Итоги года и планы на будущее. Цитата Никиты Маклахова из выпуска подкаста Будет сделано!

В традиционном предновогоднем выпуске автор и ведущий подкаста Никита Маклахов подведёт итоги уходящего года и поделится планами на будущее. Вы узнаете, что особенного произошло в личной жизни Никиты и в жизни проекта «Будет сделано!», и какие выводы можно сделать из этого опыта. С Новым годом!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK

Слушайте, скачивайте, подписывайтесь!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[02:40] Как не выгореть и не впасть в депрессию, если очень много работаешь?
[06:33] Как шла работа над книгой «Будет сделано!»? О чём переживал автор?
[11:51] Сложно ли записать аудиоверсию книги? Как это происходило?
[16:13] Чего Никита ожидал от выхода книги в свет? Ожидания vs реальность.
[20:28] Краснодар или Санкт-Петербург: в каком городе жить хорошо?
[29:48] Почему Никита недоволен тем, как провёл лето? Какую ошибку он совершил, создавая «Курс Полезного Действия»?
[36:22] Как поехать на выходные в Германию и внезапно стать отцом? Почему важно позволять другим людям помогать тебе?
[45:33] Как накосячить по полной программе, а потом не ругать себя за это?
[49:38] Что происходило с подкастом в 2018 году и что с ним будет дальше?
[53:50] ТОП-3 привычек: медитация, ледяные обливания и сортировка мусора.

В выпуске были упомянуты

1) Грант от Яндекс.Кассы — голосование за проект «Будет сделано!»
2) Курс Полезного Действия — обучающая программа от Никиты Маклахова
3) Будет сделано! — книга Никиты Маклахова на сайте издательства «МИФ»
4) MindMeister — онлайн-программа для составления ментальных карт
5) Я люблю русский язык — иллюстрированная книга с правилами русского языка
6) Трансерфинг реальности — книга Вадима Зеланда
7) Школа Великих Книг — интеллектуальное сообщество
8) Muse — нейроинтерфейс, используемый для медитации
9) Дыхательная гимнастика — техника Вим Хофа для подготовки к ледяному душу

Никита Маклахов в Интернете

1) makniko — профиль в Facebook
2) makniko — профиль ВКонтакте
3) budetsdelano — профиль в Instagram

Понравился выпуск? Послушайте также

Станьте патроном подкаста

Выражаем благодарность за поддержку нашим патронам: Дмитрию Балиеву, Анастасии Чередовой, Гуле Кебурия, Максиму Каджиеву, Изабелле Инсалл, Ксении Демченко, Максиму Шошину, Николаю Марченко, Сергею Баскакову, Евгению Носову, Елене Янишевской, Никите Дубинину, Алексею Кравченко, Ине Ступеле, Денису Гончарову, Андрею Нецепляеву, Ильнуру Исмагилову, Денису, Анне Башкировой, Александру Михайлову, Евгению Пономареву, Николаю Чернобаеву, Александре, Артуру, Джей Ласт, Андрею Завалищеву, Алексею Драч, Вячеславу Семушину, Дмитрию Юрьеву, Екатерине, Cpaty, Анатолию Наумову, Themart, Евгению Юревичу, Антону, Андрею Вахтанову, Ольге Иванченко, Дмитрию, Артёму Богомолову, Ивану Афанасову, Ирине Ананьевой, Петру Голову, Сергею Шарову, Александру Баратову, Наталии Куделе, Денису Махневу, Марине, Евгению Ковалёву, Майку Прокопетсу, Александру Сергиенко, Алексею Ягуру, Денисс Хмелевскис, Андрею Панасюку, Екатерине Ларюсиной, Анастасии Белкиной, Кириллу Клёцину, Игорю Николаевой, Ксении Бородулиной, Марине Устиновой, Андрею Масленникову, Ольге Балога, Петру Ляпунову, Антону Дедову, Марии Бесединой, Лии Смекун, Марии, Александру Кубышеву, Денису Виноградову, Игорю Батракову, Алексею Кулакову, Дмитрию Юрьеву и приглашаем вас присоединиться к клубу патронов «Будет сделано!» — сообществу самых преданных и благодарных слушателей подкаста, которые вносят неоценимый вклад в развитие проекта. Кто такие патроны и как стать одним из них, подробно описано на нашей странице в сервисе Patreon.

 

Текстовая версия подкаста с Никитой Маклаховым

[00:06] Никита Маклахов: Добрый день! В эфире подкаст от проекта «Будет сделано» и я, его ведущий, Никита Маклахов. Вот уже третий раз подряд — по сути, это стало некой традицией — я записываю предновогодний выпуск, в котором попытаюсь подвести итоги уходящего 2018 года во всем, что касается моей жизни и жизни нашего проекта «Будет сделано». Надо сказать, что прошедший 2018 год вышел для меня очень насыщенным. Если вкратце, то я успел издать свою первую книгу, запустить новую обучающую программу, переехать в Санкт-Петербург и стать отцом во второй раз. В общем, произошло много всего, так что, надеюсь, вам будет интересно послушать. Сегодня я постараюсь быть максимально честным и открытым, настолько, насколько у меня хватит мужества и насколько позволит мой редактор. Перед тем, как я начну, хочу погрузить вас в контекст записи этого выпуска, чтобы добавить немного уюта. Я сейчас сижу в комнате в Питерской квартире. За окном идет снег, причем иногда он, как полагается, идет вниз, а иногда странным образом летит вертикально вверх. Свет в комнате выключен. На столе стоит стакан горячего иван-чая с облепихой и глиняный домик, в котором горит ароматическая свечка. Позади, на диване, в штуке, которая называется «кокон», лежит наша младшая дочка. Мы назвали ее Велиса. Ну что же, картину я обрисовал, так что можно перейти непосредственно к подведению итогов. Я знаю, что многие люди любят обозначать месяц или год каким-то определенным словом или фразой. Так вот, в моем случае фраза, которая как нельзя лучше, на мой взгляд, опишет уходящий 2018 год — это «эй, полегче!» Примерно такие у меня впечатления об уходящем годе, и сейчас я, конечно же, расскажу обо всем подробнее. При этом, понимая, как работает наш мозг, я осознаю, что совершенно необъективен в своей оценке, потому что обычно прежде всего запоминается самые последние, финальные, заключительные события. И я понимаю, что, оценивая уходящий год, я оцениваю прежде всего события, которые происходили последнюю пару месяцев, то есть в ноябре и в декабре. Поэтому, чтобы добавить немного объективности, постараюсь проанализировать весь год немного подробнее и разложить его буквально по полочкам.

[02:40] Никита Маклахов: О чем я могу сказать точно и более-менее объективно — это то, что в этом году я очень, очень много работал. Наверное, гораздо больше, чем это было бы разумно, и гораздо больше, чем я сам рекомендую своим студентам на наших обучающих программах. Так что в этом плане я в 2018 году был человеком, который сам не очень следует своим рекомендациям. Тем не менее я понимал, ради чего всё это, понимал, зачем я это делаю, и благодаря этому было чуть легче. Еще очень важный момент, который позволил мне на протяжении всего этого рабочего года не выгореть, не впадать в депрессии и даже не заболевать (за весь год я ни разу не болел больше одного случайного дня) — это, на мой взгляд, грамотно выстроенный распорядок дня. Я никогда не работаю весь день в течение 8-10 часов без перерыва, а стараюсь придерживаться системы Pomodoro. Работаю 25-30, (возможно, 50 минут), но после рабочей сессии непременно устраиваю себе перерыв, во время которого практикую все, что можно практиковать. Это и медитация, и какие-то физические упражнения (подтягивания, приседания, что угодно), и тренировка голоса, и занятия на интеллектуальных тренажерах, — мне кажется, все эти практики я перечислял уже десятки раз в рамках нашего подкаста. На мой взгляд, именно такой четко выстроенный, четко определенный распорядок и позволял мне работать в том объеме, который я считал необходимым, без риска словить какое-то неприятное состояние. Я уже сталкивался в своей жизни с выгоранием и прекрасно знаю, что в этом ничего хорошего нет. Я также знаю, что многие люди воспринимают свой организм как вечный двигатель и думают, что выгорание — это просто выдумка слабаков и лентяев. А когда они попадают в это состояние, когда нет сил не то чтобы работать, даже думать о чем-то, они очень сильно удивляются и не понимают, как же такое произошло. Поэтому, конечно, играть в такие игры со своим организмом, со своим здоровьем не стоит, но если вы все-таки это делаете (как я в уходящем году), то следует отдавать себе отчет в том, к каким последствиям это может привести и как этих последствий не допустить, то есть как выстроить свой рабочий график так, чтобы риск выгорания был минимальным. Ну и раз уж меня понесло в эту сторону, расскажу о еще одном правиле, которого я стараюсь придерживаться. Оно звучит так: «Чем больше мы от себя требуем в плане работы или каких-то практик, которые предусматривают дисциплину и самоограничения, тем больше мы должны себя награждать отдыхом, досугом и развлечениями». То есть должен быть соблюден баланс. Если этот баланс нарушается в течение долгого времени, то мы попадаем в группу риска — в группу тех людей, которые будут страдать от депрессии и выгорания в первую очередь. Ну что же, вернемся к итогам года. На самом деле, их подводить довольно легко, потому что весь год так или иначе вертелся вокруг трех направлений, событий или проектов (хотя не знаю, можно ли назвать рождение второй дочки проектом, наверное, это будет не очень корректно, но тем не менее). Итак, три основных события: это, конечно же, рождение второй дочки, издание нашей первой книги и запуск новой, точнее, обновленной программы под названием КПД, или Курс Полезного Действия. Сейчас подробнее пройдусь по каждому из этих направлений.

[06:33] Никита Маклахов: Начну с книги. Работа над ней стартовала еще в ноябре прошлого года. Все началось с письма, которое я получил от девушки по имени Нина, с предложением (или можно сказать, с приглашением) написать книгу. Мысли о своей книге у меня были на протяжении долгого времени, но больше, конечно, в форме мечтаний. И вот, получив письмо, я понял, что это знак свыше и что пора начинать работу. Помню, что это было еще в Таиланде и в ту ночь я долго не мог уснуть. В итоге я спустился в гостиную, взял ноутбук и начал выгружать все из головы. Если вас ночью что-то беспокоит, будоражат мысли и идеи, просто встаньте и выпишите, выгрузите их из головы. Это самая хорошая идея. В моем случае я открыл сервис MindMeister, серию для создания интеллект-карт, и попытался набросать черновик структуры будущей книги. Всё, чем я занимался по книге в течение следующих 7-14 дней — это, по сути, дорабатывал интеллект-карту, пока не почувствовал, что выгрузил все, что можно было выгрузить, и в целом структура повествования мне более-менее понятна. Следующим шагом я договорился с собой о том, что буду работать над книгой каждый день хотя бы по 30-60 минут. Из общения с гостями подкаста я знаю, что есть разные подходы к работе над книгами. Например, Андрей Курпатов или Игорь Манн предпочитают выделить какой-то сравнительно большой отрезок времени (например, неделю или две), изолироваться от внешнего мира, и в течение этого времени, не отвлекаясь ни на что кроме еды и сна, работать над книгой, пока она не будет закончена. Мне такой подход очень нравится, ведь благодаря ему рукопись будет готова буквально через неделю-две-три. Но я с трудом могу представить, что выдержу такой интенсивный, наверное, больше спринтерский, чем марафонский, но все-таки забег. Поэтому я выбрал другой, возможно, тоже непростой, но более приемлемый для себя вариант, который ближе к духу маленьких шагов. Он заключается в том, чтобы работать каждый день хотя бы по чуть-чуть. Забегая немного вперед, скажу, что на всё про всё у меня ушло ровно 150 дней, то есть работа над рукописью длилась 5 месяцев. Конечно, это не так быстро, как неделя или две, но главное всё-таки — результат. Главное, что рукопись готова, а каким трудом она была получена — безусловно, это тоже очень важно, но все-таки немножко вторично. Если говорить о самом процессе ежедневной о работы над книгой, то изначально я опасался, что главной проблемой станет для меня именно организационная часть, связанная с дисциплиной и силой воли (что нужно встать, нужно сесть за работу). Но, как оказалось, самая большая проблема ждала меня в другом месте — в части эмоций и отношения к материалу. Были дни, когда я находился на подъеме, в потоке, считая, что материал, который получается — это что-то близкое к гениальному. Но было и много других дней, когда я относился к рукописи иначе и чувствовал, что, возможно, это всё не так интересно. То есть были такие эмоциональные ямы. Чтобы облегчить себе этот путь, на период работы со своей рукописью я зарекся читать другие книги из своей темы (темы привычек), чтобы не натыкаться на похожие идеи. Потому что как только я видел какую-то похожую идею, я сразу чувствовал себя, мягко говоря, не очень хорошо. И это был мой первый «страховочный трос» — не читать ничего, что могло бы подтолкнуть меня в пучину сомнений и самокритики. Второй инструмент, который мне тоже очень помогал — это визуализация. Я представлял себя в будущем, в том моменте, где книга уже готова, и я держу ее в руках, наслаждаясь ощущением, что справился с этой задачей, а все те непростые моменты, связанные с работой над книгой, остались позади, в далеком прошлом, и я даже не особо могу о них вспомнить. Взгляд из будущего очень помогал, поддерживал. По сути, мой будущий я протягивал руку помощи мне настоящему и вытягивал меня через это болото, через трясину сомнений, неуверенности и трудностей. И вместе с тем я рад, что проверил на себе идею о том, что если хочешь написать книгу, просто пиши каждый день, и рано или поздно она будет готова. Повторюсь, что в моем случае работа над рукописью заняла ровно 5 месяцев. Закончил я ее в апреле этого года, и дальше до сентября-октября был молчаливый процесс ожидания. Когда очередь хода перешла к издательству, завертелись все эти невидимые глазу маленькие и большие шестеренки издательской машины.

[11:51] Никита Маклахов: История с книгой получила свое развитие уже в октябре, когда от издательства поступило предложение записать аудиокнигу. Это предложение вызвало у меня двоякие ощущения. С одной стороны, я, конечно же, очень радовался. С другой стороны, мне было очень страшно при мыслях о том, смогу ли я выполнить все взятые на себя обязательства и не отбросить копыта. Потому что как раз в октябре у нас был очень большой объем работы по обучающей программе, и плюс мы старались хоть с какой-то более-менее постоянной периодичностью выпускать новые эпизоды подкаста. Понятное дело, в авантюру с аудиокнигой я в итоге вписался, и время для записи тоже нашел. Всё-таки от эффекта Паркинсона никуда не скрыться — чем более плотный у нас график, тем больше мы обычно успеваем. Надо сказать, что помимо страха нехватки времени у меня был еще один страх, даже более сильный. В то время я как раз записывал дома уроки для нашей обновленной программы, примерно в том же формате, как я сейчас записываю этот выпуск подкаста. И надо сказать, что почему-то мне это давалось очень и очень тяжело. Бывало, что на запись урока, который длится 15-20 минут, я мог потратить 2-3 часа или дальше больше. В эти моменты меня одолевал внутренний перфекционист, и в попытках добиться какого-то идеального (на мой взгляд) звучания, я повторял одни и те же фразы по 3, 5, иногда 10 раз. Ничего с собой поделать я не мог. Мне очень хотелось, чтобы звук в уроках получился толковым, хорошим, на том уровне, на котором я могу себе разрешить. Я очень боялся, что этот паттерн также перенесется и на запись аудиокниги, и что минут на 10 чистого звука у меня будет уходить по 5 часов записи в студии и что звукорежиссеры меня возненавидят и выгонят. В общем, такие вот кошмарные сценарии у меня в моем воображении рисовались. К счастью, на деле всё получилось не сказать чтобы совсем легко, но гораздо легче и проще. На это в том числе очень сильно повлияли ребята-звукорежиссеры, одного из которых зовут Иван. Так вот, Иван, спасибо тебе большое! Ребята были очень спокойные, терпеливые, дружелюбные, во многом благодаря им создалась расслабленная атмосфера, которая позволила мне не напрягаться чересчур сильно и записать книгу за сравнительно недолгое или, скажем так, за не бесконечное время. Мне запомнился забавный эпизод, когда я в перерыве между сессиями записи вышел на улицу, где стоял и курил артист, который на той же студии в другой комнате записывал какую-то художественную аудиокнигу. В беседе со своим звукорежиссером этот артист ругался на то, что в книге были какие-то труднопроизносимые то ли голландские, то ли финские фамилии, из-за которых он за целый час записал всего лишь 30 минут звука. То есть его пропорция была 2 к 1. В этот момент мне стало очень неловко, потому что эти полчаса чистого звука я записывал в студии, дай бог, 2-2,5 часа. Поэтому вопрос о скорости записи, конечно, очень относительный, тут все зависит от того, с чем и с кем сравнивать. И если говорить о помощи и поддержке по части записи аудиокниги, хочу еще отметить Лену Резанову. Перед началом работы в студии я написал ей с просьбой поделиться опытом, потому что к кому моменту она уже записала своею аудиокнигу. Причем записывала она ее в каком-то суперэкспресс режиме, у нее было буквально два дня, и за эти 2-3 дня она полностью успела всё сделать. Так вот, Лена мне дала довольно-таки простой, но очень толковый совет, которым я не преминул воспользоваться. Совет заключался в том, чтобы просто готовиться к записи, то есть перечитывать материал книги, не допуская ситуаций, когда ты видишь текст в первый раз. Так что весь октябрь я катался на студию, а в ноябре, во время последней записи, из издательства пришла новость о том, что книга увидит свет буквально на днях.

[16:13] Никита Маклахов: Тут, наверное, надо сказать, что у меня были неправильные, слишком завышенные ожидания от всего этого процесса. В моем воображении это рисовалось так, что наступит какой-то день (например, 14 ноября), книга появится на полках магазинов, и — всё, победный финал, зазвучат фанфары, и можно расслабиться. Но реальность оказалась немного другой. Когда книга выходит в свет, работа не заканчивается, а, по сути, только начинается. Впереди самый важный этап, который как раз и определяет успех книги — этап продаж и продвижения. И именно ты, автор (о чем я узнал чуть позже, чем следовало бы) должен приложить максимум усилий, чтобы книга стала бестселлером или чтобы ее в хоть в каком-то виде постиг успех. У меня, честно скажем, были очень неправильные ожидания и представления на этот счет, из-за которых в ноябре меня настигли эмоциональные качели. Я очень сильно переживал внутренне, наверное, гораздо сильнее, чем оно того стоило. Первую неделю чуть ли не каждый час проверял социальные сети в поисках новых отзывов и публикаций о книге. В общем, было такое расшатанное состояние, которое, конечно, мне не очень нравилось. Выйти из этого состояния мне помогло другое внезапное событие — рождение дочки, о котором я расскажу чуть позже. Тем не менее, подводя итоги, могу сказать, что опыт работы над книгой был очень интересный, с продажами вроде бы тоже всё в порядке. По крайней мере, когда я в начале декабря списывался на этот счет с работницей издательства, она сказала, что на тот момент было продано уже больше половины тиража, и книга даже вошла в топ-10 книг по продажам издательства «Миф» за месяц. Наверное, в некоторой степени этим тоже можно гордиться. Завершая затянувшийся разговор о книге, хочу в очередной раз выразить благодарность некоторым людям. Во-первых, это Нина Ильина, благодаря которой началась работа над книгой. Во-вторых, это Марина Васильева, с помощью которой я смог пробиться, попасть в издательство «Миф». В-третьих, это звукорежиссеры, и конкретно звукорежиссер Иван (к сожалению, я не знаю его фамилии), который очень меня поддерживал во время записи аудиокниги. И конечно же, это сотрудницы издательства «Миф» — мой редактор Светлана Мотылькова, вправлявшая мне мозги, когда я погружался в пучину сомнений самобичевания, и Анастасия Дьяченко, которая, насколько я знаю, отвечает отчасти за маркетинг, отчасти за взаимодействие с авторами в издательстве. Конечно, было и множество других людей, которые помогали и поддерживали меня на этом пути, их всех я упомянул на финальных страницах книги, ещё раз вам спасибо. Кстати, я все-таки отчасти уже стал в этом году автором или, вернее, соавтором книги-бестселлера, но это не относится к книге «Будет сделано». Дело в том, что раньше, еще до того, как я начал заниматься проектом «Будет сделано», я создал и развивал сообщество во ВКонтакте под названием «Я люблю русский язык». Это сообщество сильно выросло, в нем уже больше миллиона подписчиков, и в какой-то момент я просто передал работу по этому проекту своим коллегам. И вот они (в частности, девушка по имени Алена) создали прекрасную иллюстрированную книгу, очень красивую и интересную, где в игровом формате поданы различные правила русского языка. Так вот, эта книга уже стала бестселлером, первый тираж был распродан довольно быстро. Насколько я знаю, уже даже поступил в продажу второй тираж. Поэтому обратите внимание также на эту прекрасную, на мой взгляд, книгу «Я люблю русский язык».

[20:28] Никита Маклахов: Теперь мне бы хотелось отойти немного в сторону от основной линии повествования и обсудить такую тему, как место жительства. Так уж получилось, что новогодние выпуски подкаста я каждый раз записываю в новом месте. Первый новогодний выпуск был записан на острове Самуи в Таиланде. Второй — уже в России, в Краснодаре. Третий я сейчас записываю в Питере. В принципе, не сильно удивлюсь, если окажется, что следующий, четвертый, тоже будет записан в другом месте, возможно, даже не в России. Хотя думаю, что, услышав эти слова, моя жена содрогнется. Её наши переезды сильно утомили, поскольку бытовые вопросы и вопросы перевозки вещей обычно ложатся именно на ее плечи, что, конечно, вовсе не так просто. Итак, в ноябре прошлого года, решив, что Таиланд нам по многим причинам уже больше не подходит, мы перебрались в Краснодар. Во многом выбор Краснодара был продиктован климатическими факторами, поскольку мы боялись, что переезд, например, в Питер, будет для нас слишком тяжелый. Ведь, по сути, мы целых семь лет не видели зимы, и начинать повторное знакомство с российской зимой с Питера показалось нам не очень хорошей идеей. Что касается Краснодара. В целом, у нас от него остались довольно приятные впечатления, как минимум от того района, в котором мы жили (микрорайон Фестивальный). Но тем не менее Краснодар не смог стать для нас вторым домом как минимум по двум причинам. Во-первых, в Краснодаре я не смог найти для себя сильного поддерживающего окружения, а это как раз была одна из тех причин, по которой я решил уехать из Таиланда. Во-вторых, мы не остались в Краснодаре из-за довольно-таки банальной вещи. В какой-то момент хозяйка квартиры, которую мы снимали, просто попросила нас съехать по некоторым своим семейным личным причинам. А найти подходящую для нас квартиру с собакой оказалось далеко не так просто, как мы себе представляли. В общем, мы предприняли несколько ленивых попыток найти какой-то новый вариант, поняли, что особых причин оставаться в Краснодаре больше нет, и начали паковать вещи для переезда в Питер. Санкт-Петербург — это город моей любимой жены, она здесь родилась и выросла, здесь у нее родители. Поэтому выбор был сделан именно в пользу Северной, а не основной столицы, и уже в апреле мы переехали. И тут перед нами встала новая проблема. Точнее, передо мной, потому что жена это не воспринимала как проблему. Мне, мягко говоря, не слишком нравился район, в котором мы поселились. На своих обучающих программах я много говорю о том, насколько важно обустраивать вокруг себя поддерживающее пространство — то пространство, которое будет помогать продвигаться к твоим целям. Так вот, район, в котором мы поселились, поддерживающим пространством назвать было совсем нельзя. Я довольно быстро почувствовал на себе его отрицательное влияние. Там не было чего-то особо страшного, но был такой, скажем, стандартный набор: это мужики, которые сидят, курят и выпивают перед подъездом, это какие-то неадекватные водители, которые проносятся по двору со скоростью 60 км/ч, это молодежь, которая тоже могла сидеть, курить и выпивать на площадках. В целом я спокойно относился к таким вещам до того момента, как у меня появилась дочка. У меня произошел какой-то сдвиг в сознании, и я начал такие вещи воспринимать, наверное, более агрессивно. Я начал замечать за собой, что все чаще и чаще пытаюсь бороться за справедливость, пытаюсь останавливать неадекватных водителей и делать замечания людям, которые курят перед подъездом. Одной частью сознания я понимал, что это, скорее, ведет только к конфликтам, а не к чему-то конструктивному. Другая часть меня просто требовала предпринимать какие-то действия, чтобы изменить ситуацию к лучшему. Вскоре после переезда я понял, что не хочу долго находиться в этом месте, не хочу, чтобы в этом месте находилась и росла моя дочка, и снова начал думать о переезде в рамках Санкт-Петербурга. С этого момента началась наша эпопея по поиску нового съемного жилья. По моим грубым прикидкам мы потратили на это месяца четыре. Сначала у нас была идея снять что-то вроде загородного домика поблизости к Питеру, потому что потребности быть в центре города у нас особо не было. Потом мы даже думали купить домик в ипотеку, но я быстро понял, что мне, как новоявленному индивидуальному предпринимателю, никто нормальные условия точно не предоставит, если вообще предоставит хоть какие-то. Потом, осознав, что в рамках нашего бюджета мы вряд ли найдем подходящий вариант, мы переключились на поиски квартиры. После этого мы пересмотрели, наверное, десятки квартир, так и найдя ничего подходящего. В этот момент я уже начал сомневаться в своей адекватности, поскольку изначально думал, что те требования, которые я предъявляю к потенциальной квартире, не слишком завышены, на мой взгляд, они были умеренные. Мне очень хотелось, чтобы дом не был тем, что называют «муравейником» ( «человейником», как выразился мой товарищ). То есть чтобы это не была серия огромных, понатыканных друг рядом с другом высоток, место вокруг которых занято парковкой. У меня была еще пара-тройка таких пунктов, и в итоге я очень удивился, поняв, что предъявляемые мною требования если не супер завышенные, то находятся на очень высоком уровне, и найти что-то подобное оказалось не так-то и просто. Эта ситуация показывает мою не очень большую адекватность, потому что если случается что-то, что вас удивляет и выбивает из колеи, то это обычно говорит о том, что ваша картина мира не соответствует объективной действительности. Мы потратили на активные поиски примерно 4 месяца своей жизни, отчаялись и опустили руки. И как часто в такие моменты бывает (об этом довольно много пишет Вадим Зеланд в своем «Трансерфинге реальности»), как только мы отпускаем ситуацию и снижаем ее внутреннюю важность, случаются какие-то приятные события и появляются новые возможности. Так и с нами случилась интересная история, которую я даже в какой-то степени воспринимаю как небольшое чудо. Уже после того, как мы забили на активные поиски, жена решила проверить на минутку свежие предложения на сайтах по аренде недвижимости, причем это был какой-то даже не самый популярный сайт. В итоге она нашла объявление, которое было опубликовано буквально 15 секунд назад, ну максимум минуту. По описанию оно было настолько крутое, что если бы это случилось не через минуту после публикации, а через 5 или 10, его бы точно забронировали и увели у нас из-под носа. Но мы успели, и в реальности эта квартира оказалась по большей части соответствующей моим завышенным требованиям. Что добавляет некоторой сказочности этой истории, так это то, что сдал нам ее олимпийский чемпион по гребле. Согласитесь, что не каждый день имеешь дело с олимпийскими чемпионами. Так закончилась наша история с переездами (по крайней мере, пока что). Мы уже освоились, обжились на новом месте. У меня здесь есть свой рабочий кабинет, чему я невообразимо рад. Я хорошенько его обустроил, накупил всяких целесообразных штук для эффективности, о которых расскажу чуть позже. Здесь есть садик, так что нам больше не нужно добираться до него полчаса, достаточно выйти из дома и зайти в соседний подъезд. В общем, в этом плане я очень и очень доволен. Я пока по-прежнему не уверен, что готов провести в Санкт-Петербурге существенную часть своей жизни, но, видимо, это уже последствия того, что я ощутил на себе жизнь в другом месте, всё-таки, целых 7 лет прожил в Таиланде. Видимо, теперь меня так и будет бросать дальше из одного места в другое в поисках какого-то мифического, несуществующего идеального места, которое бы устраивало меня абсолютно по всем параметрам. Но надо сказать, что с точки зрения поддерживающего, сильного окружения Питер, конечно же, выигрывает и у Краснодара, и тем более у Таиланда. Об этом, надеюсь, я тоже немного расскажу чуть позже.

[29:48] Никита Маклахов: Ну что же, теперь давайте вернемся к тем пунктам, которые я обозначил в самом начале. Я хотел бы поговорить о работе над нашей новой программой, которая называется Курс Полезного Действия. Раньше у нас было две программы — «Игра в привычки» и «Академия эффективности». И уже довольно давно (больше года, мне кажется) у меня зрели мысли о том, чтобы обновить их и объединить, потому что добавилось много нового интересного материала. Совмещать работу над программой и над книгой мне показалось не самой лучшей идеей, поэтому в апреле я разобрался с рукописью, и, отдохнув пару-тройку недель, в конце апреля начал работу над обновлением материалов. Мне хотелось сделать что-то супер крутое, чтобы были качественные видео и качественный проработанный материал. Поскольку это уже была не первая итерация обновления наших программ, мне уже хотелось сделать что-то такое финальное, «на века». У нас уже имелась большая часть материала, и по моим прикидкам работа не должна была быть слишком уж тяжелой и долгой. Как говорят в такие моменты, я никогда еще так сильно не ошибался. Для сравнения: работа над книгой заняла у меня 5 месяцев, а работа над новой версией программы — целых 8. Причем если над книгой работал по большей части я и мне помогал наш редактор Оксана, то над программой работала целая команда. Помимо меня и Оксаны там было еще несколько человек, не считая дизайнеров, это была полноценная проектная работа. Мы под это дело взяли на лето отпуск от подкаста, то есть прекратили работу над новыми выпусками, и это, наверное, было моей ошибкой. Потому что, опять-таки, по закону Паркинсона, если работы немного, то она все равно растянется на все имеющееся время. Мы, конечно, активно работали над обновлением программы, но, наверное, могли бы сделать больше задач в течение лета, если бы эти задачи вообще были. Поэтому в этом плане я совершенно недоволен тем, как я провел лето, и впредь буду стараться склоняться к одному из полноценных вариантов: если я работаю, то загружать себя нормально, а если я чувствую, что мне требуется отдых, то просто полностью отключаться от работы. Итак, что касается работы над обновлением материалов программы. Поначалу, конечно, мне не казалось это большой проблемой. Но потом, когда пришла осень и появились снова задачи по книге, когда я начал записывать аудиокнигу, когда родилась вторая дочка, все это превратилось в легкий кошмар. Я сильно переживал, что не успею закончить работу в срок, и это, конечно, добавляло не самых приятных эмоций. Вся эта ситуация — это, пожалуй, то, о чем я буду думать на новогодних каникулах. Потому что, с одной стороны, я очень доволен тем, что получилось. Получилась реально хорошая, качественная, стройная, мощная программа, и выпускники первого потока, я думаю, со мной полностью согласятся. То есть это вовсе не было той ситуацией, когда ты прокрастинируешь в надежде сделать что-то нереально крутое, и в итоге не делаешь ничего. Нет, это была большая и непростая работа, но с конкретным понятным уровнем качества. С другой стороны, для меня остается открытым вопрос, стоит ли в наше время, в век безумных скоростей, так упарываться по качеству. Стоит ли тратить на работу над программой целых 8 месяцев, когда множество других людей делают нечто подобное, например, за месяц. Я для себя до сих пор не до конца определил, оправдана ли эта моя гонка за качеством, нужно ли кому-то кроме меня это сверхвысокое качество, к которому я стремлюсь и которое очень ценю. Вопрос в том, ценит ли кто-то это помимо меня, или это пустое и не имеет никакого отношения ни к реальному положению дел, ни к тому, сколько ты зарабатываешь и как твой продукт оценивают другие. Вот этот вопрос для меня остался открытым. И как раз одно из качеств, которое я хочу проработать в себе в следующем году — это умение более легко относиться к процессу. Я хочу найти баланс между тем, чтобы не тратить на работу чрезмерных усилий и внутренних ресурсов, и тем, чтобы на выходе все-таки получался тот результат, который меня полностью бы устроил. Вот этого легкого отношения к процессу и более легкого отношения к себе мне пока что очень не хватает. И если, на мой взгляд, работать я научился в принципе неплохо, теперь я хочу научиться работать с легкостью, чтобы в работе было больше от игры, вот это было бы правильное определение. Но, как бы то ни было, работа над обновленной программой закончена, и закончена в срок, и я этому безумно рад. Я очень благодарен Оксане, моей ключевой сотруднице, за то, что она так же не отставала от меня ни на шаг и свою часть работы тоже выполнила в срок. Я очень благодарен дизайнерам, потому что для наших видео мы сделали порядка 2000 слайдов, причем это профессиональные слайды, оформленные крутыми умелыми дизайнерами. В итоге получилось не только полезно, но и красиво. Да и в целом сама программа получилась стройной, логичной, всеохватывающей. Я знаю, что это уже звучит как реклама и, по сути, это и является рекламой, тут уж спорить с этим бессмысленно, но в любом случае, если вы хотите что-то поменять в своей жизни в плане привычек и в плане работы — я думаю, что вы уже поняли, что вряд ли я вас научу работать с огоньком, но я могу помочь вам выстроить рабочий процесс так, чтобы вы могли получать результат. В этом я, на мой взгляд, разбираюсь уже неплохо. Так вот, если вам это актуально, то приходите к нам, второй поток Курса Полезного Действия 21 января стартует. Я лично буду очень рад вас видеть и с вами работать.

[36:22] Никита Маклахов: Наконец, мой рассказ плавно подходит к третьему событию — это рождение нашей второй дочки. То, что вы услышите дальше, наверное, будет довольно личным. Я не знаю, насколько уместно делиться такими вещами в формате подкаста, но думаю, что сам каждый решит, насколько ему нужно, интересно и полезно слушать такие мои рассказы, поэтому просто начну. Итак, на второй неделе ноября я поехал в Москву. Одной из основной целей поездки было заехать в издательство, в первый раз увидеть свою книгу, записать видео для читателей и все в таком духе. Сама поездка, на мой взгляд, прошла хорошо, даже отлично. Почти все, что я распланировал, я сделал. Встретился с кучей интересных людей: с Натальей Бабаевой (она была у нас в гостях в подкасте), с Андреем Сидельниковым (это человек, который тоже горячо заинтересован темой работы с привычками), встретился с кураторами нашей программы, заехал в гости к Сергею Капличному. Было довольно-таки много общения. Я все это описываю сейчас в деталях, чтобы был понятен весь контекст ситуации. В пятницу ночью я вернулся домой в Питер (это было, наверное, уже где-то 2 или 3 часа ночи), лег спать. С утра нам с женой предстояла поездка на выходные в Германию без дочки. Это была поездка, которую мы запланировали за некоторое время до этого. Жена, как вы понимаете, была беременна, врачи ее отпустили, дав добро на эту небольшую поездку. Мы просто хотели провести выходные в Германии (в месте, где я провел свое детство) перед тем, как родится малышка и у нас больше не будет возможности в ближайшие месяцы выбираться куда-то еще. Мы отправились в эту поездку и первые два дня в целом провели неплохо. Погуляли по городу, заехали в те места, где я вырос, все шло более-менее хорошо до тех пор, пока не настал вечер воскресенья. Вечер воскресенья выглядел примерно так: я за столом в небольшом номере гостиницы подвожу итоги недели, чем я обычно занимаюсь по воскресеньям, Дара — жена — лежит на кровати. Её состояние не очень понятно, она явно чувствует себя не очень хорошо. Я пока не понимаю, что могу предпринять в этой ситуации. Надеюсь, что все разрешится, мы сможем вернуться обратно в Питер и решить все вопросы уже на месте. Но через какое-то время я понимаю, что ситуация сама собой уже не разрешится. Вызываю скорую. Нас повезли в роддом, по дороге мы заполнили какой-то формуляр, как только мог, я пытался вспомнить те знания немецкого языка, которые у меня были раньше. Нас привезли в роддом, передали в руки персонала, и дальше события развивались довольно-таки быстро. Примерно в 11 часов я, стоя у изголовья кровати жены, наблюдал, как появляется на свет моя вторая дочка. Не скажу, что у меня изначально было в планах было присутствовать на рождении малышки, но тем не менее, это был интересный опыт. Что еще для меня оказалось интересным в этой ситуации (и мне в какой-то степени это в себе нравится), так это то, что в такие моменты, в стрессовых ситуациях у меня включается особо сильный режим наблюдателя. То есть я в какой-то степени слегка абстрагируюсь от ситуации, как будто перестаю быть ее непосредственным участником и становлюсь сторонним наблюдателем, что позволяет мне испытывать гораздо менее сильные переживания. Это помогает мне сохранять почти тотальное спокойствие и некий контроль над ситуацией. Не знаю, является ли это каким-то навыком, который я в себе развил, или же это некая врожденная способность, но она мне очень сильно помогает. Ну а дальше уже началась вся эта история, которую я отчасти описывал в соцсетях, появилась куча вопросов. Я катался в посольство, оформлял документ для дочки (и здесь я должен сказать большое спасибо сотрудницам посольства, которые вошли в положение и сделали все очень быстро), раз в неделю катался туда-сюда из России в Германию и обратно, чтобы, с одной стороны, помогать Даре и малышке, с другой стороны, побыть со старшей дочкой с Вестой и успеть доделать программу. Помимо этого, я пытался решить финансовые вопросы, договориться с больницей об адекватных условиях оплаты, потому что страховка этот случай не покрывала. В общем, это был довольно интенсивный период. И что интересного во всем этом было — это то, что когда я находился внутри этой ситуации, у меня особо не было переживаний. Потому что я понимал, что переживать, страдать, плакать уже поздно, это уже не имеет смысла, ситуация уже наступила, ты не можешь её предотвратить. Всё, что ты можешь сделать — это предпринять конкретные шаги по её разрешению. И поскольку эти шаги были довольно-таки понятные и конкретные, не было свободного пространства для излишних переживаний. Что для меня было удивительно — именно вот этот супер интенсивный период я проживал довольно-таки спокойно, и в некоторой степени, как я уже упоминал чуть раньше, он мне даже помог отвлечься от переживаний по поводу судьбы моей книги. Все мысли о книге отошли на второй план, они полностью перестали меня беспокоить. Теперь, возвращаясь снова к тому решению поехать на выходные в Германию и повторно оценивая случившееся исходя из тех результатов, которые получились, я уже не могу однозначно судить о том, является ли это решение плохим или хорошим. Есть очень хорошая концепция, с которой я познакомился благодаря гостям подкаста и проекту «Школа великих книг», о котором я чуть позже расскажу: «что получилось, что есть, то и цель». То есть нужно представить, что та ситуация, в которую ты попал, те результаты, которые ты получил — это и было твоей изначальной целью. И тогда гораздо проще оценить все поступки и действия, которые к этой ситуации привели. С этой точки зрения можно сказать, что нашей целью было родить здорового ребенка в немецкой клинике за довольно большие деньги во время нашей поездки в Германию. Хотел ли я изначально, чтобы ребенок был здоровым и родился в хорошем месте? Однозначно, да. Конечно, результатом я полностью доволен, несмотря на какие-то финансовые издержки и неудобства в процессе всего этого. Все получилось так, как получилось, сейчас вся эта ситуация разрешилась, мы все находимся дома и привыкаем к жизни вчетвером. Наверное, стоит еще раз остановиться на том, какие выводы я для себя из всего этого сделал. Во-первых, я понял, осознал и прочувствовал, что страх какого-то события сильнее всего до того момента, как это событие наступит. Раньше у меня был довольно-таки сильный страх, что мы останемся без средств к существованию, то есть попадем в такую ситуацию, когда финансовое благополучие нашей семьи будет под угрозой. И попав отчасти в такую ситуацию, я понял, что изнутри эта ситуация выглядит гораздо менее пугающей, чем снаружи, пока ты вне её. Как раз по той причине, что я описал чуть раньше — когда ты находишься внутри ситуации, просто не остается пространства для переживаний. Второй момент касается поддержки других людей и умения принимать эту поддержку. Я на самом деле даже не подозревал, что мне будет так трудно попросить о помощи в том или ином виде. Я написал на этот счет посты в соцсетях и не ожидал, что написание этих постов будет связано с таким сильным внутренним сопротивлением. Я не ожидал и того, что поступит так много поддержки, что моя судьба и судьба моей семьи небезразлична такому большому количеству людей. Я не ожидал, что принимать поддержку я тоже, оказывается, совершенно не умею. Это то, чему я бы хотел научиться в следующем году в том числе. Уже после того, как все это произошло, я услышал несколько интересных мыслей по поводу поддержки от других людей и по поводу того, как важно уметь ее правильно принимать. В частности, Анна Фельдман говорила о том, что позволять другим людям помогать тебе — это, по сути, давать возможность совершить им хотя бы небольшое, но чудо. То есть когда человек тебе помогает, это не столько даже о тебе, сколько о нем самом. Если человек хочет помочь, если это ему важно, то не стоит вставать в позу и передавать штурвал управления в руки внутренним тараканам. Стоит просто принять эту помощь и поблагодарить за нее, сказать за нее спасибо. В общем, это те уроки, в процессе изучения, освоения и принятия которых я сейчас также нахожусь.

[45:33] Никита Маклахов: Ну что же, пожалуй, это всё, что было основного и глобального в этом году. Несмотря на то, что подкаст уже довольно сильно затянулся, я бы еще хотел поговорить о других вещах, не таких глобальных. В частности, в этом году я получил статус индивидуального предпринимателя и оформил патент. Это такая удобная форма налогообложения, при которой ты один раз платишь фиксированную сумму и больше не думаешь о налогах. С этим была связана очень забавная история. Уже совсем в конце года, через пару дней после того, как мы вернулись из Германии, я поехал в Москву, чтобы продлить этот патент на следующий год. Это была, пожалуй, самая странная, неудачная и в какой-то степени глупая поездка за всю мою жизнь. Я встал с утра пораньше, сделал все свои стандартные дела, начал вызывать такси. Надо оговориться, что это происходило в 8 часов утра, а рейс был на 10 часов из Пулково. Так вот, я вызвал такси через приложение. Таксист вроде бы как уже подъезжал, но в последний момент отменил заявку. Я попытался вызвать другое такси, но свободных машин не было, о чем мне приложение и сказало. Я подумал: «Хорошо, ладно, у меня есть своя машина, почему бы не прокатиться на ней до аэропорта». Сказано — сделано. Я зашел на сайт Пулково, забронировал крытую парковку и поехал. По времени всё было нормально, в 8:40 я уже был на месте. И дальше я долго-долго крутился в попытках найти нужную мне парковку, но у меня это никак не получалось. Бросив машину на открытой парковке (ладно, главное — успеть), бегу в аэропорт, вроде бы успеваю, и оказывается, что регистрация на мой рейс уже закрыта. Конечно, я в небольшом шоке, потому что впервые в жизни опоздал на рейс на самолет. Позвонил жене, попросил ее купить билет на следующий рейс. Опять-таки, что здесь было интересно — это внутреннее ощущение в эти моменты. С одной стороны, я оставался в какой-то степени спокойным. Я посидел, помедитировал 5-10 минут. От этого стало легче, но в то же время была огромная куча злости на себя. Как я знаю, этот внутренний голос — это то, что называется внутренним родителем (то, как мы себя ругаем за какие-то косяки — скорее всего, это то, как реагировали наши родители на наши косяки). Наверное, это еще одно направление, над которым я бы хотел поработать в следующем году, чтобы таких внутренних голосов в голове в принципе не возникало, чтобы ситуация воспринималась в функциональном ключе, и я мог бы себе спокойно сказать: «Да, Никита, я накосячил, сейчас эта ошибка повлечет за собой некоторые последствия, но окей, это те последствия, которые я готов принять, и я готов себя за эту ситуацию простить». Дальше все шло хорошо, весь процесс в самой налоговой занял в принципе 10 минут. Повидался с родителями, погостил у них немного и отправился в обратный путь, искренне надеясь, что на этом все приключения закончатся. Но не тут-то было. Я прилетел в полночь в Питер в Пулково, чтобы найти свою машину на открытой парковке с неработающим аккумулятором. Тут, конечно же, снова подключился голос критика, который говорил о том, что если бы я с утра не накосячил, а нашел крытую парковку или вообще бы поехал на такси, то машина бы, скорее всего, не разрядилась. Но опять-таки, я был уже слишком уставший, чтобы долго себя ругать. Дошел до того места, где тусовались таксисты, предложил одному из них 1000 рублей в случае, если он меня сможет завести. Причем я очень проникся отношением того человека, с которым я договорился, у меня прям было ощущение, что он реально заботится обо мне и хочет, чтобы все разрешилось хорошо. Вот такая вышла поездка.

[49:38] Никита Маклахов: Чему еще хотелось бы уделить время в рамках нашего новогоднего выпуска — это, конечно же, теме самого подкаста. С одной стороны, мне нравятся те изменения, которые происходят с подкастом в этом году. А с другой стороны, мне очень грустно от того, что в этом году у нас не получалось публиковать выпуски в том количестве, в котором мне бы хотелось и в котором, я надеюсь, кто-то из вас их ждет. Что же происходило с подкастом? Как я уже говорил, на лето мы решили взять от него первый в истории подкаста отпуск от подкаста. В то же время я начал думать о том, как хочу развивать дальше эту часть нашего проекта. Я решил, что хочу перейти от удаленной записи выпусков (до того момента я записывал их по большей части через Skype) к живому формату, то есть когда ты встречаешься с человеком и беседуешь с ним тет-а-тет, смотря ему в глаза. Для этого я купил в меру дорогостоящее оборудование, потратив на него порядка 50 тысяч рублей, и приступил к записи вживую. И опять-таки, здесь, как и во многих вещах, оказалось две стороны медали. С одной стороны, мне очень нравится, что теперь есть возможность встретиться с людьми, в процессе беседы увидеть их и их эмоции, реагировать на эти эмоции. В общем, качество общения, на мой взгляд (не знаю, отражается ли это в подкастах), повысилось на порядок. Именно эмоциональная связь, эмоциональное качество подкаста, если есть вообще такой параметр. Но с другой стороны, конечно же, есть и недостатки. Договориться о записи вживую и договориться о записи онлайн (и провести такую запись) — это совсем не одно и то же. Теперь мне нужно приехать в конкретное место, где в этот момент находится человек, а это не всегда бывает просто. Этот возникший географический фактор повлиял на то, что пока выпуски выходят не очень регулярно, а если регулярно, то нечасто. Второй момент, который меня также в некоторой степени расстраивал — это то, что, даже записывая вживую, не всегда пока что получается добиться нужного качества. Потому что часть выпусков по независящих от меня причинам мы записывали в кафе, а там появляются дополнительные звуки, шумы, музыка. И даже в, казалось бы, идеальных обстоятельствах может случиться что-то непредвиденное. Например, когда я записывал выпуск с Еленой Резановой у себя дома на кухне, там вмешался сосед с перфоратором. Но опять-таки, по обратной связи, которую я получаю от многих людей, это уже больше мои тараканы. Слушателям, возможно, не так важны эти посторонние шумы, как само содержание беседы. На этот счет вы мне можете сами написать (конкретно ты, слушатель этого выпуска), так ли заметны посторонние шумы во время наших бесед с гостями. Возможно, после твоих слов у меня все в голове станет на места и я перестану париться насчет того, насчет чего париться вовсе и не стоит. Это то, что касалось подкаста в 2018 году. Я очень надеюсь, что в следующем году у нас снова появятся ресурсы — ресурсы времени и внимания в том числе, чтобы возобновить регулярную запись подкаста. Не знаю насчет еженедельной, но я надеюсь, что хотя бы раз в 2 недели выпуски будут стабильно выходить. По крайней мере, я постараюсь предпринять для этого все усилия и ни в коем случае не ставлю на нашем подкасте крест, надеюсь, что у него есть еще интересное будущее. К слову, один из приятных моментов, которым, я думаю, можно заслуженно гордиться — это то, что не так давно, неделю или две назад, мне пришло письмо от iTunes. В письме говорилось, что наш подкаст вошел в список (разумеется, по версии iTunes) лучших подкастов года. Это тоже очень приятный момент признания.

[53:50] Никита Маклахов: Подходя к завершению сегодняшнего выпуска, хочется поговорить о практиках и привычках, которые меня сопровождали в этом году. Если раньше я больше радовался появлению новых практик, то теперь, в этом году, я немножко сместил свое внимание и стараюсь переходить от количества к качеству. Не скажу, что я отказываюсь от каких-то своих практик и привычек, скорее, я стараюсь с некоторыми из них построить более глубокие и более интенсивные отношения. Так, в частности, я стараюсь больше внимания уделять медитации. Если раньше это была только одна сравнительно короткая сессия вечером перед сном, то теперь я еще добавил и вторую с утра. Причем, как оказалось, с утра практика медитации ощущается совершенно по-другому и эффект от нее совершенно другой — в какой-то степени лучше и сильнее, но, как минимум, просто необычный, отличный от того, что получается по вечерам. Так что сейчас у меня две сессии медитации вместо одной, и плюс к этому я стараюсь еще и увеличивать их длительность. Очень надеюсь, что в следующем году суммарно дойду до 30-40 минут в день. Спустя полтора года ежедневных медитаций я уже нахожусь на том приятном этапе, когда получаю и, главное, ощущаю пользу. Так что в следующем году я буду стараться наращивать объем практики, а заодно изучать медитацию с какой-то формальной стороны — возможно, пройду какие-то курсы или почитаю книги на этот счет. Правда, насчет теории медитации я не строю иллюзий. Потому что, как бы странно это ни звучало, медитация в какой-то степени похожа на секс, только в том контексте, что бесполезно об этом говорить, нужно брать и практиковать, пробовать, смотреть на свои ощущения. Пользы от чтения 10 книжек про медитацию будет явно меньше, чем от 10 часов практики этой самой медитации. Еще из любопытного — в этом году я приобрел нейроинтерфейс Muse (мне кажется, я уже не раз упоминал его в подкасте). Это такой обруч, который ты надеваешь на голову, и он делает электроэнцефалограмму, то есть считывает сигналы твоего мозга. Помимо этого обруча ты надеваешь наушники, включаешь приложение и начинаешь медитировать. Если ты отвлекаешься во время медитации, то обруч это фиксирует и в наушниках появляются интенсивные звуки, например, звуки сильного дождя. Когда ты успокаиваешься, снова переключаешь внимание на дыхание, приводишь мозг в более спокойное состояние, в наушниках начинает звучать приятное пение птичек. Таким образом ты во время процесса медитации получаешь немедленную обратную связь и можешь скорректировать свои действия (или их отсутствие) прямо в процессе медитации. Штука довольно забавная и веселая. Я не могу сказать, что она прямо супер полезная и что без нее нельзя медитировать — конечно же, можно. Но в качестве приятной и прикольной примочки, которая добавит немного веселья процессу медитации, очень даже можно это использовать. Вторая практика, которой я тоже стал посвящать больше внимания и которой, кажется, уже не раз пел хвалебные оды в рамках подкаста — это практика контрастных — даже точнее, ледяных — водных процедур. Если раньше я просто принимал с утра контрастный душ, то теперь я прежде всего стараюсь практиковать дыхательную гимнастику Вима Хофа — это такой очень интересный дядя, его еще называют снежный человек (разумеется, я оставлю на него и на эту гимнастику ссылки). Так вот, Вим Хоф совершает какие-то невообразимые вещи. Например, как-то раз он поднялся на высокую гору буквально в одних шортах. В другой раз он без обуви пробежал 50-километровый марафон по леднику. В третий раз он сидел 2 часа в бочке, полностью обложенной льдом. В общем, с холодными температурами он на ты. И этот невероятный мужчина разработал специальную дыхательную гимнастику, помогающую привести организм в определенное состояние, в котором будут гораздо проще и легче переноситься экстремально низкие температуры. Поэтому я теперь делаю эту дыхательную гимнастику каждый раз перед тем, как принять ледяной душ, и планирую перенести свое знакомство с ледяной водой за пределы квартиры (я имею в виду ныряние в проруби). Я уже один раз окунулся в этом году прямо на свой день рождения. Встал пораньше, поехал, окунулся, и день прямо заиграл новыми красками. Но теперь мне хочется эти окунания из какого-то исключительного события перевести в разряд событий рядовых, привычных, то есть заниматься этим почаще и регулярно. Возможно, я даже вступлю в какой-то клуб моржей. Так что если вы живете в Петербурге, если у вас уже есть такой опыт или вы хотите его приобрести, то можем с вами объединиться и понырять вместе, почему бы и нет. Третье, о чем также хотелось бы рассказать в контексте практик (правда, это не совсем практика, а скорее, философия, культура) — это то, что в этом году мы вместе с женой стараемся перейти на зеленую сторону жизни, то есть немножко больше заботиться об окружающем мире. В некоторой степени на это повлияла наша беседа с Романом Саблиным, которая, скажем так, стала последней каплей, сподвигнувшей меня к действиям. И мы действительно начали предпринимать определенные шаги в этом направлении. Во-первых, сделали все возможное, чтобы минимизировать количество пластиковых пакетов в своей жизни. Для этого мы купили достаточное количество тканевых пакетов, чтобы ходить с ними в магазины, и взяли фруктовки (это, по сути, тоже такие «дырявые» сумочки-сеточки для фруктов, которые можно использовать вместо одноразовых пакетов). Второй глобальный момент заключается в том, что мы организовали дома сортировку мусора. Купили несколько корзин, и теперь в одну корзину кладем все жестянки, в другую — все стеклянные банки, в третью — все, что связано с бумагой и картоном, в четвертую — упаковки а-ля Tetra Pak. Эти четыре корзины копятся примерно в течение одного-двух месяцев, и потом в первую субботу каждого месяца в Питере организуются точки сбора. Когда корзины переполняются и в них больше не остается места, мы дожидаемся этой первой субботы и разом на машине отвозим туда весь мусор. Вот так это по большей части выглядит. Конечно, это не какие-то супер подвиги, но это всего лишь первый, пусть маленький шаг, зато достаточно важный и посильный. Это не требует от нас каких-то супер героических подвигов, а значит, мы можем это делать на постоянной основе. На этом, как мне кажется, стоит уже закругляться. Всё, что не вошло в сегодняшний выпуск, видимо, нужно будет просто записать отдельно, когда придет время. Напоследок у меня есть к вам одна небольшая просьба. Компания Яндекс — или, вернее, Яндекс.Касса — сейчас организовала конкурс, в рамках которого 5 финалистов смогут выиграть грант в размере одного миллиона рублей. Мы в этом конкурсе тоже участвуем. Сейчас, чтобы преодолеть первый этап конкурса, нам нужно набрать определенное количество голосов. Пожалуйста, не пожалейте парочки минут, перейдите по ссылке, которую мы укажем на странице подкаста, и поддержите нас своим голосом. Я думаю, что у нас есть все шансы на победу и что у нас все получится благодаря именно твоему голосу. Если мы выиграем это грант, то, конечно же, пустим деньги на дальнейшее развитие проекта, будем делать наш подкаст еще более интересным, а программы еще более полезными, возможно, придумаем какие-нибудь еще интересные штуки. Поэтому, пожалуйста, не пожалейте буквально двух минут времени. Перейдите по ссылке и оставьте за нас свой голос. А теперь пришло время попрощаться и поздравить вас с новым годом. Хочу сказать спасибо за то, что были рядом со мной, нашим проектом и командой, слушали и поддерживали нас на протяжении всего этого года. В Новом году хочу пожелать вам, наверное, того же, чего желаю и себе. А именно: научиться ко всему — и в частности, к работе — относиться легче и проще. Научиться больше отдыхать и принимать даже непростые ситуации без излишней самокритики, более спокойно, помня о том, что когда случается какая-то непростая ситуация, то для эмоций уже нет места, есть место только для конструктивных действий. Помнить о том, что многие ситуации действительно происходят не с нами, а для нас, и, находясь в моменте, нам бывает очень-очень непросто понять, даже почти никогда нельзя наверняка знать, к чему эта ситуация приведет, ради чего эта ситуация случилась. Я надеюсь, что если не всегда, то часто любая ситуация будет обращаться для вас чем-то хорошим. Как минимум я вам этого искренне желаю. На этом я с вами прощаюсь. До встречи в Новом году, и пусть все самое важное в вашей жизни будет сделано!