Как пробудить в себе силу? Цитата Павла Кочкина из выпуска подкаста Будет сделано!

Гость выпуска — Павел Кочкин, предприниматель, тренер, психолог и основатель образовательного проекта «Предназначение». Он учился в Гарварде и МГУ, построил несколько бизнесов, общался с Далай-Ламой, жил с шаманами в Перу и с аборигенами в Австралии… Узнаем, как найти своё призвание и реализоваться!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK

Любимые книги гостей подкаста

В каждом выпуске наши гости рекомендуют лучшие, по их мнению, книги. Мы тщательно изучили рекомендации, убрали лишнее и оставили главное! Заполните форму и мы тут же пришлём вам на почту сочный PDF-документ со списком 10 лучших книг по версии героев подкаста. Стоит прочитать!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[01:11] Стена ценностей: что писать и зачем? Куда пропала внутренняя улыбка?
[04:26] Как написать книгу, если нет писательского таланта?
[12:18] Кармический менеджмент: чем вы можете быть полезны людям?
[16:27] Что такое предназначение? Зачем помогать своим конкурентам?
[29:15] Как зарабатывать деньги, отдавая свои знания бесплатно?
[33:06] Что будет, если всем жителям планеты раздать по мешку с деньгами? Почему в идеальных условиях все погибнут? Эксперимент «Вселенная 25».
[39:56] Почему не следует чересчур облегчать жизнь своему ребёнку?
[45:00] Стоит ли передавать детям семейный бизнес по наследству?
[51:47] Как объясниться с родителями, если ваша профессия им не нравится?
[54:25] Как относиться к неудачам, если уверен, что идёшь по своему пути?
[62:48] Рекомендации в рубрике «Пять в одном»: книга, сервис, привычка, вопрос, фильм.

В выпуске были упомянуты

1) Вселенная 25 — эксперимент по созданию мышиного рая
2) McDonald’s. Как создавалась империя — книга Рэя Крока
3) Оптимизация персональной деятельности — книга Глисона Керри
4) Роскошь быть собой — заметки Павла Кочкина в ЖЖ
5) Жажда жизни — книга Ирвинга Стоун о жизни Винсента Ван Гога
6) Михаил Радуга — исследователь скрытого человеческого потенциала, основатель Школы внетелесных путешествий
7) Миллионы Брюстера — фильм о наследстве в 30 млн. долларов

Павел Кочкин в Интернете

1) pavelkochkinrussia — профиль в Instagram
2) pavel.kochkin — профиль ВКонтакте
3) Предназначение — сайт о Павле Кочкине и его тренинге
4) Основы поиска дела жизни — бесплатный курс Павла Кочкина на Coursera
5) Предназначение. Получите жизнь, о которой другие только мечтают! — книга Павла Кочкина

Рубрика «Пять в одном»

1) Книга — Дэвид Аллен «Как привести дела в порядок»
2) Привычка — задавать себе вопросы
3) Сервис — заметки на телефоне
4) Вопрос — Что я могу сделать сегодня, чтобы быть довольным собой?
5) Фильмы — Области тьмы, Время и Основатель

Результаты конкурса «Книга за отзыв»

1) Мария Самарина выиграла книгу Дэна Вальдшмидта «БУДЬ лучшей версией себя»
2) Вера Тюлькина выиграла планер от компании ozu.su

Главные идеи выпуска

1. Предназначение — это то, что вы любите делать и готовы отдавать бесконечно, да еще и доплачивать за это. Это предрасположенность, безлимитный ресурс. Если вам жалко отдавать что-то, если у вас есть страх дефицита, если вы боитесь, что вас скопируют и обгонят, значит, вы заняты не своим делом.
2. Когда вы находите свое дело, информация о вас будет распространяться естественным путем. Вы сможете выбирать клиентов и покупателей, отдавая предпочтение тем, кто помогает приумножать и улучшать плоды вашего труда.
3. Если у человека есть задачи и ценности, которые находятся за пределами его базовых потребностей, если у него есть дисциплина и сила воли, то в нем течет «королевская кровь», которая не позволит упасть на дно. Даже если у такого человека закрыты базовые потребности, он будет служить во имя идеи.
4. Важно позволить себе заниматься тем, что вам нравится. Отсоединиться от родителей и двигаться в своем направлении — большая задача для личности.
5. В предназначении нет молочных рек и кисельных берегов. Вас ждут трудности, которые помогут отточить мастерство и соединиться со своим делом.

Практические рекомендации

1. Попробуйте в течение месяца каждый день писать текст на любую тему. Через 30 дней оцените результаты и свои ощущения. Так вы сможете на практике проверить гипотезу о том, что вы способны быть писателем.
2. Сделайте доску ценностей: запишите актуальные проекты и занятия, которые вызывают внутреннюю улыбку.
3. Когда вы знакомитесь с кем-то, узнайте, чем вы можете быть ему полезны, и сделайте что-то ему во благо — искренне и бескорыстно.
4. Если хотите передать ребенку бизнес, сделайте «входной барьер»: пусть дети выполнят некоторые условия прежде, чем начнут заниматься семейным бизнесом.
5. Поблагодарите родителей за навыки и знания и попросите прощения за то, что вы не собираетесь идти по их следам и выбираете профессию по своему вкусу.

Понравился выпуск? Послушайте также

Станьте патроном подкаста

Выражаем благодарность за поддержку нашим патронам: Дмитрию Балиеву, Анастасии Чередовой, Гуле Кебурия, Максиму Каджиеву, Изабелле Инсалл, Ксении Демченко, Максиму Шошину, Николаю Марченко, Сергею Баскакову, Евгению Носову, Елене Янишевской, Никите Дубинину, Алексею Кравченко, Ине Ступеле, Денису Гончарову, Андрею Нецепляеву, Ильнуру Исмагилову, Денису, Анне Башкировой, Александру Михайлову, Евгению Пономареву, Николаю Чернобаеву, Александре, Артуру, Джей Ласт, Андрею Завалищеву, Алексею Драч, Вячеславу Семушину, Дмитрию Юрьеву, Екатерине, Cpaty, Анатолию Наумову, Themart, Евгению Юревичу, Антону, Андрею Вахтанову, Ольге Иванченко, Дмитрию, Артёму Богомолову, Ивану Афанасову, Ирине Ананьевой, Петру Голову, Сергею Шарову, Александру Баратову, Наталии Куделе, Денису Махневу, Марине, Евгению Ковалёву, Майку Прокопетсу, Александру Сергиенко, Алексею Ягуру, Денисс Хмелевскис, Андрею Панасюку, Екатерине Ларюсиной, Анастасии Белкиной, Кириллу Клёцину, Игорю Николаевой, Ксении Бородулиной, Марине Устиновой, Андрею Масленникову, Ольге Балога, Петру Ляпунову, Антону Дедову, Марии Бесединой, Лии Смекун, Марии, Александру Кубышеву, Денису Виноградову, Игорю Батракову, Алексею Кулакову, Дмитрию Юрьеву и приглашаем вас присоединиться к клубу патронов «Будет сделано!» — сообществу самых преданных и благодарных слушателей подкаста, которые вносят неоценимый вклад в развитие проекта. Кто такие патроны и как стать одним из них, подробно описано на нашей странице в сервисе Patreon.

 

Текстовая версия подкаста с Павлом Кочкиным

[00:10] Никита Маклахов: После того, как прослушаете выпуск, загляните на наш сайт willbedone.ru. Там мы собрали ссылки на все сайты, книги и сервисы, о которых рассказывают наши гости, а также приготовили для вас бонусные документы. Все для вашего удобства!

[00:29] Никита Маклахов: Добрый день! В эфире подкаст «Будет сделано!» — программа для тех, кто хочет делать больше за меньшее время, а также жить и работать без стресса. Я, ее ведущий — Никита Маклахов. Сегодня у нас в гостях Павел Кочкин, предприниматель, тренер, психолог и основатель образовательного проекта «Предназначение». Мы поговорим с Павлом о том, зачем нужно помогать своим самым прямым конкурентам. Почему не стоит чересчур облегчать жизнь своим детям. К чему может привести безусловный базовый доход. А также о том, как найти свое призвание и встать на путь самурая. Павел, привет!

[01:10] Павел Кочкин: Приветствую, Никит!

[01:11] Никита Маклахов: В качестве первого вопроса давно хотел тебя спросить по поводу стены. Если бы вы сейчас видели Павла, вы бы заметили, что у него за спиной есть стена, видимо, мелованная или из какого-то другого покрытия, и он ее использует для различных заметок. Расскажи, как ты ее вообще сделал? Как пришла идея, как ты ее используешь, что там отмечаешь, какие важные мысли? Что можно повторить в своих домашних условиях?

[01:38] Павел Кочкин: Какой хороший вопрос, Никита. У меня за спиной стена, которая под мел, и на ней можно писать мелом. Вот с этой стороны — стена, которая под маркер, она вся покрашена в белый цвет, и здесь можно писать маркером. Еще одна стена заполнена книгами, и одна стена — полностью окно. Доска под мел стала использоваться в качестве держателя системы ценностей, то есть у меня за спиной сейчас списочек, который начинается со слова «зачем?»; слово «зачем?» ключевое в нашей работе. Вот здесь вот «зачем?» в предназначении, это наличие смысла. Я достаточно долго корректировал эти записи на доске, пытаясь понять, когда же я на самом деле доволен ответом на вопрос «зачем?» Ну и дальше рассказано, что во мне порождает внутреннюю улыбку, то есть у меня в качестве ответа на вопрос «зачем?» есть некая глубинная улыбка, чтобы я внутри был доволен, счастлив. И я слежу за тем, чтобы это был искренний и настоящий ответ. Дальше выясняется, что у меня на первом месте семья. Если вдруг что-то происходит с членами моей семьи, то я естественным образом попадаю в ситуацию, что моя улыбка переключает внимание в эту сторону. Когда я туда внимание переключаю, мне надо сначала решить эту задачу, и после этого я могу к следующим задачам приступать. Также там дальше «здоровье», «персональная стоимость» (это то, что я делаю для того, чтобы моя собственная персональная стоимость росла, чтобы в мою сторону были направлены какие-то доходы, прибыли), ну и творчество (то, что я позволяю себе делать после того, как у меня базовые потребности закрыты). А в качестве творчества сейчас выступает проект «Предназначение», педагогический проект — это школа, которая позволяет людям раскрыть свой потенциал.

[03:10] Никита Маклахов: А используешь ли ты эту доску как-то на ежедневной основе, есть ли у тебя какие-то привычки, связанные с ней? Например, почитать, вспомнить свои основные ценности?

[03:18] Павел Кочкин: Она является сигнализатором. В тот момент, когда я теряю внутренний ответ на вопрос, ради чего сегодня вставать, зачем, я подхожу, смотрю и думаю: «А что приуныл-то? Почему улыбка спала?» «Ну, потому что не творю, не создаю ничего интересного». И тогда я смотрю: «Так, ладно, а что я там по плану создаю?» И у меня есть какая-то картинка глобальная. Вот я сейчас создаю англоязычный бренд, это меня сразу поднимает в работу. То есть я смотрю, что делать, и проверяю — такой чек-лист у меня, — почему спала улыбка. Чаще всего она, конечно, заканчивается именно рабочими какими-то моментами, но иногда бывает, что что-то до этого мне сигналит, и я просто убеждаюсь, что там все в порядке. Например, я вообще уделил сегодня время детям или нет? И это записано на доске. Также у меня есть цель — чуть более детализированные проектики: книга, онлайн-тренинг, еще что-нибудь. Уже на листочках бумаги галочки ставлю, из разряда «уделил ли я сегодня внимание нашему курсу на Udemy?» То есть это уже прям ежедневная традиционная деятельность.

[04:11] Никита Маклахов: Галочки? Это таблица учета привычек?

[04:13] Павел Кочкин: Абсолютно верно, да. Это я как раз фиксирую для себя какую-то привычку. Сейчас у меня одна из привычек в работе, и я отмечаю, сделал ли я сегодня свою практику и насколько она вообще успешна. Собственно, вот вся моя привычка.

[04:25] Никита Маклахов: Классно. Спасибо, что поделился. Следующий вопрос тоже был разогревочный, он касался одной из твоих локальных задач — это книга. Когда мы с тобой встречались полгода назад, ты как раз находился в процессе написания, в процессе создания книги, и я помню, что этот процесс у тебя шел очень нелегко, но при этом, как я вижу сейчас, книга уже продается. Процесс завершен, ты добился в этом плане успеха. Расскажи пару слов о том, как можно написать книгу, когда писательское творчество не является сильной стороной? Насколько я знаю, ты гораздо больше любишь общаться с людьми, разговаривать на публику, чем писать. Так вот, как тебе в итоге удалось довести работу до конца и получить какой-то приемлемый для тебя результат?

[05:07] Павел Кочкин: Действительно, писатель из меня так себе. Писать я не люблю, не умею. Я, конечно же, могу это сделать, но это как будто деньгами печку топить. То есть я, вкладывая ресурсы в писание, делаю это с большим-большим трудом. А если бы я писал сам, я бы, конечно, повесился. Но определение диссертации (а я когда-то писал свою кандидатскую диссертацию) — это коллегиальный труд. Конечно, в нем участвует большое количество людей — корректоры, редакторы, художник; структура книги определенным образом создается, обложка, макет верстается, сама верстка; внутри есть какие-то картинки, схемки, ссылки, форматирование определенное. Это прям такая большая, вполне понятная задача, над которой работает достаточно много людей. Потом магазины продают, они создают специальную механику по продажам, делают презентации, на которых я выступаю потом. Как я решал эту задачу? Я тогда подошел к своим друзьям и сказал: «Помогайте, как это сделать?» Мне сказали: «У тебя два варианта. Первый вариант: ты все-таки натренируешь писательскую мышцу и начнешь нормально писать. И иди пробуй. Второй вариант мы тебе расскажем после того, как ты первый проверишь». Я послушный ученик, я пошел со своими друзьями (Антон Бритва и Леша Толкачев) в парк Горького; мы сидели в кафе и обсуждали, кто над чем работает. Я сказал: «Я вот сейчас учусь писательскую мышцу нарабатывать». Они спросили: «Ого, это как?» Я ответил: «Мне дали задание — месяц без перерыва писать хоть что-нибудь». Прям именно такое задание я получил от своих учителей, прям сказали: «Пиши все, что тебе в голову приходит: какая-то мысль сегодняшняя, отчет за день, твое настроение, навеяло, приснилось. Вот все, что в голову приходит, пиши. Но каждый день». Мы с ребятами сделали такой очень простой эксперимент: мы договорились о том, что я буду писать в ЖЖ 30 дней. Я сказал: «Если вы увидите хотя бы один красненький день, то есть без заметочки, я должен вам 30 000 рублей». Те, кто знают этих парней, понимают, что им проще заплатить, чем не заплатить, если ты берешь на себя такие обязательства. Посмотрите на фотографию Антона Бритвы и Алексея Толкачева, и все станет понятно. Леша говорил, что будет вставать в 5 утра, у него там своя была какая-то тема, Антон о чем-то другом договаривался, а у нас были обязательства друг перед другом. В результате я 30 дней, как ты понимаешь, писал. Это был, конечно, ад. Но я, как послушный ученик, отрабатывал, вдруг научусь. Творческий кризис из разряда «а о чем сегодня писать?»; момент, когда дотягиваешь до конца дня, и в конце дня, уже 23:59… Мне приходилось потом корректировать время, потому что если я писал статью и опубликовывал ее в 00:05, то у меня день получался пропущенный. И я писал, менял время специально, чтобы оно попадало туда. В общем, это было очень непросто, но в результате я все-таки написал; то, ради чего я это делал, я сделал. Я написал эти 30 заметочек (они есть в ЖЖ) и получил ответ на вопрос, что я — не писатель точно. К концу 30 дней я сказал: «Твою мать, все! Никогда больше! Я точно знаю ответ на вопрос, умею ли я писать, буду ли я писать, хочу ли я писать».

[07:53] Никита Маклахов: К слову, это тоже ведь отчасти про предназначение. Когда мы проверяем какую-то — ты называешь это гипотезами, насколько я знаю, — гипотезу в течение месяца, и после этого, когда мы добросовестно подходим к процессу, уже можно точно сказать, однозначно судить, наше это или не наше и стоит ли в это вообще вкладываться.

[08:09] Павел Кочкин: Абсолютно верно, да, это была одна из гипотез. И после, как ты правильно заметил, добросовестной проверки… то есть если бы я один день написал какую-нибудь статеечку и сказал бы: «Что-то не зашло», мы бы сказали, что я очень плохо тестирую гипотезу. А вот когда я до уровня привычки стараюсь довести, прям реально без перерыва, 30 дней, абсолютно стараюсь, в меня это встраивается. И дальше два варианта происходит: либо это переходит на подкорку и перестает быть сильно энергозатратно (в этом, собственно, основная суть)… В этом случае гипотеза не оправдалась, то есть я очень четко понял, что она не является частью меня. Причем у нас в «Предназначении» есть такая пирамидка (мы называем ее МВР 24), и ты абсолютно прав, когда сказал, что это часть гипотезы. Но она именно часть. Есть миссия — это ответ на вопрос «Зачем?». Зачем мне нужна книга? Для меня все понятно: моя внутренняя улыбка, мой внутренний творец искренне радуется, когда у тебя на полке будет книжечка; ты ее всегда можешь детям своим отдать, кому-то из друзей, кто почему-то заскучал, и скажешь: «Вот познакомься, пожалуйста, я точно знаю этого человека, там правда все хорошо, посмотри, почитай». То есть миссия очень хорошо в данном случае реализуется. Видение тоже: книжка есть на полке в каждом магазине. Видение очень четкое, фотку можно сделать. Но это тоже не все. Оказалось, что помимо наличия миссии и видения, то есть ответов на вопросы «Зачем?» и «Как ты собираешься себя реализовать?», — роли, роли. Этот вопрос, который ты сейчас задаешь, очень точно попадает в пример, когда роль мне не свойственна, при том, что миссия и видение очень хорошо меня заряжают. И вот эта роль писателя мне явно не подходит. Собственно говоря, второе решение, которое мне предложили мои друзья — они сказали: «Паша, воспользуйся тогда литературным негром». Я спросил: «А что значит литературный негр?» «Это тот человек, с которым ты проведешь очень много времени в личных беседах, который будет в деталях знать твою науку, который не только расшифрованные тексты твоих лекций способен редактировать, но и может от себя, своими словами, красивым текстом излагать мысли». Дальше был тот самый процесс, в моем случае это было целое агентство. Тогда это была Татьяна Бадя, я передавал ей все и говорил: «Вот эти лекции, вот эта структура». Мы сидели, рисовали оглавление, смотрели, что там внутри каждого пункта этого оглавления, раскрывали тематику. Потом она спрашивала, где есть наиболее качественный материалы, которые отражают каждую главу. Мы находили это в лекциях, некоторые я просто наговаривал, она иногда брала интервью — у меня, у моих друзей, знакомых и так далее, собирала все необходимые материалы. Потом это расшифровывалось, корректировалось, потом я это вычитывал, смотрел, что происходит. Скажу честно, я не до конца читал свою книжку, я там читал какие-то кусочки, но не все. И я искренне верю, что однажды прочитаю ее, мне самому интересно, что там пишут. В общем, это коллегиальный труд, который был в результате издан, а сейчас бестселлер.

[10:46] Никита Маклахов: Отличная история, спасибо, что поделился. На самом деле я не случайно задал этот вопрос. Мне кажется, у многих людей есть мечта стать автором своей собственной книги, но далеко не все понимают, что существуют какие-то альтернативные способы кроме того, чтобы просто сесть и начать самому писать, что-то вытаскивать из головы. В этом плане я очень люблю приводить пример одной гостьи подкаста, Ларисы Парфентьевой.

[11:10] Павел Кочкин: Мы с ней вместе как раз прорабатывали эту тему и думали вместе писать. Мы прям с ней встречались на еженедельной основе, она-то как раз мне ближе всего по духу из тех, с кем писать.

[11:21] Никита Маклахов: Да, так вот, я говорил о том, что суть ее книги как раз в том, что она взяла различные методы — методы, которые точно не были ею придуманы — и очень хорошо все объединила, добавила что-то от себя, и получилась классная книга. Моя мысль в том, что далеко не обязательно пытаться выжать что-то из себя, если вам это не свойственно. Если вы, допустим, как Павел, не склонны к писательству, есть как минимум еще 2 варианта: или сделать такую интересную компиляцию, или нанять людей, которые будут вытаскивать за вас мысли из вашей головы. Но это, конечно, не исключает того, что нужно все-таки быть экспертом в своей теме и знать, что должно быть в книге, это само собой и разумеется.

[12:02] Павел Кочкин: После 10 лет опыта есть, что сказать. Мы зачастую уже брали материалы, о которых было известно, что они хороши. Мы не просто писали материал, а мы знали, что вот это — очень ударная лекция, она очень хорошо заходит, то есть мы собирали изюминки с большой историей.

[12:16] Никита Маклахов: Давай тогда вспомним еще одного человека, который тоже был гостем нашего подкаста. Мне кажется, ты его знаешь — это Антон Кратасюк. Антон активно развивает и практикует тему кармического менеджмента. Расскажи, как ты применяешь эту методику в своей жизни, к чему она тебя привела? Сделаю ремарку. При знакомстве с Павлом люди обычно (и я в том числе) отмечают, что у него есть такая забавная привычка, инструмент, ритуал (что это, я думаю, сейчас Павел пояснит): один из первых вопросов, который задает Павел — это «Чем я могу быть тебе полезен?» Вот мне кажется, это близко к духу кармического менеджмента, так что давай немножко поговорим про все это. Как ты к этому относишься и как ты это используешь?

[12:59] Павел Кочкин: Вообще, идея кармического менеджмента сама по себе крайне проста: что посеешь, то и пожнешь. Идея сводится к тому, что ты общаешься с миром, который справедлив. Дальше есть 2 варианта установок в голове: что мир тебя все время обворовывает, хочет забрать все, что у тебя есть… Так действительно происходит, если отдать нечего. Что происходит в предназначении? Когда ты занят любимым делом, когда ты занят чем-то, от чего наполняешься сам, за что готов приплачивать, то нет экономии, нет такой странной идеи, что если я что-то отдам, то у меня этого станет меньше. Предположим, если я очень люблю готовить, и я пришел на вечеринку, то приготовить еду людям для меня не проблема, а наоборот, удовольствие послужить таким способом. Начиная с этого момента, когда есть, что отдать, можно вести себя в формате удовольствия от отдавания. Что это означает? Если я вдруг встречаю каких-то интересных, умных людей, первое, что я действительно делаю — это интересуюсь тем, над чем они работают и что я могу сделать для них. Абсолютно беспроигрышная стратегия. Если мне удастся сделать что-то ценное и полезное для этих людей (крайне редко мы можем предположить, что они этого не ценят, не уважают, не любят), такие люди чаще всего тем или иным способом как-то расскажут о тебе, поддержат тебя в какой-то момент, особенно если ты делаешь это честно, от души и щедро, и происходит такой «посев семян» (в кармическом менеджменте они прям так и говорят, что это семена). И чем ты шире сеешь, тем больше у тебя вокруг розданных ценностей, которые ты щедро, с удовольствием, максимально глубоко и честно отдавал — это, кстати, ключевой критерий. То есть если ты отдавал их с заранее корыстной целью, что тебе это обязательно вернут, то очень сложно в этот момент продолжать отдавать, потому что, конечно, возвращают не в конверте один к одному. Собственно, я именно в этой долгосрочной стратегии и живу все время. Что это такое? Слава богу, у меня короткие, самые базовые позиции по жизненным потребностям закрыты. Тем самым я могу себе позволить заниматься чем-то таким, что вернется не сразу. Это не тот момент, когда я на рынке должен сейчас продать помидоры и мне тут же должны за это заплатить деньги. Я могу ходить и раздавать помидоры, потому что обожаю их, и любому, кто возьмет эти помидоры и будет способен с ними что-то сделать, я буду очень рад. Поэтому я обязательно ищу возможность кого-то чем-то поддержать, если это попадает в мои компетенции, в мои сильные стороны. Например, если меня попросят: «Паша, помоги мне написать книгу, я тебе пришлю материал, а ты напиши мне что-нибудь про него», я заранее перед тобой извинюсь, скажу: «Прости, Никит, я не возьмусь. Я бы рад тебя поддержать… Давай, если хочешь, я тебе сейчас дам интервью по этой теме, потом отдадим это корректору или человеку, который будет из этого делать текст, и он тебе сделает. Вот так могу тебя поддержать». Собственно, я ищу возможность, как я могу быть тебе полезным. Многие люди заранее знают, что я могу для них сделать. Если мне удается сделать что-то полезное, то я набираю те самые очки. Вот такая простая идея. И потом, когда у меня возникает какая-то задача, у меня уже везде подстелена соломка. То есть если мне сейчас в голову взбредет решить какую-то конкретную задачу, то вокруг меня так много заложенного инвестиционного потенциала, что я могу практически любому из своих очень уважаемых друзей, знакомых и так далее позвонить и сказать: «Слушай, помогай!» И человек также с большим удовольствием откликнется: «Ничего себе, сам Паша Кочкин позвонил, просит поддержки, да это же здорово! Он обычно все время мне помогал, теперь у меня есть возможность ему помочь». И мы так зеркально друг друга поддерживаем. Очень красивая стратегия в долгосроке, но она предполагает, что я верю этому миру и что я внутри щедрый, что у меня есть, что отдать.

[16:28] Никита Маклахов: Скажи, как ты в этом контексте, как ты в этой стратегии рассматриваешь предназначение? Сейчас поясню свою мысль: является ли в этом контексте предназначение тем, что человек может просто больше всего отдать, или это как-то по-другому устраивается? Как ты связываешь предназначение и тему кармического менеджмента?

[16:49] Павел Кочкин: А это именно оно и есть, вот как ты правильно сказал. Предназначение — это и есть то, что ты готов отдавать; более того, настолько, что даже готов приплачивать за это. Это предрасположенность, ты любишь это делать, ты делаешь это с удовольствием. Именно это мы и называем предназначением. В предназначении нет конкуренции вообще, ее в принципе там быть не может. Это как любовь, например, к морю. Если я люблю море и кто-то еще в нем купается, то у меня не возникает зависти или ощущения: «Ах ты, сволочь, в моем море купаешься ! Я люблю море, море только для меня!» Все вот эти истории сразу отваливаются. Если я, например, занимаюсь раскрытием человеческого потенциала, меня интересует эта наука просто повсеместно. Любой эксперт в этой теме, который действительно что-то из себя представляет — это сразу в одной упряжке партнеры, коллеги, друзья. Когда мы делаем интервью с Дэном Салливаном, мы прям в один голос говорим одни и те же вещи, смотрим друг на друга с улыбкой. То есть у нас не возникает вопросов из разряда «Кто чем занят?», нет мыслей о конкуренции. Мы только глаза прищурим, говорим: «Ладно, а вот этот вопрос как решаешь? А этот?» И помогаем друг другу. Совершенно не жалко раздавать то, что у тебя по предназначению. И именно в этот момент появляется нелимитированный ресурс того, что ты можешь отдавать бесконечно, а что очень быстро восполняется, и чувствуешь себя еще более наполненным. Все равно приходится отдыхать, все равно мне приходится поехать на дачу, как-то восстановиться. Но по возвращении назад первая мысль, которая мне в голову приходит: «А что я еще могу сделать для того, чтобы у людей горели глаза?» И меня не остановить на этом пути. Именно это мы называем предназначением, и именно это в кармическом менеджменте встает за основу — качество отдавать: «Как прекрасно, что удалось сегодня еще кому-то отдать то, что я люблю делать».

[18:23] Никита Маклахов: Хорошо, а как при этом тогда избавиться — по крайней мере, я думаю, это понадобится на первых шагах — от некого страха дефицита, страха недостаточности, что если я своему прямому конкуренту или коллеге по сфере расскажу все свои свои секреты, раздам все свои материалы, то он меня или обойдет, или обставит, или просто станет лучше меня на голову? Как избавиться от этого страха?

[18:47] Павел Кочкин: А не надо избавляться, это хороший сигнал. Если он есть, значит ты не в предназначении. Если вдруг ты в какой-то момент обнаруживаешь, что тебе жалко отдать свои внутренние секреты по твоей дисциплине, в которой ты мастер, значит ты не своим делом занят. Критерий другой: если кто-то из твоих партнеров, коллег и друзей спрашивает, и ты, наоборот, хочешь ему помочь и поддержать — вот этот знак будем воспринимать как дело жизни.

[19:11] Никита Маклахов: Дорогие слушатели! Если вам нравится наш подкаст и вы получаете от него реальную пользу, приглашаю вас присоединиться к закрытому клубу патронов. Патроны поддерживают проект материально и получают за это не только мою искреннюю благодарность, но и различные бонусы. Например, полезные материалы от наших гостей, возможность выиграть книгу или гаджет или даже получить секретную посылку из Таиланда от меня лично. Подкаст всегда будет бесплатным, несмотря на то, что работа над ним требует вложений немалого количества времени и денег. Кроме того, я постоянно думаю о том, как улучшить подкаст с точки зрения содержания и качества. Планирую нанять отдельного редактора и звукорежиссёра, заказывать больше дополнительных материалов и купить профессиональное оборудование для записи. С вашей помощью, дорогие друзья, я смогу развивать подкаст быстрее и лучше. Хочу поблагодарить тех, кто уже поддерживает наш проект. Это Виталий Калинка, Павел Гордеев, Татьяна Архипова, Амир Абдулаев, Вячеслав и еще одна девушка, которая предпочла остаться анонимной. Если вы тоже готовы присоединиться к клубу патронов, загляните на страницу patreon.com/willbedone Эту же ссылку можно найти в описании каждого выпуска в нашем блоге. Спасибо вам большое за поддержку!

[20:38] Павел Кочкин: В какой-то момент я для себя примерил одно из направлений, которым хотел бы заниматься. Первая гипотеза была, что я, наверное, смогу отдать свои эзотерические навыки. Я к тому моменту очень много времени провел в разных ашрамах в Индии, в Тибете, в Перу, в Австралии и так далее, очень много. Много учился, у меня были хорошие результаты, и я думал: «Наверное, этим стоит поделиться». И вот дальше — прям как ты говоришь: страх о недостаточности, то есть «если сейчас кому-то об этом расскажу, потеряю, у меня есть такой навык, сейчас я расскажу, меня скопируют, повторят, лучшие мои секреты будут использовать, и все, и я проиграю». Пока эта мысль в голове была, я продолжал работать в этом направлении. Ко мне приехал «Первый канал», телевизионщики сели напротив, взяли интервью о том, можно ли через осознанные сны, через выход из тела, через астральные путешествия найти себе свою вторую половину. Мы там сделали подсъемки, как можно во сне увидеть свою вторую половину. Более того, моя бабушка таким образом встретила моего деда, это очень все весело. Я думал, что вот этим я буду делиться с людьми. И я у телевизионщиков спросил: «А кто еще представлен?» Мне сказали: «Еще есть Михаил Радуга». И я попросил: «Дайте мне, пожалуйста, его телефон». Я загуглил, посмотрел, кто такой Михаил Радуга. Там были очень смешные ролики, где было совершенно понятно, что в некоторых все честно, а в некоторых они явно что-то подкрутили. Там был видеоролик, где он на «НТВ» огонь на расстоянии зажигал, но я, как продвинутый эзотерик, точно знаю, что огонь на расстоянии не зажигают. И я решил над ним пошутить. Я ему звоню, говорю: «Здравствуйте, я ваш фанат, вы умеете огонь зажигать на расстоянии!» Он мне говорит: «Ладно, ладно, ты чего звонишь?» Дальше мы познакомились, подружились. Через некоторое время мы с ним вместе идем по парку, и я его пугаю тем, о чем ты сейчас сказал — «недостаточность, заберут лучшие твои секреты». Иду и пугаю его: «Знаешь, я решил заняться осознанными снами, но только у меня опыт совсем другой, я бизнесмен-предприниматель. У меня за плечами Гарвардская бизнес-школа и добрый десяток предпринимательских практик. Если я зайду в этот рынок, тебе будет, мягко говоря, очень тяжело, и в поисковых системах первые ссылочки будут на меня, а потом как-нибудь ты». Я иду, рассказываю ему о том, как я подвину его по рынку, смотрю на его реакцию. Он внимательно меня слушает и в конце выдает такую фразу, ключевую для меня, она навсегда осталась в моей памяти: «Паша, как тебе помочь?» Это было первое касание в мою сторону, не связанное с теми опасениями, которые ты сейчас озвучил. То есть Миша впервые показал мне состояние, в котором не было этого страха, что сейчас у меня что-то там исчезнет и станет меньше. Он прям спросил искренне: «Как тебе помочь?» Я, естественно, в это не поверил, посчитал, что он надо мной стебется или как-то меня теперь проверяет на прочность. Я спросил: «В смысле помочь?» Дальше он перечислил… сказал: «Я сейчас книгу пишу, но она еще вышла. Со всеми методиками, техниками, которые лучше всего работают, прям учебник по осознанным сновидениям. Я тебе его пришлю, только ты его никому не передавай, потому что он еще не издан, и по условиям работы с издательством я не могу его распространять. А еще я делаю замеры, какие из техник лучше всего работают, у меня есть статьи, я тебе их тоже пришлю». И он мне прислал все это не e-mail. Меня очень удивила такая формулировка, я подумал: «Бог ты мой! Что вообще с человеком не так? Я его пугаю, угрожаю, что если я зайду на этот рынок, то буду его злейшим конкурентом, более того я реально в теме, я очень силен, а он, вместо того, чтобы испугаться, говорит: „Я тебе сейчас помогу“». У меня это тогда совершенно не уложилось в голове. Но я продолжил работу в этом направлении, я изучал эту гипотезу, думая, что я все-таки продвинутый эзотерик и как-то продам свою эзотерику по рынку. Наташа Маркович (у нее был тогда тренинговый центр «Воздух») мне говорит: «Паша, да ты носитель такой науки! Давай тренинг в Москве проведем!» Я говорю: «Наташ, давай!» И про себя думаю: «Ну все, дело пошло, сейчас тренинг сделаем, потом книжку напишем, я буду экспертом в этой области, и вообще все будет очень интересно». Наташа собрала группу, я опубликовал в своих социальных сетях сообщение: «Наконец-таки, вы же все просили! Вот, приходите на тренинг по осознанным сновидениям!». И с моей стороны еще 2 человека сказали: «Да, конечно, очень хотели и ждали, придем». И я понимаю, что у меня группа в 5 человек, и что-то мне как-то от этого очень грустно. Я пишу на эту тему сообщение Мише Радуге: «Мишка, наша с тобой тема что-то не очень-то и популярна, что-то не очень-то продается». Наша с тобой… А он в этот момент в Лос-Анджелесе на английский переводит все свои материалы, делает какие-то эксперименты. Пишет мне в ответ сообщение: «Что ж ты сразу не сказал! Когда у тебя тренинг?» Я ему отвечаю: «Завтра». Он говорит: «Скорей иди домой, проверяй почту». Представьте себе в вашем бизнесе какого-нибудь реально мощного, сильного, очень профессионального злого конкурента, которому палец в рот не клади, откусывает по локоть сразу. И вот вам звонит этот злой конкурент и говорит: «Слушай, что-то у меня плохие продажи моих колготок/песен/или что вы продаете». Вот что хочется ему сказать на это? И что сделал Миша? Я прихожу домой, а он отправил мне свою клиентскую базу с выборкой по критерию «город Москва». Причем у него не было CRM, из которой он бы просто это выкачал, он руками собирал. Он их собирал, собирал, собирал и несколькими письмами мне прислал, и там были телефоны этих людей. Я когда это увидел, подумал: «Я вообще не пойму, что происходит в этом мире. Что должно быть с человеком, что он своему конкуренту, который занимается в точности, вот прям точь-в-точь тем же самым, ровно на том же самом рынке в Москве делает абсолютно аналогичный продукт, присылает свою базу своих клиентов и пишет сообщение: „Отправь им эсэмэски, скажи, что у тебя завтра тренинг, кто-нибудь да придет“?». Я так и делаю, и еще 5 человек приходит от Миши. И я потом спрашиваю: «А как вы решились по одной эсэмэске сразу прийти?» И они говорят: «Ну, мы же продвинутые эзотерики, мы на знаки обращаем внимание». С этого момента я задал себе большой вопрос: «Что должно быть со мной, чтобы я вел себя так же? Как вообще выглядит мое состояние, при котором у меня нет страха отдать?» Более того, Миша, видимо, не страх испытывал, он какое-то другое ощущение испытывал, когда я говорил, что буду заниматься тем же самым. Так вот, это очень важный критерий, который я подметил: если мне все еще страшно, что у меня заберут то, что я делаю, значит надо продолжать искать, надо задавать себе вопросы. Что действительно мое? За что я готов приплачивать? Чем я буду заниматься в отпуске? Чем я готов заниматься даже тогда, когда у меня есть свободное время? Что меня наполняет, восстанавливает, чему я готов жизнь посвятить? На выходе должна получиться такая наука, что… Когда мы брали у Миши интервью, я к нему пришел и спросил: «Миш, ну вот скажи, пожалуйста, выход из тела — это действительно твое дело жизни?» Он сказал: «Да, прям полностью». Глаза сразу начинают гореть, как только он начинает на эту тему говорить. «Вот если я смогу сделать больше таких людей, я свою миссию по жизни выполнил. Поэтому ты для меня очень интересный человек, который помогает мне в этом». Я — его помощник! Я его спросил: «Миш, у меня к тебе вопрос. Вот мы тебе сейчас даем — сколько тебе денег надо? — 100 миллионов долларов, и ты прекращаешь заниматься осознанными снами. У тебя два варианта: либо ты продолжаешь заниматься фазой и мы у тебя отбираем все, что у тебя есть, и ты идешь бомжевать со своим рюкзаком под мост, или у тебя 100 миллионов долларов. Что выбираешь?» Он посмотрел на меня с улыбкой и сказал: «Давай рюкзак, пойду под мост». Когда Мишка ни секунды не колеблясь, совершенно спокойно сказал: «Деньги деньгами, но я занят совсем другим, я занят тем, чтобы люди осознавали себя во сне», в этом случае как с ним конкурировать? Когда он мне только помогает в моем направлении. Теперь, когда мне звонит, например, какой-нибудь телеканал и спрашивает: «Знаете ли вы еще эксперта по осознанным снам?», я всегда рекомендую его. Я тебе сейчас в подкасте про него рассказываю, нас с тобой услышат десятки тысяч человек, они будут знать теперь про Мишу Радугу. Вот это его поведение… Обрати внимание, ожидал ли он, что я буду рассказывать сейчас эту историю в твоем подкасте и ее прослушают еще десятки тысяч человек? Делал ли он все это ради этого? Когда человек находит свое предназначение, когда он находит свою миссию, какую-то свою прям святую задачу, над которой он готов круглосуточно работать, естественным путем получается распространение той дисциплины, которой он посвящает жизнь. Вот как с ним конкурировать? Ему теперь можно только помогать. То же самое со мной происходит в «Предназначении». Например, огромное количество людей делают копии нашего сайта, наших лендингов. У нас есть прям специальная страничка, где мы публикуем, как нас скопировали, даем на них ссылку и говорим: «Вон еще есть люди, которые тоже предназначением занимаются». И никаких проблем с этим нет. Все же прекрасно видят, кто на своем месте, а кто занят этим поверхностно или деньги зарабатывает. Предназначение — очень сильная штука, которая позволяет тебе быть вне конкуренции, бесконечно отдавать и делать так, что про тебя расходится информация, которая позже очень косвенно с разных сторон догоняет и возвращается назад. Так вот кармический менеджмент выглядит в сочетании с предназначением.

[29:09] Никита Маклахов: Прекрасная история. Но скажи, где тут пролегает граница? Ты ведь не все материалы, не все тренинги раздаешь бесплатно, правильно? Ты также на этом зарабатываешь деньги. Как тогда определять, что делать из любви к людям бесплатно, а за что именно брать деньги?

[29:25] Павел Кочкин: А это не противоречащие штуки. Представь, что я себе, например, начал приносить вкусную еду. Но у меня количество этой еды — оно какое-то. Я его отдаю щедро, у меня много; я себя накормил, соседа и так далее. И вдруг это увидели твои соседи по лестничной клетке и говорят: «И меня, пожалуйста, накорми». Теперь вместо одного Никиты, которого я могу накормить, десять человек, которые стоят и говорят: «Слушай, и меня покорми, пожалуйста». Кого кормить?

[29:51] Никита Маклахов: Всех, на кого хватит хлеба.

[29:53] Павел Кочкин: Ну вот не хватит, понимаешь, накормить всех. Кому уделить время, внимание, кого кормить в результате? А теперь весь дом стоит, весь дом говорит: «Вау, какая вкуснейшая еда!» Ты еще рассказал всем в своем доме, весь дом стоит. Кого кормить теперь?

[30:06] Никита Маклахов: Логика ясна. Тех, кто помогает тебе делать больше.

[30:10] Павел Кочкин: Абсолютно верно! Абсолютно верно! Логика ясна: тех, кто помогает мне сделать больше. Например, кто-нибудь скажет: «Слушай, а я тебе могу зелени привезти! И у тебя в твоей еде будет еще еда». И я скажу: «Да, да, да! Конечно да!» А остальные в этот момент скажут: «О-о, а мне?» Я говорю: «Слушайте, я бы рад и вас тоже покормить, но…» У меня есть 24 часа в сутках. Я, например, могу проводить личные консультации, но у меня сейчас личная консультация стоит 15 тысяч рублей в час, минимум 2 часа. И желающих хватает больше, чем на месяц вперед. Я бы рад и разобрать каждому ситуацию, я с удовольствием отдам. Но в этот момент вдруг появляются люди, которые, например, говорят: «Слушай, а я готов тебя пригласить с нами в Турцию, у нас семейный выезд. Паша, бери с собой всю семью, приезжай и помоги нам, у нас здесь семейное совещание». В это время я, например, не могу провести тренинг, не могу заниматься книгой, у меня не хватит времени на то, чтобы заниматься семьей или кем-то еще. То есть я как-то распределяю свое время. И конечно же, в мой адрес огромное количество людей хотят что-то направить для того, чтобы я им отдал свое внимание, энергию и силы. Слава богу, теперь есть возможность выбирать. Теперь уже, когда много роздано и весь дом хочет мою еду, я, конечно же, ее отдаю тем, кто мне поможет лучше это делать и тем, кто меня содержит. Как в организме: если я полезная клетка, меня выгодно содержать. То есть мне отправляют лучшие ресурсы, дают всякие разные инструменты, доступ к базам данных, выступить на сцене и так далее. Почему? Ну, потому что если мне предоставить возможность выступить на сцене, то зал будет стоя хлопать в ладоши, это будет очень круто. Но у меня очень много предложений о выступлениях на конференциях. И мне говорят: «Слушай, а как насчет гонорара? А как насчет того, что мы там продадим твой тренинг?» Я говорю: «Я только за!» Вот так выглядят продажи.

[31:56] Никита Маклахов: Прежде чем двигаться дальше, давайте вспомним, что мы с Павлом уже успели обсудить. Мы говорили о предназначении, и эта тема очень сильно переплетается с концепцией кармического менеджмента. В основе концепции лежит мысль о том, что каждый получает от мира ровно столько, сколько отдаёт. Так вот, если человек находит своё предназначение, то он готов отдавать бесконечно и бескорыстно. На этом пути в принципе не может быть ни конкуренции, ни зависти, ни жадности. Страха всё отдать и остаться ни с чем тоже нет, а вместо этого есть удовольствие от отдавания. Если вы занимаетесь своим делом и щедро делитесь с людьми ценностью, то они не останутся в долгу, а конкуренты превратятся в партнёров и помощников. Чтобы найти своё предназначение, нужно спросить себя: «Что меня наполняет? Чему я готов посвятить всю свою жизнь?» Чтобы напоминать себе о своей миссии и следить за тем, совпадают ли с ней ежедневные дела, Павел использует специальную доску ценностей. На ней он записывает актуальные проекты и занятия, которые вызывают внутреннюю улыбку, а также ведёт учёт привычек.

[33:08] Никита Маклахов: Отлично, с этим разобрались, теперь хочется с тобой обсудить такой социально-философский вопрос. Ты чуть раньше сказал, что у тебя закрыты все базовые потребности, тебе не нужно думать ни о еде, ни о крыше над головой, именно с этим и связан вопрос. Скажи, как ты смотришь на идею безусловного базового дохода? Я помню, что, по-моему, в Швейцарии обсуждали эту концепцию: выдать всем людям, независимо от того, работают они или не работают, просто за то, что они граждане страны, например, по 2000 евро, и чтобы они занимались чем хотят. Как ты со своей позиции тренера по поиску предназначения смотришь на это? Поможет ли это людям приблизиться к своему предназначению, начать думать о том, что же им действительно хочется делать, чем они хотят заниматься, или, наоборот, это повергнет их в пучину разврата, занятий совершенно не тем и какого-то избегания самого себя?

[34:03] Павел Кочкин: Очень интересный ты предлагаешь вопрос, очень интересный эксперимент. Если его оставить в чистом виде, это полностью уничтожит общество. Это было проверено: есть попытка создать «рай», где закрыты базовые потребности. Этот интересный эксперимент поставил на мышах один из ученых, он создал мышиный «рай». И вот этот «рай» предполагал, что у мышей есть жилье; ученый создал такой куб, куда выдавал им всю необходимую еду, гнезда, где они могли плодиться. Он создал им прям рай: воды достаточно, температура идеальная, все очень красиво. Что происходило? Сначала он туда запускал несколько пар мышей, они начинали плодиться в геометрической прогрессии. То есть действительно на первом этапе мы получаем очень счастливое общество, которое плодится, размножается, все есть, все хорошо. Что происходило дальше? Вторая стадия после того, как они геометрически вот так развивались, порождала очень интересное отклонение в социуме. Появлялись «красавчики», которые заползали в сторону, вылизывали хвосты, занимались только с собой и не сношались с окружающими. Появлялись изгои, которых все кусали, все время били почему-то. Появлялись однополые гомосексуальные связи, и они тоже не плодились. И угол развития социума по количеству особей медленно превращался из геометрической прогрессии в так называемую горизонтальную планку, то есть они переставали плодиться. Через некоторое время общество очень быстро вымирало. То есть в какой-то момент, когда вид сталкивается с ситуацией, когда у него нет задачи для решения, такой вид в природе становится не нужен, и он очень быстро вымирает. Как ты думаешь, почему ученый назвал этот эксперимент «Вселенная 25»? Как думаешь, почему 25?

[35:40] Никита Маклахов: Хороший вопрос. Может, это как-то связано с возрастом, что после 25 лет какие-то изменения у людей происходят?

[35:46] Павел Кочкин: Хорошая гипотеза, но не попал. Потому что он 25 раз пытался сделать этот швейцарский эксперимент и, к сожалению, после 25 попыток обнаружил, что что бы он ни делал в этом кубе, как бы он ни пытался закрыть базовые потребности, все равно особи перестают быть счастливыми и просто вымирают как вид. Делаем очень интересный вывод, что челлендж, вот эта вот задача, с которой человек работает, заложена в генах. То есть вид только тогда жизнеспособен, когда ему есть, ради чего сражаться. Если у человека нет еды, он будет сражаться за еду; если у него нет правильных эмоций и присутствует дискомфорт, он будет сражаться за эмоции. Это первые базовые потребности: хлеба и зрелищ. Миссию раскладываем на 7 позиций, ради чего вообще люди живут, то есть когда они ищут ответ на вопрос «А зачем? Ради чего?», есть всего 7 вариантов ответов. Первый, естественно, про базовые потребности, самые фундаментальные — это просто чтобы выжить и продолжить рост. Потом ради эмоций; и если у тебя есть эмоции, вкусная еда, есть хлеб и зрелища, то люди работают над статусом, над признанием, чтобы в обществе о себе как-то заявить. Так вот оказалось, что очень узкое место наступает, когда базовые потребности закрыты. Есть такой ученый — Франкл, который прошел Освенцим и выжил там. После того, как он выжил в этом концлагере (а там он жил, теша себя мыслью о том, что он вернется к своей семье, но когда вернулся, семьи уже не было в живых), он работал в клинике, где восстанавливали людей после попытки суицида, самоубийства. Так вот, попытка самоубийства — это те самые мыши, которые уничтожают себя на вот этой планке в эксперименте «Вселенная 25». То есть вид просто вымирает, не плодится за ненадобностью, потому что нет задачи перед видом. Франкл приводил очень интересный пример. Он говорил: «Иногда приходила какая-нибудь тетя забрать своего племянника из этой больницы и говорила: „Вы знаете, я готова его забрать. Расскажите, пожалуйста, выздоровел он или нет“ . Представляете, какая ответственность падала на мои плечи? И в этот момент я должен принять решение: отпускать его домой или нет. Как вы думаете, какие два варианта развития событий возможны после того, как я отпущу его домой?» Вот Никит, как ты считаешь, какие 2 варианта развития событий?

[37:50] Никита Маклахов: Будет пытаться еще покончить с собой или не будет.

[37:53] Павел Кочкин: Абсолютно верно, да. Франкл говорил: «Моя задача — в течение часа принять решение, отпускать его или нет, он убьет себя там или нет. Вот я должен был принять решение. Я задавал всего 3 вопроса. Первый вопрос, который я задавал: „Понимаете ли вы, как вы попали сюда?“ И человек говорил: „Да, я понимаю, я хотел покончить с собой“. Второй вопрос: „Хотите ли вы вернуться назад к обычной жизни? Вылечились ли вы? Считаете ли вы, что вы решили ту проблему, с которой вы сюда попали?“ На этот вопрос всегда все клиенты отвечали: „Да, конечно, я полностью здоров, вы можете быть абсолютно спокойны, отпускайте меня, хочу вернуться назад к обычной жизни“. Третий вопрос был такой: „А почему бы вам по возвращении назад все-таки не покончить с собой? Ради чего вы собираетесь вернуться назад?“ Пациенты делились на 2 категории. Некоторые из них опускали глаза в пол и говорили: „Вы можете быть абсолютно спокойны, я здоров, хочу вернуться к нормальной жизни и не собираюсь кончать с собой“». Как ты думаешь, Никит, таких людей он отпускал или возвращал назад к лечению?

[38:50] Никита Маклахов: Возвращал назад.

[38:51] Павел Кочкин: Абсолютно верно. Дальше он говорил: «Вторая категория была совершенно другая, человек смотрел на меня с горящими глазами и говорил: „О боже мой! Я увидел свою семью и насколько я для них важен! Я думал, что они про меня забыли, но когда я попал сюда, ко мне приехала вся моя семья со слезами на глазах. Я должен вернуться к своей семье ради своей семьи! Я для них, оказывается, очень важный член семьи, без меня они просто погибнут“. Или кто-то говорил: „Я понял, что я чуть было не совершил самый страшный грех в своей религии. Я должен вернуться назад и служить в направлении своей религии, нести свой крест и ни в коем случае не совершать этого страшного греха. Я только сейчас понял, что я чуть было не совершил одну из самых страшных ошибок“. И дальше объяснял, что его религия будет держать на плаву». И когда была веская, понятная и четкая причина, ради чего стоит вернуться, Франкл отправлял человека назад. Отсюда ответ на твой на твой вопрос: если просто выдать людям деньги на прожиточный минимум, то они превратятся в изгоев, красавчиков, геев или лесбиянок, будут искать себе какие-то выдуманные проблемы для решения. Общество будет разлагаться и перестанет размножаться, то есть просто вымрет, если сделать этот эксперимент в чистом виде. Второй вариант — если воспитывать королевскую кровь. Что это означает? В строгости, в совершенно жестких дисциплинированных условиях, выращивая силу воли, прокачивая внутреннюю культуру, систему ценностей, в которых идеалы выше, чем потребности в базовых дисциплинах (то есть помимо еды, продолжения рода и самосохранения), где у человека глубоко искренне внутренне ищется его мотивация за рамками базовых потребностей, тогда мы получим королевскую кровь. Собственно говоря, так и происходит, касательно людей из благополучных семей мы можем с тобой наблюдать два варианта развития. Либо это наркоманы — дети, которые не были воспитаны в культуре… Что происходит вообще у богатых родителей? Например, Арабские Эмираты: там выросло целое поколение детей, которое ни в чем не нуждаются, вот с тем самым прожиточным минимумом, причем у них он, как ты понимаешь, на очень высоком уровне. И если не была вложена культура уважения к ценностям, которые больше, чем жизнь, которые больше, чем базовые жизненные потребности, тогда у человека вообще нет никакого смысла жить. Они делают позолоченные Porsche, катаются на них, разбиваются, жизни проживают очень быстро, с наркотиками и абсолютно бесцельно. Это первый вариант развития событий. Второй вариант — это очень сложная модель воспитания, то есть как сделать так, чтобы человек при полностью закрытых базовых потребностях дальше был на службе у своего отечества. Цари, короли обладали очень мощной культурой, мощным знанием истории своей общей генетики. И если они были способны подсоединиться к этой родовой модели и продолжить свою родовую миссию, которая выходила за рамки одной жизни, тогда, например, какой-нибудь Трамп, славяне всевозможные, королевская кровь — вот те, кто вдолгую, в нескольких поколениях обладатели и носители культуры долгосрочного зарабатывания денег и передачи следующему поколению (например, у нас это семья Романовых), когда это в нескольких поколениях культура больших денег, — то человек вырастает в закрытых базовых потребностях и продолжает служить отечеству. Например, «потому что мы были самыми сильными аграриями в России и наш род всегда обеспечивал страну пшеницей». Или «мы — те, кто всегда занимался самыми передовыми технологиями, и мы для государства и для вот этой системы всегда решали большую задачу современных технологий». Вот потомственный казак — ему можно дать базовое содержание, что, собственно говоря, и давалось государем ради той миссии, выходящей за рамки его жизни, которую он брал на себя. То есть он был готов отдать жизнь за ту миссию, которую он отрабатывал, и за это государство ему закрывало базовые потребности. Вполне жизнеспособно, но, отвечая на твой вопрос: в чистом виде эксперимент убьет население; при взращивании культуры — а это очень непростая задача — мы получим людей-служителей на своих местах. Надо только не промахнуться между этими двумя сценариями.

[42:44] Никита Маклахов: Переходим к нашему традиционному конкурсу «Книга за отзыв», в рамках которого мы выбираем сразу двух победителей и дарим одному из них книгу, а другому — крутой планировщик от компании Ozu.su Напомню правила конкурса. Чтобы участвовать в розыгрыше книги, нужно написать пост о подкасте во «ВКонтакте», Facebook’е или Инстаграме. И при этом не забыть в посте указать ссылку на наш сайт willbedone.ru и хештег #willbedone или #будетсделано. А чтобы выиграть планировщик, нужно написать отзыв о подкасте в iTunes. Если ваш отзыв окажется самым свежим на момент записи нового выпуска, то приз отправится именно вам. Сегодня я разыгрываю книгу «Будь лучшей версией себя», которую написал Дэн Вальдшмидт. В ней рассказывается о том, как самый обычный человек может стать выдающимся, чем бы он ни занимался. Автор книги проанализировал более тысячи историй разных людей и выявил общие черты. Он считает, что любой из нас может открыть в своей жизни невероятные возможности. Книгу предоставили наши друзья из издательства МИФ, за что им отдельное спасибо. Этот подарок отправляется к Марии Самариной, которая опубликовала пост о подкасте на своей странице в Инстаграм. Мария, большое спасибо за поддержку, поздравляю тебя с победой в конкурсе. Теперь выясним, кто же выиграл приз от московской компании Ozu.su. Не забудьте заглянуть к ним на сайт и оценить, насколько стильными могут быть блокноты, календари и скетчбуки. Планировщик от Ozu сегодня выиграла наша слушательница, которая оставила отзыв в iTunes под ником «Благодарная Вера». Вера, спасибо тебе большое за поддержку. Пожалуйста, не забудь связаться со мной в соцсетях и сообщить свой почтовый адрес. А вас, дорогие друзья, я также призываю делиться своими впечатлениями о подкасте. Как видите, выиграть в наших розыгрышах очень и очень просто!

[44:55] Никита Маклахов: Ты упомянул такие династические семьи, у которых из поколения в поколение передавалась карьера, какое-то семейное дело. Следующий вопрос как раз касается этого. Скажи, с точки зрения предназначения, насколько правильно с детства воспитывать ребенка с мыслью о том, что он будет продолжать какое-то дело? Потому что не так давно я слышал такую мысль, что психологи не рекомендуют вообще делать такие династии, в том плане, что это, во-первых, лишает ребенка самостоятельного принятия решений, а во-вторых, мир динамичен, он все время меняется, и не факт, что то, что сегодня мы вкладываем в голову ребенку, будет актуально завтра. И что в связи с этим гораздо проще и правильнее человеку самому принимать решения, не ориентируясь на опыт предыдущих поколений. Более того, они советовали, что даже если ты вырос и понимаешь, что это может быть интересно, все равно лучше выбрать что-то другое и в чем-то другом себя развить. Как ты на это смотришь?

[45:48] Павел Кочкин: Я для этого специально ездил учиться в Гарвард на курс Families in Business From Generation to Generation. К сожалению, однозначного ответа нет, а есть кейсы, истории, как семьям удавалось передать наследие так, чтобы дети продолжали наследовать бизнес. Но в классике я поддерживаю сейчас тех психологов, о которых ты говоришь. Попытка передать ребенку родовой бизнес с большой вероятностью обречена. Это делает сейчас огромное количество современных бизнесменов в России, например. Культура передачи бизнеса по наследству была уничтожена в 1917 году, то есть у нас вообще понятия «собственность» и «частность» в 1917 году перестали существовать, там было все раскулачено. Очень долго не было вообще, чего наследовать, было очень страшно быть богатым человеком и передавать что-то детям. И буквально недавно возникли понятия «новый русский», «олигархи», и у этих людей теперь появились дети. И ты абсолютно прав, это жуткая проблема. Потому что нет культуры, о которой мы с тобой говорили в предыдущей части беседы, при которой человек изначально взращивается в стратегии служению родовому, какому-то династическому направлению, которое было выбрано когда-то. В Гарварде мы проходили очень интересные примеры. Ты собрал сегодня виноград, сделал из него вино и залил его в бочку; твои внуки будут продавать потом виски или какое-то взрослое вино, которое станет очень дорогим. А сегодня ты наживаешься от того, как твои деды и прадеды заложили в бочках напиток, идешь в погреба и продаешь ими созданное вино. Мы, например, разбирали одну из семей, которая 9 поколений занимается виски, и рассматривали пример, как в этой девятипоколенческой истории ведут себя родители. Так вот, конкретно в этой истории каждый следующий член семьи, который принимал на себя эту задачу, обязан был до упора отказывать всем своим детям, не давать возможности работать в бизнесе до тех пор, пока наследник не покажет очень яркую потребность и не начнет требовать возможности продолжить династийную линию. Это один конкретный пример. У нас был человек из этой семьи, когда за столом мы ему задали вопрос: «А вы вообще не боялись, что на вас прекратится эта история и ваш сын ничего не потребует?», он сказал: «Я очень боялся. Я очень боялся, что именно на мне прекратится вся наша девятипоколенческая династия. Далеко не в раннем возрасте, а где-то в 30 лет сын все-таки пришел и сказал: „Папа, пусти меня в бизнес, я хочу заниматься и продолжать нашу родовую историю“. И я сделал так: „Фух, слава богу, не на мне закончится эта история“». Другой кейс: когда родилось много детей и кто-то предрасположен к управлению, а кто-то нет. Например, в мексиканских семьях большое количество детей, по 7 человек. Представь себе: дедушка основал нефтяную компанию, а у этих семерых еще семеро, это означает, что 49 его прямых внуков как-то претендуют на наследие. Что они делали? Они делают специальный «входной барьер»: минимум 5 языков свободно, минимум 5 лет опыта работы на стороне в других компаниях с рекомендации из этих мест, если ты хочешь участвовать в семейном бизнесе. Слушайте, ну это очень серьезные барьеры для входа! Они говорят: «А нам не нужны нахлебники в бизнесе, они разрушат бизнес. Наследие и участие в бизнесе — это совершенно разные вещи. По праву наследия мы можем дать какое-то количество денег, но человек может не быть предрасположен к бизнесу, к управлению, к участию именно в том направлении, которое было семейным. И если ребенок действительно хочет, он должен нам это доказать». Обратные попытки — с ними столкнулось огромное количество моих друзей, когда дети были выращены в стиле Арабских Эмиратов. Им не был дан челлендж, им не была передана культура, и у них не было взращено желание двигаться с усердием, не было взращено усердие. Скорее всего, потому что папа, или мама, или те, кто сейчас хотят им передать наследование, много работали и искренне верили, что дети как-то сами хоть чего-то захотят. Но если их выращивать как мышей в этом кубе или дать им безусловный базовый доход, то они ничего не хотят; единственное, чего они хотят — посидеть с друзьями, выпить кофейку, покурить кальянчик, посмотреть кино. В этой ситуации конфликт усугубляется. Два варианта развития событий: либо все-таки дать челлендж этому человеку, устроить очень жестокое событие — выгнать его из дома и позволить ему умереть… Чаще олигархи или богатые люди, которые хотят унаследовать, очень боятся это сделать.

[50:04] Никита Маклахов: Я тебя перебью, если можно. На эту тему вспомнил хорошую комедию, называется «Миллионы Брюстера», как раз на тему передачи наследства и воспитания культуры. Там молодой человек получает от какого-то далекого дядюшки огромное состояние, но при условии, что он сможет часть этого состояния (30 миллионов) потратить за неделю с какими-то ограничениями. К концу этого срока — небольшой спойлер! — он справляется с задачей, но при этом ему настолько осточертели эти деньги, что он уже начинает думать какими-то другими категориями. И это вот как раз был своеобразный порог входа в общество богатых людей.

[50:38] Павел Кочкин: Абсолютно верно! Возможность вообще чего-то хотеть в детей вкладывают родители. Гораздо лучше это желание проявлено у тех детей, у кого был челлендж, которые из бедной семьи, из маленького города, они привыкли добиваться, у них есть задача двигаться вперед. Богатые родители часто допускают ошибку, не уделяя время и внимание культуре воспитания детей. Знаешь, заставить человека чего-то хотеть очень сложно, надо дать ему возможность набить свои шишки. И тут мы приходим к тому ответу психолога, с которого ты начал: не мешайте детям двигаться в том направлении, в котором они хотят двигаться. Вот эта фраза «Да они не хотят ничего» — это и есть тот самый базовый минимум, который им дали родители, уничтожив их настоящие желания, потому что были невнимательны, не давали возможности набить себе шишки, не давали челлендж, не дали спорт, не было возможности уделить внимание настолько, чтобы человек к чему-то приложил усилия, платили за все игрушки, и это превратилось в такой дауншифтинг. То есть у этих детей маршрут — это дауншифтинг, приобретение собственного челленджа, собственных проблем, либо смерть, либо решение этих проблем, которые они сами себе заслужат. Есть 2 варианта: либо родится личность, либо она умрет.

[51:48] Никита Маклахов: При этом мне кажется, что эта проблема присутствует не только в семьях, где есть какой-то бизнес, который передается от поколения к поколению, но и там, где есть просто какое-то ремесло. Я даже на своей шкуре это прочувствовал. У меня предыдущее поколение мужчин — все сплошь военные: дедушки с двух сторон, папа, дяди, то есть куда ни посмотри, везде военные. И мне потребовалось года, наверное, 3 или 4, чтобы просто объяснить отцу, что я не хочу продолжать вот эту династию, что военная стезя мне вообще не близка.

[52:18] Павел Кочкин: На «Предназначении» мы в воскресенье делаем семейные расстановки, где все разворачиваются лицом к отцу, к дедам, к матери, к бабушкам и благодарят за то, что они передали в генах вот эти военные навыки, дисциплину и так далее, просят прощения за то, что они не пойдут по этому пути, просят разрешения идти своим путем. И этом прям огромная часть работы — договориться с родней, искренне, глубоко внутри, короче, с самим собой; позволить себе двигаться в каком-то направлении, которое именно тебе свойственно. Конечно же, родители имеют свое мнение, как сделать тебе хорошо: догнать и причинить добро. В Гарварде что мы делали? Нас делили на 2 команды: младшее поколение и старшее поколение, и мы делали презентацию. В презентации было два вопроса: «Что мы хотим от старшего поколения?» и «Что мы готовы им дать?» Те же самые два вопроса были у старшего поколения. И дальше мы искали пересечения: есть ли у нас вообще пересечения в коммуникации между двумя поколениями? Вот этот конфликт между поколениями — это такая классика, там так много подводных камней! Если мы встаем на точку зрения детей, очень хочется объяснить родителям: «Позвольте мне жить своей жизнью!» Если мы встаем на точку зрения родителей, родители всегда говорят: «Слушай, я лучше тебя знаю, как тебе жить». Нужно позволить детям набить свои шишки, дать возможность, страх, с которым не справляются родители, конечно. Потому что ведь хочется хорошо сделать детям. А что значит «хорошо»? Обеспечить им базовый прожиточный минимум, с точки зрения Швейцарии. Обеспечил им базовый прожиточный минимум — лишил их возможности потренировать упорство в достижении в жизни. Собственно, все. С точки зрения ребенка, надо с уважением отнестись к родителям, потому что они хотят сделать тебе хорошо. Надо принимать их такими, какие они есть, но и держать свои границы, чтобы позволить себе реализоваться в том, что действительно твое (еще надо понять, что это). Самое неприятное, что когда ты поймешь, что действительно твое, когда ты выберешь себе направление, то, оказывается, там нет кисельных берегов и малиновых рек. Те, кто выбирают себе свой маршрут, вдруг начинают сравнивать: «Слушайте, а может быть, родительская поддержка и правда имеет вес?» Ты абсолютно прав, от родителя отсоединиться и начать двигаться в своем направлении — это большая задача для личности.

[54:16] Никита Маклахов: По поводу трудностей на пути предназначения — как раз хотел задать один уже из последних вопросов. Скажи, может ли, на твой взгляд, быть такое, что человек нашел свое настоящее предназначение, но при этом у него на протяжении долгого, очень долгого времени ничего особо не получается? У меня есть очень яркий пример. Есть такой человек, которого, я уверен, все знают — это Ван Гог, и есть также прекрасная книга «Жажда жизни», которую написал Ирвинг Стоун (роман по биографии Ван Гога, всем советую прочитать). Суть в том, что на протяжении всей жизни Ван Гог был, мягко говоря, нищим человеком, его картины не продавались, у него все время были какие-то проблемы. Но мне кажется, мало кто станет утверждать, что быть художником не является его предназначением. Он явно был художником, и время это доказало. Так вот, какая здесь, с точки зрения предназначения, логика? Каким образом человек, который себя нашел, оставался в нищете и безвестности на протяжении всей жизни?

[55:10] Павел Кочкин: У нас в предназначении есть 4 стадии того, как человек себя реализует. Стадия, про которую ты сейчас спрашиваешь — это как раз четвертая, в психологии она описана как «переход через Рубикон». Прям есть такая отдельная дисциплина под названием «теория Рубикона», ее два очень серьезных ученых проработали. Они говорят о том, что наш мозг может находиться в 2 состояниях. Первое состояние — это принятие решения до Рубикона, когда мы думаем: «Я все-таки художник или нет? Это будет мой крест, я буду идти по этому пути, я буду этому богу, этой идее служить или не буду?» До Рубикона принятие решений происходит. То, о чем ты говоришь, этот переход через Рубикон в Библии описан метафорой Иисуса, когда к нему подходит Петр. В предыдущей главе или странице Иисус говорит Петру: «Твоими устами сейчас говорит Бог». Но в Евангелии что происходит? Иисус идет на Голгофу, где будет распят. К нему подходит Петр и говорит: «Послушай, ты же знаешь, что ты будешь распят. Не ходи, тебя там убьют». Иисус ему говорит встречно: «Отойди, Сатана». Как думаешь, почему?

[56:07] Никита Маклахов: Поскольку у нас тема выпуска про предназначение, очевидно, что апостол пытается помешать Иисусу в реализации его пути, его предназначения.

[56:15] Павел Кочкин: Молодец! Это не то чтобы очевидная вещь. Вообще Библия — это, конечно, кладезь. Или Коран. Там однозначно есть ответы на наши с тобой вопросы. Так вот, сейчас ему Сатана в лице апостола пытается помешать реализовать свое предназначение. То есть ответ на твой вопрос такой: если ты действительно — я подчеркиваю: действительно — нашел свое предназначение и решение принято, то для тебя честь умереть на на этом пути. Понимаешь вообще, что такое Рубикон?

[56:40] Никита Маклахов: Да, это река, которую Цезарь перешел. Переход через реку означал, что он, по сути, идет войной на свой же город.

[56:48] Павел Кочкин: Абсолютно верно! Очень приятно общаться с умными людьми. Когда Цезарь стоит перед этой рекой и принимает решение, у него два варианта: либо он переходит с войском, и тогда это мятеж, либо он переходит без войска, не нарушает законы Римской империи, но его там убьют в результате заговора, он стал слишком популярным военачальником. Собственно, пока он стоит до Рубикона, можно как-то подумать, и всего существует три точки в этой истории с Рубиконом. Первое: пока он стоит, мы вроде бы склонны называть это стадией «непринятое решение». На самом деле решение принято, решение выглядит так: «стою у Рубикона без принятого решения, что будет после Рубикона». Это очень дорого: содержать армию, которая не воюет, не идет сейчас никуда, у которой нет цели. Она развалится очень быстро. То же самое происходит с людьми, которые работают на нелюбимой работе, они говорят: «Да я не знаю, чем мне заняться, я не нашел себе дело по душе. Занимаюсь вот этой вот херней, пока не принял решение, пока я не занят работой. Я пока не определился». Да все ты определился. Ты определился с квартирой — надо просто посмотреть, где ты живешь; ты определился с партнером, с которым ты живешь — просто посмотри вообще по факту, с кем ты живешь, и все. Огромное количество людей просто не признается себе в том, что они выбирают сейчас жить и работать на этой работе, в этой квартире, в этом городе, с этим человеком и так далее. Так вот, что значит «теория Рубикона»? На стадии, пока мы находимся в выборе, ты можешь хорошо подумать: «А давай найдем тебе дело жизни. Давай посмотрим, к чему ты вообще предрасположен. Давай примем решение, где ты будешь получать свои тумаки, где ты будешь в конце концов распят; что есть твой крест, куда ты идешь и как выглядит вообще твой путь, на котором ты умрешь». И дальше — у нас это называется «режим самурая», — после того, как ты принял решение идти в какой-то конкретный бой, мысли на тему «там опасно, там проблемы, там у тебя что-нибудь не купят, там у тебя не будет результатов» после этого тебя волновать вообще не должны. Это как боец, который выходит на ринг и думает: «Блин, опасно, мне тут сейчас могут набить морду!» Это не эффективный боец, это не предназначение, это некачественная отработка своего призвания. Когда учитель по каллиграфии рисует свои иероглифы, он не слышит своих учеников, это тотальность в процессе. Для танцора не существует ничего другого, кроме танца, танец от танцора неотделим. И в этот момент, когда ты полностью отдаешься своему делу, как Ван Гог, тебе уже неважно, будет какой-то результат или не будет. К сожалению, огромное количество людей саботируют таким способом. Они говорят: «Мне не важен результат, я ради искусства, я ради любимого дела!..» На самом деле они и не на своем месте — и деньги не зарабатывают, и результат не получают. То есть чаще всего, к сожалению, Ван Гог и ситуация, когда ты действительно тотально посвящаешь себя своему любимому делу фанатично, имея полное право игнорировать палки в колеса — это исключение. Чаще всего люди путают, они просто такую отмазку себе дают: «Я в призвании, я не востребован миром, но меня кто-нибудь когда-нибудь узнает, они потом поймут, какой я недооцененный художник». Да в 99,9% никто никогда не оценит, потому что ты на самом деле был не великим художником, ты не был Иисусом, ты просто сливался и не хотел работать на результат. Ты просто не хотел слышать рынок, не хотел слышать людей вокруг себя, не умел разговаривать на том языке, на котором тебя вообще услышат, не готов был учиться в нужном направлении. Чаще всего это просто отмазка. Но оставляем эти легендарные истории, переходы Цезаря через Рубикон, Иисуса, который идет умирать на Голгофу, и Ван Гога, который тотально соединен со своим призванием, со своим предназначением, когда действительно это был переход через Рубикон. Вот такой ответ.

[1:00:07] Никита Маклахов: Отвечая уже со своей стороны на свой же вопрос — похоже, что даже на пути предназначения золотых гор тебе никто не обещает и не гарантирует.

[1:00:15] Павел Кочкин: Наоборот: тебя там убьют и для тебя честь умереть. Как например, актер, который умирает на сцене. А где еще? А что еще ему делать? Это и есть его путь, это и есть его маршрут, он до конца своих дней работает на этой сцене, потому что это и есть его жизнь. Или самурай, например. Если самурай допускает в голове хотя бы мысль о том, что он боится умереть на выбранном пути, то он должен сделать себе харакири. И когда ты выбрал, кому служить или чему служить, цель — умереть на этом пути с честью.

[1:00:41] Никита Маклахов: Впереди заключительная рубрика «Пять в одном», но сначала давайте подведём итоги второй части нашего разговора с Павлом. Мы затронули две интересные темы: наследство и безусловный базовый доход. Павел считает, что попытка передать детям семейный бизнес в большинстве случаев обречена на провал. Ребёнок должен сам выбрать, к чему у него есть предрасположенность, и идти своей дорогой. Если же родители всё-таки хотят оставить такое наследство, надо укреплять в детях мысль о служении. Причём желание служить своему роду должно быть сильнее, чем жажда денег и лёгкой жизни. Для этого Павел предложил два варианта: первый — не позволять ребёнку заниматься семейным делом, пока тот не докажет свои амбиции. А второй — установить «входной барьер», то есть некие условия, которые наследник должен выполнить, чтобы вступить в долю. Таким образом отсеиваются бездельники и те, кто ничего не хочет. А не хотят они чаще всего потому, что в богатых семьях дети с раннего возраста живут припеваючи. У них есть практически всё, но нет главного — челленджа, трудностей, преодоление которых и даёт опыт. Такие дети не привыкли прилагать усилия и ни к чему не стремятся. В продолжение этой темы Павел рассказал об эксперименте Джона Кэлхуна «Вселенная 25». В рамках эксперимента Джон построил для мышей куб с идеальными условиями для жизни, но через некоторое время все мыши погибли. Этот эксперимент призван доказать, что если у живого существа, будь то мышь или человек, нет никакой миссии или задачи, то с точки зрения природы существо становится просто бесполезным. По этой причине идея раздать всем людям по мешку с деньгами утопична и вряд ли приведет к чему-то хорошему.

[1:02:33] Никита Маклахов: Хорошо, Павел, давай тогда на этой футуристичной ноте переходить к нашей традиционной рубрике «Пять в одном». Как понятно из названия, я задаю пять небольших вопросов. Первый вопрос касается книги: порекомендуй, пожалуйста, книгу, которая на тебя оказала в свое время сильное впечатление и сильно на тебя повлияла.

[1:02:50] Павел Кочкин: Я однажды проштудировал книжку под названием «Оптимизация персональной деятельности» («ОПД»). Сейчас аналогом этой книжки является «GTD» («Getting Things Done») Дэвида Аллена. Там были простые инструкции, как сделать так, чтобы не было каши в голове относительно приоритетов тех задач, над которыми ты работаешь. Я сделал все практики, которые там есть, у меня идеальный чистый рабочий стол, прям реально идеально чистый, и на рабочем столе на компьютере у меня нет ни одной иконки. Всегда идеальная чистота в делах, порядок. Все это благодаря тому, что я когда-то просто взял и открыл технологию, как приводить дела в порядок.

[1:03:19] Никита Маклахов: В этом я тебя полностью поддерживаю. Давай перейдем ко второму пункту. Он касается сервиса, приложения, любого инструмента, который как-то тебе упрощает жизнь.

[1:03:27] Павел Кочкин: Я пользуюсь заметками. Огромное количество людей использует блокнот, всякие разные Evernote и тому подобное; я стараюсь всегда пользоваться штатными приложениями. У меня iPhone, заметки для меня — их просто 100 тысяч штук, и они синхронизируются со всеми моими настройками. Я каждый день пользуюсь заметками.

[1:03:47] Никита Маклахов: Спасибо. Третий вопрос касается привычки, которая одна миллион; если все остальные убрать, вот эту ты обязательно оставишь.

[1:03:54] Павел Кочкин: Задавать себе утром вопрос: «А что сделать сегодня, чтобы быть собой довольным?»

[1:03:59] Никита Маклахов: Ты, сам того не зная, сразу ответил на два вопроса, точнее, на два пункта. Потому что следующий пункт как раз касался вопроса, который ты рекомендуешь себе задавать. Так что привычка — это привычка задавать вопрос, а вопрос…

[1:04:10] Павел Кочкин: «Что сегодня надо сделать, как должен выглядеть сегодняшний день, чтобы, когда я буду засыпать, я был абсолютно счастливый, довольный и так далее?» У меня всего 24 часа, или 12 часов, или 10 часов, если я проснулся поздно. Я прям себе отвечаю на этот вопрос: «Вот что самое ценное, самое лучшее, что я могу сегодня сделать?» Да, туда не влезут все задачи, но если вот это, вот это и вот это сделать… И вот тут главное не переборщить, то есть поставить перед собой на день какую-то осязаемую задачу или несколько — те, которые прям действительно надо брать и делать. Лучше меньше и кайф от того, что ты сделал, чем больше, но… Представляешь, у меня появляется возможность сделать 5 задач, а я поставил 7. Я сделал 5, и у меня депрессия в конце дня. Лучше я поставлю 4, но будет хорошее состояние, лучше чуть-чуть меньше и все время в эйфории, в таком счастье: «Вот я молодец! Вот я здесь хорошо сделал!», чтобы в конце улыбнуться и лечь спать с ощущением «Ну да, можно было сделать чуть больше, но зато я сделал самое важное, что я хотел сделать за сегодня».

[1:05:03] Никита Маклахов: Тут я с тобой полностью согласен, я также объясняю этот момент на своих курсах. Заметил, что у людей есть такая ментальная ловушка: они считают, что если поставить больше задач в планировщик, они выполнят больше. Но по факту мы все равно в течение для выполняем какую-то норму, а дальше наши силы уже на исходе, и как раз вот эти 2 лишние задачи, которые нас вводят в состояние депрессии, каждый раз остаются. Поэтому лучше ставить чуть меньше, но гарантированно все выполнять.

[1:05:27] Павел Кочкин: Не чуть-чуть. Я посмотрел описание того, что такое вообще сердечный ритм. Сердечный ритм — это в обязательном порядке напряжение, а потом расслабление. И должен быть не набор задач на день, а должно быть запланировано расслабление. Зачастую соотношение может быть очень весомым, например, половину времени ты работаешь, половину времени расслабляешься. По факту оказывается, что ты вот этого напряжения делаешь вообще треть в течение дня, а все остальное время — расслабление. Только мы расслабляться еще не умеем. Едем в транспорте, депрессуем, потом сидим на YouTube, депрессуем от того, что ничего не делаем, ругаем себя за то, что не сделана задача, вместо того, чтобы кайфовать. Когда у тебя заранее запланирован отдых, то и эффективность резко повышается. Поэтому в течение дня надо выполнить не некую норму, которую ты делаешь, а выполнить норму по напряжению и норму по отдыху, норму по наслаждению, тогда получается полноценный сердечный ритм.

[1:06:17] Никита Маклахов: Спасибо за уточнение. Последний, пятый пункт касается фильма. Какой фильм ты бы мог нам смело порекомендовать?

[1:06:24] Павел Кочкин: Мне очень нравится «Limitless», мне очень нравится «Время» («In Time»), когда у людей на руке время, и они им вместо денег расплачиваются, очень мощное философское кино. Совсем недавно я посмотрел «The Founder» про основателя «McDonald’s». Человек кроме усердия и своей целеустремленности не обладал ничем, он упирался, начиная с продажи соковыжималок и бумажных стаканчиков. И на выходе у него получилась гигантская империя. Стартовал в 56 лет.

[1:06:47] Никита Маклахов: Помимо фильма есть еще книга, автобиография Рэя Крока, по-моему, так и называется — «McDonald’s». Тоже очень достойна прочтения, так что я и тебе, и слушателям искренне рекомендую. Давай тогда подведем итоги. У нас получилось: книга — «GTD» Дэвида Аллена, сервис — штатное приложение заметок на телефоне или MacBook, привычка — задавать себе утром вопрос, вопрос звучит так: «Что сделать сегодня, чтобы вечером быть довольным прожитым днем?». Фильмы — сразу три фильма: «Limitless» («Области тьмы»), «Время» и «The Founder» про создателя «McDonald’s» Рея Крока. Павел, спасибо тебе большое за интересный разговор. У меня осталась еще куча необсужденных вопросов, но время, к сожалению, подошло к концу. В завершение я выделяю нашим гостям буквально полминутки на то, чтобы немножко себя прорекламировать, рассказать, где тебя могут люди найти, посмотреть, послушать, куда они могут прийти, чтобы у тебя поучиться. Поэтому, пожалуйста, расскажи про это напоследок.

[1:07:43] Павел Кочкин: Мы с тобой уже упомянули книгу. Если вдруг кто-то захочет, то у него есть возможность прийти в любой книжный магазин и сказать: «Здравствуйте! Павел Кочкин, „Предназначение“ есть в наличии?» Сейчас она есть во всех книжных магазинах, там можно поучиться простым способом почерпнуть больше информации о нашей науке. У нас есть онлайн тренинги по предназначению, для этого достаточно в Яндексе написать «предназначение Кочкин» и найти сайт predestination.ru. Там есть расписание, онлайн мероприятия, которые стартуют каждый месяц, живые мероприятия. Четыре раз в год мы выезжаем в разные красивые места силы, то есть можно с нами куда-то поехать и совместить приятное с полезным. В общем, достаточный объем, можно бесплатно, а можно за деньги, можно с моим личным участием. В конце концов, у меня есть личные консультации, их там же на сайте можно заказать. Буду очень рад, если кому-то могу быть полезен.

[1:08:31] Никита Маклахов: Отлично, тогда желаю тебе успехов! А всех, кто был сегодня с нами, благодарю за уделенное время. До новых встреч!

[1:08:39] Павел Кочкин: Спасибо большое тебе, Никита, за прекрасное интервью!

[1:08:41] Никита Маклахов: А в следующем выпуске к нам в гости придет Радислав Гандапас, специалист по лидерству и самый титулованный бизнес-тренер в России. Мы поговорим с Радиславом о том, как выйти на новый уровень в жизни, призвав себя в армию. Как сформировать внутренний кодекс, который будет помогать в принятии каждодневных решений. И можно ли достичь стабильных изменений, используя силовой подход. Я же прощаюсь с вами до следующей субботы. Успехов!

[1:09:12] Никита Маклахов: Вы прослушали очередной выпуск подкаста от проекта «Будет сделано». Чтобы вы могли извлечь из него еще больше пользы, я оформил для вас специальные бонусные документы. В них в очень удобном и красивом виде собраны все самые главные идеи и рекомендации от наших гостей по каждому выпуску. Напишите пару приятных слов на странице подкаста в iTunes или опубликуйте ссылку на подкаст на своей странице в любой из социальных сети, а после этого напишите мне в личное сообщение или на почту, и я буду рад отправить вам эти бонусные документы. Также не стесняйтесь присылать мне обратную связь, вопросы, идеи и комментарии. А я в свою очередь приложу все усилия к тому, чтобы каждый выпуск был интереснее и насыщеннее предыдущего. Оставайтесь с нами, и все самое важное в жизни будет сделано!