, алкоголем, заканчивая непонятно чем, питание тоже — это всё не ко мне. Я тут очень сильно за собой слежу, что даёт огромную энергию, эффективность и некое спокойствие. Грубо говоря, проснувшись с похмелья, очень тяжело быть в форме, и физически, и эмоционально — всё равно это большая просадка. Вот если нас не расколбашивает, то мы в состоянии середины. Самое основное — это нейроинтерфейсы, это работа с мыслями и с психоэмоциональным состоянием. Третье — это неразрушение. Неразрушение это тоже огромная работа. Для современного человека, для общества, для морали и стереотипов и посылов в современном обществе это тоже непросто делать. Четвёртое — это уже более глубинные техники, авторские. У меня очень много авторских методик, которые я сам практикую. Если, допустим, мне хочется новую машину — у нас же очень многое так: «пока у нас не будет квартиры, я не буду счастлив. Пока у нас не будет девушки, я не буду счастлив. Пока у нас не будет много девушек, я не буду счастлив. Пока у меня не будет крепкого здоровья, я не буду счастлив». И очень-очень много таких штук отнимают огромное количество энергии. Например, «без новой машины я не буду счастлив», а потом я беру и представляю, что как будто не я есть я, а как будто я — это безрукий маленький мальчик, который живёт в Индии, в построенном из картона домике, где нет вообще никаких перспектив, где могут убить каждый день, где вообще непонятно, что с тобой случится завтра. И эта машина становится настолько бредом для счастья, когда ты понимаешь, что тут бы выжить вообще. Я делаю очень много техник внимания, их можно назвать «техниками внимания». И потом, когда ты обратно приходишь в реальность и понимаешь, что всё-таки я Серёжа Белан, а не тот индийский мальчик, тебе эту машину хочется также. Но твоё отношение к ней совершенно изменилось, ты уже не чувствуешь себя несчастным, она уже не отнимает от тебя энергии, тебе хорошо. Да, машину хочется, но хочется и хочется, хорошо. Для того, чтобы быстро сконцентрироваться и даже в ту же самую медитацию обдумывания уйти, мне очень понравилось, как я придумал с капелькой. Я уже эту технику рассказал другим, и другие уже вернулись с модернизированной моей техникой. Моя техника называлась «Капля», либо «Путь бегущей воды»: мы капельку просто кидаем на руку и смотрим за ней. И пока стекает капелька, мы очень легко на ней концентрируем внимание, потому что она влажная, потому что она цепляется за волосы, и потому что она холодная. У нас кожно-гальваническая реакция очень легко передаётся, мы быстро смотрим за этой капелькой. И в этот момент, пока мы за ней смотрим, мы понимаем, что мы ни о чём другом вообще не думали. И — хоп, мы уже сконцентрированы. А мне дали модернизацию, что маленькую льдиночку можно положить, и тогда разница температур больше, и успокоиться и войти в состояние фокуса намного проще. У меня таких техник штук 10, я сам уже их модернизирую. Про помехи ещё очень важный момент — я отключаю помехи. Практикую это всегда. Сейчас мне нужно говорить с тобой и нужно, чтобы моя речь была лаконичной, понятной, чтобы я помнил твой вопрос и старался отвечать в рамках него, интересно, подробно и максимально честно. Что я сделал для этого? Я ушёл в отдельную комнату, я отключил внешнее воздействие шума, я подрегулировал свет, чтобы мне было хорошо, открыл окно, потому что у нас же ощущение нехватки света. Если мне не будет хватать света, то всё равно часть моего внимания будет направлена, чтобы света добавить. Я сел удобно, я примерялся, где я буду сидеть, как я буду сидеть, чтобы когда я сидел, мне было комфортно и удобно, чтобы моё внимание не уходило на то, как я сижу. Получается, для того чтобы словесно-логическое мышление работало лучше, я отключил лишние вещи, которые могут мне помешать. Я поел перед тем, как вести этот Skype, то есть я всячески пытался отключить те вещи, которые могут захватывать моё внимание. Телефон у меня в беззвучном режиме. Я ношу Apple Watch — я их снял, потому что не дай бог там что-нибудь у них щёлкнет. Я максимум себя оградил, и это очень легко. Философия у этого следующая. Мы можем бесконечно тренироваться и быть сильнее, нести с собой мешок с камнями, грубо говоря, а можно просто идти без мешка. И это тоже даёт очень огромный эффект. Можно просто отключать помехи, и это уже сразу же даёт плюс 50% к вниманию. Можно тренировать «Викиум», можно скинуть мешок помехи, а можно сделать и то, и другое — тогда мы уже совершенно другие. Вот такие штуки я использую.

[1:04:44] Никита Маклахов: Классно! Спасибо, что поделился. И напоследок, перед тем, как перейти к финальной рубрике, хотел тебя спросить про то, как ты выстраиваешь свою работу, про личную эффективность. Что ты делаешь в этом плане? Какой у тебя график дня обычно, как ты выстраиваешь приоритеты? Поделись на эту тему, пожалуйста.

[1:05:03] Сергей Белан: Про эффективность — я стараюсь высыпаться, первое. Когда мне хочется спать, я тут же стараюсь лечь, то есть я иду по пути наименьшего сопротивления. Если не доспал, то стараюсь доспать, если это возможно. Поэтому на самое раннее время я очень редко ставлю встречи, чтобы всегда дать себе такую возможность. У меня ещё двое маленьких детишек: одному 4 года, другой 5 месяцев, невозможно оградиться. Но тут тоже, если я чувствую, что мне не хватает сна, я прошусь поспать в другой комнате. Управление календарём я посвятил своему помощнику, потому что это у меня отнимало очень много ресурсов — постоянно следить, проверять и так далее. Поэтому я понял, что лучше этим будет заниматься другой человек, который просто мне будет говорить, где я сейчас должен быть. Даже нашу встречу полностью лидировал мой пиар-директор. И спасибо большое Ольге за то, что она это делает, делает она это прекрасно. Моя команда тоже обо мне заботится. Я пытаюсь вещи, которые можно делегировать, просить, я прошу. Планирую день я свой с утра, потому что планирование — это максимально энергоёмкий ресурс. Вообще, планирование, размышление — это то, куда уходит больше всего наших сил. Поэтому я это делаю, как только проснулся. Я не сразу вскакиваю, бегу чистить зубы и иду в этот день. Я сначала привожу себя в спокойное состояние. Вообще,когда просыпаешься — это самое чудное состояние: ты и так пустой, тебе очень легко стать максимально пустым, спокойным и провести качественное обдумывание без мыслей, без чего-то ещё, потому что после сна это проще всего даётся. И я начинаю планировать свой день. Я использую ежедневники, для задач я использую Trello. Не всегда следую своему календарю. Я могу опаздывать на встречи, потому что ко мне может прийти какая-нибудь идея, и я тут же начинаю её записывать, обдумывать. Либо я могу, я верю, и я это очень сильно практикую, что магия приходит в общении. И поэтому я очень много пытаюсь общаться с командой, и если у меня стоит встреча, но в этот момент у нас с директором по маркетингу начинает открываться какое-то вдохновение, и нас начинает куда-то нести, я, скорее всего, опоздаю, потому что я дам этому развиться до конца. Тут мне ещё есть куда расти в распорядке дня. Но самое главное, чтобы быть эффективным, я очень слежу за питанием. Как только мне захотелось покушать, я кушаю. Кушаю я порционно, не объедаюсь. Пью я только воду, потому что чай, кофе, любой другой напиток наш организм воспринимает как еду, он тратит на это ресурс. Очень-очень-очень редко я могу попить зелёный чай, либо кипяток с мятой. Я гуляю. Даже в выходные я отпрашиваюсь у жены с детьми и выхожу один погулять — для головы, для организма нам нужен кислород, поэтому я потребляю кислород по мере возможности. И я слежу за своим психоэмоциональным состоянием. У меня постоянно внутри датчики внимания находятся. И если я чувствую зарождение стресса от переутомления, то есть я чувствую, что всё, мой организм начинает истощаться, то я могу на следующий день отменить что-то, проранжировав какие-то моменты, я могу от чего-то отказаться, чтобы дать себе восстановиться. Я не за то, чтобы быть выносливее. Я за то, чтобы не тащить эти камни. Это мой принцип вообще по жизни. Если меня что-то начинает сильно напрягать, я стараюсь не становиться сильнее и бороться с этим, я пытаюсь понять, каким образом это напряжение можно отключить, либо снизить его. Если у меня идёт напряжение из-за того, что я пятый день подряд работаю по 14 часов, я либо что-то делегирую, либо от чего-то откажусь. А когда мне совсем, то я, не дождавшись болезни, не дождавшись срывов, просто беру выходной. И в этот день, в выходной, я не отдыхаю, смотря фильмы, играя в игрушки, пивасик открыть, телик посмотреть — нет. Я просто отдыхаю. На самом деле, я ещё учусь отдыхать. Отдыхать тоже нужно уметь. Когда мы смотрим телик, мы не отдыхаем, наш мозг работает, потому что в основном устаёт мозг. Когда он устаёт уставать, он начинает барахлить и с телом. Тоже самое с телом: если в теле где-то напряжение, то оно может давать импульсы в голову. Я пытаюсь сразу же снимать эти напряжения. Когда у меня болела спина, я тут же пошёл на массаж и иглоукалывания — дома лежишь, расслабляешься: проснулся, я лежу и пытаюсь снять это напряжение, чтобы это не мешало мне ни в коем случае. Такая вот техника слежения за собой, и пытаться не доводить до аварии. Когда предаварийное состояние, мы очень много тратим ресурсов, очень много запасов, и эмоциональное состояние тратим. Стараюсь не доводить до этого, и это даёт огромный приток эффективности. А для того, чтобы себя не доводить — это сон, прогулки, питание и тушение пожара на его развитии.

[1:10:40] Никита Маклахов: Пришло время рубрики «Пять в одном», но сначала я сделаю короткое резюме второй части нашего разговора с Сергеем. Мой гость рассказал, что удивило его больше всего в процессе работы над своим проектом. «Викиум» изначально задумывался как полезное игровое приложение для молодёжи, которая хочет стать лучше. На деле же оказалось, что существенной части пользователей больше 30 лет, и они используют тренажёры для решения конкретных проблем с памятью и вниманием. Далее мы обсудили нейроинтерфейсы. Это специальные устройства, которые отслеживают мозговую активность. С их помощью можно научиться вводить себя в определённые состояния и тем самым освоить навык саморегуляции. Позже этот навык можно использовать в обычной жизни — например, чтобы успокоить эмоции или чтобы привести себя в состояние концентрации. Сергей рассказал, какие способы, кроме тренажёров, помогают ему тренировать мозг и сохранять спокойствие. Среди них — медитации и практики медленного мышления, когда нужно долго думать об одном и том же. Кроме этого, мой гость использует и собственные техники. Например, чтобы обуздать хотелки, он представляет себя бедным мальчиком из Индии, которому для счастья нужно совсем мало. А чтобы быстро успокоиться, он кладёт льдинку на ладонь и наблюдает за своими ощущениями. А, например, чтобы сохранять концентрацию на задаче, Сергей заранее убирает все помехи, которые могли бы ему помешать в процессе работы. Напоследок мы обсудили тему личной эффективности и выяснили, как всегда быть в тонусе. Сергей отметил следующие важные моменты — это сон в достаточном количестве, правильное питание, прогулки, отсутствие вредных привычек и вообще любого саморазрушения. Также Сергей делегировал ведение календаря своему помощнику, чтобы не тратить на это своего внимания. Он занимается планированием утром, на свежую голову, и при этом всегда готов пожертвовать делами ради того, чтобы восстановиться и отдохнуть. Давай тогда постепенно переходить к нашей финальной рубрике. Рубрика называется «Пять в одном». Я задаю 5 коротких вопросов, длина ответа зависит уже от тебя. Первый вопрос будет касаться книги. Какую книгу ты или перечитываешь чаще других, или даришь другим людям чаще других книг?

[1:13:04] Сергей Белан: Есть такая книга, называется «Искусство быть счастливым», автор Далай-лама. И эта книга, которых я только за этот год штук 30 подарил. И мне очень нравится «Основы лидерства» Стива Джобса, но я перестал её дарить. Читаю книгу «Внимательный мозг», либо «Научный взгляд на медитацию» — очень крутая книга.

[1:13:30] Никита Маклахов: Есть, с книгой разобрались. Второй вопрос будет мой про привычку.

[1:13:35] Сергей Белан: Короткие медитации.

[1:13:37] Никита Маклахов: Ладно, это есть. Дальше пункт про вопрос. Какой вопрос ты бы посоветовал задавать людям самим себе, если они хотят прийти к каким-то открытиям, переменам, трансформациям? Что нужно спрашивать почаще у самого себя?

[1:13:51] Сергей Белан: Вот это супер вопрос, но нужно задавать не один вопрос. «Что я делаю? Зачем я это делаю? И почему я это делаю?» — 3 вопроса.

[1:14:01] Никита Маклахов: Хорошо, пусть будет 3. Спасибо, что ответил. Дальше спрошу про инструмент. Скажи, есть ли какой-то инструмент, сервис, приложение, программа или что-то из реального мира, что тебе облегчает жизнь и делает эту жизнь проще, ярче, веселее?

[1:14:16] Сергей Белан: На самом деле, есть. Это свечки. Когда горит свеча — во-первых, от неё идёт вкусный аромат, во-вторых, глядя на свечу, я очень легко думаю. И в-третьих, глядя на огонь, я вспоминаю, что время ограничено, что нужно жить, пытаться самому управлять, как-то действовать, чувствовать её, потому что однажды её чуть не лишился, и нужно её любить. Самое важное вообще, что у нас есть в этой жизни — это жизнь, и её нужно жить, её нужно ценить. И её, самое важное, нужно замечать. Этот инструмент — свечка. У меня нет никаких супер-мега гаджетов и так далее. У меня отдельный кабинет и отдельная комната для раздумий есть, но даже когда я ухожу в open space, я всё равно с собой беру свечку. И у меня они постоянно где-то есть, они рядом со мной. Странно, какой вопрос — такой ответ. Вопрос тоже интересный.

[1:15:23] Никита Маклахов: Тогда финальный, пятый пункт. Пятый вопрос будет про фильм.

[1:15:27] Сергей Белан: У меня есть несколько любимых фильмов. Мне нравится «1+1», про инвалида и няньку, вот этого молодого человека. Мне нравится «Побег из Шоушенка», «Дьявол носит Prada». Не знаю почему, но мне очень нравится. «Стажёр» мне тоже очень нравится. Очень нравится мне фильм «The Notorious B.I.G.», это про рэпера Ноториуса, но я люблю хип-хоп. «В погоне за счастьем» меня тоже иногда выключает. Какой бы я супер собранный, пьющий водичку, спавший, следящий за собой, и какой бы я не допускающий, скажем так, аварию, у меня иногда случаются аварии. И вот «В погоне за счастьем» у меня очень часто на просмотре, даже хотя бы на быстрой перемотке, но это потрясающий фильм. И мне нравится «Пипец». Он какой-то сумасшедший, в нём любой может стать героем, если захочет, сделать что-то интересное. И он снят очень классно, раз 15 я его в этой жизни точно смотрел.

[1:16:34] Никита Маклахов: Хорошо, тогда на этой весёлой ноте будем с тобой потихоньку прощаться. Но напоследок я оставляю гостям чуть-чуть времени, чтобы они могли себя немножко порекламировать. Поэтому скажи, куда бы ты хотел направить наших слушателей, чтобы они узнали чуть больше о тебе или о том, чем ты занимаешься?

[1:16:49] Сергей Белан: Во-первых, мой «Викиум» — это продолжение меня. Моя страничка в Facebook. На мой страничке в Facebook много техник написано, которые я озвучивал. Мне кажется, большинство из них там есть. Пока всё. Мне очень понравился сегодняшний подкаст. Вы знаете, иногда интервью происходит так: «Сергей, расскажите, как у вас всё классно, и какой вы молодец». И все вопросы поставлены на то, чтобы в интервью я максимально раскрыл, какие мы тут все молодцы, как нам легко, и какие мы супер красавцы. Мне понравилось. Для меня было очень интересно, что вопросы с подковырочкой. Поэтому побольше вам хороших спикеров и счастья. Пусть все будут счастливы — это главное. Спасибо!

[1:17:42] Никита Маклахов: Сергей, спасибо тебе тоже за интересную беседу. Спасибо всем, кто нас сегодня слушал. Успехов и до новых встреч!

[1:17:50] Никита Маклахов: А в следующем выпуске к нам в гости придёт Александр Панчин, кандидат биологических наук, лауреат премии Просветитель за книгу «Сумма биотехнологий», а также автор книги «Защита от тёмных искусств: путеводитель по миру паранормальных явлений». Мы поговорим о том, как помогают знания об особенностях человеческого мышления в повседневной жизни. Что такое Премия Гудини, и могут ли люди, заявляющие о наличии у себя экстрасенсорных способностей, подтвердить свои навыки в условиях научного эксперимента. С какими проблемами сталкивается современная наука, как бы выглядел мир, если бы не было религии. Стоит ли заниматься практикой соционики, трансерфинга реальности, кармического менеджмента или других вещей, у которых нет никакой научной базы. Поговорим об этом и о многом другом. Я же прощаюсь с вами до следующей субботы. Успехов!

[1:18:47] Никита Маклахов: Вы прослушали очередной выпуск подкаста от проекта «Будет сделано!» Чтобы вы могли извлечь из него ещё больше пользы, я оформил для вас специальные бонусные документы. В них в очень удобном и красивом виде собраны все самые главные идеи и рекомендации от наших гостей по каждому выпуску. Напишите пару приятных слов на странице подкаста в iTunes или опубликуйте ссылку на подкаст на своей странице в любой из социальных сетей. А после этого напишите мне в личные сообщения или на почту, и я буду рад отправить вам эти бонусные документы. Также не стесняйтесь присылать мне обратную связь, вопросы, идеи и комментарии. А я в свою очередь приложу все усилия к тому, чтобы каждый выпуск был интереснее и насыщеннее предыдущего. Оставайтесь с нами, и все самое важное в жизни будет сделано!