Капитан своего корабля. Цитата Никиты Маклахова из выпуска подкаста Будет сделано!

Сегодня особенный выпуск: гостем стал Никита Маклахов, а интервью у него взяла Ольга Балога, автор и ведущая подкаста «ЗОЖ в большом городе». Никита проверяет на себе множество подходов и сотни практик, которые позволяют повысить качество жизни, и щедро делится опытом. Учитесь управлять собой!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK

Любимые книги гостей подкаста

В каждом выпуске наши гости рекомендуют лучшие, по их мнению, книги. Мы тщательно изучили рекомендации, убрали лишнее и оставили главное! Заполните форму и мы тут же пришлём вам на почту сочный PDF-документ со списком 10 лучших книг по версии героев подкаста. Стоит прочитать!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[05:13] Как у Никиты появился интерес к теме личной эффективности? Почему он решил переехать в Таиланд? Как организовать работу и быт за границей?
[17:59] Что значит ЗОЖ и биохакинг для Никиты Маклахова?
[23:02] Что дает вегетарианство и интервальное голодание?
[43:18] Какие физические нагрузки, ритуалы и практики есть у Никиты?
[57:01] Как происходит закаливание организма?
[1:02:08] Как работать с трекером привычек? Какие виды ментального здоровья существуют и как о нём заботиться?
[1:12:15] С какими запросами люди приходят на курсы Никиты? По каким причинам у участников не получается внедрить привычки в свою жизнь?
[1:23:00] Как создавалась программа «Свобода от сигарет»?
[1:27:04] Почему важен сон и как наладить режим с помощью «Спи сладко»?
[1:30:08] Как найти баланс в жизни?

В выпуске были упомянуты

1) «ЗОЖ в большом городе» — подкаст Ольги Балога
2) Курс Полезного Действия — большая программа по личной эффективности
3) Свобода от сигарет — программа, помогающая бросить курить за 1 месяц
4) Спи сладко — программа о том, как наладить режим сна
5) How was your day — трекер привычек
6) Как работать по 4 часа в неделю — книга Тимоти Ферриса
7) Вина или ответственность — видео Уилла Смита
8) Вим Хоф — Инстаграм «ледяного человека»
9) Елена Резанова, Николай Додонов, Сергей Фаге, Илья Мутовин, Лия Смекун, Максим Дорофеев — гости подкаста «Будет сделано!»

Никита Маклахов в Интернете

1) budetsdelano — профиль в Instagram
2) makniko — профиль в Facebook
3) makniko — профиль во ВКонтакте 
4) willbedone — канал в Telegram

Ольга Балога в Интернете

1) olga_baloga — профиль в Instagram
2) olga.baloga — профиль в Facebook
3) «ЗОЖ в большом городе» — подкаст Ольги

Конкурс отзывов

Книгу Максима Ильяхова «Ясно, понятно» выиграл Вадим Филимонов, а карточки «Шаблоны текста для работы и бизнеса» отправляются к Екатерине Маркеловой.

Ещё один приз — книгу Никиты Маклахова «Будет сделано!» с автографом — получает слушатель с ником shu_ma за отзыв о подкасте в iTunes. Поздравляем!

Вы также можете выиграть книгу «Будет сделано!», если напишете пару добрых слов о подкасте в iTunes. Наша команда с удовольствием читает ваши отзывы и будет рада отправить вам подарок. Итоги подводим в начале каждого месяца!

Главные идеи выпуска

1. Каждый человек знает, что для него хорошо, а что плохо. Проблема появляется на этапе реализации: мы знаем, что хорошо, но не знаем, почему не получается это делать.
2. То, что мы едим, влияет на наше внутреннее состояние и способность к концентрации: от тяжелой пищи мы становимся раздражительными и теряем работоспособность.
3. Интервальное голодание дает ощущение свободы от еды и чувство контроля над голодом. Вам не приходится прерываться на прием пищи, нарушая распорядок дня.
4. Вы не можете повлиять на то, какие события произойдут в вашей жизни, но в ваших силах научить себя проживать тяжелые моменты без страданий и делать так, чтобы эти моменты были для вас минимально неприятны.
5. Когда вы делаете меньше, повышается навык приоритезации. Вы учитесь выполнять только самые важные задачи, при этом остаётесь намного более энергичными и продуктивными.

Практические рекомендации

1. Когда меняете свой тип питания, учитывайте исходные потребности организма в калораже, в белках, жирах и углеводах, в микро- и макроэлементах.
2. Перестаньте говорить «У меня не получается, это генетика, ничего не поделать».
3. Перед тем как начать бегать, приведите в порядок опорно-двигательный аппарат: проверьте спину, поясницу, таз, ноги.
4. Выспитесь хорошенько и только потом планируйте питание и всё остальное.
5. Даже малейшее действие имеет значение: начните что-то делать в минимальном объёме каждый день.

Понравился выпуск? Послушайте также

Станьте патроном подкаста

Выражаем благодарность за поддержку нашим патронам: Дмитрию Балиеву, Анастасии Чередовой, Гуле Кебурия, Максиму Каджиеву, Изабелле Инсалл, Ксении Демченко, Максиму Шошину, Николаю Марченко, Сергею Баскакову, Евгению Носову, Елене Янишевской, Никите Дубинину, Алексею Кравченко, Ине Ступеле, Денису Гончарову, Андрею Нецепляеву, Ильнуру Исмагилову, Денису, Анне Башкировой, Александру Михайлову, Евгению Пономареву, Николаю Чернобаеву, Александре, Артуру, Джей Ласт, Андрею Завалищеву, Алексею Драч, Вячеславу Семушину, Дмитрию Юрьеву, Екатерине, Cpaty, Анатолию Наумову, Themart, Евгению Юревичу, Антону, Андрею Вахтанову, Ольге Иванченко, Дмитрию, Артёму Богомолову, Ивану Афанасову, Ирине Ананьевой, Петру Голову, Сергею Шарову, Александру Баратову, Наталии Куделе, Денису Махневу, Марине, Евгению Ковалёву, Майку Прокопетсу, Александру Сергиенко, Алексею Ягуру, Денисс Хмелевскис, Андрею Панасюку, Екатерине Ларюсиной, Анастасии Белкиной, Кириллу Клёцину, Игорю Николаевой, Ксении Бородулиной, Марине Устиновой, Андрею Масленникову, Ольге Балога, Петру Ляпунову, Антону Дедову, Марии Бесединой, Лии Смекун, Марии, Александру Кубышеву, Денису Виноградову, Игорю Батракову, Алексею Кулакову, Дмитрию Юрьеву, Юлии Дахнович, Виктору Чеснокову и приглашаем вас присоединиться к клубу патронов «Будет сделано!» — сообществу самых преданных и благодарных слушателей подкаста, которые вносят неоценимый вклад в развитие проекта. Кто такие патроны и как стать одним из них, подробно описано на нашей странице в сервисе Patreon.

Текстовая версия подкаста с Никитой Маклаховым

[00:07] Никита Маклахов: Добрый день, дорогие друзья! В эфире подкаст от проекта «Будет сделано!» — программа для тех, кто хочет делать больше за меньшее время, а также жить и работать без стресса. С вами я, его ведущий, Никита Маклахов. Сегодня у нас необычный выпуск, потому что в качестве гостя сегодня буду выступать я сам. Но это будет не монолог, который я записываю, например, в новогодних сольных выпусках, а полноценное интервью. И вопросы мне сегодня будет задавать Ольга Балога, автор и ведущая подкаста «ЗОЖ в большом городе». Мы с Ольгой знакомы уже довольно давно, и, что самое приятное, она является участницей нашего закрытого клуба Метта. Ольга пригласила меня стать гостем её подкаста, и в итоге выпуск мне настолько понравился, что я решил, почему бы не поделиться им с вами и не опубликовать его у нас. Очень надеюсь, что вы получите удовольствие и пользу от прослушивания нашей беседы. Говорить мы будем сегодня о моих любимых темах: о привычках и управлении собой. Я расскажу о своих экспериментах из разных сфер жизни, например, о вегетарианстве и голодании. Вспомню, как мне жилось в Таиланде, и как удавалось организовать работу на острове. Те, кто слушал мои сольные выпуски, знают, что я стараюсь дать максимум практической пользы. Поэтому приготовьтесь услышать много техник и различных рекомендаций. Буду очень рад, если смогу вдохновить вас на перемены к лучшему и подсказать, что конкретно можно для этого сделать. Пожалуйста, помните о том, что все тексты, ссылки, идеи и рекомендации вы можете найти на нашем сайте по адресу willbedone.ru/158. Не забывайте подписываться на мой профиль в Инстаграм — budetsdelano. Перед тем, как мы начнём беседу, небольшой анонс: в понедельник 1 марта стартует первый открытый поток нашей новой программы «Спи сладко». Я могу очень долго рассказывать, насколько важно хорошо, качественно спать, и насколько моя собственная жизнь улучшилась после того, как я привёл в порядок свой сон. Не буду тратить сейчас время, просто скажу, что качественный сон влияет на все сферы вашей жизни, на успехи в спорте, в работе, в учебе, в отношениях, на способности к концентрации, на то, как вы общаетесь с людьми. Это невероятно важно, и это огромный ресурс, который можно использовать, улучшить и задействовать для повышения качества своей жизни. Не упускайте этот шанс — один раз пройдите программу, один раз научитесь грамотно и качественно выстраивать свой режим дня и свой сон, и это будет очень крутой инвестицией, которая будет приносить вам огромные дивиденды всю оставшуюся жизнь. Стартуем в понедельник, записаться можно по адресу sleep.willbedone.ru. До встречи на программе! А мы переходим к выпуску, и я желаю вам приятного прослушивания.

[03:45] Ольга Балога: Никита, привет!

[03:46] Никита Маклахов: Ольга, привет! Рад быть у тебя в гостях. Спасибо, что позвала.

[03:50] Ольга Балога: Я тоже очень рада, что ты сейчас у нас записываешься как гость. Это, наверное, необычное для тебя амплуа. Знаю, что ты бывал гостем в разных подкастах, но всё-таки ты чаще сам берёшь интервью. В начале наших выпусков я обычно прошу гостей представиться и рассказать немножко о себе, о том, какие основные проекты в работе сейчас. Тебя тоже попрошу это сделать.

[04:14] Никита Маклахов: Без проблем. Меня зовут Никита, мне 31 год, я с семьей живу в Петербурге, у меня 2 дочки и супруга. И последние 6 лет, может быть, чуть больше я занимаюсь изучением человеческого поведения и способов его гармонизации, улучшения и приведения в порядок. Моё изучение вылилось в создание проекта «Будет сделано!», в рамках которого у нас есть подкаст, мы ведём его более 5 лет. Есть книга, изданная в МИФе, есть трёхмесячная обучающая онлайн-программа про привычки, есть программа про работу с курением через практики осознанности и поведенческий подход. И есть свеженькая программа про сон — про то, как выстроить хороший, грамотный, здоровый распорядок дня и научиться качественно, хорошо отдыхать по ночам. Это основное.

[05:11] Ольга Балога: Здорово, спасибо! Я уже давно заметила, что у тебя в рамках программ по личной эффективности много ЗОЖных историй. Мне хотелось с тобой поговорить про это. Недавно в новогоднем выпуске я услышала, что у тебя есть мечта или цель — открыть центр биохакинга в Санкт-Петербурге. Мне стало очень интересно поговорить с тобой о том, какой путь ты прошёл. Наверное, где-то был ноль, стартовый отсчёт, стартовая точка, а сейчас у тебя уже много-много опыта, и даже есть такие мечты. Скажи, тебе всегда был близок подход, чтобы заботиться о себе, разбираться в себе, прививать себе полезные привычки? Или это появилось только в тот момент, когда ты сам начал интересоваться темой личной эффективности?

[06:02] Никита Маклахов: Я не думаю, что есть кто-то, у кого такой подход есть, во врождённом формате. Скорее всего, это всё формируется и прививается во времени. Но в тоже время не скажу, что напрямую было связано с темой личной эффективности, потому что к теме личной эффективности я пришёл уже после того, как долгое время начал интересоваться в целом саморазвитием. Это начиналось с эзотерической, духовной плоскости. Меня старший хороший товарищ в возрасте 13-14 лет подсаживал на Кастанеду, потом был Вадим Зеланд. И потом это уже вылилось в поиски более прикладных, менее метафорических способов улучшения своей жизни. Поэтому все вещи и личная эффективность и работа с дыханием, со здоровьем — это всё уже следствия.

[06:55] Ольга Балога: Я правильно помню, что ты довольно долго прожил в Таиланде? То есть это я помню точно, мне интересно, как там началась история, связанная с личной эффективностью? Ведь, насколько я помню, ты переехал в Таиланд, будучи маркетологом, ты занимался интернет-маркетингом, и со временем ты открыл свой проект, который называется сейчас «Будет сделано!». Скажи, как так получилось, что ты перешёл из интернет-маркетинга в вопросы личной эффективности? Тебя повёл свой собственный интерес или это было что-то другое?

[07:26] Никита Маклахов: К моему большому счастью, меня уже тогда много куда вёл собственный интерес. Потому что я после выпуска из института быстро понял, что не очень хочу работать по той специальности, которую я получил. Это была специальность, связанная с защитой информации. И несмотря на то, что это прекрасная специальность, очень интересная тема, мне скорее просто не повезло попасть в такую среду, в те компании, где защита информации сводилась к бюрократии, к распиливанию бюджетов — очень непонятной скучной работе, пользы от которой я не видел. Это свойственно всем этим компаниям. Большой системный интегратор большой, в котором я работал очень короткое время, на самом деле, мне запомнился именно этим. И на тот момент я уже параллельно пробовал что-то своё делать, это был сайт про досуг в Москве, назывался «Куда пойти?», он, по-моему, до сих пор жив. Мы пытались предложить людям какие-то интересные способы проведения свободного времени, которые не были освещены на тот момент на более крупных и классических сайтах. Плюс я пытался делать свой микробизнес, купил франшизу в «Истории» — это ребята, которые делали детективные квесты, детективные игры в кафе. Потом я просто почувствовал, что иметь дело с интернетом и сайтами мне как-то проще, ближе, и решил, что почему бы нет. Я не знал, чем заниматься после выпуска из института. И поскольку у меня есть какие-то компетенции, решил, что я пойду работать интернет-маркетологом, и чудесным образом я смог найти первую хорошую работу. Причём это был очень большой оклад — на удивление, это было 2 тысячи долларов на тот момент. Сейчас я понимаю, что это были очень большие деньги, потому что в текущий момент первую работу на 2 тысячи долларов найти, мне кажется, это просто что-то из ряда вон. Потом, проработав там какое-то время, я решил переехать в Таиланд, меня отпустили на удалённый формат за какие-то заслуги непонятные. И я переехал в Таиланд и погрузился там в работу, потому что, помимо основной работы в этой конторе, у меня был на тот момент ещё один проект. Я начал развиваться в сторону сообществ в соцсетях, и мы с товарищами сделали сообщество под названием «Я люблю русский язык», пытались его развивать. Сейчас там, по-моему, 2 миллиона человек, я в этом уже особо не участвую. Но тогда всё это зарождалось, всё это начиналось, всё это было очень интересно, и всё это привело к тому, что я переехал в Таиланд. Там, живя через дорогу от моря, я этого моря особо не видел, я просто убивался по работе, у меня из-за этого, отчасти из-за этого, испортились отношения с девушкой, с которой я туда переехал. И более того, я уже тогда знал какие-то основы личной эффективности, но каждый раз, когда я осваивал какие-то новые инструменты, всё приводило к тому, что я начинал работать эффективнее и больше, но конца и края этому всё равно не было. То есть всю работу всё равно не переделаешь, и если ты не владеешь грамотным, разумным подходом, то каким бы продуктивным ты ни был, ты всё равно будешь скатываться в выгорание, просто ты до этого успеешь сделать в 2 раза больше, чем те, кто не умеют. Отчасти это меня подтолкнуло изучать, а есть ли какие-то более здоровые способы взаимодействия с работой, чтобы и работа была выполнена, и при этом овцы тоже были целы.

[10:36] Ольга Балога: Здорово, интересная история. Мне сейчас параллельно вспомнились две фразы наших с тобой общих знакомых. Первая фраза Елены Рязановой, которая часто говорит про то, что когда вы уходите в свободное плавание, то возникает куча вопросов к тому, как выстроить график, как выстроить свою собственную жизнь в этом новом формате. А вторая история — это Николай Додонов, который рассказывал, что через работу в бизнесе, новом для него и стрессовом, он тоже пришёл к теме, связанной с личной эффективностью и такой разведке боем, когда приходится на себе испытывать всё и выстраивать через себя. Скажи, а что было первой твоей обучающей программой или первой темой, которую в личной эффективности ты изучил так, что начал это преподавать, учить других, делиться этими знаниями?

[11:27] Никита Маклахов: Что-то одно трудно вспомнить. Из ярких моментов я помню себя, сидящим ещё в зеленоградской квартире и читающим Тимоти Ферриса про четырёхчасовую рабочую неделю, как он описывает свой уклад жизни, как он путешествует. Для меня это было насколько удивительно, что можно работать удалённо, можно какие-то страны, разные города посмотреть. Потому что это было настолько далеко от той жизни, которой я тогда жил, что казалось мне каким-то чудом. Дальше как обычно были какие-то книги, я проходил обучение у Николая Додонова, которого ты уже упомянула. Участие в его обучении направило меня в сторону того, что можно этому обучать и зарабатывать деньги. Если мне не изменяет память, я уже тогда делал какие-то робкие подходы в сторону инфобизнеса: пробовал проводить вебинары, рассказывая о том, как хорошо жить в Таиланде. На тот момент это реально было хорошо, потому что там можно было жить на там 20 тысяч рублей в месяц, ни в чём себе не отказывая. Пытался продавать что-то вроде обучения SMM. Это было довольно стрессово, особенно в тот момент на острове, где я жил, было не всё хорошо с технической инфраструктурой и со связью. Доходило до того, что целых 2 недели собираешь людей на вебинар, вбухиваешь деньги в рекламу, собираешь 300 человек, они все уже подключились, и у тебя вырубается свет во всём районе, ты срочно садишься на скутер, едешь к друзьям и сидишь у них на веранде, там уже темно, москиты, не москиты, сверчки поют, и ты сидишь на этой веранде и проводишь в темноте вебинар. С одной стороны, сейчас это романтично вспоминается, но тогда для меня это было всё не просто, я тяжело переживал. Но есть, что вспомнить.

[13:10] Ольга Балога: А скажи, а почему ты вообще решил переехать в Таиланд? Было ли это связано с поисками другого климата, что ты хотел в тепло? Или у тебя были мысли вообще поменять свою жизнь в целом?

[13:23] Никита Маклахов: Было много причин, мне тогда не нравилась Москва, меня особо ничего не держало в России, у меня не было каких-то обязательств перед кем-то. И, пожалуй, решающий аргумент — это то, что несколько моих хороших товарищей, близких мне людей, уже переехали в Таиланд и делились оттуда фотографиями, новостями и впечатлениями. Единственное, что меня сдерживало — страх перемен, уйти в какую-то неизвестность. И, разумеется, родители, которые отговаривали: «Никита, куда ты поедешь, там тебя никто не знает». На самом деле, это был маленький фактор, но он тоже присутствовал.

[13:59] Ольга Балога: И сколько ты в итоге прожил в Таиланде? 7 лет?

[14:01] Никита Маклахов: Мы делали перерыв с друзьями на годовое путешествие по Южной Америке, потом вернулись опять. И в сумме лет 7 я не был в России. Был заездами, но не был стабильно в России. Первый раз увидел снег, после этого как раз вернулись окончательно в ноябре 2018 года.

[14:20] Ольга Балога: Никит, последний, наверное, вопрос про Таиланд тебе задам. Часто люди, которые много работают, как ты говоришь, благодаря курсам и программам по личной эффективности, могут начать ещё больше работать, делать больше, но при этом достаточно сильно уставать. У них часто бывает такая мечта — переехать жить на остров, переехать жить, в частности, в Таиланд, работать в кафе, сидя под пальмой. Что бы ты сказал сейчас этим людям, уже имея семилетний опыт проживания в Таиланде, и уже как человек, который вернулся в Россию? Для тебя это уже немножко история. Что бы ты им посоветовал? Ты бы их поддержал или нет? Или, может быть, обратил внимание на какие-то определённые точки со стороны образа жизни, со стороны организации своего дня, своего быта?

[15:09] Никита Маклахов: Я бы им сказал, что поезд ушёл. По крайней мере, отчасти это так, потому что тот Таиланд, который был 7 лет назад, очень дешёвый, дружелюбный к туристам и приезжим, с очень лояльными законами визовыми, это не совсем та история, которая сейчас. Хотя, насколько я знаю, как раз сейчас Таиланд снова немножко переворачивается в сторону экспатов и начинает снова делать законы более лояльными. Но в тот момент, когда мы уезжали, это выглядело так: чтобы находиться на территории Таиланда легально, нам нужно было или оплачивать дорогостоящую учебную визу и ходить на курсы английского языка, которые нам особо не нужны. Если ты записался и не ходишь, может прийти проверяющий, и тебя в сутки депортируют оттуда. Или нужно было открывать бизнес, платить налоги, и, даже несмотря на это, всё равно нужно было раз в 3 месяца выезжать за территорию Таиланда, мы ездили в Малайзию, и возвращаться обратно. И эта поездка, на самом деле, одно из самых неприятных, что было в жизни в Таиланде, потому что ты трясешься почти сутки в автобусе, жара, устаёшь, неприятно и непонятно, ради чего тратишь деньги — так себе история. Поэтому в тот момент это было очень здорово, сейчас трудно сказать. Я, спустя время, сейчас в ретроспективе понимаю, что климат Таиланда мне не очень близок, как это ни странно, несмотря на то, что мы там 7 лет прожили, и я довольно тяжело переношу жару. А в Таиланде жара большую часть дня, поэтому на улице я мог находиться до 10-ти часов и после 6-ти, а всё остальное время лучше находиться в помещении с кондиционером. Поэтому, мне кажется, любое место, Таиланд не исключение — это место. Куда бы ты ни поехал, ты берёшь с собой себя. Там есть свои плюсы, свои минусы, но это был очень здоровский опыт для меня, плюсов было тоже очень много. Но в какой-то момент, когда у тебя появляются дети, собаки, может быть, свой проект встаёт на ноги, в силу вступают другие аргументы, другие факторы, которые стоит учитывать. Мы очень долго принимали решение с супругой о возвращении в Россию. Это было непросто — мы рисовали сравнительные таблицы, думали, выбирали места, сомневались, сомневались, сомневались. И спустя год этих сомнений всё-таки решили вернуться. И об этом не жалеем. Хочется побывать, например, снова на нашем любимом острове Пханган, на на месяц, на 2-3 месяца. Я не исключаю, что мы там будем периодически зимовать, но, наверное, на постоянное время уже не хочется. В России, по крайней мере, мне ощущается не так-то плохо.

[17:44] Ольга Балога: Здорово, спасибо тебе за рассказ. Я в таких ярких красках представила себе, как это было. Давай тогда перейдём к вопросам про ЗОЖ. Первое, что я тебя хочу спросить, считаешь ли ты себя ЗОЖником? И что ты вообще чувствуешь, когда слышишь это уже довольно заезженное словосочетание — здоровый образ жизни?

[18:04] Никита Маклахов: Для меня проблема в том, что эти термины, ЗОЖ и биохакинг, очень быстро окрашиваются в какие-то цвета — в цвета, наверное, наиболее ярких представителей. Например, если говорить слово «биохакинг», то, мне кажется, в России у многих всплывет образ Сергея Фаге. И это пример экстремального подхода, поэтому тот, кто занимается чем-то более простым, уже не захочет себя ассоциировать с биохакингом. Тоже самое, наверное, в сторону ЗОЖ. У меня в голове, когда я слышу слово ЗОЖ, всплывает что-то про фитнес, бег по утрам, но без фундаментально научного подхода, который предлагает тот же биохакинг. Поэтому, наверное, я себя ощущаю где-то посерединке — пока не выбрал тот термин, ярлык, который хотелось бы на себя навешать. Моя задача в том, чтобы быть здоровым ментально, физически, иметь энергию с утра до вечера и иметь желание, мотивацию заботиться о себе, о других и делать своё дело хорошо. Вот то, что я вкладываю в здоровый образ жизни.

[19:07] Ольга Балога: Знаешь, по поводу биохакеров — когда сейчас говорят это слово, кроме Сергея Фаге я ещё вспоминаю Илью Мутовина, с которым познакомилась благодаря тебе и, прежде всего, твоему подкасту. И хочу с тобой поделиться, я недавно прочитала первую часть его книги. Он выпустил книгу «Биохакинг без фанатизма», и она разделена на две части. Первая часть посвящена физичесокому биохакингу, а вторая часть — ментальному здоровью. И, прочитав первую половину, я поняла, что все те выводы, которые сделаны в книге, они все очень похожи на старые добрые, даже скажу слово «советские» истины: «спите не меньше 8 часов, кушайте правильно, устраивайте себе разгрузочные дни» и так далее. При том, что я достаточно много слушала Илью и понимаю, что он перепробовал кучу всего: и разные анализы, и таблетки, и прочее, прочее, прочее, и всё равно как будто бы он вернулся к тому, что нам рассказывали ещё с самого детства. Мне хочется тебя спросить, ты тоже, пробуя разные вещи, приходишь со временем к таким простым истинам? Или всё-таки есть маленькие настройки, маленькие секретики?

[20:19] Никита Маклахов: Да, я прокомментирую по поводу книги Ильи. Может быть, он не вернулся к этим простым истинам. Просто, когда ты пишешь книгу на широкую аудиторию, лучше писать так, чтобы после неё никто не умер. Когда ты пишешь советы для всех, лучше ограничиваться советами, типа «спите хорошо» — это точно никому не повредит. Потому что если ты будешь писать книгу в стиле Сергея Фаге: «примите 500 миллиграммов ртути с утра», то к тебе могут быть вопросы после этого. Лучше оставлять это для какого-то более кулуарного режима. В моём случае, я не скажу, что те вещи, которые я практикую, вроде интервального голодания или медитации — это советы, которые известны с советских времён. Точнее, они известны, но вряд ли кто-то на них обращает внимание. Допустим, если говорить про взаимодействие с холодом, с холодной водой, с холодными температурами, закаливание — наверное, это то, что известно и рекомендуется уже давно. Но степень давности совета никак не коррелирует с тем, как часто этот совет используют. Я думаю, всё нужное придумали давно, все фундаментальные истины известны ещё со времён Будды и ранее. И вряд ли есть необходимость людям говорить, что именно делать. По моему мнению, каждый и так знает, что для него хорошо и что плохо. Хорошо — это, может быть, спать 8 часов, работать тоже не больше 8 часов, побольше гулять, побольше пить водички, не есть junk food и так далее. Проблема появляется на этапе реализации. Мы знаем, что хорошо, но не знаем, почему у нас это не получается. И главный вопрос — то, что психологи называют «intention behaviour gap», пропасть между намерением и воплощением этого намерения в жизнь. И вот как сделать так, чтобы эту пропасть преодолеть, это уже гораздо интереснее. Это то, к чему я и направляю внимание на своих программах в первую очередь.

[22:01] Ольга Балога: Знаешь, пока ты говорил, мне пришла в голову мысль о том, что эти старые известные прописные истины, может быть, не так хорошо работают, что они уже довольно давно известны людям, с самого детства они слышат одни и те же слова, одни и те же фразы, это уже приелось. А все новые штучки, типа биохакинга или каких-то таблеток, просто возбуждают нашу «обезьянку», если выражаться твоей терминологией, и она бросается на всё новое, интересное — хочется поскорее попробовать. Согласись, «я биохакер» звучит гораздо круче, чем «я человек, который закаливается». С этим тоже есть какие-то вопросы.

[22:40] Никита Маклахов: Да, согласен, всё новое гораздо интереснее, чем старое. Но при этом, если говорить про практики, образ жизни, то по умолчанию подразумевает некую повторяемость. Потому что, если я внедряю привычку, я, скорее всего, буду делать её не один-два раза, надеюсь, а неделю, месяц или даже годы. И очевидно, что она очень быстро станет приевшейся, станет старой, и хорошо бы мне научиться с этим как-то взаимодействовать и не терять интерес, как только что-то перешло из разряда нового в разряд уже не такого нового.

[23:12] Ольга Балога: Да, давай ещё чуть позже к этому вернёмся. Сейчас я хотела бы поприставать к тебе и разложить тебя на части, если ты не возражаешь. Дело в том, что обычно в конце каждого выпуска я пытаю гостей, буквально пытаю всех, кто как питается, кто чем занимается, каким спортом. Одно дело, когда люди рассказывают про какую-то идею в течение выпуска, но гораздо интереснее послушать, что у них у самих прижилось и есть в их ЗОЖной составляющей. И начать вопросы свои к тебе я бы хотела с темы вегетарианства. Я знаю, что ты довольно давно вегетарианец, и, я так поняла, ты открыт к обсуждению этой темы. Она не всегда приятная получается, немножко краеугольная бывает. Расскажи, пожалуйста, как ты к этому пришёл? И второй вопрос сразу задам, очень практичный: меня интересует, что конкретно ты ешь?

[24:07] Никита Маклахов: Давай обсудим, конечно, никаких проблем. Когда я начал интересоваться саморазвитием, я начал думать о том, как можно саморазвиться в разных сферах. И в сфере питания тогда мне не была доступна научная, более достоверная информация. Но мне стала часто попадаться на глаза история про то, что мясо — это далеко не всегда хорошо, жареные продукты и, может быть, такие канцерогенные, всё такое прочее — тоже не всегда хорошо. В моём представлении тогда вегетарианство было шагом в сторону улучшения своего питания, отчасти можно сказать, что это действительно так. Конечно, смотря какое вегетарианство, но отчасти это может быть так. Поэтому я в какой-то момент решил попробовать не есть мясо, кроме курицы, и на некоторое время застрял на этом этапе — я ел белое куриное мясо, помимо всего прочего, не только его, чувствовал себя нормально и как-то ни туда, ни сюда. Мне не хотелось пока отказываться от курицы, но в тоже время возвращаться полностью к мясу тоже не хотелось. И ситуация сдвинулась как раз тогда, когда я переехал в Таиланд, потому что в Таиланде по разным причинам, и по климатическим, и по причине обилия всяких фруктов, овощей интересных, проще не есть мясо. Поэтому это было как раз время, когда мы вернулись из Южной Америки, я помню. Особенно весело было в Аргентине. Аргентина интересна тем, что у них на завтрак обычно кофе с круассаном, обеда у них нет, потому что все спят — у них сиеста, а на ужин открывается «шроскари», по-моему, так называются чисто мясные ресторанчики. То есть 50 разных видов мяса и практически больше ничего, толком не позавтракать, не пообедать. И тогда я ещё страдал на ужинах — когда мои ребята, мои друзья приходили в эти рестораны, там были мясные шведские столы, им приносили огромные шашлыки, а я ютился у какой-то тарелочки с салатами, пытаясь найти, что же можно поесть. Мы вернулись из Аргентины, и я просто почувствовал, что можно попробовать сделать шаг вперёд. Тогда я на какое-то время стал веганом, отказался от всех и животных, и молочных, связанных с животными продуктов. Через какое-то время попробовал даже сыроедение, то есть питание, которое предполагает отказ от любой термически обработанной пищи. Сейчас я рад, что это время в моей жизни прошло для меня без последствий для организма, потому что я понимаю, что многие люди, которые переходят на это питание, переходят не очень разумно, не очень грамотно. Когда мы меняем свой тип питания, очень важно соблюдать все исходные потребности для организма: в калораже, в жирах, белках, углеводах и в макро и микроэлементах. Это не должно зависеть от того, как мы едим. Это всё должно пополняться. Я это учитывал, но, тем не менее, сыроедение соблюдать довольно непросто. Самая большая проблема, если человек на супер суровой диете, у него слишком много внимания начинает занимать вопрос еды. Потому что куда бы ты ни шёл, где бы ты ни был, тебе нужно думать о том, как и что ты будешь есть. Нормальный человек быстро пробежится по полкам и купит всё, что ему надо, тебе придётся искать определённые продукты. В ресторане то же самое — придётся шерстить меню или выбирать те рестораны, которые могут тебе что-то предложить. Поэтому основная причина, по которой я отказался от сыроедения — то, что это занимает слишком много внимания, много усилий требуется для поддержки. И в какой-то момент я вернулся к веганскому питанию, не строгому. Сейчас я могу позволить себе сыр, молочку особо в чистом виде не пью, но по большей части я ближе к веганскому питанию. И на этом режиме я существую до сих пор. К счастью, у меня есть прекрасная супруга, которая закрывает вопросы приготовления еды, и мне не особо много приходится об этом думать. Плюс к этому включил в начале прошлого года интервальное голодание, выбрав окно с 9 до 6, то есть ем только в это время, в остальное время не ем. Елена Резанова, кстати, сыграла в этом роль в качестве мотивации. И плюс с недавнего времени начал практиковать суточное голодание — раз в 2 недели примерно в рамках индийского поста экадаши. Ну и вроде как жив и до сих пор функционирую, у меня довольно стабильный рацион, плюс-минус. На завтрак у меня сейчас гречневая каша, туда я бухаю протеина, кидаю ещё грецких орехов, тыквенных семечек, кедровых орехов, льняного масла немножко, лецитина, ем это всё с арахисовой пастой. Дальше на второй приём пищи я обычно делаю себе смузи из кучи ингредиентов. Обед и ужин мне уже готовит супруга из того, что придумает. Примерно такой рацион питания, который меня с функциональной точки зрения полностью устраивает. Единственное, что мне хотелось поднабрать 3-4 килограмма, но очевидно, что тот режим, в котором я существую с точки зрения еды, пока что этому не очень способствует. Поэтому я думаю, что надо будет добавить тренировки с железом в зале. Вернее, не так — я ощущаю, что то, что мы едим, безусловно, отражается на нашем весе, но эта корреляция не идеально прямая и не идеально точная. Потому что по калориям я в день съедаю огогошечки скольки. Я не считал, но мне кажется, что под 2500, а то и по 3000 в сутки точно есть. Но это не всегда приводит к тому, что в тот день, когда я съел много, у меня вес увеличился. В день, когда я съел столько же, он может уменьшиться. Да, есть много факторов, которые влияют на вес — это активность твоя в течении дня, психологическое состояние, количество стресса. Всё это сказывается, это тоже надо учитывать.

[29:38] Ольга Балога: Но при этом в твоей диете сейчас нет совсем никакого животного белка? Я имею в виду, что рыбы в ней тоже не появилось? Понятно, курицы нет. Рыбу, морепродукты ты тоже не ешь? Это веганство?

[29:50] Никита Маклахов: Да, ничего из этого. Я употребляю рыбий жир, в какой-то момент покупал омегу растительную, но не помню, почему отказался от этой идеи, она мне даже показалась слишком сложной. Поэтому я пью без проблем рыбий жир и не чувствую угрызений совести по этому поводу. А в остальном я обхожусь без мясного белка, заменяю его тофу, бобовыми и прочим, гречка и плюс ещё протеин, иногда растительный, иногда молочный.

[30:17] Ольга Балога: Поняла, хорошо. Ты сказал такую фразу, что питание тебя полностью устраивает с функциональной точки зрения. А с точки зрения вкусности этой еды — оно тебе подходит, тебе вкусно? Или у тебя не очень большие требования к тому, чтобы наслаждаться едой?

[30:34] Никита Маклахов: Нет-нет, мне очень вкусно. Дело в том, что вкус — это понятие, которое меняется в зависимости от того, что мы едим. До тех пор, пока ты ешь много пищи, обработанной и со специями, для тебя пища без специй будет казаться слишком пресной. Но как только ты прекращаешь есть пищу со специями, со временем твои рецепторы перестраиваются, чуть более острое восприятие появляется, тебе наоборот пища со специями начинает казаться слишком яркой, возбуждающей, а пища без специй — очень даже вкусной. Например, помидор, если у него есть вкус, если это не какой-то искусственный помидор.

[31:12] Ольга Балога: Не московский здешний помидор, да.

[31:15] Никита Маклахов: Да. То же самое со сладостями. Я в прошлом году отказался от сахара, сладостей, выпечки и так далее. Это, кстати, очень хорошо сказывалось на моей ментальной энергии, на способности к фокусу, на концентрации внимания. То же самое со сладким — пока ты ешь сладкое, тебе чай без сахара кажется не сладким, а когда ты перестаёшь есть сладкое, тебе шоколадка может показаться слишком приторной. Поэтому всё очень сильно меняется в зависимости от того, что мы едим и как себя чувствуем.

[31:49] Ольга Балога: Да. У нас в ЗОЖном мире есть такая фраза: «рецепторы почистились». Мне кажется, она не совсем правильная с анатомической точки зрения, но часто употребляют. Про сахар подтверждаю точно. Никита, хочу тебя спросить — замечаешь ли ты действительно те перемены, за которыми шёл в вегетарианство? Ты сказал, что начал практиковать вегетарианскую диету, потому что часто стал об этом слышать как о способе улучшить своё питание и, в том числе, повысить свою энергию. Получается, у тебя сейчас был длинный этап, когда ты был вегетарианцем, потом ты добавил интервальное голодание, потом ещё раз в две недели — суточное голодание. Как это всё сказывается на твоём состоянии? Расскажи, пожалуйста, видишь ли ты разницу?

[32:41] Никита Маклахов: Трудность в том, что ко всему очень быстро привыкаешь. Переходя на более лёгкое питание — например, на вегетарианское без мяса, состояние лёгкости, энергичности, на самом деле, есть. Оно за месяц становится привычным, нормальным, или, в принципе, исчезает — трудно провести границу. С этой точки зрения мне трудно оценить, потому что это просто становится базовым уровнем. То, что я точно чувствую — это ощущение как раз во время и непосредственно после еды. Например, какое-то время я ел варёную гречневую кашу. Сейчас я, в том числе, после подкаста твоего с Юлей вспомнил про волшебство зелёной пророщенной гречки и решил потихонечку возобновлять её потребление — я активно её ел, когда был сыроедом. Опять-таки, зелёная гречка — прекрасная штука, но проблема в том, что требует много усилий, чтобы её произвести у себя на кухне. Когда я ем варёную кашу и на следующий день ем, допустим, кашу из гречки, очень сильная разница по ощущениям после еды. Точнее, степень утоления голода или насыщаемости похожая, но ощущение тяжести, которое есть после варёной гречки гораздо сильнее, и перепады настроения — со временем начинаешь замечать, что появляется какая-то лёгкая раздражительность, не становишься бешеным, съев гречки, но есть небольшие перепады, которые, если ты достаточно внимательный, начинаешь замечать. Этого нет, когда ты ешь чуть более лёгкую пищу. На этот счёт есть мнение, что всё, что мы принимаем внутрь себя, отчасти действует на нас, грубо говоря, как наркотик, то есть изменяет наше состояние. Я как раз на днях вспоминал эту фразу. И мне кажется, в этом есть много правды, потому что наше состояние, наша психология — это во многом наша биохимия, наши гормоны и наше внутреннее состояние. Очевидно — то, что мы съедаем, как-то влияет на нашу биохимию, что, в свою очередь, влияет на наше внутреннее состояние. Поэтому не могу сказать, что призываю всех становиться праноедами и таким образом приходить к просветлению, но мне, по крайней мере, на данный момент очевидно, что то, что мы едим, то, насколько этого много, и то, насколько это тяжелая с точки зрения переваривания еда, точно сказывается на нашем внутреннем состоянии, психологическом состоянии, способности к концентрации, к эффективной работе после. Здесь мы наблюдаем корреляцию между темой питания и темой личной эффективности.

[35:08] Ольга Балога: А что ты заметил, когда начал практиковать интервальное голодание? Я помню, что у тебя окно для питания с 9 до 18. Получается, что после 18 и самое интересное, что до 9, ты ничего не ешь. Я говорю — самое интересное, потому что я знаю, что ты очень рано встаёшь, ты просыпаешься около 5-6 утра, и до 9 часов у тебя нет никакого завтрака. Мне лично сложно это представить, сложно такие штуки даются. Что ты заметил, какие изменения?

[35:36] Никита Маклахов: Да, поначалу это может даваться сложно, со временем — наоборот. Но я скажу сейчас, будут странные лозунги в сторону праноедения, но я начал просто замечать, что еда — это довольно, скажем так, выбивающий нас из колеи процесс. Что я имею в виду? Например, я могу позаниматься с утра спортом, потом сесть поработать. И если я буду где-то в этом процессе кушать, то приём пищи нарушает структуру распорядка всего этого. Сразу после еды не потренируешься, перед едой тоже желательно сделать паузу, сам приём пищи занимает время, после крепкого обеда трудно поработать. Получается, что сам приём пищи сильно вклинивается в наш распорядок дня. Поэтому, когда я начал практиковать интервальное голодание, самый большой плюс, который я получил — некое чувство, отчасти, свободы от еды. То есть ощущение того, что я могу, например, не поесть или с 9 вечера до 6 утра или с 6 вечера до 9 утра не поесть и чувствовать себя при этом нормально. В то же время, если я поеду в командировку или в поездку в Москву, мне не нужно будет сильно переживать по поводу того, что мне приходится есть бутерброды не самые полезные, которые мне не очень хочется, но выбора нет. Мне не приходится по этому поводу переживать, потому что я знаю, что я могу пропустить один приём пищи, и со мной ничего страшного от этого не случится. Я не столько анализирую это с точки зрения пользы для здоровья, сколько с точки зрения ментальных бонусов, чувства свободы от еды и того, что теперь, по крайней мере, я начинаю контролировать процесс питания, а не он меня вызывает, зовёт в любой момент, когда появился голод, и я должен ему подчиниться.

[37:13] Ольга Балога: Очень интересно, потому что у меня именно такая история, и у меня довольно сложно всё с интервальным голоданием, я его не практикую. Я давно живу в сложившемся ритме питания, и как раз заметила достаточно большую зависимость. То есть если я не поела, то я чувствую, что все мои мысли уходят в направлении еды. И с этим, у меня лично, гораздо легче вечером, то есть я могу не поужинать, а не позавтракать — очень сложная для меня история. Но я так понимаю, исходя из того, что ты рассказываешь, что это тоже привычка, тоже вопрос практики.

[37:51] Никита Маклахов: Да, здесь отмечу, что когда начинал практиковать интервальное голодание, я ещё не просыпался в 5 утра, я спал до 7-8 утра, наверное. И по этой причине было гораздо проще, что ты проснулся — почти завтрак готов. А сейчас у меня просто стали длинные утренние практики, и я как раз очень рад тому, что могу не сразу позавтракать. Если я сначала позавтракал, должно пройти время, после этого ты можешь приступать к своим практикам, гимнастикам, зарядкам. И до работы, в случае, если ты работаешь, например, из дома, ты доберёшься ещё не скоро.

[38:24] Ольга Балога: Поняла, хорошо. И ещё задам такой вопрос про вегетарианство, который связан с социальным аспектом. Скажи, пожалуйста, ты упомянул, что у тебя есть супруга и две дочери. Интересно, поддерживают ли они тебя в этой диете, в этом режиме питания? И ты также говорил, что Дара, твоя супруга, готовит обед и ужин — для всех одинаковый или ей нужно для тебя отдельно создавать, думать про каждого члена семьи отдельно?

[38:50] Никита Маклахов: По поводу поддержки со стороны дочек — мне кажется, они слишком малы, чтобы как-то осознанно меня в этом поддерживать. Но очень простое правило: я ни к чему никого не принуждаю. Просто у нас в доме не так, наверное, много мяса, как, может быть, в других семьях. При этом, если ребёнок хочет курицу, сосиску, рыбу или в садике что-то ест — пожалуйста, да, если он хочет. Допустим, старшая дочка ест, по моим ощущениям, гораздо меньше мясных продуктов, а младшая — мясоедочка, будь здоров. Супруга какое-то время тоже была в Таиланде, по-моему, на вегетарианском питании, сейчас вернулась — ест рыбу и ест всё, просто выбирая более плюс-минус здоровые продукты, здоровые варианты мяса. И если она хочет чего-то мясного поесть, она готовит для себя, и при этом обычно есть общее блюдо, какой-то сложный гарнир и есть, например, отдельная часть с тофу — какой-нибудь гуляш из тофу. Сейчас в этом плане много, к счастью, появилось возможностей для покупки всяких не мясных полуфабрикатов, похожих на мясные. Гуляш из тофу предполагается мне, а сосиски или курица, или рыба предполагается супруге и дочкам. Также есть много забавных продуктов, например, сосиски Botanic, которые выглядят как сосиски, на вкус как сосиски, при этом это не сосиски, это продукты из пшеницы, условно. И ты, когда будешь есть, вряд ли сможешь отличить по внешнему виду или вкусу. Из очень смешного — супруга не так давно мне в качестве небольшого ништяка принесла банку шпрот, которые один в один и по вкусу, и по маслу, как старые советские шпроты из баночки, при этом там нет никакой рыбы — это просто тофу, завёрнутые в водоросли.

[40:39] Ольга Балога: Классно, прикольная история про шпроты. Спасибо тебе большое за такой подробный рассказ. Я тоже думаю о том, что часто ем вегетарианскую еду не потому, что я вегетарианец, я вообще не вегетарианец, а потому что, мне кажется, это очень классный способ разбавить своё питание интересными продуктами.

[40:56] Никита Маклахов: Да, если есть однозначные плюсы от перехода на вегетарианское питание, это то, что ты просто знакомишься с доселе неизведанным для себя миром и открываешь очень много разных продуктов, о которых ты бы, наверное, не узнал и не попробовал, если бы тебе не приходилось этим заниматься целенаправленно.

[41:16] Ольга Балога: Точно, подтверждаю.

[41:19] Никита Маклахов: Друзья, давайте прервёмся на приятные новости и подведём итоги наших розыгрышей. Во-первых, я хочу объявить победителей конкурса в Instagram: в этот раз мы среди слушателей нашего подкаста разыгрывали книгу и комплект карточек от гостя прошлого выпуска Максима Ильяхова. Итак, первый счастливчик — Вадим Филимонов, который ведёт свой блог в Instagram и занимается музыкой. Вадим, тебе мы отправим книгу Максима Ильяхова «Ясно, понятно» о правильной и понятной коммуникации. Второму победителю — Екатерине Маркеловой, которая рассказывает в своём блоге о различных эко-инициативах и устойчивом развитии, достаются карточки «Шаблоны текста для работы и бизнеса». Вадим, Катя, поздравляю вас и надеюсь, что наши подарки помогут вам создавать сильные, крутые тексты и ещё лучше доносить до людей все свои мысли и смыслы, в том числе и в Instagram. Это ещё не все, ведь у нас есть конкурс «Книга за отзыв» в iTunes, и мы вручаем каждый месяц призы тем, кто делится своими впечатлениями о подкасте в iTunes. В феврале победителем становится слушатель с ником shu ma. Дорогой shu ma, пожалуйста, не забудь отправить мне свои почтовые контакты для отправки книги. И тебе я отправлю свою книгу «Будет сделано!» с личным автографом. Всех остальных, дорогие друзья, призываю участвовать в наших активностях, даже если вам не нужны призы, даже если вам не нужны книги, просто поучаствуйте, чтобы поддержать нас, наш подкаст и проект, и чтобы таким образом ещё больше людей узнали о том, что есть такие бесплатные подкасты. А теперь давайте вернёмся к нашему разговору с Ольгой.

[43:16] Ольга Балога: Я продолжаю задавать тебе вопросы по поводу твоего ЗОЖ и хочу перейти к разделу, который называется «спорт». Помню ты, когда жил в Таиланде, занимался тайским боксом. Остался ли он у тебя сейчас? И что сейчас у тебя происходит со спортом, какие у тебя наблюдения, мысли, выводы по поводу физической активности?

[43:36] Никита Маклахов: Тайский бокс у меня пока что поставлен на паузу. Я отступлю немножко в сторону. Когда мы говорим о спорте, мне очень важно, чтобы это было не что-то жёсткое, убийственное с точки зрения нагрузки физической и психологической. Мне хочется, чтобы там было много комфорта, чтобы мне нравился зал, мне нравилась группа, мне нравился тренер, мне нравился я сам в тренировочном процессе. И далеко не всегда это получается найти в текущих условиях, иногда получается, иногда — нет. Если у меня не получается, например, выбрать и найти такую секцию по тайскому боксу, которая меня бы устроила, я могу попробовать что-то другое. Например, я занимался обычным боксом после переезда из Таиланда какое-то время в рамках группы или в рамках индивидуальных занятий. Сейчас пока что, повторюсь, это поставлено на паузу. Возможно, я к этому вернусь. Сейчас у меня раз в неделю бассейн с сауной, мы туда ходим с супругой. У меня есть раз в недельку, раз в 2 недельки сеансы правило. Может быть, для кого-то это будет новое слово — это такой тренажёр, похож на древнерусский пыточный агрегат, который вроде как, как говорят, помогает с суставами, со спиной, с их здоровьем и состоянием. В принципе, на мне это работает неплохо, мне это нравится. Обычно, когда я езжу на правило, я заодно окунаюсь в озеро, то есть там ещё присутствует элемент закаливания. Также у меня появился не так давно плюс-минус еженедельный футбол. И есть довольно много активностей, то есть по-прежнему основная часть активностей у меня дома — мой длинный утренний ритуал, я в него впихиваю те свои физические практики, которые мне, в принципе, нужны. То есть это больше про то, что в течении дня по чуть-чуть, а не отдельные участки времени с интенсивными тренировками. В моём случае это как-то так.

[45:17] Ольга Балога: Расскажи подробнее про утренний ритуал. Он у тебя обычно всегда был очень длинным, и я так помню, что он менялся со временем, ты добавлял какие-то вещи, убирал какие-то вещи. Что у тебя сейчас находится в этом утреннем ритуале?

[45:30] Никита Маклахов: Да, он был раньше просто длинным, сейчас он стал очень длинным и может занимать от 2-х до 3-х часов. И несмотря на то, что я понимаю, что это звучит дико — тратить 3 часа на какие-то практики, для меня это очень важная часть жизни, я вижу, как это сказывается на моей жизни. Это также отчасти форма внесения структуры. Я очень верю в то, что занятия, которыми мы занимаемся регулярно, например, ведение подкаста, если мы занимаемся, они обладают чудодейственным эффектом структурирования нашей жизни и создания некой опоры. Вот есть у нас какая-то зона нашей жизни, например, подкаст: я точно знаю, что я могу записывать, допустим, раз в неделю. Это даёт некое чувство подконтрольности и определённости, которой в наших реалиях многим так не хватает. Как у меня сейчас выглядит утренний ритуал? Я просыпаюсь, в кровати обычно или перемещаюсь на коврик для йоги, делаю то, что называется тибетская гимнастика — очень прикольный небольшой комплекс, который направлен на пробуждение организма. Дальше у меня водные процедуры, чищу зубы. После этого я делаю себе утренний напиток — водичку с яблочным уксусом и морской солью. Выхожу на балкон, делаю там минутную медитацию, заодно дышу, а-ля воздушное закаливание у меня, заодно делаю фотографию из окна — мы делимся ими в наших закрытых чатах, поддерживаем друг друга на ранний подъём. После этого я отправляюсь в комнату, делаю практики для разминки рук, ладоней и стоп, это наследие от моего массажиста, с которым я много взаимодействовал в прошлом году. Он мне рассказывал, что в разных традициях и, в том числе, в более-менее научной медицине считается, что руки и ноги — это наш способ контакта с миром. Из-за этого там находится очень много нервных окончаний и, скажем так, он это называет «представительств» разных органов — есть участки в пальцах, на ладонях, на стопах, которые так или иначе связаны с внутренними органами. По сути, воздействуя на руки, можно воздействовать таким образом на внутренние органы. По поводу этой части я не могу отвечать за научность, но мне, в принципе, просто нравится делать такой самомассаж, я нахожу болевые точки у себя на руках и на ногах и прорабатываю. Дальше у меня идёт зарядка Вим Хофа, дыхательная гимнастика. Вим Хоф — это дядька, которого называют «Ice Man», который проповедует здоровый образ жизни, основанный на контакте с супер стрессогенными факторами в виде ледяных температур, и у него есть дыхательная гимнастика. Делаю её 3 подхода и дальше включаю обычно какой-то подкаст или аудиокурс, начинаю делать свою основную часть физического комплекса, которая состоит из девяти кругов Сурья-Намаскара, приветствие солнцу классическое, йогическая практика, упражнения на пресс, упражнения на растяжку и отжимания. После этого я отправляюсь в ванную, делаю самомассаж лица, залезаю в ванну непосредственно, делаю массаж сухой щёткой и принимаю холодный душ, то есть сразу холодную воду в течение 30-60 секунд, не очень долго. И уже после этого у меня наступает время завтрака. Где-то между этим иногда я не успеваю всё сделать до момента, когда нужно отвести дочку в садик, поэтому тогда этот процесс прерывается и продолжается после возвращения из садика.

[48:54] Ольга Балога: Скажи, а в течение дня у тебя есть какие-то ещё точки, в которых происходят определённые ритуалы? Или большой перерыв до вечернего ритуала перед сном?

[49:05] Никита Маклахов: Нет, у меня есть куча разных практик, но они разбросаны небольшими участками. Я стараюсь делать перерывы раз в полчаса, раз в час в работе, работать по таймеру Помодоро, и во время перерывов я могу постоять на своём баланс-борде, попить водички, потягать гирьку, поподтягиваться на турнике, который висит в коридоре. Или сделать что-то другое, не связанное с физической активностью. У меня есть обязательно медитация в течении дня и обязательно ещё работа с голосом. Это тоже занимает время. Ещё из около физических практик: я, когда возвращаюсь из садика, поднимаюсь по лестнице обычно домой на 11-й этаж пешком. Удобная штука для тренировки ног.

[49:46] Ольга Балога: Никита, знаешь, какой вопрос у меня возник? Вот смотри, у тебя много разных практик в течение дня, и я понимаю, что они меняются периодически. Интересно, по какому принципу они у тебя мигрируют? Как так получается, что что-то уходит, что-то приходит? Есть ли какая-то связь, или ты просто периодически садишься, смотришь на свой день и думаешь: «Так, это убираем, а вот это добавляем»?

[50:07] Никита Маклахов: Скажем так, на данном этапе я нашпиговал день на максимум. То есть у меня явно нет пространства для новых практик. Поэтому, если практики как-то меняются, то это происходит через то, что одна исчезает, а другая может прийти. И исчезает практика в том случае, если я после какого-то времени, обычно как минимум месяца, понимаю, что они не влияет на мою жизнь так, как мне бы хотелось. Грубо говоря, я, вспоминая, что было перед нашим общением, год занимался в интеллектуальных тренажёрах lumosity на сайте, достиг уровня Топ 0,8% пользователей сервиса, но при этом я не ощущал, что это как-то сказывается на моём мышлении, на моей жизни, и поэтому решил в какой-то момент прекратить. Что ещё из похожего было? Наверное, что-то было, но сходу не скажу.

[50:52] Ольга Балога: А было ли что-то, что можно было бы отнести к ЗОЖным практикам, но ты посчитал, что это уже перебор? Вот ты встретил какую-то привычку, попробовал, подумал: «Нет, это слишком»?

[51:03] Никита Маклахов: Видишь, в этом плане я наоборот не то, что экстремальный подход проповедую, но мне интересно пробовать странные вещи: как раз вот это правило, ледяные практики. У меня есть доска с гвоздями, на которой тоже почти каждый день стою по паре минут. Поэтому, если мне понятно, как это может работать, если я убеждён, что это не может нанести мне непоправимого вреда для здоровья, то я скорее всего это попробую. Например, истории, вспоминая Сергея Фаге и препараты типа метформина, для меня скорее нет, потому что это не очень понятно и, наверное, потенциальных минусов может быть больше, чем плюсов. А истории, где может быть много дискомфорта в процессе, но скорее всего это полезно, типа интервального голодания или суточного голодания, или доски с гвоздями, или холодной воды, когда плюс-минус понятно, как это может работать, я с этим окей. Мне наоборот интересно попробовать, интересно в какой-то степени проверить себя на прочность. И в целом я считаю, что взаимодействие с дискомфортом, и как многие, Вим Хоф в том числе, это называют «навыком нахождения комфорта в дискомфортном» — очень полезный навык для жизни. С простыми моментами каждый может справиться. А если мы научаемся чувствовать себя хорошо, радостно и комфортно в стрессовых условиях, это явно суперспособность, которая никому не помешает.

[52:30] Ольга Балога: Я помню, ты недавно в своём Instagram написал большой пост на эту тему, который начинался, по-моему, с фразы: «Зачем я голодаю и стою на гвоздях и вообще всячески издеваюсь над собой?»

[52:43] Никита Маклахов: Да. Я не уверен, что я смог правильно донести свою мысль тогда до аудитории. Мне кажется, по-прежнему многие люди меня не поняли и удивляются, зачем себя мучить, если есть и так много страданий в этой жизни, которые придут сами, хотим этого или нет. Но смысл как раз в этом — что мы не можем повлиять на то, какие события с нами случаются в нашей жизни. И с большой вероятностью, об этом говорит, например, Будда, в том числе, мы столкнёмся с болезнью, со старостью, со смертью, наверное, кого-то из своих близких, а потом уже со своей смертью. Мы не можем на это повлиять, не можем повлиять на факт этого, но мы можем в какой-то степени научиться с этим взаимодействовать и каким-то образом, условно, натренировать внутренний панцирь по отношению к таким вещам. И все эти практики — как раз то, что создаёт такой панцирь. Вернее, не так, панцирь — это что-то, что нас так отдаляет от мира, это скорее прямое взаимодействие с неприятными переживаниями, но просто научение себя проживать их без страданий. Опять-таки, в практиках и в традициях осознанности, медитации есть такая фраза или такое уравнение, по-моему, я от Виктора Ширяева тоже это слышал, что «страдание = боль + сопротивление». От боли мы точно не уйдём в этой жизни, но в наших силах, в наших возможностях не сопротивляться, не добавлять себе страдания за счёт своего сопротивления. Что это такое? Это значит, что если с нами случилась какая-то фигня, например, мы попали в аварию, то это факт, это никуда не денется. Но мы можем усложнить себе жизни, если будем по этому поводу сильно переживать, расстраиваться, кричать на близких и на себя, обвинять и нести с собой этот груз ещё целый месяц. И вот этот месячный груз — это уже то, что мы сами выбрали на себе нести, это уже опционально. То есть авария — это факт, мы это не выбираем и не можем на это повлиять, а всё, что происходит после аварии, наша интерпретация событий и реакция на них — это пространство, над которым можно работать. И через эти практики, которые мы обсуждали, отчасти происходит такая работа и подготовка к возможным неприятным событиям, чтобы эти события были для нас минимально неприятными. Чтобы авария случилась, мы себе сказали: «Блин, вот задница какая. Ну а что делать? Надо идти раз, два, три, четыре, пять, там страховку вызывать, возмещать, может быть, ущерб. И от того, что я в этот момент себя ненавижу или хочу умереть, или проклинаю весь мир, никому в этот момент лучше не станет». И когда мы приходим к такому немного дзенскому состоянию, наша жизнь становится проще, потому что мы перестаём сопротивляться самой жизни. Мы начинаем воспринимать её примерно такой, какой она есть, и уровень страданий снижается до уровня фактической боли. Такой вот метафизический монолог у меня получился.

[55:38] Ольга Балога: Я вспомнила ещё про то, что, вот я не стою на доске с гвоздями и должна добавить, что у меня почти нет практики медитации в жизни, но при этом различные нагруженные виды спорта, например, сайклинг, тренажёр, велосипедное групповое занятие, которое очень интенсивное, мне кажется, это похоже, наверное, по сложности на восприятие таких острых ощущений типа боли от стояния на гвоздях. Вот эти вещи для меня означают, что мне сложно думать. Точнее, я не буду думать о чём-то другом. Это такая возможность сосредоточиться на своих ощущениях и не думать ни о чём — ни о работе, ни о каких-то других переживаниях. Несколько минут или часов побыть наедине с собой, концентрируясь на этих ощущениях.

[56:31] Никита Маклахов: Да, я согласен. Это тоже во многом про контакт с собой, контакт с миром. Потому что когда, допустим, ты в ледяной проруби, тебе очень в этот момент трудно переживать о том, что у тебя, например, что-то идёт не то с бизнесом. Я ни разу не помню, чтобы, сидя в почти нулевой температуре воды, я сильно расстраивался о том, что у меня не идут продажи какого-то курса. В этот момент я полностью в том моменте, в этих ощущениях. И это тоже навык — навык присутствия, тоже термин из практик осознанности, который помогает нам более умело взаимодействовать с миром.

[57:08] Ольга Балога: Кстати, давай поговорим про закаливание немножко. Ты же начинал закаливаться, ещё живя в Таиланде. Я помню, ты рассказывал про покупку льда, про ванну, в которую приходилось лёд засыпать. Как началась эта история с закаливанием? И какие результаты, возможно, помимо того, что это практика осознанности? Какие ещё результаты ты видишь? Стал ли ты себя лучше чувствовать? Или для меня важный вопрос, стал ли ты меньше мёрзнуть?

[57:37] Никита Маклахов: Да, про Таиланд это действительно так. Я начинал интересоваться этой темой, тоже услышал или про Вим Хофа, или про кого-то ещё и решил попробовать. Но Таиланд был явно не тем местом, где с этим всё хорошо и удобно, потому что в душе там не настолько холодная вода, чтобы она ощущалась, как холодная. И чтобы обеспечить себе холодную воду, мне приходилось ездить в соседний сетевой магазинчик Seven Eleven и покупать там мешки с колотым льдом, чтобы погружать себя или как-то выливать на себя всё это дело из ведра. Поэтому там это не очень прижилось. Я начал, это как раз одно из преимуществ жизни в России — то, что здесь есть холодная вода и можно закаливаться. У меня были долгое время мёрзнущие сильно руки и ноги, конечности. Это прямо меня вымораживало в обоих смыслах. И сейчас, как раз в этом году я начал отдельно ещё их прорабатывать, просто погружая их на пару минут в тазик с ледяной водой. С точки зрения восприятия холода и с точки зрения их замерзания это, на самом деле, работает. Но единственная проблема, которую я ещё не решил с руками, это то, что у меня от холода очень трескается кожа. Но, возможно, как раз связано с тем, что есть нехватка железа, которая тоже работает. То есть трескающуюся кожу я как проблему не решил, а с тем, что руки, ноги мёрзнут, эта проблема ушла. И плюс я реально начал замечать, что гораздо более теплоёмкий, то есть сейчас всю зиму я не использовал своё пальто, которое покупал, по-моему, в позапрошлом году. Я всю зиму проходил в довольно лёгоньком пуховике из Uniqlo без шарфа и при этом не испытывая никаких проблем ни с простудой, ни с больным горлом, ни с чем. Да, это работает, и с точки зрения научной теории я в это пока не особо погружался, но считается, что такое взаимодействие с холодной водой способствует выработке, созданию в организме того, что называется «бурый жир». Этот бурый жир обладает огромной теплоёмкостью. Он не похож на обычный жир, который свисает на боках, то есть он не сильно влияет на наш внешний вид, но он согревает, прогревает наш организм и даёт возможность, в общем-то, экономить на зимней одежде.

[59:45] Ольга Балога: Очень сейчас ты меня заинтересовал, потому что я сама с юга, я родилась в Новороссийске — это юг, Чёрное море, Краснодарский край. И когда я переехала в Москву, то я, конечно, стала очень мёрзнуть, особенно когда в Москве −25, как было на этой неделе. Но при этом мне казалось, что это безнадёжно, что я просто южный человек, и сделать с этим ничего нельзя. Но сейчас, когда ты рассказываешь, кажется, что шанс всё-таки есть.

[1:00:12] Никита Маклахов: Ты знаешь, изучая себя, организм и способы воздействия на свой организм, я в какой-то момент пришёл, что очень разумно отказаться от установки, что «такой я, какой есть — вот у меня просто мёрзнут руки, вот у меня просто болит спина, вот у меня, не знаю, косточки на ногах большие, просто я таким родился, это генетика и так далее, это никак не изменить». Вот очень практично отказаться от этого подхода и искать способы взаимодействия с этим. Потому что если мы, грубо говоря, не смертельно больны, то с большой вероятностью есть что-то, что может нам пойти на улучшение. И этот подход, наверное, одно из самых важных, что я применил в своей жизни с точки зрения здоровья. Это помогло мне во многих разных сферах.

[1:00:56] Ольга Балога: Класс, супер! Причём, ты знаешь, я обычно очень скептически отношусь к фразе некоторых людей, которые говорят: «я не бегаю, я не могу бегать, я не создан для бега». Я тоже всегда думала, что не создана для бега, но, когда я начала бегать, я поняла, что это не так. Но почему-то в сторону закаливания мне такое в голову не приходило, а пока ты сейчас говоришь, я поняла, что надо включить в эту сторону тоже и просто пробовать.

[1:01:20] Никита Маклахов: Видишь, с бегом тут и другие истории тоже, что кому-то бег не нравится, как мне не нравятся определённые занятия в определённых условиях. Плюс мне кажется, что перед тем, как начать бегать, очень хорошей идеей может быть годик потратить на то, чтобы привести в порядок свой опорно-двигательный аппарат, проверить спину, поясницу, таз, ноги. Потому что я раньше тоже думал, что мне не нравится ходить долго, потому что у меня каждый раз после этого болела спина внизу, нагружалась очень сильно поясница. И когда я начал в прошлом году прорабатывать этот вопрос, оказалось просто, что есть проблемы в организме. И когда эти проблемы уходят, когда ты начинаешь ставить нормально стопу, когда у тебя всё выравнивается, никаких болевых ощущений от такой простой нагрузки не испытываешь. И в этот момент тот же самый бег или ходьба может понравиться гораздо больше.

[1:02:09] Ольга Балога: Спасибо, Никита. И ещё вопрос по поводу твоих привычек, ритуалов, того, что ты практикуешь каждый день. Я помню, раньше ты вёл большую Excel таблицу, где ты закрашивал квадратики. Сейчас ты отмечаешь привычки? Пользуешься ли ты трекерами, или это ушло? И очень важный от меня лично вопрос, как не превратить эту штуку в утяжеляющую сознание, мозг? Потому что, например, у меня большие сложности с трекерами, меня они нисколько не мотивируют, а скорее необходимость поставить какую-то галочку для меня как будто ещё одна задача. И она становится для меня обязаловкой и утяжеляет вообще всю историю при внедрении привычек. То есть я стараюсь обходиться без трекеров. Может быть, ты что-то посоветуешь мне и таким людям, как я?

[1:03:03] Никита Маклахов: Комплексный вопрос, давай начнём с конца. Отмечу, что не совсем корректно, на мой взгляд, использовать трекеры в качестве источника мотивации. Я больше использую для сбора статистики о себе, для оцифровки жизни. Потому что если у нас трекер работает как мотивация, то любой небольшой сбой в трекинге может привести к потере мотивации. В этом плане, я помню, Максим Дорофеев любил публиковать картинки из серии, что двое ребят стоят у начала лестницы, один другому говорит: «Ну что, пойдём на лестнице?» А второй говорит: «Нет, дружище, я сегодня не взял свой фитбит, не взял свой браслет, этот подъём не засчитается, так что я лучше на лифте поеду». Может превратиться в такую историю. Как раз для меня это было ощутимо, когда я порядка трёхсот дней подряд медитировал, что-то случилось, и в этот день я не смог помедитировать, цепочка разорвалась, и отсчёт пошёл с нуля. Это был удар по мотивации. Поэтому, если мы рассчитываем на трекеры как на источник мотивации, это может таить в себе некоторые потенциальные угрозы. Лучше мотивировать себя через внутренние ресурсы, просто помня о том, что то, что мы делаем, мы делаем для себя, и это, скорее всего, важно и полезно. Лучше основной источник — внутренняя мотивация, а трекеры просто как приятное дополнение. Отвечая на твою первую часть вопроса — да, я ещё веду таблицу, причём вернулся как раз к Google Doc файлику в этом году, а последние 2 года пользовался сервисом How was your day, hwyd.me, но он стал сбоить под конец года. Это бесплатный сервис, который особо не поддерживается. Я решил вернуться к надёжному и проверенному способу с Google Doc. Они, я думаю, не подведут.

[1:04:43] Ольга Балога: Тогда задам последний вопрос в этом блоке по поводу ментального ЗОЖа, ментального здоровья. Какое место ты отводишь ему во всей этой теме здорового образа жизни, организации своего дня, своего собственного состояния? Чем ты занимаешься, и что ты можешь посоветовать, что это точно нужно делать, или это точно работает?

[1:05:04] Никита Маклахов: Мы как раз записывали с Варей Веденеевой подкаст, она, каждый раз отвечая на мой похожий вопрос, говорила, что это не точно, это не гарантировано, это не для всех. Поэтому не нужно обобщать. Наверное, в нашем диалоге такая оговорка тоже применима. Здесь всё зависит от того, что ты имеешь в виду под ментальным здоровьем. Потому что, грубо говоря, к этому можно отнести сразу три сферы — психическое здоровье и работа с терапевтом, у меня был такой опыт. Второе — практики осознанности и практики внимания, медитации, я это делаю. И третье, скажем так — наши ментальные стратегии, которые мы используем, это ментальные структуры, наша внутренняя философия, что тоже полезно в себе, на мой взгляд, развивать. Например, буддизм или стоицизм, довольное древние философии-религии могут предоставить нам очень эффективные ментальные модели, то есть способы взаимодействия с окружающим миром и реагирования на какие-то события. Как раз то, о чём мы говорили про сопротивление. Поэтому это тоже неплохая, на мой взгляд, привычка пробовать разные ментальные модели, играться с ними и смотреть, как это влияет на наше состояние. Что такое ментальные модели? Допустим, для примера, есть такая модель, которая в разных интерпретация, в разных терминологиях звучит как «дело во мне» или «я несу ответственность за всю свою жизнь», ещё называется тотальная ответственность. В буддизме это тоже, по сути, идея кармы. В чём суть этой ментальной модели? Суть в том, что мы предполагаем хотя бы на какое-то время, что всё, что происходит в нашей жизни, напрямую зависит от нас, вообще всё: люди, с которыми мы сталкиваемся, события, которые случаются, наши действия, результаты этих действий, то есть что мы, грубо говоря, несём ответственность за всё и можем как-то на это повлиять. Не значит, что это объективно так, это ментальная модель. Если такую ментальную модель использовать и попытаться внедрить её в жизнь, есть вероятность, что вы заметите, что жизнь станет немножко интереснее, у вас просто появится меньше причин для критики окружающего мира или других людей и больше возможностей для действий. Как раз похожую тему, кстати, обсуждали вчера с Варей, она приводит пример. Вот я выхожу из дома, и у меня грязный подъезд. Окей, можно расстроиться, можно поругаться на домоуправление, на соседей-свинюшек. А можно подумать: «Окей, дело во мне. Во-первых, что я сделала, чтобы попасть в эту ситуацию? Я выбрала такой дом, такой район, у меня нет денег, чтобы переехать в супер элитное жилье. То есть была серия исходных предпосылок, на которые я оказал влияние. Окей, я в этой ситуации. Второй вопрос, что я могу с этим делать? Я могу поплакать, я могу пойти в управляющую компанию, пообщаться с ними, помочь им нанять домработницу. Я могу пообщаться с соседями, я могу сама взять швабру и помыть, в общем-то, этот пол». То есть когда мы так переключаемся в своём мышлении, у нас появляются дополнительные способы взаимодействия с миром, которые мы могли не замечать до этого. И таких ментальных моделей, ментальных техник, концепций, как их не назови, довольно много. Можно начать с стоицизма, с буддизма, попробовать что-то из этого, поиграться с ними и посмотреть, как это будет влиять на вашу жизнь, и как вам вообще с этим будет житься. Это одна из практик, которые я применяю. В мою жизнь много моделей приходит из тех культур, которые я перечислил, и также много моделей я беру из общения с гостями, смотрю, как они говорят, думают и мыслят. И думаю: «Окей, а что будет, если я попробую тоже поиграться с этим?»

[1:08:26] Ольга Балога: Интересный ты привёл пример модели ответственности за всё происходящее. Ты знаешь, я какое-то время наблюдала, что многие мои знакомые открывают её для себя в том плане, что «Я хочу взять на себя ответственность, возьму всё в свои руки». А сейчас у меня какая-то новая тенденция, может быть, тоже это всё изнутри идёт, про то, что такая модель тоже уходит в крайность, она тоже уходит в то, что одна моя знакомая назвала «магическое мышление», когда ты полностью берёшь на себя ответственность, то тебе кажется, что ты реально управляешь всем в этом мире. И какое-то внешнее обстоятельство, на которое ты уже никак не можешь повлиять, вызывает у тебя большой стресс, ты начинаешь копаться в себе, искать в себе какие-то причины.

[1:09:14] Никита Маклахов: Это очень дискуссионная тема. По поводу магического мышления отчасти это так, но мы живём мире, о котором не имеем никакого понятия. Физики и прочие ребята давно доказали, что мы не воспринимаем напрямую мир, а просто видим то, что показывает нам наш мозг, который в свою очередь пропустил много информации через какие-то фильтры. По поводу чувства вины за события — важно не путать ответственность и вину, это разные вещи, они не особо пересекаются. Но люди часто путают. В этом плане есть хорошее видео у Уилла Смита, прекрасного американского актёра, который периодически записывает умные, философские видео у себя в Инстаграме. И он как раз говорит, что научитесь разделять вину и ответственность. Для примера: у девушки был, не знаю, пьющий отец, который её бил. Это её вина? Вряд ли найдётся человек, который может её в этом обвинить. Но, скорее всего, её ответственность, если она хочет жить здоровой и счастливой жизнью, во взрослом возрасте с этим вопросом справиться, проработать. От того, что она будет просто вспоминать своё детство и обвинять отца, никому от этого лучше не станет. Но станет гораздо лучше ей, её близким, если она скажет себе: «Окей, вот это факт, это случилось, это не моя вина, так было. Но в моих силах взять и пойти к терапевту и разобраться с этим вопросом, не нести на себе этот груз». А по поводу вселенских событий, катаклизмов и войны в Ираке, есть Тим Билли, по-моему, не помню, как его зовут. Он приводит такой пример, что вот случился ураган, и дом разрушен. Где тут моя ответственность? Очевидно, что я не особо повлиял на ураган. Скорее всего, я не был особо внимателен к прогнозам синоптиков, я не обеспечил свой дом ветроустойчивостью, я не сделал страховочный план. То есть 150 разных действий, которые я мог бы совершить, чтобы не допустить этого события в моей жизни, не в рамках всей вселенной, а в моей жизни, потому что каждый человек наблюдает только свою жизнь. И ещё 150 действий, которые я мог сделать, чтобы как-то минимизировать последствия.

[1:11:15] Ольга Балога: Я здесь вспоминаю твою же фразу из нашего сегодняшнего разговора по поводу того, что все события более-менее нейтральны, а всё, что вокруг — наша реакция. И, мне кажется, мы можем сейчас завершить такую тему, очень интересную и при этом действительно дискуссионную.

[1:11:34] Никита Маклахов: Я, наверное, поправлю тебя тут. Я не считаю, что все события нейтральны. Очевидно, если болеет близкий, это объективно для меня хреново. Но это случается, этот факт, и тут весь вопрос в том, что не добавлять ещё сверху этого страданий за счёт какого-то особого отношения к этой ситуации.

[1:11:54] Ольга Балога: Пример с ураганам тоже похож, потому что, опять же, случилась какая-то вещь.

[1:11:59] Никита Маклахов: Конечно, очевидно, что ураган, который разрушает дома и убивает людей, это хреново на человеческом уровне. Может быть, на каком-то другом уровне — нормально, может, кто-то от этого выигрывает, но в моей жизни, в жизни человека, у которого дом разрушен и близкие, может быть, погибли или пострадали, это хреново.

[1:12:15] Ольга Балога: Да, мы несём ответственность как минимум за то, что мы делаем, это точно. Мы можем влиять как минимум на то, что мы делаем. Давай перейдём к финальному блоку, который я хотела бы с тобой обсудить. Я его называю «Статистика», немного поясню для наших слушателей. Дело в том, что я очень люблю разговаривать с людьми, через которых по какому-то определённому вопросу проходят другие люди. Знаешь, например, Лену Резанову? Это человек, который видит тысячи людей, взрослых профессионалов, которые меняют карьеру, которые, находясь даже на пике своей карьеры, уходят в другую область, или у них происходят большие перемены. И у неё, благодаря этим сотням людей, собирается статистика, то есть она может сказать: «ребята, в среднем мечта о том, чтобы переехать на остров и открыть кофейню, скорее всего, не приведёт вас именно к этому результату. И она, скорее всего, связана с тем, что вы хотите в отпуск». Можно спорить с этим утверждением, оно может быть неверным для кого-то одного, но при этом это статистика. У тебя тоже, мне кажется, довольно много статистики, поскольку у тебя есть свои обучающие программы. Мне хочется тебя поспрашивать, если говорить про тему здоровых привычек и здорового образа жизни. Мы с тобой в самом начале это затронули, и ты сказал такую фразу, что «все знают, что нужно делать, но при этом между знаниями и действиями, между намерением и действиями есть большой гэп. И зачастую именно в него люди проваливаются». Поделись, пожалуйста, с какими ЗОЖными вопросами люди приходят на твои курсы, прежде всего, на «КПД»? И почему у них не получается это внедрить в свою жизнь?

[1:14:07] Никита Маклахов: Вряд ли будет что-то необычное. Насколько я помню, стандартный список — хорошо питаться, просыпаться или спать хорошо, заниматься физической активностью, не убивать себя работой. По большей части вот такой список, который раскладывается на более мелкие части. Например, питание может быть сведено к отказу от кофе, сладкого, есть больше овощей, пить больше воды. То есть весь стандартный список привычек, который можно найти на любом мотивирующем сайте. С этим, в общем-то, люди и приходят. А почему не получается? Потому что мир сложный, потому что у людей много всяких забот и вопросов. И люди далеко не всегда хорошо знакомы с собой и с теми законами, по которым работает их психика. Грубо говоря, мы считаем, что мы такие есть, мы сами по себе, у нас одна цельная личность. Но если покопаться глубже, почитать книги по психологии, можно наткнуться на идею, что в разные моменты времени мы совершенно разные: в нас много разных конфликтующих программ, можно их назвать личностями, можно ещё как-то назвать, каждая из которых становится активна в определённый момент времени в определённых условиях. И когда у нас такой цирк в голове, такой оркестр, конечно, трудно его синхронизировать, и особенно трудно в том случае, если мы ожидаем, что он ведёт себя всегда одинакового, когда это не так. Поэтому, когда мы с вечера пообещали себе проснуться, а с утра спим до обеда, или с нового года пообещали себе не есть тортики, а потом весь месяц едим этим самые тортики и эклеры, мы удивляемся: «как так?» Вроде, себе пообещали, это для нас было важно, но почему-то не срослось. И одна из причин как раз заключается в том, что для того человека, который был в том состоянии, это было важно. А для человека, которые находится в текущих условиях, важно уже-то что-то другое, и управляет им уже кто-то другой. Познакомиться со всем этим цирком-зоопарком, научиться им более синхронно управлять, научиться делать так, чтобы у всех частей этого оркестра были одни и те же цели и желания — в этом, мне кажется, и есть вся наука о поведении. В конечном счёте самая, мне кажется, высшая степень мастерства — делать так, чтобы то, что для нас полезно, было тем же самым, что нам нравится. В моей жизни и в наших программах, это то, к чему я пытаюсь привести людей и самого себя. Мне нравится поиграть в DotA, а при этом я знаю, что полезно помедитировать. И весь вопрос сводится к тому, как сделать так, чтобы медитация для меня была такой же приятной и притягательной, как игра в DotA. Здесь начинается самое интересное — долгая дорога исследований и перемен.

[1:16:51] Ольга Балога: А как ты считаешь, с какими запросами можно прийти на твой курс? Или вообще с любым запросом? Дело в том, что курс достаточно большой, объёмный. Наверное, на него нужно тоже решиться. Я хочу попросить тебя, чтобы ты рассказал, чего можно ожидать в итоге.

[1:17:10] Никита Маклахов: Да, это одновременно и слабая, и сильная сторона нашей программы. Сильная в том, что мы помогаем людям прорабатывать разные вопросы и, скажем так, улучшать жизнь в целом. А слабая — что с точки зрения маркетинга обычно лучше сказать человеку, что есть проблема, есть решение и есть результат. Когда что-то конкретное, точное, это работает для людей в плане убеждения гораздо лучше. В нашем случае скорее всё размазано. Мы говорим, что есть привычки, которые ты хочешь внедрить — приходи, внедри, и твоя жизнь, скорее всего, улучшится. А то, что можно пообещать наверняка — это то, что человек узнает себя сам чуть получше, поймёт, как работает его тело, его психика, то есть получит чуть больше доступа в приборную панель, в место, где принимаются решения о том, что делать в какой момент, есть пончик или нет. Поймёт, по каким механизмам и законам это работает, и, возможно, получить чуть больше возможности этим управлять, причём управлять не через то, чтобы просто ставить палку в этот механизм и пытаться его сломать, что «нет, я не буду есть сладкое, я буду сопротивляться, я буду сильным», потому что, к сожалению, такой подход, который, я знаю, многие на себе испробовали, просто не срабатывает. Научится быть более внимательным к себе, более заботливым, научится видеть истинные, более глубинные потребности, которые вызывают желание съесть, что-то сделать, отвлечься или прокрастинировать. Научится удовлетворять их более здоровым образом или, в принципе, не допускать их появления. Грубо говоря, если мы работаем 80 часов в неделю, то можно гарантировать, что выходные пройдут у нас не очень здорово. Потому что мы будем приходить в себя через поедание мороженого, сериала и так далее, вряд ли с таким режимом работы мы проведём выходные, занимаясь спортом. Если мы научаемся заботиться о себе в течение недели, у нас нет последствий в виде нездорового проявления и поведения на выходных. Поэтому это тоже полезно научиться замечать и видеть эти взаимосвязи.

[1:19:11] Ольга Балога: А означает ли такой подход — быть эффективным, заботясь о себе, жить и работать без стресса, я такую фразу у тебя тоже видела, что мы будем делать меньше, успевать меньше, что результат будет меньше? Учишь ли ты снимать с себя часть задач или всё-таки можно рассчитывать, что все важные штуки и хорошие результаты будут достигнуты, просто другим, более волшебным способом?

[1:19:40] Никита Маклахов: Знаешь, и да, и нет. Потому что мне кажется, что ты вкладываешь в этот вопрос что-то плохое: если мы начинаем делать меньше, то жизнь становится хуже. По факту, часто оказывается наоборот: когда мы начинаем делать меньше, когда мы, скажем так, заставляем себя делать меньше, внезапно оказывается, что это повышает наш навык приоритизации. Потому что, если я знаю, что я разрешаю себе сделать не 50 задач сегодня, а только 5, я постараюсь сделать это так, чтобы 5 задач были реально важными, а не так, чтобы это была мишура из кучи мелких задач. В то же время стремление делать дофига и занимать всё своё несвободное время занятиями, отчасти продиктовано избыточной тревожностью, внутренними проблемами. И когда мы эти проблемы через разные механизмы, инструменты решаем, когда мы становимся более спокойными, когда нам становится чуть проще находиться наедине с самим собой, у нас это не вызывает страха или беспокойства. Мы можем обнаружить, что не обязательно убегать от себя через работу или другие досуговые мероприятия, вроде игр, алкоголя, переедания и так далее. Это тоже взаимосвязано. Поэтому я не могу сказать, что делать меньше — плохо. Я много слышал от гостей подкаста, когда они начали делать меньше, у них улучшились результаты в жизни, в работе. Я в это не верил долгое время, не понимал, как это может работать, но решил попробовать в прошлом году и наконец-то понял, как это работает. Потому что, когда ты делаешь меньше, во-первых, ты начинаешь более тщательно выбирать задачи, над которыми будешь работать, а во-вторых, у тебя появляется гораздо больше энергии. Потому что, если ты знаешь, что тебе нужно проработать не 15 часов за сегодня, а только 3, для тебя это будет как приятная прогулка, которую ты сделаешь с удовольствием. И за эти 3 часа качество твоей работы будет на порядок выше и, может быть, даже сравнится по результатам на выходе с тем, что ты делал в течение 15 часов, при этом отвлекаясь и прокрастинируя, потому что невозможно работать 15 часов без перерыва с хорошей концентрацией.

[1:21:38] Ольга Балога: Скажи, по итогам курса обычно участники пишут, чего им удалось достичь, что стало для них основным результатом. Я думаю, что ты все эти ответы читаешь. Можешь ли ты вспомнить, какой из этих ответов тебе больше всего запомнился? Какой результат был самым запоминающимся, самым, может быть, ярким?

[1:21:55] Никита Маклахов: Из последнего меня очень затронула, зацепила история моего товарища, он сейчас куратор на нашем курсе, его зовут Артём. В прошлом сентябре он попал в, мягко говоря, очень неприятную аварию, его сбила машина, когда он ехал на мотоцикле. Он прошёл через множество операций, долгое восстановление, и он как раз рассказывал о том, что, во-первых, навыки работы с привычками, которые он получил на КПД, очень помогли ему восстановиться, потому что он внедрил базовые упражнения в свой день и делал их по чуть-чуть, но каждый день и очень часто. И была у него ещё яркая история, которой он поделился: в его палате лежал взрослый мужчина, джигит, очень серьёзный, с гордым восточным взором и нравом, очень молчаливый. И как-то раз пришла делегация, какая-то группа в их палату, увидели, как Артём занимается, начали говорить: «О, какой хороший мальчик, вот так старается, занимается». И первый раз за долгое время джигит повернул свою голову в сторону людей и сказал: «Он не мальчик, он боец», что-то такое, и Артёма это очень тронуло. И в свою очередь тронуло меня, когда я слушал эту историю. Приятно быть причастным к выздоровлению знакомого, близкого тебе человека.

[1:23:10] Ольга Балога: Никита, у тебя появились две другие программы, я наблюдала, как они рождаются рядом с основным курсом. Первая программа, «Свобода от сигарет», про то, как бросить курить. Мы немного затрагивали этот вопрос в выпуске № 15, когда общались с Лией Смекун. Я так понимаю, она была твоим первым клиентом, который прошёл эту программу, когда её ещё не было.

[1:23:34] Никита Маклахов: На Лие я ставил эксперименты.

[1:23:37] Ольга Балога: Я помню, что Лия сама к тебе пристала: «сработает ли это, сработают ли твои знания на то, чтобы бросить курить». Сейчас уже есть полноценная программа, но меня она удивила в том плане, что мне казалось, что ты не куришь и никогда не курил. Так ли это? И, если ты действительно никогда не курил, как у тебя получилось создать программу для курильщиков?

[1:24:00] Никита Маклахов: Это хорошо с точки зрения моего здоровья, но плохо с точки зрения маркетинга, потому что, наверное, Аллену Карру, который курил 40 лет, было проще продавать свои методики другим людям. Да, я никогда не курил, даже не пробовал, но идея в том, что все зависимости работают примерно по одной схеме, и наш мозг устроен так, что в нём нет отдельных областей для зависимости от сигарет, отдельных – для зависимости от алкоголя и так далее. Там есть общие центры вознаграждения, общие нейронные пути получения удовольствия, здорового или нет. И когда плюс-минус начинаешь понимать, как и почему они работают, получаешь универсальный инструментарий для проработки практически любой зависимости. И в случае с курением я выработал именно эту тему, потому что это то, что можно сделать самостоятельно, и там чуть меньше, скажем так, социального фактора. Потому что, когда мы вступаем в область, например, алкоголизма или наркомании, там помимо самого человека и помимо его психологии вступает в игру та социальная система, которую он выстроил вокруг этой зависимости. Потому что, как показали многие психологи и психоаналитики, тот же Эрик Берн, вообще любой человек, и в частности человек зависимости, выстраивает вокруг себя определённую схему из людей, которые поддерживают его образ жизни, даже если на внешнем уровне, на поверхностном уровне они могут утверждать, что это не так. То есть мама алкоголика, об этом пишет Берн, может говорить: «сынок, ты так пьёшь, так пьёшь, пожалуйста, бросай», и при этом может поддерживать в его зависимости, давая ему деньги, просто потому что, когда он пьяный и слабый, это единственный редкий момент, когда она получает от него внимание и чувствует, что она нужна. Вступают в силу социальные игры. С курением это тоже есть, но чуть поменьше, поэтому я считаю, что курение, в принципе, можно проработать в формате участия в онлайн-программе с поддержкой с нашей стороны.

[1:25:58] Ольга Балога: И твоя гипотеза про то, что такой курс поможет бросить курить, как она по факту? Какова статистика, сколько людей действительно бросают курить после этой программы, поделись?

[1:26:10] Никита Маклахов: У нас вероятность успеха колеблется сейчас где-то от 60 до 80%. Понятное дело, что есть миллион разных факторов, которые на это влияют. Для сравнения, эффективность таблеток, никотинозаместительной терапии, колеблется по разным данным от 5% до 20%. Скорее всего, лучше попробовать прийти к нам, чем, например, продавать в аптеке какой-нибудь препарат. В целом, всё, что может помочь, нужно попробовать, я так считаю. Если человек попробовал раз, два, три, таблетки, иглоукалывания, что-то ещё, гипнотерапию, и если он по-прежнему хочет освободиться от сигарет, пора прийти, например, к нам тоже.

[1:26:50] Ольга Балога: Ещё задам вопрос по поводу новой программы, совсем-совсем новой, которая называется «Спи сладко». Мы уже можем её анонсировать, она уже родилась в этот мир?

[1:26:58] Никита Маклахов: Да, она уже готова. Как и любая программа, это такая живая сущность, которая обновляется, дорабатывается постоянно, но при этом у нас сейчас будет уже второй поток, первый официальный – 25 января. Там осталось 5 мест, поэтому данный поток можно уже не анонсировать особо, но следующий, а он будет раз в месяц, вполне можно.

[1:27:25] Ольга Балога: К февралю он уже закончится. Я думаю, что если будут желающие среди наших слушателей, они в третий поток уж точно попадут.

[1:27:32] Никита Маклахов: Да, над этой программой мы работали весь прошедший год. Это совсем не медицинская история, это не столько набор советов из серии «проветривайте» окна, это про то, как выстроить жизнь, чтобы в течение дня у тебя было много, и при этом чтобы сон у тебя был здоровый и крепкий. Потому что как только начинаешь углубляться в тему сна, снова, к счастью или к сожалению, оказывается, что, во-первых, сон влияет огромным образом на нашу жизнь, а во-вторых, многое из того, что происходит в течении дня, как мы этот день проживаем, что едим, насколько мы активны, это всё сказывается на том, как мы будем спать. Есть большая взаимозависимость между процессом жизни и процессом сна. Когда с этим разбираешься, понимаешь ценность и важность сна, получаешь возможность повысить его в своём списке приоритетов. В свою очередь, после этого получаешь массу энергии, потому что начинаешь хорошо спать. И многие вещи – питание, тренировки, набор мышечной массы или похудение, много-много всего невозможно и бесполезно делать, если мы нормально не спим. Потому что сон – это процесс, если он проходит нормально, все наши гормональные системы обновляются, регенерируются и приходят в свою норму. И наоборот, если мы не высыпаемся, всё идёт по одному месту. Например, если говорить про питание, это грелин и лептин, гормоны, которые регулируют наше ощущение голода и насыщения. Если мы не выспались, то только из-за этого будем склонны, во-первых, есть больше, а во-вторых, есть более калорийную и менее здоровую еду, потому что просто у нас состояние депривации сна, тупо не работает мозг. Отключается отчасти фронтальная кора, которая отвечает за наши ценности и высокие жизненные решения. Поэтому, ребята, сначала выспитесь, а потом начните заниматься питанием и прочим.

[1:29:26] Ольга Балога: Да. Ты про это говоришь из своего опыта многолетнего выстраивания сна, у тебя много времени занимал этот вопрос.

[1:29:33] Никита Маклахов: Мне в этом плане очень просто, как раз потому, что я чувствую огромную разницу. Те 7-10 лет, когда я начал замечать, что плохо сплю, и те, например, полгода-год, когда я начал замечать, что хорошо сплю, это две разные жизни.

[1:29:47] Ольга Балога: Да, ты знаешь, это, пожалуй, первое, с чем я столкнулась, когда узнала про понятие «уровень нормы». Когда я узнала, что можно высыпаться, оказывается, можно быть выспавшимся, такое существует, и когда я поняла, что есть такая возможность высыпаться, что это круто, вот тогда я поняла, что такое уровень нормы. Никита, последний вопрос, который я хочу тебе задать, звучит так. Вот смотри, личная эффективность, как правило, не сама по себе нужна человеку, а нужна для чего-то: для того чтобы жить хорошо, гармонично, делать какие-то дела. ЗОЖ тоже обычно нужен человеку не для чего-то конкретного. Это тоже только часть жизни, биохакинг – это тоже по-своему интересно. Но вопрос такой: где та грань, когда стоит остановиться и перестать копаться в себе, не занимать этим всё своё время? Есть ли она вообще, в принципе? Где эта грань, чтобы соблюсти баланс между ЗОЖом и всей остальной жизнью, между личной эффективностью и всей остальной жизнью, между биохакингом и всей остальной жизнью?

[1:30:59] Никита Маклахов: Смотря про кого мы говорим, потому что в моём случае я очень удобно всё это в своей жизни переплёл. Я что-то сам изучаю, что-то сам пробую, потом пытаюсь в этом разобраться более глубоко, структурирую. И потом из этого появляются, например, какие-то мои обучающие программы. В этом плане, чем больше я этому внимания посвящаю, тем больше мне непосредственной пользы, допустим, на физическом уровне, и тем больше пользы моему проекту и косвенно другим людям. А если говорить про обычную жизнь человека, который в это не вовлечен, здесь я бы, наверное, просто сравнивал затраты на поддержку системы с её выхлопом. Потому что, грубо говоря, если мы тратим 3 часа времени на то, чтобы составить список задач на день и распланировать и подвести итоги, а после этого час работаем, то, наверное, это не очень разумно, проще эти 4 часа просто посвятить работе. Но при этом, если у нас есть 20 минут, которые мы тратим на планирование дня, и мы можем замерить или чувствуем, что при этом мы экономим гораздо больше времени, потому что не тратим потом время на прокрастинацию из-за недостатка исходных данных. Или не тратим время на какие-то посторонние задачи, которые можно было бы не делать, то, очевидно, здесь есть профицит, возврат дивидендов с высокими процентами. Поэтому я бы просто рекомендовал посмотреть на затраты, на выхлоп и сравнить. Обычно просто люди вряд ли дойдут до того момента, когда это станет перебором. Потому что, если это стало перебором, значит, это человеку начало нравиться, и, скорее всего, он тоже станет скоро профессиональным биохакером. Поэтому, безусловно, не стоит впадать в крайности, не стоит, если мы занимаемся практиками осознанности, становиться сразу монахом и уходить от мирской жизни. Полезно иметь, держать в голове какую-то свою цель, может быть, жить просто счастливой здоровой жизнью и быть хорошим, достойным членом общества, достойным отцом, мужем. И уже через призму этой цели рассматривать всё, что мы делаем. И вопрос, который я люблю задавать себе и другим – целесообразно ли это? Лежит ли это в плоскости нашей цели и соответствует ли это нашей цели? Если мы спим до обеда, насколько это коррелирует с той жизнью, которой мы хотим жить, и той ролью, которую мы хотим играть?

[1:33:20] Ольга Балога: Никита, спасибо тебе большое за наш разговор. Предлагаю его завершать, большой получился. Я тебе очень благодарна за то, что ты заглянул в гости, и отдельно за твою открытость и готовность отвечать на всякие разные вопросы, в том числе, очень личные. Хочу попросить тебя в самом конце сформулировать небольшое пожелание для наших слушателей, который полтора часа провели с тобой и со мной, вдохновились и хотят пойти, что-нибудь уже начать делать. Какую-нибудь, может быть, маленькую привычку или небольшое напутствие дай, пожалуйста.

[1:33:56] Никита Маклахов: Спасибо, что дослушали до этого момента, если дослушали. Мне кажется, что самая приятная, прекрасная вещь с привычками – это то, что, на самом деле, не так важно, с чего мы начинаем. Можно выбрать любое действие, каким бы оно незначительным, маленьким ни казалось. Например, адмирал Макрейвен в своём прекрасном выступлении говорит о том, что можно даже начать с застилания кровати по утрам, если вы ещё не делаете это. И это по многим разным причинам может сильно изменить вашу жизнь. Уже нет времени на этом останавливаться. Выберите любое действие, что-то, что вы давно хотели начать, доведите этого до маленького объёма. Если вы хотели начать бегать, пусть это будет просто 5 шагов от подъезда. И начните это делать каждый день и регулярно, то есть поставьте себе задачей не бросать это, но при этом чтобы это было максимально просто и легко, не позволяя себе это усложнять долгое время, хотя бы пару месяцев. Скорее всего, вы увидите позитивные эффекты даже от такого небольшого действия. Поэтому не так важно, с чего начать, главное просто хоть что-то делать регулярно, и бонусы точно приятные будут.

[1:35:03] Ольга Балога: Пожалуй, добавлю сюда ещё одну фразу, которую любит Никита, она звучит так: «Быстро – это медленно, но регулярно», то самое правило маленьких шагов, которое говорит о том, что продвигаться нужно по чуть-чуть, но каждый день.

[1:35:19] Никита Маклахов: Друзья, наш совместный с Ольгой выпуск подошёл к концу. Если он вам понравился, пожалуйста, не забудьте об этом сообщить Ольге и можете подписаться на её подкаст. Если бы не Оля, этого выпуска просто бы не было. И хотя в роли интервьюера выступала сегодня Ольга, итоги беседы всё равно по традиции подведу я сам. Итак, сегодня я отвечал на вопросы о личной эффективности, привычках и управлении собой и своим образом жизни. В начале мы поговорили о том, как мне жилось в Таиланде. В целом, неплохо жилось, но в тот период я был настолько погружен в работу, что практически не видел моря, хотя жил буквально через дорогу от него. И тогда я понял, что нужно придумать и внедрить систему организации себя и своей деятельности. Потому что без разумного подхода, без баланса между работой и отдыхом, каким бы продуктивным ты ни был, рано или поздно скатишься в выгорание. Отчасти понимание этого подтолкнуло меня к изучению более здоровых способов взаимодействия с работой и с самим собой. Дальше мы с Ольгой затронули тему питания. Я убеждён, что пища сильно влияет на наше внутреннее состояние и способность к концентрации внимания. От тяжёлой пищи мы можем стать раздражительными и можем на некоторое время даже утратить работоспособность. На данном этапе жизни моё питание ближе к веганскому, я не ем мясо и рыбу и почти не употребляю молочные продукты. Я к этому питанию никого не призываю и его не рекламирую, пусть каждый сам решает за себя. Плюс к этому я практикую ежедневное интервальное голодание, ем только с 9 утра до 6 вечера. Данная практика даёт приятное чувство свободы от еды и определённую степень контроля над голодом. Далее Ольга спрашивала меня о моих практиках и тех результатах, которые они дают. Я считаю, что одна из главных сил практик заключается в том, что они учат нас уменьшать страдания, как бы высокопарно это ни звучало. Мы не можем повлиять на то, какие события произойдут в нашей жизни, но в наших силах с помощью регулярных практик обрести внутреннюю опору и научиться находить комфорт в том, что по умолчанию очень даже дискомфортно. Ещё мы с Олей поговорили о том, как делать меньше и жить при этом чуть лучше и веселее. Здесь один из секретов заключается в том, что когда ты планируешь на день минимум задач, это прокачивает твой навык приоритизации. Тебе приходится научиться выбирать и делать только самое важное. Самое крутое, что ты при этом остаёшься намного более энергичным и продуктивным, чем если бы пытался переделать всё на свете и наваливал бы в список задач всё подряд без разбора. Напоследок повторю моё главное пожелание всем вам, и себе тоже. Начинайте делать хоть что-то – что угодно, регулярно в минимальном объёме, но каждый день. Если вы хотели начать заниматься спортом, то начните хотя бы с одного приседания в день. Не важно, почувствуете или не почувствуете от этого результат, сосредоточьтесь на процессе, пусть сам процесс для вас будет интересным, весёлым, увлекательным и приятным. Помните, что даже маленькие шаги имеют значение, особенно если делаешь их регулярно. На этом я с вами прощаюсь. Спасибо большое, что провели с нами эти полтора часа. Буду искренне благодарен за любую поддержку нашего проекта. Станьте патроном подкаста, присоединяйтесь к моему профилю в Инстаграме, оставьте отзыв о подкасте в iTunes. Способов много, и будет здорово, если вы найдёте на это две минутки своего времени. Всё, теперь точно с вами прощаюсь, успехов и до скорых встреч!