Принципы жизни и бизнеса. Цитата Александра Волчека из выпуска подкаста Будет сделано!

Гость выпуска — Александр Волчек, предприниматель с 12-летним стажем. Он был генеральным директором «Мегаплана», потом — учредителем компании «Бизнес Молодость», затем основал торговую платформу «АГРО24», а теперь развивает новый образовательный проект. Учитесь следовать принципам в жизни и бизнесе!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK, Overcast

Слушайте, скачивайте, подписывайтесь!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[1:27] Что важного произошло в жизни Александра за последний год? Чем он занимается сейчас? Как строит отношения с партнёрами и сотрудниками?
[6:23] Как мотивировать сотрудников и как к ним относиться? Нужны ли KPI?
[12:10] Как найти смысл в своём бизнесе? Должен ли он быть полезным?
[17:19] Как быстро взобраться по карьерной лестнице?
[21:38] Почему Александр выходил из проектов? Как и когда ставить точку? Какие страхи и сомнения мешают уйти из своего бизнеса в наёмную работу?
[30:48] С чего начался проект «Бизнес Молодость»? Что он дал Александру?
[38:08] Почему важно до старта бизнеса обсудить все возможные сценарии?
[46:27] На каких принципах строится партнёрство? Как найти бизнес-партнёра?
[50:18] Как быть хорошим мужем и отцом? Можно ли считать ребёнка проектом?
[59:08] Как проходит обычный день Александра?
[1:03:44] Как можно развивать духовную сторону своей жизни?
[1:14:13] Рубрика «Пять в одном»: книга, привычка, сервис, вопрос, фильм.

В выпуске были упомянуты

1) SkillFactoryонлайн-школа по работе с данными и IT-продуктами Александра Волчека
(промокод на скидку 40%: Будет сделано)
2) АГРО24 — информационно-аналитическая торговая платформа
3) Антон Кратасюк — врач китайской медицины, предприниматель и эксперт по кармическому менеджменту, гость выпуска №60
4) Рудольф Штейнер — доктор философии, социальный реформатор, эзотерик

Александр Волчек в Интернете

1) alexander.volchek.1 — профиль в Facebook
2) alexander.volchek — профиль ВКонтакте
3) volcheka — профиль в Instagram
4) A2.LIFE — образовательный проект Александра Волчека

Рубрика «Пять в одном»

1) Книга — Конкордия Антарова «Две жизни»
2) Привычки — ложиться спать в 21–22, вставать в 6–7 и следовать правилам жизни
3) Инструмент — CRM-система Мегаплан
4) Вопрос — Несу ли я добро другим людям?
5) Фильм — Интерстеллар

Главные идеи выпуска

1. Фундаментом действий должны стать открытость, доверие и честность. Лучшее, что можно сделать — нести добро и любовь людям, не ожидая ничего взамен.
2. Отношения между деловыми партнёрами должны строиться на договорённостях, поэтому нужно до старта бизнеса обсудить и прописать цели, сценарии и детали.
3. Чтобы быстро подниматься по карьерной лестнице, нужно выполнять свою работу хорошо, показывать результат, брать на себя новые задачи и доводить их до конца.
4. Важно наблюдать за собой и в каждый момент времени следить, чтобы действия были пропитаны добротой и соответствовали вашим собственным принципам.
5. Общаясь со своими детьми, надо стараться быть в моменте, здесь и сейчас. В глобальном смысле следует замечать и развивать способности детей, а также показывать им на своём примере, как жить и что делать.

Практические рекомендации

1. Ежедневно узнавайте, с какими трудностями сталкиваются ваши сотрудники, а для того, чтобы люди открывались вам, общайтесь с ними больше.
2. Соблюдайте режим сна: ложитесь спать в 21-22 и вставайте утром в 6-7.
3. Если чувствуете, что пора уходить из компании, принимайте решение быстро, но помните, что оно не должно быть продиктовано страхом.
4. Относитесь к сотрудникам по-человечески, мотивируйте их смыслом, а не кнутом. Cледите за KPI, так как контроль показателей помогает принимать взвешенные решения.
5. Если вы хотите повысить уровень осознанности, перепроверяйте себя с помощью дневника, записывая в него свои мысли и ощущения несколько раз в день.

Понравился выпуск? Послушайте также

Спонсор выпуска

Благодарим за поддержку SkillFactory — онлайн-школу по работе с данными и IT-продуктами. Вы сможете получить востребованную профессию или повысить компетенции по направлениям: анализ данных, машинное обучение, продуктовый менеджмент, веб-разработка и управление IT-продуктами. Воспользуйтесь промокодом Будет сделано, чтобы получить скидку 40% на любой курс.

Текстовая версия подкаста с Александром Волчеком

[01:27] Никита Маклахов: Добрый день! В эфире подкаст «Будет сделано!» и я, его ведущий, Никита Маклахов. Сегодня в меня в гостях предприниматель Александр Волчек. За 12 лет он успел возглавить несколько крупных компаний и каждый раз добивался внушительного успеха. Так, на посту генерального директора «Мегаплан» Александр увеличил базу клиентов в 15 раз. Потом он вместе с Михаилом Дашкиевым и Петром Осиповым создал «Бизнес Молодость» и поднял годовой доход компании с 20 до 700 млн рублей. После этого Александр с партнёром основал крупную торговую платформу АГРО24, а сейчас занимается новым образовательным проектом. Очевидно, что человек, который раз за разом выстраивает успешные бизнес, имеет сильные принципы. О них мы сегодня и поговорим. Выясним, по каким правилам Александр выстраивает отношения с коллегами и партнёрами, как ему удалось быстро сделать карьеру и почему он уходил из проектов. О чем нужно думать до старта бизнеса и как принимать решения? А ещё у моего сегодняшнего гостя трое детей, поэтому напоследок мы обсудим, как быть хорошим мужем и отцом. Приятного прослушивания.

[01:27] Никита Маклахов: Александр, приветствую!

[01:29] Александр Волчек: Добрый день!

[01:30] Никита Маклахов: Чтобы долго не раскланиваться, расскажи, что самого значительного произошло в твоей жизни, например, за последний год?

[01:38] Александр Волчек: Вообще, если взять, конечно, год, он такой очень насыщенный. Последние 9 лет я все время говорю, что каждый год насыщенный. Из таких серьёзных, новых изменений для меня, это, конечно, какое-то новое моё собственное развитие. Новые ценности, новые принципы жизни. Идеи понимания окружающего мира и вообще того, что происходит вокруг. Новые взгляды на отношения с другими людьми, с партнёрами, с семьёй, с детьми. Это очень существенно поменялось у меня за последний год.

[02:12] Никита Маклахов: А что послужило толчком к переменам?

[02:13] Александр Волчек: Какая-то определённая цепь событий в рамках моей жизни. Я делал, наверное, большое количество различных действий в поиске принципов своей жизни. Зачем я живу, а что я делаю, а что вокруг меня? Какие-то практики, поездки. Оно все вместе сконцентрировалось, и произошёл ряд изменений. Наверное, это новые встречи с новыми людьми, это поездки в новые места и плюс, я по-другому стал делать некоторые вещи. Я не просто знаю, я так делаю. Потому что, когда говоришь, например, я в своей жизни много себе говорил на кого-то не кричать или не ругаться или как-то эмоционировать. Это не значит, что я так всегда делаю. А здесь очень много вещей я стал делать по-другому, жизнь стал проживать по-другому. Поэтому, если говорить про события, которые рядом, это достаточно сильные изменения в плане моей профессиональной деятельности. Сейчас мы открываем новый бизнес и новый бизнес партнёр, распараллеливание работы со старым бизнесом, с текущим, и в нем я полностью был вовлечен в операционную деятельность и в управление, то сейчас там уже стоит другой человек. Я сейчас вовлекаюсь в другой бизнес. Наверное, это такое существенное событие именно с точки зрения таких социальных аспектов. Но в моей жизни главное для меня, это, конечно, мои новые взгляды, мои принципы, подходы на жизнь.

[03:40] Никита Маклахов: Да, несмотря на это, мы с тобой беседуем не в каком-то духовном центре, мы с тобой беседуем в офисе твоей компании в бизнес-центре. Как повлияли эти новые взгляды на то, как ты делаешь бизнес и на то, делаешь ли ты его вообще или занимаешься, например, каким-то благотворительный проектами?

[03:55] Александр Волчек: Я точно делаю бизнес и буду делать, я люблю работать и вижу, что через труд и работу, через хорошие проекты, во-первых, можно сам бизнес делать интересным, хорошим, с хорошей, сильной командой, нести большую пользу клиентам. И с точки зрения полезности все это уже зависит от продукта. В любом случае я буду заниматься каким-то вещами, которые имеют конечную пользу для клиента. Но это точно не чистая какая-то благотворительность. Таким я не занимаюсь в основном своём времени. Потому что, если взять понятие бизнеса, то в бизнесе, конечно, есть структура того, что бизнес должен генерировать доход, а генерируя доход всегда есть возможность сделать хорошие вещи. Чем больше есть выручка, чем больше есть прибыль, тем больше есть возможности нам делать интересные, классные вещи для других людей, с точки зрения благотворительности. Если говорить, как повлияло, то основное — это конечно, мой подход работы с партнёром и мой подход работы с сотрудниками. С партнером — это принципы, на которых построены наши отношения. Одна из основных проблем в бизнесе сейчас — это когда люди в партнерстве с самого начала не обсудили те принципы партнерства, на которых они буду строится, на чем будет строиться партнерство, как они будут принимать решения. Что будет, если один партнер хочет сегодня работать, а завтра не хочет, как они будут распределять прибыль, а как они будут общаться, как будут сотрудников нанимать, и так далее. Я пересмотрел эти многие вещи. Хотя у нас в бизнесе, где торговая компания, там партнерство сильно прописано в плане принципов, правил и это позволяет нам соблюдать какие-то рамки. Эти договоренности — они формализованы, в новом партнерстве с точки зрения договоренностей я их уже пересмотрел, на многие вещи я не соглашаюсь, если говорить про работу с сотрудниками, это конечно, подход когда мотивация не ради того, чтобы сотрудник изнуренно пахал как лошадь, не ради того, чтобы сотрудник максимально зарабатывал или еще что-то делал, а мотивация, когда я стараюсь в каждом сотруднике увидеть то лучшее, что он может сделать, или посмотреть на те проблемы, которые его сейчас волнуют, какие у него есть, и индивидуально с каждым сотрудником их прорабатывать и смотреть, чтобы сотрудник далее делал то, что он может делать хорошо.

[06:26] Никита Маклахов: Как это сочетается с kpi, со всякими показателями жесткими, которые, насколько я успел познакомиться с твоим подходом к делу, ты человек довольно структурный, системный. Как раз вопрос с kpi, мне кажется, у тебя очень даже актуальный.

[06:42] Александр Волчек: Если взять мою модель управления, она очень систематизированная, построена на правилах, на огромном количестве показателей, это модель управления, при которой я знаю все, что где происходит, все учтено. При этом я бы не назвал ее жесткой, скорее по-настоящему системная. Да, у меня есть kpi, у нас есть показатели, у нас есть аналитика. Но они для того, чтобы делать правильные выводы, о том, где находится компания, эти показатели делают правильные выводы при разговоре сотрудников. О том, чтобы я при разговоре с сотрудником не эмоционировал на него, не принимал решение свое абстрактно, а принимал, исходя иногда из интуиции, а иногда из его показателей kpi. Если есть какой-то аналитик или программист, или менеджер по продажам, то я его оцениваю просто по каким-то личностным качествам и своим ощущениям как руководитель. При этом при всем есть огромное количество показателей, которые я проверяю. Это очень сильно позволяет находиться в режиме той мотивации, о которой я говорил, когда она честная, честная по отношению к компании и по отношению к сотруднику. Потому что для меня очень важно, чтобы в жизни была честность и понимание. Я сотрудника не на kpi гоню только, а я ему рассказываю и поясняю, зачем надо выполнять этот или тот показатель. Зачем делать эту прибыль или не эту, к этой выручке или не выручке идти. Зачем для этого клиента делать эту функцию, когда мы ведём это в разговоре, а не в приказательном тоне. При этом, это четко формализовано, четко описано. Чем больше описано, чем больше формализовано, чем больше есть информации, тем больше есть возможности каждому человеку разобраться в том, что хочет их начальник или что хочет их компания. Ведь очень много недопонимания в жизни или плохого настроения у сотрудников или руководства просто из-за необщения, из-за непонимания того, что происходит. Человеку часто может быть некомфортно на своем рабочем месте, он часто может мало звонить и мало делать дозвонов в продажах не из-за того, что у него kpi нет или есть, а из-за того, что его сосед пьет Burn. Я такое проходил. Когда, я помню, приходит один человек и говорит, что «мой сосед постоянно пьет энергетики и меня это раздражает», кажется, абсурд вообще, но его настолько это раздражает, что он доносит. В моей системе управления есть система, которая позволяет собирать с людей трудности, для того чтобы человек по-настоящему поделился своей трудностью в жизни. Это целый процесс, надо с людьми общаться, общаться не только на работе и на кухне, и чтобы с ними общались другие люди, сотрудники, и в системах каких-то и по телефону, в переписках и так далее.

[09:27] Никита Маклахов: Я в начале года общался на похожие темы с питерским предпринимателем, его зовут Владимир Маринович. Может, тебе известно это имя. И у него на этот счет такой взгляд, что по умолчанию он воспринимает людей и сотрудников не столько как личностей, сколько как функции, а чтобы заслужить от него человеческое отношение к себе, сотрудники должны сначала показать свою трудоспособность, ответственность, какие-то показатели достичь, и только после этого он готов с ними общаться по-человечески, а не через призму система-функция, я так понимаю, что на этот счет ты с ним не очень согласен.

[10:02] Александр Волчек: Ты знаешь, у меня вообще нет такого понятия, согласен я с кем-то или не согласен, каждый в жизни может думать и работать так, как он хочет, и так, как он считает правильным. Это сам человек, он развивается в своей жизни, сам принимает решения как двигаться. Конечно, я за то, чтобы изначально с людьми быть как с людьми, и в каждом человеке я стараюсь увидеть хорошие вещи и расширять эти хорошие вещи, чтобы эти хорошие вещи развивались. В каждом есть какие-то недостатки, в каждом есть какие-то погрешности, каждый человек допускает какие-то нарушения законов Вселенной, каждый может это делать и каждый это делает. Я за то, чтобы концентрированно смотреть на хорошие стороны человека и их развивать, даже если у человека не получается это делать. Наверное, если человек пробыл большое количество времени в компании, длительно отработал и так далее, конечно, у него появляются какие-то защитные механизмы, такие более доверительные, но это скорее моя гордыня может их создавать. Из серии, есть 2 человека, один работает давно и один — мало. Первый берет и делает что-то нечеловечное, и его типа прощают из-за того, что он давно работает, но я стараюсь так не делать. Хотя так действительно бывает, что человек долго отработал, ты его уже настолько увидел, узнал, узрел. У каждого человека в жизни разные ситуации бывают. Человек сегодня может прийти, устроиться на работу, у него будет хорошее настроение, все в порядке дома, у него мотивация будет на свой профессиональный рост, а через два месяца у него проблемы дома, он будет ходить переживать, что не заработал лишние 2000 рублей. Потому что жена ему говорит, что не на что купить пенал ребенку. И здесь как раз-таки важно эти вещи тоже видеть, люди начинают хорошо работать не когда они ходят под кнутом. Это, конечно, возможно, таких компаний огромное количество, в мире этих компаний очень много. Я за системный подход, за kpi, за показатели, при этом за человеческое отношение с людьми, но если человек переступает границы, если человек наживается на этом и так далее, он, конечно, вылетит с нашего коллектива.

[12:13] Никита Маклахов: Последнее время часто заходит речь о бизнесе с ценностями, со смыслом. И как раз, ты чуть раньше тоже говорил, что для тебя тоже важно, чтобы то, чем ты занимаешься, как-то несло пользу. Мне не очень понятно, если человек руководит больницей — есть какая-то польза, людям помогают, вылечивают и поправляют их здоровье. Но если человек управляет какой-то непонятной В2В торговой платформой, то как ты находишь в этом какой-то смысл, ценность, нечто более глубокое, чем просто сделки купли-продажи?

[12:46] Александр Волчек: Мы в свое время, создавая огромную систему по обучению, постоянно было много разговоров о полезности, что надо нести полезность, полезность. Это очень сильно разрушает, это неправильная установка априори, с точки зрения идеи или цели, потому что они говорят про полезность, но при этом, не знаю, не платят налоги, обманывают людей, не платят заработную плату. Такая очень абстрактная история. Вроде про пользу, а на самом деле непонятно про что. Как вы сейчас спросили, а в чем польза В2В. Лучше так и говорить — я вижу полезное в больницах, и всё, и тогда в это не идти. Открывая бизнес, говорить, что там нет никакой полезности, мы просто приходим зарабатывать деньги. Мы сейчас с моим партнером создаем компанию «А2.LIFE» — это большой образовательный проект. И конечно, мы там априори сразу, из-за того, что там большое количество конечных потребителей, обсуждаем там сам смысл, а в чем там есть ценность и полезность. Но при этом при всем, в бизнесе сильная установка, это та цель, которую человек хочет сделать. Какая может быть цель в бизнесе? Цель может быть сделать просто большую выручку, может — продать компанию, может быть цель иметь просто пожизненный хороший маленький бизнес, может быть цель захватить вселенную, может быть цель, есть люди, которые говорят: «Я хочу стать известным», кто-то говорит, чтобы мой бизнес стал известным. Есть огромное количество целей. И я могу сказать, у каждого они свои. Кто-то хочет доказать родителям, что у него получилось, кто-то хочет друзьям доказать, это из гордыни идет, но этого очень много. Почему я говорю, что важно, когда два человека сошлись в партнерстве, одному человеку просто родителям хочется доказать в бизнесе, а другому просто деньги нужны на пропитание своей семье, и это вызовет всегда конфликт. Если с самого начала они не обсудят общую цель, что они вообще делают. Если говорить про полезность, то для меня полезность в бизнесе — это не полезность из серии «вышли на улицу, накормили всех людей». Вы знаете, например, хорошая система поставки продуктов питания по опту в стране, оно приводит к увеличению ассортимента в магазинах и в целом к небольшому снижению цены. Увеличение ассортимента автоматически увеличивает качество качественных продуктов. Насколько эта цель шире, чем помощь в больнице или человеку на улице? Она очень широкая, она масштабная, потому что все люди потребляют продукты питания и тот, кто сделал ритейл сети в России когда-то, когда мы в магазин приходили и у нас был один апельсин, один абрикос или у нас помидоры были только летом. Я помню, когда у нас появились помидоры зимой, я просто охренел в детстве. А когда ты знаешь, что у тебя есть выбор продуктов питания, ты можешь выбрать. И в каждой глубинке сейчас есть нормальный магазин, ты можешь зайти и выбрать. Это сумасшедшая полезность. Поэтому для меня полезность, если говорить про торговую платформу, она для меня в этой плоскости, если говорить про образовательный проект «А2.LIFE», который мы делаем, полезность в том, а какой мы доносим контент, что мы делаем образовательный новый контент, который у нас сработал. Нет бизнесменов, которые знают ответы на вопросы как сделать бизнес. Огромное количество людей говорит: «Мы знаем, мы поможем, мы крутые, значит, предприниматели, у нас получилось» и так далее. У каждого получилось, потому что у него получилось при тех обстоятельствах, при которых он находился. Наша, наверное, задача — это донести много разных возможностей, много разных вариантов, насколько жизнь широка, насколько есть много решений в продажах, в маркетинге, насколько много есть решений в управлении. Полезный бизнес — это бизнес, который как минимум не разрушает людей, коллектив, который работает, который как максимум развивает клиентов вместе. У нас 200 тысяч визитов, заходит на сайт человек, люди заходят и потребляют какую-то информацию, они что-то получают. Неполезность — это если я им буду втюхивать бесконечно что-то, на них наживаться или показывать порно-контент, полезность — это по крайней мере стараться быть честным, вносить хорошие вещи, про какие-то хорошие вещи рассказывать и стараться не делать плохого. Для меня польза лежит где-то в этой плоскости. Мы сейчас пишем, контент создаем, мы его делаем ради того, чтобы прорекламировать вам, увеличить аудиторию и мне прорекламировать себя, или мы это делаем ради того, чтобы люди услышали что-то новое, или возможно старое услышанное позволило им хорошие вещи делать. Меньше воровать, больше помогать другим людям, больше быть в доброте и в хорошем настроении, больше хороших вещей и меньше плохих.

[17:15] Никита Маклахов: Когда я изучал твою биографию при подготовке к интервью и, в частности, твою карьерную лестницу, у меня создалось впечатление, что каждая компания буквально с первых лет твоей работы, в которую ты приходил, ты занимал там какую-то руководящую, топовую, управленческую позицию. Как так получилось, в чем твой секрет столь быстрого карьерного роста?

[17:36] Александр Волчек: Наверно, успех был в том, что я старался просто хорошо делать свою работу, которую я делаю, при этом я очень легко вовлекался в дополнительные задачи. Часто люди приходят и говорят, что «Александр, я хочу развиваться, но вы мне полномочий не даёте или можете мне должность написать на визитке». И я все время вспоминаю и привожу одно обстоятельство простое, я работал программистом в компании, но при этом я смотрю, нет цветов, пришёл, маме говорю, мама, слушай, можешь посадить мне 15 цветков, она говорит: «Горшки купи, я посажу». Пришёл к начальнику на работу, говорю: «Можно горшки купить?», он говорит: «Вообще без проблем». Я сам купил горшки, принес маме, мама посадила цветы и я их принес в офис. Меня об этом никто не просил, но это и есть дополнительные задачи, дополнительные полномочия, которые я на себя получил, я никому не говорил: «А почему у нас нет цветов?». Нет цветов из-за того, что руководители не покупают, или я не купил цветы, потому что мне не сказали их купить, я сам взял и сделал эту задачу. Чем больше я брал таких задач, которые не имеют ко мне никакого отношения, чем больше я встречал своего руководителя в аэропорту, чем больше проводил с ним время, чем больше я интересовался другими проектами, которые проходят в других департаментах, сам просто интересовался, сам просто общался, тем больше со мной эти проекты обсуждались и действительно в своём первом профессиональном росте именно руководителя, я помню, я вел параллельно 20-30 проектов программирования, только закончив университет. Нанимали на работу людей, именно крутых руководителей, которые давно руководители. У меня, конечно, в молодости тогда еще работал такой жесткий эгоизм, я думал, блин, наняли каких-то людей, я сам хотел этот проект вести, их не интересовали другие проекты, они находились в нем. И поэтому, наверное, самая первая история, когда я рос по карьерной лестнице, я старался всегда брать на себя задачи, не спрашивая никого, и доводить их до конца, это тоже важная вещь. Задачу взял, доведи ее до конца, потому что люди это очень четко видят. Разрешаю ли я делать любую задачу в компании? Разрешаю легко, но я вижу, что если человек взял, не сделал, взял, не сделал, потом переложил на кого-то ответственность, я в следующий раз, скорее всего, ему ее и не дам. Это, наверное, такая первая точка, которая позволяла мне всегда находить общий язык и расти с точки зрения руководства. А вторая точка, наверное, я показывал результат, хотя в последние мои 10 лет жизни, я там сразу был изначально на руководящих позициях. У меня есть друг такой, Леша Захаревский, он всё время говорит, что ты человек, которому надо приходить в компанию, в которой чуть-чуть рост начинается, и тебе всегда интересно, чтобы просто ее гнать вверх. То есть огромная стагнация, просто поддержка — это не моя система, мне нравится, когда задач в 5-10 раз больше. Но это может раньше так было, сейчас я спокойнее отношусь к количеству задач, объёму, может по-другому время распределяю.

[21:37] Никита Маклахов: Ты довольно часто менял проекты, менял работы, это было связано с тем, что заканчивались задачи и стремительный рост, или были какие-то другие причины?

[21:46] Александр Волчек: Я вот был у бабушки своей на похоронах, там был мужчина один и он рассказывал, как бабушка главным бухгалтером вместе с ним работала 25 или 30 лет. Когда слышишь такие числа, то ты просто вообще не понимаешь, что происходит. Мне сейчас 36. Что такое 30 лет вместе работала? Это очень интересно для ценностей компании и людей вообще, и всей системы. Потому что сейчас все больше молодежи, которая вообще не про это. Хотел бы я иметь такое длительное где-то время, я был бы за. Я жизни доверяю, я открыт, есть люди, которым надоедает где-то долго быть. Так и дети надоедят, и жена надоест, и родители, но это странные вещи. Почему происходили основные смены? Основные смены происходили, когда или начинают не совпадать ценности с теми людьми, с которыми ты работаешь, с точки зрения начальства или партнеров, это частая история, и вторая история — это когда, например, нету роста. Есть такое, когда сам перерос систему. Это не значит, что ты лучше кого-то, я не говорю, что лучше. Это когда сам хочешь какие-то другие задачи, жизнь тебе показывает, что есть другие возможности, есть другие задачи и новые дела. Так было у меня, когда я первый свой бизнес делал в Минске, когда я первый раз сделал свой бизнес в IT компании, такое было у меня, когда я перешел в партнерство и владение Бизнес Молодость. Наверное, это сейчас, когда мы открываем «А2.LIFE». Были вещи, когда это полная уже несостыковка и понимание, как дальше двигаться с начальством или с партнёрами. И такое у меня было, когда я закрывал свой бизнес айтишный в Минске. Расходился с партнерами, это такое прям кардинальное решение, и это было в Бизнес Молодости, когда мы расходились, два таких блока.

[23:37] Никита Маклахов: Расскажи немного больше об этих точках принятия решения, о расставании. Как ты принимал решения о том, чтобы начать все, если не заново, то в новом месте, и как удавалось по мирному или не по мирному расставаться с предыдущими партнерами?

[23:55] Александр Волчек: Это, конечно, такой очень важный вопрос для людей. Конфликтных точек, больших, было две, в рамках моего бизнеса в Беларуси и Бизнес Молодости. С точки зрения принятия решений, я принимаю решения очень быстро. Я не хожу, не гноблю вокруг всех других людей своим принятием решений. Если я вижу, что нарушение идет моего восприятия, я своей злобой, плохими эмоциями и раздражением на происходящее начинаю травмировать всех вокруг, то я очень быстро принимаю решение. Раньше я не из-за этого быстро принимал решения, а принимал, понимая что все, мне пора, это не по моим ценностям, я всем говорил, что я ухожу. Интересно, что когда в Беларуси так сказал своим партнерам, мне потом папа сказал: «Саша, как ты это сделал, как вообще это сделал? Ты открыл компанию, у тебя в компании была большая доля изначально. Это была такая твоя инициация, как ты вообще смог принять так решение?». Он был поражен, как я так быстро взял и от всего отказался. Но я отказался, потому что понимал, что дальше нет пути, просто нет пути, я ушел в никуда. Там дальше только разрушения, ничего хорошего там нет. И если я с этим буду примиряться, ради чего я буду применяться, из-за страха своего, из-за того, что у меня вдруг не получится? Почему человек не принимает решения другого? Да он просто боится часто. Я просто быстро брал и быстро принимал решения, и сказал себе, я больше там находиться не буду.

[25:28] Никита Маклахов: По каким тревожным звоночкам ты понимал, что ситуация катится в одно место?

[25:33] Александр Волчек: А я видел, что мы с партнерами больше вне наших договоренностей. У меня очень хорошая память, я помню, о чем мы договаривались и я вижу, что эти принципы начинают меняться. Мы договорились с партнерами, что у каждого такие функции, а партнер говорит: «Нет, мы вообще хотим по-другому». Когда начинается разрушение внутренних правил компании, я вижу, что я в этих разрушениях не буду находится. Уйдя из своего бизнеса, я себе сказал, что новый бизнес открывать не буду. Я захотел пойти на наемную работу, так я попал в «Мегаплан» в Москве. Мне просто захотелось пойти в компанию, где уже есть больше задач, просто так захотелось, и я легко относился к тому, что у меня был свой бизнес, не получилось, мы разошлись, все закрыли и я иду сейчас на работу наемным сотрудником. Часто люди не уходят со своего бизнеса, потому что они боятся, что у них дальше не получится в наемном. Я знаю очень много людей, у которых уже по 20 лет частный бизнес со студенческих времен, они никогда не работали в наемной работе и они просто боятся, что они даже туда не устроятся. Хотя они мечтали бы об этом.

[26:35] Никита Маклахов: Мне кажется, это ещё ощущается как шаг назад всё-таки.

[26:38] Александр Волчек: Нет, я не ощущал, что это как шаг назад. Шага назад нет. Иначе мы скажем, что предприниматели, бизнесмены — это какие-то властные люди, стоящие над обычными людьми, или что? Это сразу же себя на ступеньку выше каких-то других людей. Это гордыня, эгоизм, разрушение себя лично. Тогда перед кем на ступеньку? Всем этим знанием буду себя на ступеньку ставить? Так и происходит, что люди начинают мерить свои достижения по деньгам, по количеству сотрудников, по количеству лет, проведенных в бизнесе. И поэтому шаг назад не назад. У меня в бизнесе работало 20 человек, я пришел в компанию, в которой было 100 и которая работала на 160 миллионов населения. И сразу же партнерские проекты по всем регионам, по другим странам в том числе. Открывали офисы в Казахстане, Украине, в Беларуси и во всех регионах России. Обслуживали и работали с крупными компаниями. Это шаг вперед, потому что я получил новые профессиональные навыки, я встретился с новыми интересными людьми, которые работали в огромных проектах, у меня были огромные новые партнерские компании, были клиенты большого масштаба (я приходил в «Мегаплан» — была база в 10 тысяч юридических лиц, а уходил 120 тысяч юридических лиц). Огромная база клиентов, работа с клиентами — это новые возможности, новые съемки, обсуждения, новые системы управления. Это новые деньги. Я начал зарабатывать в 15 раз больше, чем зарабатывал на своем собственном бизнесе. Конечно, вокруг будет огромное количество людей, которые будут говорить: «У него не получилось в своем бизнес» или что-то ещё. А меня это не волнует. Были ли такие звоночки в те времена? Конечно, были, когда меня можно было легко зацепить этими вещами, когда кто-то что-то думает, но это тогда было, но я никогда не смотрел на это, я видел, что принципы нарушаются, поэтому я уходил. Когда у меня в России было сильное расхождение с партнерами, я увидел, что мы идем не в наших принципах, вне наших договоренностей. Это не значит, что кто-то плохой или кто-то хороший, это в тот момент времени, когда мы вместе садимся и не можем договориться. Мы с вами вместе сейчас пишем интервью, это ваша программа и ваши здесь правила, но я имею право на эти правила с самого начала не согласиться, я не могу их менять, я могу вам только где-то предложить. Но я могу не согласиться и просто не находиться. Если вы скажете: «Я тут всё обрежу и вырежу кучу текста» — это ваше право, потому что это ваша работа. И в моей жизни всегда так было, что если партнер, у каждого партнера есть свое право, если мы вместе договорились, вместе обсудили правила и принципы, кто-то начинает их переходить, нарушать, манипулировать, эти принципы и начинают разрушать меня. Они разрушали меня, я каждый день в течение 2014 года просыпался и думал: «А что думает мой партнер обо мне?» Я думал не о работе, я не думал как нести пользу и зарабатывать деньги, чтобы сотрудникам, клиентам, мне было хорошо. Это не имеет никакого значения. Я думал о том, а как сделать чтобы мой партнер не думал плохо. И это разрушает, сильно. И значит ли это, что он плохой? Точно нет. Это значит, что я эгоистичен и хочу, чтобы мой партнер думал про меня что-то другое. И в эти моменты я уходил. Я сейчас понимаю, насколько правильно я делал шаги с точки зрения того, что я принимал быстро решения. Когда-то я убегал от проблем, когда-то еще что-то происходило, но в целом я переходил в следующую систему, которая давала мне возможность новых задач, дел, процессов. И всегда есть страх. При закрытии своего дела и в бизнесе вообще, и при принятии решения всегда страх. И надо всегда на это обратить внимание, если страх — это основополагающая функция происходящего, то надо сразу же туда смотреть, чтобы причиной происходящего в бизнесе не был страх.

[30:51] Никита Маклахов: А что по поводу следующего перехода из «Мегаплана» в «Бизнес Молодость»? Я так понимаю, тут тоже был не то, чтобы шаг в никуда, но сравнимый, наверное, по масштабам с тем, когда ты переходил из бизнеса в «Мегаплан», но здесь скорее было немного в обратную сторону, потому что «Бизнес Молодость» на тот момент не блистала миллионными, миллиардными заработками и ты скорее переходил на какие-то обещания, перспективы, а не на готовые контракты, готовые большие зарплаты, да?

[31:23] Александр Волчек: Да, и это как раз таки и есть момент, когда человек, например, я, работал, потом открыл свой бизнес, потом закрыли свой бизнес и я пошел работать. Я сейчас объяснил почему. Потом хоп, я бегу из большой компании, это очень интересный момент, если до этого люди говорят: «Как ты из своего бизнеса в работу?», то там мне говорили: «А что ты переходишь в какую-то непонятную контору, к непонятным людям». Действительно, это был офис, это была квартира, по-моему, 15 человек, я не помню. И что это был за переход? А это как раз таки был переход, когда ты видишь, что есть что-то новое и очень интересное. Новое и для развития себя, и профессионально. Там, где ты можешь нести пользу, и там, где ты можешь расширяться.

[32:08] Никита Маклахов: Как раз тот случай, задач на десятерых тебя.

[32:11] Александр Волчек: Сначала задач вроде и не много. Хотя видел ли я в те моменты точку масштабирования, я этого не знал, я этого не умел, у меня еще не было того опыта. Это был 2012 год. За последние 7 лет опыт сильно поменялся, сейчас точка масштабирования была бы более ясна, там было просто ощущение, все безусловно думали, что это свой бизнес. Нет. Вообще, когда я туда уходил, у меня даже не было понимания, являюсь ли я собственником или у меня просто процент от прибыли.

[32:40] Никита Маклахов: Это не тот случай, когда обсуждались договоренности на берегу?

[32:44] Александр Волчек: Там они не обсуждались вообще, да. Они там вообще не обсуждались, у меня не было тогда этого опыта. Мне было интересно, мне было классно, я поверил.

[32:52] Никита Маклахов: Тебя ребята покорили харизмой?

[32:54] Александр Волчек: Я не знаю, что это было. Это был просто контакт. Они мне сделали предложение. По-моему это была 4-5 встреча, по-моему, вторая. Я думаю, у них это было просто открытое, интуитивно, они особо ничего не делали сильно. И у меня просто была такая позиция, когда почувствовал и захотел. Все вместе что-то почувствовали. Это были просто интересные задачи, это были просто амбиции, это была открытость. Я думаю, что самое важное — это была свобода каждого, когда каждый человек делает то, что он может делать, когда ему не навязывают, когда в человеке видят хорошее. Когда ты нанимаешь человека, ты не думаешь: «А вдруг у него не получится, а может он какой-то не тот». А ты говоришь: «Он сделал какую-то классную вещь и у него здесь получится. Он точно нам нужен в команду, он прикольный, он классный, он нам нужен». Это тот самый момент, когда я так думал, когда они так думали. И когда такая синергия есть, она позволяет большие вещи делать, и объединившись, мы сделали серьезную компанию, которой возможно бы не было.

[34:04] Никита Маклахов: Что тебе дал тот опыт, что дала работа в «Бизнес Молодости» помимо Rolls-Royce?

[34:11] Александр Волчек: Я много всего почерпнул в своей жизни. Для меня все едино. У меня нет деления в жизни на семью, на работу, на здоровье и на духовное развитие. Я на работе вспоминаю свою семью, дома я думаю о работе. А мои жизненные принципы или духовные вещи, они везде — и на работе, и дома, где угодно. И поэтому «Бизнес Молодость» для меня — это все вместе, это и профессиональное развитие, это и развитие партнерства, это и развитие отношения с людьми, это отношения с сотрудниками, это новые системы управления, новые подходы, модели, новые взгляды. Каждая новая компания мне давала такой пересмотр. Моя система всегда развивалась, каждая по новому. Сейчас мы в новом образовательном проекте «А2.LIFE». И делаем там такие алгоритмы. Это когда есть то, что за 10 лет накоплено, есть правила, регламенты, процессы, взгляды, опыт, которые упакованы в такие разные точки по разным направлениям и я даже вижу, что рассказывая о них в новом проекте, я их переживаю по новому, в новом проекте развиваю. Я смотрю, как в новом проекте мы делаем новые продажи. И эти продажи ещё развиваем. Казалось бы, уже столько всего усилено, уже столько всего сделано, видя что-то новое, поэтому в БМ это все было новое. Я увидел новое развитие личности, новое развитие человека. Я многому учился на собственных тренингах, которые происходили у нас в компании. Это годы новых возможностей, испытаний, новых трудностей. Новых хороших дел, хороших моментов, это очень обширно. Это одновременно новые отношения в семье и везде. За те годы у меня родился второй ребенок. Это новые люди с новых пластов, новые обсуждения, переживания, испытания с точки зрения того, когда ты получаешь новую известность, славу, возможности, деньги. Это тоже очень сильные жизненные испытания, это большое количество новых переживаний, эмоций, огромный опыт.

[36:28] Никита Маклахов: В чем именно заключалось для тебя испытание деньгами, как ты это проживал?

[36:30] Александр Волчек: «Бизнес Молодость» очень сильно транслировала идею того, что человек зарабатывает деньги. Когда-то был очень крутой слоган «любой может стать любым». Он был очень искренним и открытым. Но из-за того, что это бизнес, мы все время ставили какую-то показательную точку, фиксированную в деньги. И конечно, вокруг были бесконечные обсуждения денег. В те времена сильно поменялись мои заработки и моя жизнь. И соответственно, я находился в моменте, когда мои друзья, семья и люди вокруг тоже это видели. Это в том числе мои собственные испытания, моя гордыня, она вверх или вниз. Что я испытываю? Многие люди, видя какие-то роскошные вещи, говорят: «Вы в роскоши живёте». Это что значит, что вам деньги не нужны? Нет. Дело в том, что если есть возможность и мы находимся с вами в хорошем офисе или в хорошей квартире, машине, но просто ты в ней находишься. Я даже это где-то просто не замечаю. Но в тоже время я очень легко живу в палатке и ем гречку, и абсолютно себя очень хорошо чувствую. Как говорил один известный духовный учитель: «В Rolls-Royce проще медитировать, чем в простой машине». Это факт. Но что такое проще? Комфортнее и места больше. Но в тоже время для меня нет никакой разницы. Я, по крайней мере, к этому очень сильно стремлюсь. Хотя, когда ты находишься в роскоши, то люди постоянно это замечают, они постоянно реагируют на это в пространстве. Ты постоянно это чувствуешь, если в тебе это есть. А во мне это однозначно было, и сейчас есть многие вещи. И, конечно, это определённая борьба, это и есть испытание. Это то, что в жизни проходишь. Я не хочу ради денег губить свои отношения, свои какие-то принципы в жизни. Поступать плохо с людьми, не нести доброту и так далее.

[38:19] Никита Маклахов: Были ли проблемы в будущем с тем, чтобы формализовать те договорённости, те условия, о которых вы не договорили на старте с ребятами?

[38:23] Александр Волчек: Были. Такое всегда есть. В новом бизнесе, в «АГРО24», мы как раз таки формализовали всё партнёрство и прописали. Хотя формализованное партнёрство — это не обязательно удерживание этих партнерств. Я знаю очень серьёзных бизнесменов. Один бизнесмен второму говорит в коридоре: «Ты же подписал договоренность?» Он говорит: «Ой, мало ли что я там черкнул в коридоре. Это юристы сделали, я просто расписался. Я об этом не договаривался». Когда молодой сходишься в бизнесе, есть все время страх обсуждать, что будет плохое. Все время веришь в хорошее. В 2014 году или 2013 я и подумать не мог, что я не буду находиться в «Бизнес Молодость». Для нас троих: и для меня, для Пети, и для Миши это была будущая жизнь. Но мы никогда не обсуждали, а что делать, если мы не договоримся, что делать, если будет непонимание, что делать, если будут трудности? Что делать, когда кто-то свернул в другую сторону? Что мы готовы ставить или не ставить на кон? Что такое проблема? В бизнесе может быть все супер хорошо. И, например, у кого-то в голове случается проблема. И вторая история — это в бизнесе где-то что-то плохое случается. И у нас на первой же точке, когда нам стало немножко тяжело, наверное, в этот момент стоит всем собраться вместе и, объединившись вместе, идти вперёд. А мы очень сильно столкнулись лбами, как раз таки из-за неформализованности. Но я хочу сказать, что даже если бы мы все формализовали, это бы нам не помогло. Мы бы, скорее всего, не договорились. Здесь уже вопрос: насколько каждый человек будет выдерживать те договорённости, которые были. Насколько он верит этой бумаге или верит тем вещам, которые проговорили. Мы всегда жили в режиме будущих хороших вещей. А дальше уже каждый, исходя из своих принципов, жил по своим правилам. В какой-то момент в 15-ом году мы разошлись втроём. Сейчас ребята разошлись вдвоём. Это всего лишь такое течение. Как я все время говорю — каждый сотрудник уволится или его уволят. Всегда есть срок и конец. И в партнерстве всегда есть конец. Это важно понимать. Почему и важно прописывать вещи. В текущем бизнесе у нас прописано, что происходит, если кто-то умер. Это важная история. Например, жена моего партнера или моя жена получает полностью доступ к управлению? Она ничего не получает или она просто полностью получает собственность? И в каждом бизнесе свои правила. Есть бизнесы, когда жена ничего не должна получить, потому что этот бизнес построен исключительно на этих людях, на их творениях. А есть, когда она должна все получить, в том числе и управление. Поэтому, конечно, мы очень сильно наступили на грабли недоговорённости. И кстати, я хочу сказать, что к концу 14-го года я для себя эти правила формализовал. Я их себе прописал. Я их для себя запустил и сказал себе: «Если я их не решу в течении определенного периода, я эти отношения прекращу». Я для себя установил дедлайн. За четыре месяца они не были решены, мы не приблизились даже к обсуждению. Я увидел, что никогда и никто это обсуждать не будет. Если раньше я с чем-то мирился и из-за этого делал плохо другим людям, то здесь я уже понял, что я так делать не буду.

[41:15] Никита Маклахов: На каком этапе создания компании ты предлагаешь прописывать все эти вещи про смерть партнёра и собственность? Потому что, когда люди начинают со стартапа и у них ничего нет, мне кажется, далеко не очевидно, что стоит сесть и подумать о будущих разделенных миллионах, например.

[41:31] Александр Волчек: Вы знаете, Никита, это надо сделать сразу с самого начала. И дальше в жизни компании где-то какие-то вещи смотреть вместе и говорить: «Слушай, давай их вместе поменяем, давайте вместе договоримся, давайте вместе сделаем». В этом и есть все дело, что с самого начала не очевидно. Например, что нам делить не убитого медведя? А будет выручка, тогда и обсудим, как и что распределять. Будут сотрудники, тогда и обсудим, как их нанимать. Не правда! Надо с самого начала сесть и обсудить. Это очень быстро. Многие вещи очень простые. Мы бы сейчас сели — ты что предлагаешь, я что предлагаю. Я предлагаю следующее. Моя доля в нашем бизнесе переходит моей жене, но она не имеет доступ к управлению. Она просто получает долю. И такой пункт — второй партнер сделает все возможное, все зависящее, чтобы семья наследника получила все необходимое. Всё, точка. Я предлагаю, ты говоришь: «Тебе близко это», ты говоришь: «Да близко. Я на это согласен». И всё, мы это обсудили и прописали этот пункт. Мы на нем сильно акцент не делаем. Хотя, если взять учредительные документы, уставные документы, даже в рамках РФ, там в целом все прописано. Просто их рассматривают люди юридические, но они же не придуманы просто так. Они как раз таки придуманы как правило. Я соглашения о партнёрстве предлагаю всегда делать такие, как по английскому праву. Там где вещи просто можно прописать в рамках баз. Это и есть принципы, на которых мы можем устоять и сказать, что: «А мы вместе как учредители, если мы не руководим в бизнесе, мы вместе директоров нанимаем или генеральный директор только нанимает?». Ты например говоришь: «Да, пусть директор нанимает». А я предлагаю, чтобы всех топовых директоров нанимали составом участников — генеральный директор плюс учредители. Ты говоришь: «А я не против». Записали. Но когда возникнет этот спорный момент, а он возникнет всегда, он всегда к этому придёт, то мы всегда посмотрим на правило. А если это не будет спорным моментом, то все равно это правило, которым может воспользоваться генеральный директор, которому будет проще работать, которому будет проще действовать и проще жить. Эти вещи простые. Дело в том, что люди не делают многие вещей в бизнесе, потому что думают, что они сложные. Люди не делают финансовую отчётность, потому что создано такое информационное поле, что это невероятно сложно. Но есть вещи простые, в них нет никакой сложности. Так же как нет никакой сложности купить оборудование для того, чтоб данную запись сделать. Ты скажешь: «Вообще элементарщина, устройство купил, записал, выложил». А для кого-то это покажется фантастикой. Он будет думать запись сделать. А на что будем записывать, а как это будем делать? А как профессионально это сделать? Это просто кажется, что сложно. Это не сложно, если ты знаешь, как это делать. Я предлагаю максимально все эти детали обсудить. Это очень круто! Это, кстати, позволяет посмотреть, а что человеку надо. Ты с самого начала говоришь: «Записываю интервью, потому что мне очень интересно знакомиться с новыми, хорошими людьми». Это плохо? Нет, это отлично! Это хорошая цель! Но кому-то может показаться, что ты делаешь ради своей собственной известности. Кому-то может показаться, что ты делаешь это ради зарабатывания денег. Если это делается ради того, чтобы знакомиться с людьми, тогда это прибыльная или не прибыльная история? Например, мы вместе с тобой говорим, если бы мы были партнерами: «Это не прибыльная история». Всё, мы готовы инвестировать до такой-то суммы. И по прошествии двух лет я не могу прийти и сказать: «Никита, да меня задрал твой благотворительный проект. Ты сам его ведёшь, я ни с кем не знакомлюсь, какая-то хрень происходит». Скажешь: «Саш, да мы же прописали, что до 300000 в месяц инвестируем в эту тему. И мы готовы это делать. Мы это сделали и построили на таких принципах». Или мы говорим, что этот проект должен обязательно жить на самоокупаемости, но он не должен генерировать прибыль. Или мы говорим — этот проект не просто должен генерировать прибыль, он должен ещё генерировать большую прибыль. Мы будем заниматься им только при этих обстоятельствах. Или мы прописываем, что в этом проекте оба вовлечены, оба берут интервью или только один берет. А тот кто берет, он получает заработную плату или не получает? Потому что всегда это вылезет. Ты сказал, что 100 с чем-то интервью взял, что 100 с чем-то программ взял. Если бы у тебя был второй партнёр, ты бы ему сказал: «Слушай, а ты вообще не работаешь. Я все это делаю, мы с тобой прибыль делим 50/50. Может, я заработную плату должен брать?». Я бы сказал, что ты должен брать заработную плату. Или мы с тобой в правилах бы прописали, что делаем этот проект, у нас такие-то принципы. У нас Никита будет вести все интервью, всегда, пожизненно он должен это делать и не получать за это заработную плату, это и есть его работа. А я просто буду генерировать идеи. И эти идеи не в формализованном виде, мы это пропишем. В плохое время, в плохих эмоциях, ой какие мысли могут возникнуть. Поэтому я предлагаю эти вещи прописывать и делать. Они очень сильно позволяют держать рамки, и я встречал огромное количество людей, которые даже не помнят, о каких долях они договорились. У меня учился как-то студент и он говорит: «Я считаю, что я работаю больше. Моя доля должна уже стать не 50/50. Моя доля должна быть 60%. Как это мне сделать?». Это о чем говорит? Что у каждого человека сугубо своё понимание на происходящую ситуацию. Но если бы у них это было бы прописано, он бы об этом не говорил. Он просто говорит: «А можно мне еще новый документ создать и прописать в нем заранее уже 60?». Я говорю: «Я не знаю. Это вы со своим партнёром обсуждайте».

[46:32] Никита Маклахов: Какие ещё правила, принципы ты для себя сформулировал, помимо того, чтобы договариваться обо всем на берегу и все тщательно прописывать касательно партнёрства?

[46:35] Александр Волчек: Для меня, конечно, важно, когда партнерство строится на принципах моей жизни. Это открытость партнёрств, это когда каждый партнер слышит второго и ни в коем случае ничего ему не навязывает. Когда один партнер от второго не ожидает чего-то. Я пришёл к вам на интервью, у меня нет никаких ожиданий. У меня нет ожиданий как вы выглядите. У меня нет ожидания, где это будет выложено. У меня нет ожидания сколько это посмотрят людей. Никаких ожиданий. У меня есть просто хорошее состояние доверия. И в партнерстве я хочу жить в доверии. Многие люди не заводят партнеров из-за этого. Потому что они знают, что партнёр придёт и скажет: «Ты не то делаешь, ты не так работаешь. Тут что-то не то». Честность! Честность! Честность! И способность договориться о тех общих целях, которые у нас есть. Мы взяли и сказали, что мы бизнес делаем для этого, чтоб это совпало, чтобы принципы нашей общей договоренности совпали. Как мы общаемся с людьми? Зачем мы делаем компанию? А как мы будем юридически работать? Чтоб это совпало. Кто-то скажет: «Мне пофиг как юридически работать. Я считаю, что не надо платить налоги». Или кто-то скажет: «Для меня люди — это свиньи». Или: «Я считаю, что людям можно деньги не платить». Я так не договорюсь.

[47:51] Никита Маклахов: А ты задумывался над тем, каким образом твои партнеры появлялись в твоей жизни? Делал ли ты что-нибудь для этого активное? Или это были счастливые случайности, случайные знакомства?

[48:02] Александр Волчек: Партнерство — это тоже самое, что наша встреча сегодня. Она случайна и не случайна одновременно. Вроде это ваша работа, вообще дело, ваш бизнес и вы к нему идёте, вы ищете людей и так далее. Но в целом наша встреча кардинально случайна. Кто-то сказал, порекомендовал меня, вы мне написали, я нормально ответил. У вас потом было время, мы вместе договорились, вы этот день были в Москве. Куча совпадений. В тоже время есть причины того, чтобы произошла эта хорошая встреча. В партнёрстве всегда у меня происходило именно так. Я не зря сказал, что в «Бизнес Молодость» я с ребятами познакомился случайно. Потом мы случайно выехали за город и у нас случайно было это предложение. В тоже время, конечно, этому была определенная закономерность. Нас познакомил Сергей Капустин с Димой Кротовым. Там целая цепочка есть. Ее можно распутать и даже сказать, кто к этому привёл. Это случайно. Меня часто спрашивают про моего текущего партнера в «АГРО24». «А вот как вы познакомились, он же такой человек известный? Как это получилось? Ведь все хотят такого партнера». Это тоже было случайное знакомство. Он приехал на «Бизнес Молодость», потом мне захотелось с ним познакомиться по каким-то моментам и мы познакомились. Много, много, много раз встречались и потом вместе что-то придумали. В «А2.LIFE» с Антоном вместе мы делаем компанию большую, и это просто случайная встреча. У нас есть общий духовный друг и товарищ, он ко мне ехал и приехал вместе с Антоном, и это просто вот рождение из ничего. Просто было: «Слушай, а давай вместе что-нибудь сделаем!» У нас родилось сейчас наше основное дело. И для него, и для меня это сейчас основное дело жизни, которым мы начинаем заниматься. Я думаю, что каждому в жизни приходят те люди, те партнеры, которые к нему должны прийти для текущих испытаний, уроков, для текущей жизни. Жизнь — она может проходить через сильные трудности. А может проходить через труд, но труд в радость.

[49:59] Никита Маклахов: Я поясню для слушателей. Речь об Антоне Кратасюке, который как раз тоже был у нас в подкасте. Антон нас познакомил с Александром и порекомендовал. И благодаря ему мы и общаемся с Александром. Давай тогда поговорим немного о семейном партнёрстве. В каком-то из твоих выступлений, интервью я услышал от тебя фразу про то, что ты рассматриваешь детей как проект. Это до сих пор так?

[50:27] Александр Волчек: Я рассматриваю детей как очень большую, огромную часть жизни, огромное дело жизни. В 2019 году я уже слово проект нигде не употребляю. Я не сказал бы, конечно, что моя семья — проект. Для меня любая компания — это просто моя жизнь. Это моё течение в жизни. И дети сейчас, это как те души, которые ко мне пришли на испытание, я за них в большом ответе. И я буду стараться вложить в них многое, показать на собственном примере и опыте. В процессе их взросления, когда они сами начинают принимать решения. Поэтому надо переслать и пересмотреть, что я имел ввиду под словом проект. Возможно, моё мнение могло уже поменяться. Потому что мнение меняется, как и жизнь людей, она всегда динамична. Проект — дети, наверное, это для меня как большая задача. Проект «Самолёт» с Мишей Федоренко очень многое дал мне в те годы. Потому что тогда я в первый раз в своей жизни взглянул на семью, надо обращать внимание на то, а что я делаю в семье. Я вообще понимаю, что происходит у меня в рамках детей? Ведь есть то, в чем мы ничего не понимаем. Мы ходим каждый день и не обращаем внимание на это. Это просто находится рядом как солнце. Как говорится, человек заметит солнце только тогда, когда оно погаснет. Но просто светит и все его воспринимают как планету, но никто не смотрит шире. А что нам на самом деле даётся и какое идёт взаимодействие? Так и с детьми. Для меня в какой-то момент стало проектом. Стал обращать внимание кто я вообще как папа, что я знаю, какие я должен делать действия и шаги.

[52:40] Никита Маклахов: С учётом того, что ты много времени на работу и бизнесу уделяешь, что для тебя важнее? Обеспечить детям хорошие условия для жизни и своим примером показывать, что такое человек дела, или всё-таки стараться любой момент выкраивать для какого-то персонального общения с детьми, для качественного общения с детьми, пусть даже в ущерб, в некоторой степени, работе?

[53:01] Александр Волчек: У меня нет понятия разделения этих вещей. Я считаю, что невероятно важен собственный пример детям. Например, могу ли я своего сына научить стать отцом? Только если я сам стал отцом, хорошим отцом. Могу ли я научить своих детей доброте? Только если я сам живу в доброте. Если я буду всю жизнь работать и сидеть им говорить: «Посмотрите, чего я достиг». Это будет эгоистический позыв и мой страх. Поэтому у мне нет никакого деления и нет понятия, что количество времени влияет на эффективность. Я могу сказать, что это касается вообще всей семьи. Я давно понял, что хорошие отношения с женой — это не когда ты приходишь и считаешь количество времени, проведенных вместе с ней, и не когда ты вовремя приходишь домой. Приходить домой в 7 вечера и в 8 вечера ложиться перед телевизором пить пиво — это не значит, что ты хорошие отношения проводишь. Так лучше может в 10 вечера прийти и просто поговорить с женой, вместе с ней быть открытым и что-то обсудить. У меня нет вообще понятия деления, у меня нет понятия выкраивания времени, у меня нет понятия много работать или мало работать. Конечно, работе я уделяю много внимания. У меня такова жизнь, что все мои кармические жизни, мой опыт приведен к тому, что у меня трое детей и жена. Достаточное хорошие отношения. И в этой жизни у меня очень много социального, и общения с массами людей, и с выстраиванием социальных отношений. Когда я еду на велосипеде со своей дочкой или гуляю вместе с ней, я часто не вместе с ней нахожусь, я нахожусь в процессе каких-то мыслей других. Например, я с детьми больше стараюсь думать про то, как в момент нахождения с детьми находиться вместе с ними. Как, находясь вместе с вами, находиться вместе с вами, не думать о том, что у меня сейчас какое-то дело, что мне куда-то надо торопиться, а что у меня будет после, а что у меня сегодня вечером, а может у меня какая-то проблемная встреча. Я стараюсь максимум сейчас просто находиться здесь, в текущем пространстве, и быть с тем, кто я есть. И поэтому с детьми я стараюсь тоже быть с тем, кто я есть, при этом я наблюдаю на темы, а кто как папа, а где я, что развиваю. Стараюсь какую-нибудь литературу найти, тему посмотреть или какие-то правила видеть. И находясь на работе, я в целом всегда со своими детьми, я их помню, я их люблю, я их знаю. И я очень сильно в этот момент с ними открыт. В тоже время, находясь с детьми, я одновременно на работе. Например, я человек, который не работает в субботу, воскресенье, в основном. И, конечно, я такой человек, который работает по определенным правилам с точки зрения времяпровождения дня. Я люблю рано встать, приехать и так далее. Хотя сейчас у меня график чуть-чуть другой. Что такое чуть-чуть другой? Если у меня сейчас идет и я вижу, что у меня чистота и удовольствие, я 14 часов на работе, я буду 14 часов на работе. Если у меня сейчас не идёт — я буду 6 часов, если у меня не стоит, то я вообще ничего не буду делать.

[55:50] Никита Маклахов: Сильно ли ты волновался, когда после двух дочек узнавал пол третьего ребеночка?

[55:55] Александр Волчек: Я был очень открыт.

[55:58] Никита Маклахов: И тут тоже не было ожиданий?

[55:59] Александр Волчек: Нет, нет. В молодости, по молодости я где-то эти вещи обсуждал. Это социально навязанный какой-то инструмент, когда все говорят, что папе нужен сын или т.д. Тот, кто ко мне пришёл, он пришёл. Все мои трое детей, они все тотально разные. Мы часто говорим про пол и говорим мужской или женский пол. Но если взглянуть на даже двух девочек — это кардинально два разных человека. Тотально. И у них есть общее папа и мама. Но с точки зрения характеров, лица, их души, духа и всего того, что они делают, это кардинально два разных человека, как их отпечатки пальцев. Поэтому, мне кажется, что здесь надо смотреть вообще, что в них вообще есть, чему стоит больше уделить, эта душа творческая и больше музыкальная. Эта будет больше с математическим складом ума или будет здесь человек больше склонен к общению или наоборот каким-то анализам внутри и т.д. И вот эти вещи очень сильно развивать и показывать разносторонность. Кто из них будет, например, со мной в будущем обсуждать бизнес. Или кто из них со мной в будущем будет больше гулять или творчеством заниматься, или кто будет больше по семейным каким-то делам смотреть. Я не знаю. Я это даже не загадываю. Я открыт к любому.

[57:17] Никита Маклахов: Что для тебя сейчас идеальное или любимое время с детьми, это какие-то совместные выезды или ты стараешься всё-таки каждому ребеночку отдельно посвятить, допустим, одной четверг вечер, другому среду утро?

[57:31] Александр Волчек: Нет никакого разделения времени.

[57:33] Никита Маклахов: Есть просто такая штука как свидание с детьми, чтобы каждый ребенок получил минуту твоего персонального внимания.

[57:39] Александр Волчек: У меня нет такого. Хорошие ли эти вещи, иногда индивидуальные встречи? Да. Просто они же, как и в нашей жизни, они могут быть и редчайшие и реже с кем-то, это уже вопрос как требуется. Это я вчера двоих младших детей забирал из садика, ехал с ними и вижу, что со мной старшая дочка, которая старше сына, она больше мне отвечает на вопросы и всё. Старался ли я где-то уделить внимание малышу? Да, старался. Но это просто естественно происходило, я же всё равно с ними вместе находился, но я при этом ни в коем случае не старался загубить и её, потому что иначе она начнет воспринимать, что всё малышу. Они это всё отлавливают, они всё видят, когда разного возраста они всё видят. Для меня времяпровождения с детьми — это максимальная возможность давать им мою доброту и тепло. Независимо от моих действий, независимо от того, что происходит. Часто не нужны никакие слова, часто не нужно никакое время, нужна просто доброта и тепло, больше ничего не надо. Когда я с ними в доброте и в тепле, с ними просто в доброте и тепле, всё дальше в жизни будет ставиться так, как ставится. Конечно, у меня есть огромное количество вещей, которые я знаю или в которых я себя развиваю с точки зрения, о чем я говорю с детьми, как я говорю с детьми, что я говорю, где и что показываю, что рассказываю. Это важно. Но это не между временное деление. Отвечая на ваш вопрос, я бы сказал, что, наверное, временного деления у меня нет.

[59:06] Никита Маклахов: Расскажи, пожалуйста, чуть больше о своем обычном распорядке, своём графике. Как обычно проходит день?

[59:12] Александр Волчек: Я ночью сплю. Я сплю именно в ночное время. И в целом для меня в жизни важно ложиться не поздно, в районе 9-10-11 часов. Во-первых, я знаю, что это полезно для здоровья, в целом моя жизнь мне показывает, что это верное время. Я встаю утром, я не встаю в 12 часов, в час. Днем в субботу, воскресенье, я в основном дома, с понедельника по пятницу я очень много вовлечен в социальные процессы и в работу. У меня много каждый день, независимо от будней или от рабочего дня, практик, как в утреннее или вечернее, так и дневное. Это разные мантры, занятия и так далее. Всё, что к медитациям относится, к таким состояниям. Хотя для меня медитация — это не выделенное время, медитация всегда есть в жизни. Медитация — это способность наблюдения за тем, что происходит вокруг. Я постоянно стараюсь находиться в этом состоянии. Я всё меньше и меньше нахожусь в состоянии такого робота, когда я просто впал в процесс и потом заметил, что три часа не обращал внимание, а что с моим телом, а что вокруг, когда я просто вовлекся в какой-то процесс, когда я нахожусь в состоянии ощущения не себя. И сейчас я точно нахожусь в состоянии ощущения себя, это очень чутко будет чувствоваться в разговоре и в словах. Но при этом я выделяю время практикам. Это медитации. Назовем так, медитациям и глубоким духовным вещам. Достаточно глубоким и сильным практиком. Я стараюсь часто питаться, каждые 2-3 часа. В последние 5 месяцев у меня есть интервал в еде, я заканчиваю есть в 6 вечера. Это позволило мне не наедаться на ночь и не переедать. Я очень много заедал. Потому что когда человек очень много ест, заглушает восприятие того, что есть вокруг. Просто заглушает. Несколько дней в неделю моё питание видоизменяется. Это связано с моими некоторыми духовными вещами, учителями. В субботу никогда не работаю. Это тоже связано с духовными правилами или принципами. Вечером я дома. Могу ли я сидеть дома за компьютером? Могу. Могу ли я дома почитать? Могу. Могу ли дома быть с детьми? Могу. Куда-то уехать заняться сам собой? Могу. Только сам с собой быть — могу. Могу ли я со своей женой на неделю уехать в отпуск на отдых? Легко могу. Выключусь со всего и уеду. Со всех отключусь. Могу ли я уехать один и выключить телефон на неделю в путешествие? Могу легко выключить и буду недоступен полностью. Я предупрежу, конечно, у меня есть ответственность, но я так могу сделать. А дальше оно всё происходит, я доверяю жизни. Я очень сильно стараюсь доверять. Например, вчера был очень напряжённый день, первая половина дня. Очень много людей про это говорило. Я всё время ловил себя на мысли «Саша, тормози». Пространство не простое и в нем ты начинаешь в эту текучку входить. Не надо входить в текучку, надо чуть-чуть собраться. Мой день примерно так проходит.

[1:02:20] Никита Маклахов: Если говорить о способе взаимодействия с реальностью, ты скорее из тех людей, которые будут ждать какого-то отклика и знака и действовать скорее в потоке, чем пытаться заставить реальность подстроиться под себя?

[01:02:30] Александр Волчек: Я действую в двух вещах. Я и не жду, и не заставляю. Ожидание — это такая ложная духовность. Когда находишься в ожидании, это часто называется в бездействии и часто не в труде. Я считаю, надо трудиться. Надо работать. Надо действовать постоянно. Труд. Труд. И в тоже время я не могу заставить себя. Ощущение того, что я могу заставить Вселенную — это иллюзия. Я сразу скажу, я не живу планами. Я не живу планами вообще. Те планы, которые у меня иногда проявляются, это просто мои просыпающиеся где-то старые страхи. Я точно не живу планами. Есть у меня понимание где-то, что что-то произойдет через год или два, но я живу в доверии. Потому что если я точно буду знать и точно буду идти к тому, что будет через два месяца, это моя иллюзия происходящего, потому что в мире всё происходит так, как оно происходит. Нет никакого плана. Я и подстраиваюсь одновременно и в тоже время я всё время действую. Я всё время действую. Это очень важно. Если я в спокойном молчании, это значит, что это моё действие здесь и сейчас. Это действие наблюдения. Наблюдение — это действие, это не ожидание.

[1:03:49] Никита Маклахов: В какой момент и каким образом появилась духовность в твоей жизни?

[1:03:53] Александр Волчек: 2012 год. Август месяц. Я случайно услышал, что есть такое понятие как эзотерика и что есть люди, которые что-то видят.

[1:04:03] Никита Маклахов: Почему ты тогда был готов и открыт к восприятию этого?

[1:04:07] Александр Волчек: Вещи, которые мне рассказывали о ней, они были похожи на то, что у меня происходит и то, что когда человек что-то сделал, я почувствовал это. И побуждение у меня изначально было эгоистическое. Я увидел, что это сила, которой можно воспользоваться. В последствии конечно всё поменялось. Это пришло в целом в правило жизни.

[1:04:26] Никита Маклахов: Ты сейчас себя относишь к какой-то духовной культуре, к школе, традиции?

[1:04:32] Александр Волчек: Конечно, мне очень сильно близко понимание непривязанности к чему-то одному. При этом, конечно, у меня есть учителя. Хотя для меня учитель — это и вы, здесь сидящие, и природа, и море, и дерево, и любой человек на улице для меня может быть учителем. Я буду стараться всегда учиться. Направления, конечно, какие-то есть. Но я точно ни к чему сейчас не отношусь.

[1:05:03] Никита Маклахов: Помимо медитации в течении дня, какие-то есть практики, направленные на духовное развитие?

[1:05:15] Александр Волчек: Самая ключевая практика — это действия мои ежедневные с точки зрения принципов, не лгать, не врать, нести доброту. Смотреть, а каждое моё действие, которое я делаю, оно с добротой или нет? А в чем причина того, что я что-то делаю? Я сам с собой или я сейчас разговариваю, я стараюсь показаться кем-то другим, ради чего-то. Для меня самая важная практика в жизни — это следование тем принципам, которые есть с точки зрения жизни и не нарушение законов Вселенной. Это самое важное, что есть. Нет ничего важнее. Ни одна медитация, ни одна поза, ни один гуру учитель этого не даст, это невозможно. Они могут дополнить, они могут подсказать, они могут какие-то вещи показать. Но понимание приходит через труд и через действие, через то, когда я сам слежу. Один очень сильный человек сказал, что в целом человеку достаточно просто каждый день наблюдать при каждом своем действии, а он это делает с добротой или нет? Достаточно всю жизнь просто это делать.

[1:06:13] Никита Маклахов: А в течение дня у тебя есть какая-то рефлексия или, может быть, какой-то дневник, который ты заполняешь, чтобы проанализировать насколько ты в течении дня соответствовал тем принципам, которым стараешься соответствовать?

[1:06:23] Александр Волчек: Здесь очень много подходов, здесь я многие вещи делал. Я вел дневники, писал разные правила и записывал голосом, фиксировал каждый час. Есть очень много техник. Я могу сказать, что я разные инструменты использую. Но нет чего-то золотого. Есть много разных инструментов, каждый выбирает свое. Каждый выбирает себе близкое сейчас. Для меня много вещей близких, я часто захожу в церковь и делаю ведические мантры, езжу по России в экспедиции, и на Алтай, и в Хакасию, смотрю разных современных учителей, читаю книжки Рудольфа Штайнера, двадцатилетней давности учителей и где-то смотрю трактаты тысяч лет назад. Есть очень много разных возможностей, не всё может быть сделано с дневником, это не золотое правило. Тот, кто говорит, что записывая каждый день — это золотое правило. Для кого-то это настолько сложно и ещё хуже ему это сделает, а кому-то надо засечку на руке. Я бывает засечку на руке могу поставить, бывает в телефоне напоминание сделаю, всё по-разному. Я честно скажу, у меня много разных инструментов, я стараюсь их использовать и стараюсь даже при рекомендации давать всё же разные инструменты в зависимости от ситуации. Конечно, классно, если человек утром и вечером проанализировал, как он соблюдал сегодня, на кого-то раздражался или нет, он от друга ожидал что-то или нет. Это очень классно. Без фанатизма только.

[1:07:53] Никита Маклахов: Был ли какой-то момент в твоей жизни, опыт или событие, которое тебе показало, что те духовные принципы, которым ты стараешься следовать, они на самом деле находят свое отображение и проявление в реальность?

[1:08:05] Александр Волчек: Конечно, были вещи, которые я чувствовал на физическом теле, мгновенно, прямо здесь и сейчас. Когда что-то происходит на уровне энергии и это мгновенно чувствует. У тебя мгновенно исчезают мысли или мгновенно в теле становится больно или не больно. Наверное, это всегда является самым точным прояснением. Всё остальное — это причинно-следственные связи, и их человек видит, или я, или кто-то другой, неважно. Он может правдиво видеть, а может просто видеть умственно, умом своим взял и создал, что вот я же делал здесь так, поэтому здесь так. Это и есть часто непонимание того, что происходит. Это и есть иллюзорность. Человеку даешь какой-то инструмент в бизнесе, он его делает, а потом говорит: «У меня не выросла прибыль, поэтому ваш инструмент говно». А на самом деле у него не выросла прибыль, потому что сейчас рынок весь, например, в целом, она у него и так бы не выросла, она бы у него упала бы вообще в 5 раз. А этот инструмент позволил ему чуть-чуть удержать. Отвечаю на ваш вопрос. Я это вижу постоянно. Много ли ярких? Много. Они связаны с телом. Самое яркое всегда связано с телом или с мыслями. С мыслями сможет ощутить только сам человек. Только он сам может сказать и вы можете ему не поверить. В целом, очень важно всегда стараться видеть истинные причинно-следственные связи, не быть в заблуждении. Часто мы идём и слушаем какого-то спикера, потому что он сделал какое-то состояние. И говорят, он же олигарх, он вам расскажет, как сейчас в бизнесе делать. Но он сделал его 30 лет назад. Мало того, вы знаете, как он его сделал? Вы уверены, что это будет золотым правилом? Поэтому, чем классно у вас? Вы говорите, я провел более 100 интервью. Это когда люди слушают разную информацию от разных людей и что-то черпают для себя. Классно, если они черпают светлые вещи. Вы как раз тот человек, который можете направить. Правильного человека позвать и правильные вопросы задать, сделать правильные выводы. Правильно сделать так, чтобы человек раскрылся и его было видно по-настоящему, чтобы это был он, а не его иллюзия, ради того, чтобы сделать подкаст. И дальше сказать, а несёт ли это полезность, что-то поменялось? Каждый человек по-своему. Кто-то скажет, в интервью была фраза и она поменяла всю его жизнь, а кто-то скажет ни о чем, но на самом деле ему тоже поменяло. А кто-то скажет: «Я понял, я теперь это буду делать», на самом деле он ничего не понял, это просто его такая умственная штука, друзьям рассказать.

[1:10:30] Никита Маклахов: Как тогда научиться видеть эти истинные причинно-следственные связи?

[1:10:35] Александр Волчек: В первую очередь, начать формировать для себя принципы, по которым ты двигаешься. И смотреть: «Те задачи, которые я делаю, они соответствуют этим принципам? А эти принципы соответствуют той главной идее, к которой я иду или нет?» Постоянно держать эту связку. Очень глубокий вопрос и очень большой. А как видеть и понять? Стараться наблюдать. Стараться как можно больше наблюдать. И есть понятные вещи. Например, алкоголь — разрушителен. Кто-то скажет, нет, но можно же стакан вина пить, это же нормально пить стакан вина. Посмотрите, люди на Сардинии живут по 100 лет, постоянно пьют. А наркотики разрушительны? Нет, наркотики точно разрушительны. Есть люди, которые тысячи лет что-то употребляли и делали. Это какие-то привязки у человека. В целом, если взять то, к чему приводит или то, зачем человек употребляет алкоголь, вывод будет — разрушение. Просто не сопротивляться этим вещам. Это не значит делать протест, это не значит не употреблять. Кто хочет — пусть пьёт, кто хочет — пусть не пьёт. Или быть злым — это плохо. А кто-то скажет, что здоровый эгоизм — это классно. Пожалуйста, думайте так. Но если быть честным с самим собой и подумать, а можно не мириться со здоровым эгоизмом и не соглашаться с ним, просто хотя бы не соглашаться и наблюдать. Понять, что злость несёт только злость и убивает всё вокруг. Просто согласиться с этим. То следование этим правилам позволит очень легко замечать где истина, а где ложь. И в первую очередь, на самом деле, нужно наблюдение. Люди часто говорят, а дайте мне совет, а дайте, я хочу. На самом деле они не хотят, они не видят. Для этого человек ведёт дневник. Почему человек ведёт дневник? Потому что он все время вне осознанности. Зачем вести дневник? Если вы осознаны, дневник не нужен вообще. Поэтому каждому человеку нужен в 21 веке дневник для упоминаний, чтобы напомнить. Потому что мы живём вне осознанности, мы не помним, что происходило. 8 часов прошло и мы находились в состоянии заблуждения. Нам надо проанализировать свой день, нарушал я или нет. Но если я осознан в течении дня, то я постоянно анализирую нарушаю я или нет. Этого достаточно. Но действительно это не так легко. И поэтому вечером надо сесть и напомнить себе, проанализировать. Не надо много искать. По крайней мере, это мой принцип. Я всего лишь сейчас рассказываю свои какие-то вещи, они простые. Все вещи, они очень простые. К чему в жизни я пришёл? Что все высокие духовные вещи, они простые. Я был в прошлом году на Алтае, в этом году тоже там был, в прошлом году, что интересно, я был в музее Рериха, и там были такие места и была фраза у Рериха написана: «Люди, хватит спорить о том, какая религия важна и не важна. Все религии об одном». Не спорить, а смотреть какие-то общие там есть вещи. Для себя где-то их выбирать и применять. Только не жить в иллюзиях, применять также как на работе не быть сотрудником, который жалуется на своего руководителя, он хороший или он плохой, у него технология хорошая или плохая. А просто делать реально и разбираться, стараться делать правильные выводы. Что у меня сейчас нет клиента, потому что я что-то неправильно применил, где-то что-то не увидел, сейчас такое время. А не говорить, у меня сотрудник говно или партнер говно. Себя не гнобить, в страхи не влазить и следить за этими вещами. Это неимоверно важная вещь. В «А2.LIFE» у нас есть главный посыл «труд в радость». Трудиться, но при этом быть в состоянии радости.

[1:14:16] Никита Маклахов: Что ж Александр, думаю, что пришло время переходить к нашей заключительной рубрики. Спрашиваем у гостей 5 коротких вопросов. И первый касается такой книги, которую ты или сам перечитываешь, или любишь дарить другим людям, или книга, которая в свое время произвела на тебя какое-то сильное впечатление, что-то в тебе поменяла.

[1:14:36] Александр Волчек: Есть такая книга «Две жизни» Конкордии Антаровой. Это книга, которая широкая для восприятия, это книга, которую я недавно подарил своему племяннику, которому 13 лет. И ту книгу, которую я сам прочитал и кстати ещё читаю сейчас, я ещё читаю. Она очень глубокая и сильная.

[1:14:59] Никита Маклахов: Любопытно, потому что я тоже её прямо сейчас читаю на третьем томе. Что же, второй пункт про практику или привычку, которая есть в твоей жизни и от которой ты ни за что бы не хотел отказываться.

[1:15:15] Александр Волчек: Две вещи таких идёт. Первое — это ложиться спать вечером в 21:00-22:00 и вставать утром в 6:00 или в 7:00.

[1:15:28] Никита Маклахов:Как тебе удаётся ранний отбой с наличием троих детей?

[1:15:30] Александр Волчек: Они также ложатся. Мы кладём детей в это время. Я помню, когда я начал очень рано вставать, у меня были моменты, когда я встал в 5:00 утра. Я ложился всегда в 21:00, у меня вся семья и жена тоже переместилась с 11 на 9 и так далее. Все сразу же перемещались. Это вопрос семейной целостности, какой-то семейные привычки. Поэтому дети также действуют как и родители. Надо вместе стараться смотреть. С точки зрения другой жизни, наверное, это мои следования правилам жизни, тем, о которых я говорил в течение подкаста и наблюдение за ними. Невероятно важно донести добро и любовь другим людям, ничего от них другого не ожидая. Я рекомендую каждому человеку наблюдать за собой. Наблюдать по-настоящему. Это значит ты не просто анализируешь, ты это делаешь.

[1:16:20] Никита Маклахов: Спасибо. Третий пункт — это вопрос, который может быть ты уже задаёшь сам себе или рекомендовал бы другим людям задавать самим себе, если они хотят в себе что-то узнать, открыть, прийти к каким-то зрениям может быть, трансформациям. Такой вопрос для самоисследования.

[1:16:37] Александр Волчек: А несу ли я добро другим людям? Когда я начну нести добро другим людям?

[1:16:45] Никита Маклахов: Четвёртое — это сайт, сервис, инструмент, может быть, программа или, может быть, что-то из материального мира полезного, что тебе помогает в повседневной жизни?

[1:16:55] Александр Волчек: Я могу сказать, в бизнесе — это система управления задачами. В данном случае, я использую Мегаплан. Я его использую не из-за того, что я там работал, с точки зрения системы выполнения задач. Это лучшее, что сейчас есть для русского человека.

[1:17:08] Никита Маклахов: И напоследок пятое — это фильм, и критерии такие же как и с книгой.

[1:17:13] Александр Волчек: Очень сложный вопрос. Я думаю, что есть самое важное, что есть фильмах — это смотря фильм, постараться увидеть там смысл. Вчера сидел в барбершопе, и там шёл Интерстеллар. Это самый лучший фильм для барбершопа. Одна и та же сцена примерно. Мне очень нравится. Хотя для меня там были огромные переживания. Я его заново не могу смотреть. Потому что там очень сильные переживания отец и дочь. Он невероятно глубоко в этом сделан. С одной стороны, есть такие истории, но с другой стороны, я смотрю Марвел. Люди, которые это писали, они не простые. Там очень много настоящего. У меня есть такой мой духовный соратник из Индии, мы с ним вместе ходим. Что не рекомендую смотреть? Это ужасы и бесконечные драмы, бесконечные слёзы. Она очень сильно включает плохие энергии. Как-то мне сказал человек, что ужасы — это типа разрядка, он там сбрасывает плохое. Ты не сбрасываешь плохое, ты просто им питаешься и в этом месте его набираешь. Это не рекомендую.

[1:18:22] Никита Маклахов: Александр, в конце беседы я обычно оставляю гостям немножко времени, чтобы они могли рассказать о том, где их можно найти, какими проектами они занимаются, где можно наблюдать и познакомиться с ними. В общем, куда-то направить наших слушателей, чтобы побольше узнать о гостях и тебе.

[1:18:40] Александр Волчек: Я есть в Инстаграм, Фэйсбуке, vkontakte. И, конечно, мы сейчас запускаем новый проект «А2.LIFE». Мы сейчас делаем там очень сильный акцент на новую программу А2.LIFE Сильное решение с точки зрения бизнеса и работы. Конечно, я всех приглашаю туда. Новое моё вместе с партнером, новое с точки зрения бизнеса и с точки зрения развития компании для сотрудников, для топ-менеджеров и для владельцев. По крайней мере, это профессионально созданный и агрегированный материал. Есть понятие, когда я просто рассказываю непрофессионально, а есть — когда это такой труд, в который вкладываются, чтобы это было всё же сильно формализованно.

[1:19:21] Никита Маклахов: На этом будем прощаться. Спасибо тебе большое, Александр, за уделённое время в таком большом объёме, за твою открытость и за интересную беседу.

[1:19:29] Александр Волчек: Никита, большое спасибо тебе. Очень хороший проект. Очень хорошие смыслы доносятся от других людей про проект, очень приятно познакомиться.

[1:19:38] Никита Маклахов: Взаимно.

И напоследок, давайте вспомним правила и принципы, о которых нам сегодня рассказал Александр. Начнём с универсальных принципов жизни. Мой гость считает, что фундаментом всех наших действий должны стать открытость, доверие и честность по отношению к себе и по отношению к другим. Лучшее, что можно сделать — это нести добро и любовь людям, не ожидая от них ничего взамен.
Перейдем к правилам ведения бизнеса. Правило номер один — видеть в каждом сотруднике лучшее из того, что он способен сделать. Следует помогать в этом сотрудникам и прорабатывать все трудности, с которыми они сталкиваются. Правило номер два — относиться к людям по-человечески, мотивировать их смыслом, а не кнутом. При этом нужно следить за kpi, потому что контроль показателей помогает принимать взвешенные решения. Третье правило для деловых партнеров. Отношения между ними должны строиться на договоренности. Прежде чем начинать совместный бизнес, нужно обсудить и прописать цели, сценарии, все детали и вопросы. Четвёртое правило особенно пригодится тем, кто нацелен на быстрый карьерный рост. Выполняйте свою работу качественно, показывайте результат, не бойтесь брать на себя новые задачи и обязательно доводите дела до конца. Правило номер пять. Если вы чувствуете, что пора уходить из компании, не мучайте ни себя, ни других. Принимайте решения быстро. Только помните о том, что ваши действия не должны быть продиктованы страхом. Пожалуй, это и есть те ключевые принципы, которые прозвучали в выпуске. Также мой гость подчеркнул, что важно наблюдать за собой в каждый момент времени. Постарайтесь, чтобы ваши действия всегда были пропитаны добротой и соответствовали вашим собственным принципам. Успехов.