Как видеть людей насквозь? Цитата Ильи Степанова из выпуска подкаста Будет сделано!

Гость выпуска — Илья Степанов, политтехнолог, эксперт-практик в области детекции лжи и распознавания эмоций. Он не понаслышке знает о технологиях, которыми пользуются сотрудники спецслужб. Узнаем, как вывести собеседника на чистую воду!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK

Любимые книги гостей подкаста

В каждом выпуске наши гости рекомендуют лучшие, по их мнению, книги. Мы тщательно изучили рекомендации, убрали лишнее и оставили главное! Заполните форму и мы тут же пришлём вам на почту сочный PDF-документ со списком 10 лучших книг по версии героев подкаста. Стоит прочитать!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[01:04] Что такое профайлинг? Имеет ли он научные основания? Стоит ли доверять?
[09:16] Как профайлинг и психодиагностика помогают в достижении целей?
[20:07] Чем люди отличаются друг от друга? Как оценить подвижность нервной системы?
[26:41] Какие цели преследует ваш мозг, когда вы совершаете добрые поступки?
[30:12] Как развивать наблюдательность и внимательность? Как работает интуиция?
[33:47] Как распознать ложь?
[47:18] Формула дружбы Ильи Степанова. Как установить прочную связь с любым человеком?
[55:35] Действенны ли аффирмации? Для кого они подходят?
[57:51] Рекомендации в рубрике «Три в одном»: книга, привычка и сервис.

В выпуске были упомянуты

1) Elevate — приложение для тренировки мозга
2) Memorado — игры для мозга
3) Lumosity — тренажёр для улучшения когнитивных навыков
4) Скорочтение — приложение для iPhone
5) A Сlockwork Brain — набор оригинальных головоломок
6) Fit Brains Trainer — приложение для iPhone
7) Peak — развивающая игра

Илья Степанов в Интернете

1) stepanov_comlab — профиль в Instagram
2) stepanov_profiler — профиль в VKontakte
3) Илья Степанов — канал на Youtube
4) Stepanov Ilya — профессиональный сайт Ильи Степанова

Рубрика «Пять в одном»

1) Книга — Роберт Грин «48 законов власти», Николо Макиавелли
«Государь»

2) Привычка — внимательно и молча слушать людей
3) Сервис — тренажёры для мозга Викиум и тренажёры для мимики Ceylon Soft
4) Вопрос — Зачем?
5) Фильм — Великий Гэтсби

Главные идеи выпуска

1. Профайлинг — это общение с человеком с целью выяснить, что это за человек, в чём его слабые и сильные стороны, как на него влиять, чего от него ждать, умеет ли он обманывать и т. д.
2. Умение изучать людей позволяет избавиться от пустых ожиданий и иллюзий в отношении них, помогает исключить обиды, споры, конфликты и недопонимание.
3. Человек с устойчивой нервной системой может долго испытывать
эмоциональный или физический стресс. Если нервная система неустойчива, то человек старается как можно быстрее выйти из этого состояния, так как не выдерживает напряжения.
4. Мозг постоянно обрабатывает всю поступающую информацию, хотя мы не осознаём. Интуиция, тревога, сомнение — это результат пассивного анализа мозгом данных. Если наблюдательность развита, то интуиция работает достоверно.
5. Любые отношения управляемы. В частности, существует формула дружбы: «близость + частота + длительность + интенсивность».

Практические рекомендации

1. Занимайтесь на курсах актёрского мастерства и делайте специальные упражнения — брейнфитнес, чтобы развивать гибкость поведения и мышления.
2. Чтобы тренировать наблюдательность, смотрите на человека во время разговора. Учитесь замечать особенности мимики и жестов, а потом будете их анализировать.
3. Смотрите видео без звука и попробуйте на 24 часа отключить аудиальный канал, надев беруши (депривация слуха). Мозг вынужден будет перестроиться на визуальный канал восприятия.
4. Изучайте язык тела, чтобы лучше распознавать обман, ведь ложь — это несоответствие между словами человека и тем, что показывает его тело.
5. Старайтесь в беседе смещать фокус с себя на собеседника, проявлять человеколюбие и любопытство, а также помнить об уникальности каждого человека.

Понравился выпуск? Послушайте также

Станьте патроном подкаста

Выражаем благодарность за поддержку нашим патронам: Дмитрию Балиеву, Анастасии Чередовой, Гуле Кебурия, Максиму Каджиеву, Изабелле Инсалл, Ксении Демченко, Максиму Шошину, Николаю Марченко, Сергею Баскакову, Евгению Носову, Елене Янишевской, Никите Дубинину, Алексею Кравченко, Ине Ступеле, Денису Гончарову, Андрею Нецепляеву, Ильнуру Исмагилову, Денису, Анне Башкировой, Александру Михайлову, Евгению Пономареву, Николаю Чернобаеву, Александре, Артуру, Джей Ласт, Андрею Завалищеву, Алексею Драч, Вячеславу Семушину, Дмитрию Юрьеву, Екатерине, Cpaty, Анатолию Наумову, Themart, Евгению Юревичу, Антону, Андрею Вахтанову, Ольге Иванченко, Дмитрию, Артёму Богомолову, Ивану Афанасову, Ирине Ананьевой, Петру Голову, Сергею Шарову, Александру Баратову, Наталии Куделе, Денису Махневу, Марине, Евгению Ковалёву, Майку Прокопетсу, Александру Сергиенко, Алексею Ягуру, Денисс Хмелевскис, Андрею Панасюку, Екатерине Ларюсиной, Анастасии Белкиной, Кириллу Клёцину, Игорю Николаевой, Ксении Бородулиной, Марине Устиновой, Андрею Масленникову, Ольге Балога, Петру Ляпунову, Антону Дедову, Марии Бесединой, Лии Смекун, Марии, Александру Кубышеву, Денису Виноградову, Игорю Батракову, Алексею Кулакову, Дмитрию Юрьеву, Юлии Дахнович, Виктору Чеснокову и приглашаем вас присоединиться к клубу патронов «Будет сделано!» — сообществу самых преданных и благодарных слушателей подкаста, которые вносят неоценимый вклад в развитие проекта. Кто такие патроны и как стать одним из них, подробно описано на нашей странице в сервисе Patreon.

 

Текстовая версия подкаста с Ильёй Степановым

[00:29] Никита Маклахов: Добрый день! В эфире подкаст от проекта «Будет сделано!» — программа для тех, кто хочет больше за меньшее время, а также жить и работать без стресса. Я её ведущий, Маклахов Никита. Сегодня у нас в гостях Илья Степанов — политтехнолог, эксперт-практик в области детекции лжи и распознавания эмоций. И поговорим мы сегодня о том, как с помощью тех знаний и навыков, которыми владеет Илья, научиться лучше понимать себя и других людей. Илья, приветствую!

[01:03] Илья Степанов: Здравствуй, Никита.

[01:04] Никита Маклахов: Что же, Илья, не так давно мы записывали два выпуска, которые более-менее перекликаются с темой нашей сегодняшней беседы. Один выпуск был с Валентином Василевским, с ним мы беседовали о соционике; другой был с Семёном Черноножкиным, и с ним мы обсуждали тему влияния. Если их род деятельности был мне понятен примерно сразу, то с тобой дела обстоят иначе — пока что мне вообще непонятно, чем же конкретно ты занимаешься, и кому и каким образом это может быть нужно, важно и полезно. Расскажи про это для начала, пожалуйста.

[01:40] Илья Степанов: Окей, я тебя понял. Я занимаюсь тем, что общаюсь с людьми и общаюсь на результат. Деятельность, которой я занимаюсь, называется профайлинг — от слова «профиль», «профилирование», то есть когда ты понимаешь, кто перед тобой, что за человек, его сильные, слабые стороны, как это можно применить, как на него есть смысл влиять, чего от него ждать, чего не ждать, как он будет лгать, обманывать, как он не будет этого делать, и применение этого в разных контекстах. Те, с кем я работаю, — это сфера бизнеса, политики, в прошлом и сфера силовых структур, правоохранительных органов. И это та самая ситуация, где есть вопрос человеческих рисков, очень же часто люди любят сваливать: «Почему так?», «Он — такой человек». То есть задача применения меня, как специалиста, либо в принципе этих знаний — это снижение человеческого фактора и управление человеческим фактором. В общих чертах вот так.

[02:41] Никита Маклахов: Хорошо, а скажи, на чём построены все твои знания и навыки? Что ты изучал, на каких, может быть, теориях, науках весь профайлинг базируется? Что лежит в основе него?

[02:52] Илья Степанов: На сегодняшний момент из той теории, которой мы придерживаемся, профайлинг включает в себя девять больших направлений. Одним из базовых является оперативная психодиагностика — это как раз понимание, что за человек перед тобой, его сильные и слабые стороны, базируясь на его нервной системе, на вопросах нейрофизиологии. Второй темой является распознание лжи, чтение эмоций, и здесь всё базируется на невербалике — мимика, микромимика, эмоции, чтение поведения человека здесь и сейчас. Третье — это то, что касается манипуляций, жёстких переговоров, разрушение убеждений, по факту, инструмент дестабилизации человека, чтобы выбить его из колеи, поменять его состояние, установки, убеждения — всё ложится сюда. Четвёртым направлением становится графология — это чтение человека по почерку и по его графическим трудам. Следующее, что стоит разбирать, — это гипнотехнологии; шестым стоит разбирать всё, что касается холодного чтения — это сбор информации о человеке внешне, то, чем пользовался Шерлок Холмс. Горячее чтение — это сбор информации из существующих источников. Инструменты, которые позволяют в момент какой-то коммуникации, стартового знакомства производить вау-эффект, то есть это управление вниманием собеседника. Следующее, что стоит разбирать, — это социальная инженерия, как себя ведут люди, как они выстраивают организацию, коллектив, семью, социум. Рассмотрение человека, как животного, понимание, что люди, как система, как муравейник работают вот так, и здесь будут закономерности, которыми можно пользоваться. И стоит коснуться системного мышления и в принципе развития мышления — и внимания, и памяти, и скорости обработки, и скорости реакции, то, насколько ты долго нагрузку можешь выдерживать. Постоянно нужно заниматься развитием своего мозга, это необходимо, во всех сферах пригодится, но здесь прямо необходимо. Потому что даже один человек, один собеседник, который есть передо мной — носитель такого объёма информации, с которым нужно быстро управляться, нужно действовать здесь и сейчас.

[05:03] Никита Маклахов: То есть ты хочешь сказать, что за свою, прямо скажем, не очень пока что длинную жизнь ты изучил и отточил каждое из этих направлений? Причём многие из направлений я слышу впервые.

[05:15] Илья Степанов: Откровенно скажу, что не всё. Допустим, сидят 3 человека, которые говорят: «Мы занимаемся профайлингом», все знают все эти темы, но кто-то узко специализирован, допустим, в 2-3-х направлениях из названных мною. Они понимают друг друга, о чём говорят в своей специфике, но каждый более прокачан в каком-то направлении. У меня, допустим, как автора методологии с точки зрения оперативной психодиагностики, вопросов нейрофизиологии, здесь очень большая опытность, которой я пользуюсь, в то же время и развитие системного мышления и ложь. Я себе сейчас подтягиваю по максимуму то, что связано с графикой, но я знаю, что есть те, кто в этом лучше, и лучше я человека возьму на сложную работу, мы втянемся и будем работать — я делаю одно, он делает другое, качественное разделение функций, качественное разделение труда.

[06:09] Никита Маклахов: Хорошо. А насколько всё это дело научно? Почему я спрашиваю? После одного из наших выпусков, как раз про соционику, одна из наших слушательниц в социальных сетях написала пост, что «прослушала такой-то эпизод, он мне понравился, хочу изучить соционику поглубже». И буквально за 10 минут к ней набежала толпа комментаторов, которые закричали, что соционика — это ненаучно, это вообще какая-то ересь, «как ты смеешь об этом писать, проповедовать сектантскую штуку». Скажи, насколько все эти вещи, о которых ты говоришь, основаны на реальных научных, подтверждённых данных, и насколько им можно верить?

[06:47] Илья Степанов: Наверное, не всё может быть общепризнанным, возьмём ту же самую графологию. Те или иные школы в постсоветском пространстве могут говорить, что это лженаука. А, к примеру, в европейской культуре и в Израиле она на уровне институтов и применяется спецподразделениями с точки зрения антитеррористической безопасности. И поэтому я даже про соционику, кстати, могу сказать как плюс, так и минус — те, кто говорят, что это ересь, пишут о том, что «ой-ой, вы пытаетесь нас типировать, подобрать, всё это вообще гороскопы размытые». А если знать хорошо историю появления соционики, то вопросы отвалятся и сразу сойдут на нет, потому что в принципе прародителем соционики является Юнг, и если знать нюансы, как юнгианство развивалось и долго до соционики, то можно любому комментатору дать полный ответ. И если кто-то попытается сказать, что Юнг — это ненаучно, то, получается, он разрушает целую школу психологии и психоанализа. Собственно, здесь есть важный нюанс по поводу научности — есть научный подход и есть ненаучный подход. Ненаучный подход — это когда люди приходят и говорят: «Оно так работает, и верьте в это», в эзотерике этого много. В научном подходе ты всегда можешь проверить процесс, ты можешь проверить действия, результат. Можно ли это проверить? Да, можно. Где об этом можно почитать? Огромное количество источников, которые можно просто перечислить — люди, берите, смотрите, изучайте. Как можно найти таких специалистов? В каждой сфере, которую я назвал, есть специалисты по миру, не в единичном количестве, которые работают профессионально, а где-то ещё есть такие профессии, внесённые в систему законодательства. И здесь вопрос в другом — чаще всего люди науку очень сильно избегают, людям проще верить в чудо, в эзотерику, чем понять и усвоить науку. Не во всём, но наука присутствует, науки нет, к примеру, в теме холодного и горячего чтения — это просто навыковые вещи, которые где-то берут начало из старых вещей — иллюзионизм, ментальные фокусы, потому что это по факту набор техник, для того чтобы произвести на человека эффект, чтобы у него отвалилась челюсть, рот открылся и всё, он потерялся. Здесь нет науки, здесь чисто навыковые инструментальные вещи.

[09:16] Никита Маклахов: Хорошо, я думаю, бы более чем полно ответил на мой вопрос, и я предлагаю немножко опуститься на землю и обсудить более конкретные и осязаемые вещи. Скажи, насколько конкретно твоя жизнь, твои жизненные результаты изменились, возможно, в лучшую сторону с того момента, как ты начал изучать и практиковать все эти вещи, все 8-9 направлений, о которых ты только что говорил? И то же самое спрошу про твоих учеников, студентов — то есть, как изменяется жизнь, когда человек приобретает эти навыки?

[09:50] Илья Степанов: Хороший вопрос. Во-первых, про себя — в принципе, у меня вся жизнь построена на применении этих навыков, это вопрос мировоззрения, меняется именно подход, меняется мировоззрение, как ты относишься к другим людям, как ты на них реагируешь, что ты с этим можешь делать. Ты перестаёшь от людей ожидать. Это ведь самое страшное — люди очень часто конфликтуют или начинают спорить, обижаться, что в семье, что на работе, что в каких-то бизнес-вопросах, за счёт того, что выстраивается недопонимание. Либо очень часто люди не соответствуют тому, что мы от них ожидаем, и вот применение всех этих вещей в первую очередь позволяет избавиться от ожиданий — ты понимаешь, что человеку это или свойственно, или не свойственно. Здесь и сейчас, чтобы не додумывать: «Он, наверное, не хочет со мной говорить, наверное, потому что я вчера должен был ему отзвониться и не отзвонился». Вместо того, чтобы додумывать, я вижу человека и говорю: «Как себя чувствуешь?», он мне отвечает, а я по лицу вижу, правда, не правда, грустный, не грустный. Я вижу реакцию, я могу с этим что-то сделать. Я просто прихожу домой и вижу у своей супруги на лице, к примеру, беспокойство, я могу включить рациональность и сказать: «Что-то случилось?» и дотошно её расспрашивать. А могу быть выше этого — просто подойти и обнять её, постоять с ней так 10 минут, и это тоже поможет, хотя если бы я этого не знал, я мог это пропустить, мне бы потом вечером высказалось: «Ах, ты вообще мной не интересуешься», и классический бытовой конфликт. Я, наверное, не качественная выборка, потому что я почти всю жизнь занимаюсь этим, потому что это мой и род деятельности, и хобби, и заработок, моя профессия. А по поводу тех, кто учится, кто приходит осваивать хотя бы какое-то из направлений — есть совершенно разные отзывы. Есть те, кто приходят и говорят: «Спасибо большое, я думала разводиться со своим мужем, а я теперь понимаю, какой он, у нас все конфликты исчезли. Я перестала требовать от него то, за что на самом деле он, с точки зрения его мозга, не способен, и нам стало легче, он стал понимать меня, выстроилось взаимопонимание». Люди приходят из бизнеса, говорят: «Я понял, почему у меня буксовало это направление, я не понимал, почему в этом проекте всё плохо», он взглянул по-новому на своих сотрудников и просто поменял их местами, посадил каждого на то место, к которому он более способен. Потому что люди очень часто приходят устраиваться на работу, потому что какой-то курс прошёл, книжку прочитал, в ВУЗе отучился и говорит: «Я буду маркетологом». А ты понимаешь, что он настолько неподходящий для этой сферы, что плевать на его обучение, по психологическому профилю ему это не свойственно, его эффективность будет крайне мала, я лучше посажу его на переговоры, на презентации, на живое вещание, там он будет лучше подходить. Есть те, кто вообще приходит с другим запросом, приходят разобраться в себе — понять себя, освоить себя и принять себя как можно лучше. Есть те, кто непосредственно про продажи. Хороший пример — это продажи рекламы на телевидение, Газпром-Медиа, Алькасар-Медиа. Когда я уехал, поработав с ними, в следующем месяце они повысили свою прибыль на 60% — показатель того, что поменялся подход, они ушли от шаблонного, скриптового принципа к индивидуальному. У них же всё-таки не носки, и продажа рекламы на телевидении многоходовочная, то есть это история, когда ты сначала знакомишься с клиентом, его долго ведёшь, а ещё желательно, чтобы он постоянно возвращался, история бывает многолетней. И они поэтому выстраивали по другому принципу, а теперь приезжают, понимают, кто он по профилю, как с ним работать, как быстро его к себе расположить, как заполучить его доверие, и начинают выстраивать сеть долгосрочных связей, за счёт чего и старых клиентов удалось вернуть, и новых сильнее, скажем так, раскрутить. Поэтому здесь скорее вопрос не в том, полезны ли знания, которыми я пользуюсь, и они пользуются, а в какой области человек их хочет применить. Когда человек ко мне приходит и говорит: «Я хочу так же, как вы, я хочу, как в фильмах, сериалах, хочу, как Шерлок Холмс», я спрашиваю всегда: «Зачем?» И если человек просто отвечает: «Мне интересно, это классно», я с ним не работаю, я не беру его ни на учение, ни на консультации, это бесполезно — у человека нет области приложения. Зачем? Для чего тебе это? Потому что в противном случае он получит новые знания, новый инструмент, который будет также пылиться, потому что почти у всех есть папка на компьютере «Разобрать», «Посмотреть», «Важно». Не нужно превращать эти практические знания в папку «Посмотреть», должно быть конкретное приложение, в семью — хорошо, к детям — хорошо, в работу — понятно, управление компанией — понятно. А просто так, интересно — это бестолково, это стояние на месте, трата себя, своих ресурсов, своего времени, моего времени, это не эффективно.

[14:55] Никита Маклахов: Я вижу, что областей применения этих знаний довольно много, но сейчас мой мозг волей-неволей возвращается к теме соционики. Почему? То, что ты описал сейчас, все преимущества твоих инструментов, на мой взгляд, сильно пересекаются именно с соционикой, то есть определение сильных и слабых навыков, черт своей личности, личности других и взаимодействие с людьми уже через эти знания. Расскажи, чем твои инструменты отличаются, может быть, в фундаменте, в стратегии, в сути от соционики? Чем они лучше? И почему стоит, на твой взгляд, изучать то, что ты изучаешь, а не, например, соционику, которая лично мне пока что кажется немножко проще в освоении?

[15:37] Илья Степанов: Легко. Во-первых, не люблю вообще вектор приложения, что лучше, что хуже, потому что в зависимости от людей разные инструменты подходят. Это — раз. Во-вторых, есть важный нюанс, если мы вернёмся к соционике, к юнгианству и в принципе поймём, что это такое — это классификация личности, там очень много поведенческих, личностных вещей. Углубимся в суть, в науку: есть личности, есть мозг. Личность — структура динамическая, она меняется, то есть в ходе жизни у нас вопросы личности меняются, и социотипы, кстати, тоже меняются под воздействием внешних факторов, стрессовых вещей, серьёзных потрясений в жизни человека, и он в социотипировании выдаст другой результат. Но в момент того, как ваша личность меняется, мозг сохраняется, с ним ничего не происходит — точно также работают принципы, точно также активируются те или иные зоны нейронов, та же самая скорость нервных процессов. Однако, если произойдёт какое-нибудь физическое или химическое повреждение мозга, например, черепно-мозговая травма, химическое разрушение путём наркотиков, долгого употребления алкоголя и каких-то других моментов, то очень часто замечаешь, что совсем другой человек, он по-другому себя ведёт. Мы понимаем, даже на примере лоботомии, что физическое или химическое разрушение мозга приводит автоматически к изменению личности. Мы легко можем сделать вывод: личность является непосредственно продуктом мозга. Так вот, соционика базируется на типировании личности, оперативная психодиагностика базируется на определении мозга. Говоря цинично, грубо — глубоко всё равно, что за личность сидит передо мной, мне нужно понимать, как у него работают мозговые процессы, с какой скоростью, где слабые места, как дестабилизировать и перезамкнуть именно мозги. Потому что мало ли, как он себя ведёт, мало ли, что он говорит, как выглядит и внешне всё это показывает — это изменяемо, поведенческие параметры очень нестабильные. Меня интересует статика — то, что происходит в его голове. В соционике есть некие нюансы, изначально в ней было очень много моментов так называемым тестовых, и по сей день есть много тестов, по которым можно выявить социотип. Потом люди, которые стали развивать соционику дальше, попытались пришить к ней, назовём так, внешние параметры — так выглядит, такой нос, такое лицо, попытались срастить с физиогномикой. И здесь есть много упущений, на самом деле. Всё-таки соционика по большей части является коммуникационной — мне нужно поговорить с человеком, послушать его ответы, что он выбирает, на что опирается, чтобы понять, логик он или этик, сенсорик или интуит, то есть эти моменты надо разобрать. С точки зрения оперативной психодиагностики мне не нужно, на самом деле, с хорошим уровнем владения вступать в контакт с человеком, мне нужно увидеть динамику его мимики, динамику его невербалики, жестикуляции, эмоциональной сферы. Это нюансы, считываемые внешне, без прямого контакта. На хорошем уровне владения, чтобы понять, что за человек перед нами, нужно меньше минуты. На уровне новичка — минут 10. Вот и вся разница.

[18:42] Никита Маклахов: Дорогой друг, как ты, наверное, уже успел заметить, личная эффективность — это моя страсть. Я посвятил ей уже больше 5 лет своей жизни и могу сказать, что беседовать с гостями на эту тему очень приятно и интересно. Но гораздо более приятно проверять всю информацию на практике, превращать ее в опыт, передавать знания другим людям и видеть, как в их жизни происходят реальные изменения к лучшему. Кто-то делает рывок в бизнесе, кто-то получает повышение на работе, а кто-то внезапно находит время для себя и своих увлечений. Поэтому я приглашаю тебя в Академию личной эффективности, которая однозначно поможет тебе выйти на новый уровень в работе и в жизни. От других обучающих проектов Академию отличает как минимум то, что я искренне заинтересован в результатах каждого студента. Я лично буду сопровождать тебя на протяжении всего обучения, лично будут отвечать на твои вопросы и помогу выстроить систему эффективности, которая подходит именно тебе. Присоединяйся, если хочешь жить насыщенной жизнью, в которой найдётся место всему — и выдающимся успехам на работе, и яркому отдыху. Подробнее об Академии можно узнать на сайте willbedone.ru или просто написав мне личное сообщение ВКонтакте или в Facebook.

[20:08] Никита Маклахов: Я от тебя услышал, что психодиагностика основана на физиологии. Скажи, а разве мозги по своему строению, по своей форме и содержанию не одинаковые у всех людей? Где здесь различие, где индивидуальность кроется?

[20:23] Илья Степанов: По форме — да, по содержанию — да, но есть очень важный нюанс. Несмотря на то, что мы всегда рисуем, что есть лобные, теменные доли, височные, одни клетки могут перенимать функции других клеток, плюс у мозга был выявлен такой параметр, как пластичность — способность его развиваться, как мускулатура, накачиваться. Но есть другой момент, что несмотря на то, что по форме у нас вроде мозги одинаковые, не зря же говорят, что есть мозг мужчины, есть мозг женщины, образно. Нас интересует с точки зрения физиологии два параметра нервной системы — подвижность и устойчивость. Что такое подвижная нервная система: мы с тобой о чём-то говорим, сказали с тобой слово соционика, оно в мозгу означает, что в этот момент загорается 10 тысяч нейронов, это огромная цепь. Вопрос подвижности — это способность цепи быстро переключаться с одной цепи на другую, что приводит к смене настроения, увлечения, то есть способность быстро адаптироваться к внешним и внутренним раздражителям. Есть люди, у которых такая подвижная система, а есть люди с малоподвижной системой, это пока цепочка до конца не догорит, не обработает полностью импульс, когда все синусы передадутся, следующая цепочка не загорается. По принципу, что он застрял на процессе, доделал, может другой, если параллельно что-то складывается, он выпадает в осадок, ничего с этим сделать не может, по принципу однозадачных лбов. Это вопрос просто малой подвижности нервной системы. А есть устойчивость и, скажем так, малоустойчивость. Каждую клетку можно описать в виде лампочки, то есть малоустойчивая нервная система, малоустойчивая нервная клетка — это принцип лампочки Ильича, она пропускает через себя импульс и начинает светиться, передавать сигнал, вот она загорелась. И если она будет гореть долго, то она лопнет, перегорит, поэтому задача этой клетки — как можно быстрее от импульса избавиться, чтобы выдержать напряжение. А есть устойчивая нервная система — это как лампочки накаливания, она загорелась, горит, горит и может долго выносить это напряжение. Человек может долго находиться в эмоциональном, физическом стрессе, находиться долго в нагрузке, нервная клетка этой цепи долго-долго активна, какой-то участок долго работает, человек, допустим, погружён в какой-то процесс, какую-то проблему. И всё это обусловлено не тем, что «о чудо, человек таким родился», а по факту, как ребёнка выносили в утробе, потому что, если ребёнку не будет хватать, например, глюкозы и кислорода, происходит так называемое органическое отравление белком, идёт ослабление нервной ткани, особенно в последний триместр, и мы получаем ребёнка с малоподвижной и слабой, неустойчивой нервной системой, потому что ослаблена нервная ткань. Либо наоборот, если мама беременная вплоть до родов, до 8 с лишним месяца продолжает работать на телефоне, она серьёзный руководитель, с пузом, всё время в стрессе, кого-то материт, с кем-то ругается, постоянно находится в отчётах, у неё очень высокий уровень адреналина повсеместно — конечно же, это сказывается, плод тоже подвергается воздействию, тем более гормональному, и это начинает по-своему влиять на нервную систему. По факту первый триместр, где сильное гормональное воздействие, и последний триместр, где формируется нервная ткань, сильно влияют на плод. И, казалось бы, мы одинаковые по форме, разный вес мозга, объём разный, но интересует как раз-таки не совсем мозг, а то, из чего он состоит — нервные клетки, нервная система.

[23:44] Никита Маклахов: Правильно ли я понял, что психодиагностика работает в первую очередь с двумя параметрами нервной системы — это подвижность и устойчивость? Эти два параметра закладываются у нас на этапе формирования плода, если можно так сказать, когда нас вынашивает наша мама. И условно, если взять двух одинаковых беременных женщин в одинаковых условиях, то можно предположить, что в будущем у их детей будет примерно одинаковая нервная система?

[24:14] Илья Степанов: Можно, кроме очень важного «но» — мы никогда не поместим женщин в одинаковые условия, потому что для этого нам нужно взять хотя бы по профилю, допустим, по здоровью, по психотипу тоже одинаковых женщин. Это можно сделать, причём в советское время в рамках работы комитета госбезопасности такие исследования делались — была идея, скажем так, правильной селекции. Повлиять на то, кого ты хочешь вырастить, можно, понимая, какие условия нужно создавать. Поэтому, если взять условно одинаковых мам, в одинаковые условия поместить и одинаково с ними работать — да, можно получить один и тот же результат.

[24:49] Никита Маклахов: Хорошо, что нам дальше делать с этими параметрами? Они как-то проходят дальше классификацию, то есть мы типируем людей на их основе, как в соционике?

[24:59] Илья Степанов: О да, ещё как. Этот наш прекрасный ребёнок рождается, допустим, он даже родился с малоподвижной и неустойчивой нервной системой. Первый годик, пока он ничего не держит, головой еле болтает, начинает видеть, осваиваться, понятно, ничего с ним не скажешь, но с года уже легко типировать. Любой ребёнок начинает формироваться и познавать этот мир, начинает происходить очень много процессов — коммуникация с людьми, с пространством, с объектами. И наш мозг, собственно, нервная система начинает проявляться в очень интересных статичных параметрах — мимика, жесты, эмоции, мышления, то есть то, как у него работают шестерёнки. Пока он ещё маленький, пока он не усвоил от родителей модель поведения, до 3-4-х лет ещё в поведении и во внешних проявлениях тоже свой психотип показывает. Наш мозг — это инструмент адаптации в окружающем мире, это инструмент твоего собственного выживания в этом суровом пространстве. И как раз мозг начинает проявляться в этих признаках — внешний вид, мимика, жесты, речь, поведение, эмоции, мышление — 7 каналов, которые начинают формироваться. И поэтому, наблюдая за человеком, по этим каналам в обратный процесс я могу понять, что в его голове, как он будет анализировать, действовать и так далее. Возьмём подростка или взрослого, центральная нервная система формирует психотип, психологический профиль, в котором есть очень интересные вещи — это цели и средство. Не та цель, когда человек прочитал книжку, сходил на тренинг, и ему сказали: «Твоя цель — большой бизнес или куча денег». Нет, мозг во всех действиях, поведениях, речи пытается достигнуть этой цели, для него это энергетический источник по факту. К примеру, у кого-то целью является поднятие собственного эго, мозгу необходимо, чтобы в поведении и поступках человек достигал, чтобы его эго погладили. Средство достижения — привлечение внимания к себе и к своей деятельности. Кому-то необходим эмоциональный комфорт, именно гармония, гармонизация, гуманизация окружающего пространства и людей, которые в него включены. И чаще всего такой человек, если на него влиять, будет достигать этой гармонии за счёт доброты, положительного отношения к окружающим, возвышения чужих приоритетов перед своих, за счёт самопожертвования. Есть очень устойчивые подвижные нервные системы, которым необходимо получение новых каналов положительных эмоций, потому что в силу такой скорости обработки, в силу устойчивости он привыкает к уже впитанному и обработанному, и нужно новое. Поэтому, чаще всего он достигает нового за счёт смены интересов, увлечений, хобби, места, коллектива, то есть высокий уровень социальной и физической подвижности — попытка поймать это разнообразие. И так как мозг управляет человеком, то в действиях, в словах, в поступках он начинает этим руководиться, достигать этой цели. Я могу, изначально видя человека перед собой, понимать, что для него, как для живого организма, как для мозга, первостепенно, что важно, а это позволяет и мотивировать его нематериальной мотивацией, и в принципе упаковывать под него предложение, чтобы оно попадало в целостную картину именно его мозга, и понимать, что от него ждать, можно прогнозировать поведение, как он себя поведёт в той или иной ситуации.

[28:23] Никита Маклахов: Хорошо, картинка складывается потихоньку в единое целое, и я для себя и для слушателей ещё раз попробую всё то, что мы проговорили, резюмировать. Илья занимается довольно необычной и, прямо скажем, сложной деятельностью, которую можно назвать комплексно профайлинг. Правильно?

[28:42] Илья Степанов: Да.

[28:44] Никита Маклахов: Отлично. В профайлинг входит множество направлений, и то направление, которое мы сейчас больше всего обсуждали — это оперативная психодиагностика. Она основана по сути на изучении мозга и нервной системы и обращает внимание на два основных параметра — это подвижность и устойчивость нервной системы. Эти параметры у нас врождённые, формируются на этапе до нашего непосредственного рождения. Итого, у нас вышло 7 проявлений этих двух параметров — подвижности и устойчивости нервной системы. В реальной, в активной жизни — это мимика, жесты, эмоции, мышление, речь, поведение и внешний вид. И уже с этими внешними проявлениями такие специалисты, как Илья, могут работать, чтобы на их основе произвести оценку параметров нервной системы и понять, как с конкретным человеком работать. Потому что с помощью этих параметров можно узнать, что человеком движет, какие у него цели, не краткосрочные, которые он себе поставил, а цели именно на физическом уровне. И также можно примерно понимать, какого поведения от человека можно ожидать. Довольно-таки непросто всё это у нас, по крайней мере, у меня идёт один из самых сложных на данный момент подкастов, технически-научно сложных.

[30:10] Илья Степанов: Хотели же науку.

[30:12] Никита Маклахов: Более-менее проясняется. Тогда задам тебе прямой вопрос — что бы ты посоветовал людям, которые заинтересовались этой темой, которые видят, что тема может быть им полезна? Возможно, есть какие-то простые упражнения, которые можно практиковать в реальной жизни? Допустим, общаясь с человеком, на что обращать внимание, чтобы делать какие-то более-менее объективные выводы?

[30:32] Илья Степанов: Здесь даже не совсем знания важны в первую очередь. В первую очередь людям важно развить свою наблюдательность. Я постоянно, из раза в раз повторяю и сейчас тоже проговорю, что сегодня у людей категорически низкий уровень внимательности и наблюдения. Если говорить на языке спецподразделений, есть разные зоны восприятий — красная, жёлтая, оранжевая и белая. До конца 20 века люди в большинстве своём, просто находясь на улице, находились в оранжевой зоне внимания — настороженность, то есть когда сбоку появлялся какой-то объект, движение, они могли отреагировать, то есть мозг мог обработать и выдать какую-то реакцию — увернуться, отойти, заволноваться, выдать какой-то тревожный сигнал. Сегодня в большинстве своём, согласно всем исследованиям, которые проводятся, люди находятся в белой зоне внимания, в зоне невнимательности. Они легко ударяются о прохожих, задевают объекты, к ним легко можно сбоку подойти, залезть в карман, людей сегодня стало проще обманывать, проще можно проникнуть в их личное пространство за счёт того, что люди сфокусированы не на внешнем пространстве, а в большинстве своём на гаджетах — смартфоны, телефоны, планшеты и так далее. Или просто в наушниках, он идёт по улице, но в наушниках, то есть, опять же, он где-то внутри, а не во вне. Поэтому самое первостепенное — это развитие наблюдательности за счёт простых моментов: хотя бы отключить аудиальный, звуковой канал, начиная от простого, что включите фильмы, видео без звука, либо передачи любимые без звука, чтобы просто посмотреть, что вы видите, и что вы можете из этого понять. Дальше вы можете провести эксперимент посложнее — пойти в аптеку, купить беруши, их в уши и отправиться на улицу и хотя бы 24 часа, а желательно 72, хотя бы 5, на самом деле, пока просто ходите по парку, по торговому центру, провести время с депривацией слуха, когда вы не слышите. Мозг, вынужденный собирать информацию извне, чтобы вы могли выжить и не погибнуть, будет вынужден перенастроиться и переключить все ресурсы с аудиального канала на визуальный — это тоже один из способов. Дальше, есть такие старые задачки, кто помнит: найдите 10 отличий, 50 отличий — это тоже фокусировка за счёт того, что мы начинаем фокусироваться на глазах. В принципе, когда начинаете вступать в любой диалог, начните параллельно тому, что слушаете собеседника, во-первых, смотреть на него — не в телефон, не в сторону, кивая головой, «да, да, это интересно», а на собеседника. Просто заметьте, что, когда он говорит, у него вообще лицо не двигается, или наоборот, он орёт, а у него так забавно раздуваются ноздри, он так интересно губы поджимает, они становятся маленькие, как куриная задница, или наоборот, этот человек всё время подёргивает одним плечом. Главное — сначала начать замечать, а потом анализировать. В первую очередь — развитие наблюдательности. А дальше можно уже наслаивать и оперативную психодиагностику, и ложь, и так далее. Если хочется ложь наслаивать, то тут всё просто — нужно выучить одну простую формулу из необихевиоризма: стимул, обработка, реакция. Если хотите уметь читать другого человека, нужно научиться задавать стимулы. Стимул — это целенаправленное воздействие на нашего собеседника, вопрос, действие, если я коснусь человека — это стимул, я задал вопрос: «Где мои деньги?» — это стимул, девушка, которая слегка на свидании приспускает лямку с плеча, задаёт стимул, я, когда на сложных переговорах выливаю стакан специально на собеседника — это стимул. Мой стимул собеседник в силу своего психотипа как-то обрабатывает и выдаёт реакцию, реакция происходит по 5 каналам, которые нас интересуют: вегетативная нервная система — это всякие покраснения, побледнения, мышечные напряжения, пересыхание слизистой. Речь, жесты, мимика, эмоции и поведение — 5 каналов. Сделали стимул, увидели реакцию, сделали стимул, увидели реакцию, это и есть считывание поведения другого человека, это чтение его состояния, чтение его поведения. А если хочется прямо ложь выявлять, то ложь — это всегда то, что человек, и то, что показывает его тело, его невербалика, лицо, не соответствует. Он говорит, что уверенный, и при этом, допустим, отходит назад и зажимается, тело говорит, что он неуверенный, верим телу. Он говорит, что вернёт нам деньги, а головой показывает движение «нет» — не уверен он, что вернёт деньги. То, что показывает тело, и то, что говорит человек, расходится — простое определение лжи. Если брать развитие самим психодиагностики, здесь будет сложнее. Но если человек начнёт наблюдать, то он сам, в принципе, поймёт, что люди разные, это тоже очень хорошо. Потому что в принципе, когда занимаешься человекочтением, профайлингом, человековедением, главное — научиться смещать фокус с себя на другого. Мы всегда играем на поле нашего собеседника, мы всегда подстраиваемся под того, кто перед нами, в зависимости от того, какой он. А все свои принципы, устои, загоны, религии, политические убеждения убираем в маленький комочек, в чёрный ящичек и далеко-далеко вглубь. Потому что всегда профайлер работает, как такой доппельгангер, двойник, он плавуч и разнороден в зависимости от того, с кем работает, и для этого нужно практиковать гибкость поведения и гибкость мышления. Гибкость поведения можно от банального посещения всяких ролевых игр живого действия, театральный курсов, а гибкость мышления — это, опять же, брейн-фитнес, можно тренажёры на телефон поставить, хотя бы так — минимум, который можно быстренько усвоить и сделать.

[36:44] Никита Маклахов: Интересно. Получается, что первый и основной навык, который следует развивать, если хочешь овладеть навыками психодиагностики — это наблюдательность. Самый простейший инструмент, который Илья предлагает, это отключать звуковой, аудиальный канал. Как только вы начнёте это делать, мозг усилит, можно сказать, ваше зрение, вы начнёте, возможно, подмечать то, что раньше не подмечали. И уже на основе этого можно будет в дальнейшем выстраивать анализ и делать какие-то выводы.

[37:14] Илья Степанов: Я даже добавлю: не просто начнёт подмечать. Здесь же какая история? Многие люди полагаются на интуицию, чуйку, если говорить грубыми словами, жопу филина, когда понимаю, а сказать не могу, пятым местом чувствовать, как говорится. Что такое интуиция на уровне нейрофизиологии? Дело в том, что есть мы, мы с тобой сейчас общаемся — это мы, это личность, это сознание, а есть мозг. И всё, что в глаза попадает, даже в периферию, всё, что попадает в уши, то, что мы чувствуем запахи, ольфакторный, густаторный каналы, кинестетический канал, мозг всё равно обрабатывает. И в случае возникновения опасности, сомнения или тревоги возникает интуитивное чувство «ой, не надо, не ходи, что-то не так», мы с тобой осознанно не понимаем, почему это, а чувство возникло. В итоге это чувство — это результат пассивного анализа, что попадает в канал обработки. И как только человек начнёт наблюдать за собеседником, он хотя бы даст мозгу возможность анализировать визуально, аудиально человека, потому что он начнёт смотреть не на телефон, а на собеседника. И хотя бы та же самая интуиция получит возможность работать более достоверно, потому что объём информации станет больше и чище, потому что он начнёт видеть человека, смотреть на него и даст своему мозгу работу.

[38:36] Никита Маклахов: Ты говоришь, что зачастую интуиция — это вовсе никакая не интуиция, а просто результат неосознанной обработки мозгом огромного объёма информации и какая-то выдача, не всегда та выдача, которую мы верно трактуем и воспринимаем, но выдача уже в результате этой обработки огромного массива данных?

[38:56] Илья Степанов: Да, так и есть.

[38:58] Никита Маклахов: Тогда что у нас получилось: первый навык — это наблюдательность и внимательность, про него мы уже поговорили. И второй, глобальный навык — научиться снимать фокус с себя и переводить на собеседника. Если вы хотите научиться читать других людей, разумеется, нужно научиться обращать на них внимание и перестать всё время думать о себе и находиться мыслями в себе. А для этого полезно, по мнению Ильи, тренировать, во-первых, гибкость поведения, это можно развить курсами, например, актёрского мастерства, и, во-вторых, гибкость мышления. Здесь нам помогут различные тренажёры для мозга, игры, помогающие нам прокачать наш мозг.

[39:42] Никита Маклахов: Дорогой мой слушатель, я очень благодарен тебе за то, что ты проводишь время в обществе меня и моих гостей. На подготовку каждого выпуска мы тратим десятки часов, и я хочу, чтобы ты знал, что, затратив всего лишь 2-3 минуты, ты можешь внести огромную лепту в развитие этого подкаста. Способов для этого существует множество: оставь отзыв о подкасте на iTunes, расскажи про подкаст своим друзьям в социальных сетях или в реальной жизни, подпишись на нашу рассылку на сайте willbedone.ru. Поддержи подкаст материально или просто напиши мне личное сообщение в соцсетях. Твоя поддержка — это топливо, на котором работает двигатель нашего подкаста. Каждый отзыв, каждая ссылка, каждое доброе слово заряжают нас на движение дальше, поделись же ими.

[40:31] Никита Маклахов: Хорошо. Илья, всё-таки наш подкаст о личной эффективности. И сейчас хочу тебя спросить, как те знания о мозге, поведении, влиянии могут помочь именно в личной эффективности? Например, в деле освоения привития новых привык или в деле настройки на работу, когда нам не хочется работать, но надо. Как все эти навыки и инструменты могут помочь повлиять на себя, чтобы настроиться на работу или глобально достигать своих целей быстрее и более качественно?

[41:01] Илья Степанов: Прямо резануло слух, особенно заставлять себя что-то делать. Объясню, почему. Допустим, понимание себя, то, какой у тебя мозг, какая нервная система, какой профиль, позволяет понимать себя, словно инструмент, эффективно в этой жизни применять, в какой области, как, под какие задачи, что позволяет достигать эффективности. Потому что, если ты понимаешь, что у тебя упадок сил, энергии, каких-то ресурсов, то это значит, что цель мозга не удовлетворена, надо её удовлетворить, нужно её подсобрать — такой подход хороший. Либо, допустим, если у человека подвижная и неустойчивая нервная система, вектор «заставить себя, посадить» — это для него очень губительно, потому что он начинает действовать вопреки своей нервной системе и мозгу, который сделает саботаж. Он будет противиться, потому что начинает работать в расход. Поэтому понимание себя с точки зрения личной эффективности — это самый непосредственный плюс, потому что ты знаешь, как себя применять эффективно на 100%, как из себя выжать по-максимуму, словно ты автомобиль или орудие труда. Во-вторых, с точки зрения личной эффективности, многие люди забывают, что личная эффективность складывается не только из моих способностей, но и способностей тех людей, которых я в задачу вовлекаю. И применение знаний, которыми я занимаюсь, всей моей практики, это умелое взаимодействие с людьми вокруг, вовлечение их в свои задачи, проекты, сделать так, чтобы они доставали то, что тебе нужно с точки зрения информации и ресурсов. И здесь выбор человека — хотите только своими руками, типа «я всего добьюсь сам, не надо мне помогать, я сам дойду до этого», такой подход того самого ребёнка, который заявляет о самостоятельности, пытаясь кому-то что-то доказать. Хотите так? Пожалуйста. Но что-то мне подсказывает, что когда у тебя легко получается коммуницировать, а задача, допустим, детальная, и если я сам сяду делать детальную задачу, которая мне не свойственна, я буду дохнуть, кусать локти, нервничать, смотреть в телефон, включать Вконтакте, то есть буду плохо работать. Мне проще вовлечь другого человека выполнить эту задачу, то есть умело делегировать, повлиять, манипулировать в то время, как я буду заниматься тем, что мне хорошо и комфортно. Выбор у каждого свой — самому пахать или вовлекать в вашу стратегию жизни, в ваш путь эффективности других людей, это второй момент. А третий момент — с точки зрения развития мозга никому ещё не помешало то, что он начал думать быстрее, память стала лучше, потому что это по факту улучшает уровень и качество жизни. Ты начинаешь не тупить, начинаешь быстрее усваивать всё, что проникает, быстрее догадываться, быстрее понимать, быстрее решать новые задачи и лучше входить в них, создавать новые направления за счёт того, что мозг получает новые технические параметры. Это всё равно, что поставить новый двигатель в автомобиль, который круче, так и здесь. Просто люди сейчас заняты другим, люди могут спокойно подойти весной к зеркалу, увидеть, что на боках появилась «ручка любви» и сказать: «Надо её оторвать, надо её сбросить». И нет такого зеркала, к которому человек может подойти, посмотреть и сказать: «Что-то у меня в голове плесень какая-то, давно я мозгами не пользовался». Объективно, как только люди заканчивают школу, мозгом уже не пользуются. Сегодня большая проблема, что самый ранний случай заболевания старческим склерозом Альцгеймера — 37 лет, хотя планка раньше была выше — 50 лет. Из-за большого появления современных условий, гаджетов и так далее, упрощения жизни, многие люди стали меньше пользоваться таким ресурсом, как мозг.

[44:51] Никита Маклахов: Раз уж ты делаешь такой сильный акцент именно на развитии способностей мозга, может быть, тогда перечислишь свои любимые игры, упражнения? Чем ты пользуешься, чтобы поддерживать мозг в форме?

[45:02] Илья Степанов: Легко. Бразурное у меня стоит наше отечественное — это Викиум, очень качественно сделанное, приятное, там есть разные теоретические материалы, напоминалки, приятно работается. На телефоне я занимаюсь ежедневно, у меня стоят классика мировая — это Lumosity. Скорочтение у меня стоит как на телефоне, так и на планшете. A Clockwork Brain — «мозг, как часы работающий», хорошее, красиво оформленное. Fit Brains — это ещё одно приложение, в котором я занимаюсь. Peak — тоже набор упражнений. Memorado — там тоже много задачек, не только на память, Elevate. И тренажёр мимики на компьютере — Мимика 3.0, Мимика 3.2 и на телефоне SoER. Это постоянно, всё равно, что делать зарядку каждый день.

[45:56] Никита Маклахов: То есть развитие мимики тоже как-то улучшает мозг в целом?

[46:01] Илья Степанов: Конечно. Во-первых, это позволяет смещать фокус, ты же обращаешь на это внимание. Там показывается лицо человека, у которого на короткий интервал времени меняется состояние, и ты должен определить, какую эмоцию показали за эти 4 микросекунды — гнев, удивление и так далее. Во-первых, приучиваешься смотреть на лицо, если никогда этого не делал. Во-вторых, это укрепление знаний по чтению эмоцию.

[46:26] Никита Маклахов: Классно, надо будет попробовать. Хорошо, смотри, снова вспомню один из предыдущих выпусков, в нём мы беседовали с Семёном Черноножкиным на тему влияния, как раз на тему того, как объединить людей вокруг своей задачи. И его рецепт был такой: нужно, общаясь с человеком, представить свою задачу в контексте его интересов, то есть объяснить человеку, что он получит, в чём преуспеет, если поможет тебе в решении твоей задачи. Как работает влияние, как работает объединение людей вокруг задачи в твоей практической системе и в твоей системе координат?

[47:03] Илья Степанов: Во-первых, принцип, который был описан предыдущим спикером, здесь полностью соблюдается, просто появляется другой подход. Я не просто описываю ситуацию, я понимаю, что за человек передо мной и понимаю, как облегчить нужную мне задачу, нужную цель так, чтобы ему было комфортно. Вообще, так как очень много работ, которые сроднились со спецподразделением, то есть агентурной работы типа вербовки, то много принципов, которые есть именно в спецслужбах. Любая коммуникация, любые отношения — управляемые. В принципе, даже есть формула дружбы. Что такое дружба? Люди говорят: «Это мой человечек, мои отношения». Дружба — это управляемая вещь, просто в большинстве своём люди на общение с близкими людьми либо забивают, и как идёт, так идёт, вы не правы, мы не поладили и так далее, либо берут на себя ответственность и управляют коммуникацией. У дружбы есть формула: близость + частота + длительность + интенсивность — это и есть дружба. Близость — это насколько тесный, откровенный контакт, это вопросы расположить человека, разговорить, вызывать у него доверие. Частота — это периодичность, то есть как часто мы контактируем, которую тоже можно запланировать, даже в календарик поставить «касаться человека». Длительность — здесь есть как общий интервал, как долго мы общаемся, так и интервал времени, тоже можно расписать, когда, сколько нужно пообщаться. И интенсивность — это насколько высокий эмоциональный фон, не важно, положительные эмоции либо негативные, но эмоциональный фон должен быть, потому что он по-своему делает эмоциональную ассоциативную привязку в мозге у этого собеседника. Так можно, как говорится, подружиться с любым человеком независимо от его статуса, положения. Так работает моя специфика — добираться до очень сложно доступных людей, потому что либо нужно их расположить, либо завербовать, либо вытащить из них информацию. Эта конструкция отношений — тоже инструмент влияния. Опыт моих переговоров — я прихожу первый раз, минут 15 мы проводим с человеком в ознакомительной беседе, а потом всё, уже 1,5 часа, человек должен был уйти через час, он ещё не уходит, и я уже знаю всё. В какой-то момент человек останавливается и говорит: «Я не понимаю, почему я это вам всё говорю». А я просто делаю невинное лицо и говорю: «Не знаю, наверное, просто я располагаю к общению», хотя всё это были управляемые процессы — в нужный момент я вбросил эту фразу, где-то проигнорировал человека, то есть это всё было управляемое, это всё инструменты влияния. Это схема, либо набор схем, которыми ты пользуешься. На любого человека можно влиять, вне зависимости от того, кто сидит перед нами.

[49:41] Никита Маклахов: В очередной раз я вернусь к выпуску с соционикой, и Валентин как раз рассказывал, что любой человек, который изучает соционику, рано или поздно проходит через этап, когда ему кажется, что все люди легко читаются, что все люди понятны, что все люди одинаковы. Но, по его мнению, через какое-то время это проходит, и начинаешь осознавать индивидуальность. Ты же говоришь, что любое общение складывается из кирпичиков, то есть люди в общении, в коммуникациях управляемые, и сами коммуникации — управляемые на 100%. Получается, так?

[50:17] Илья Степанов: Не на 100%, а хотя бы на 85-90%, потому что есть факторы, которые мы можем не знать, то есть то, что у человека происходит в жизни, и он придёт на встречу, а мы не знаем, что произошло, но это можно вытащить и отрегулировать. И здесь есть, кстати, важный нюанс — адский стереотип, который был озвучен в соционике, очень опасен, потому что он начинает развивать гордыню, тщеславие даже, я бы сказал, вместе два греха, и надменность по отношению к людям. Мы всегда, когда учим оперативной психодиагностике, прививаем одно — не пафосность, а человеколюбие, потому что каждый человек, даже если ты понимаешь его нервную систему, именно он перед нами, ему сегодня 35 лет, я знаю его мозг, я знаю, как он будет реагировать на мои стимулы и провокации, как он себя поведёт. Но он — это отдельная галактика, он сложился под множеством факторов, и очень интересно и любопытно поисследовать, проникнуть, понять, как интересно он сложился. Я всегда привожу такую метафору, сравнение, как Николай Дроздов, который «В мире животных» вёл, он говорил: «Эти две интересные ящерки, давайте за ними понаблюдаем». Моя задача — чтобы в людях вырос внутренний Дроздов, чтобы у них была искренняя любовь и любопытство к другим людям, потому что каждый человек сложился совершенно по-разному. Это как сидишь в ювелирном магазине или вообще на природе, это всё деревья, но ты смотришь на них, они разные. Так и люди — они сидят все, допустим, одного психотипа, но они разные, и от этого становится классно и кайфово, потому что ты расширяешь свою большую библиотеку разных людей, это очень интересно.

[52:00] Никита Маклахов: А как совместить в себе эти два отношения, что с одной стороны у тебя внутренний Дроздов, ты считаешь, что человек — это целая галактика, с другой стороны, у тебя сейчас задача проманипулировать человеком, вывести его на какую-то реакцию, и у тебя есть готовые конкретные инструменты, которыми ты собираешься сейчас бессовестно пользоваться? Как совмещаются, нет ли противоречия здесь?

[52:23] Илья Степанов: Легко. Во-первых, нет противоречия, потому что всё-таки не бессовестно пользоваться, а не забывать про человеколюбие. Наша задача не навредить человеку, первая парадигма, с кем я никогда не работаю, это те люди, которые приходят и говорят: «Я хочу власти, я хочу быть крутым», таких сразу разворачиваем и отправляем домой. Потому что в первую очередь развивается ответственность. Закон первый: влезая в другого человека, воздействуя на другого человека, ты несёшь ответственно за всё — за действия, процесс, последствия, то есть, что ты делаешь, как это протекает, и что будет с человеком потом. Без определённой любви и уважения к человеку ты эту ответственность взять не сможешь. Поэтому, даже если на интервале короткого действия я делаю неэкологичный поступок, я его дестабилизирую, вывожу на гнев, на истерику и так далее, я взял на себя ответственность за то, что потом качественно ему будет лучше, я выведу его на другой результат.

[53:20] Никита Маклахов: Этакий кодекс чести профайлера?

[53:23] Илья Степанов: В моём понимании — да, я просто по-другому не могу, даже с теми, кто приходит с нуля учиться, пропустить этот шаг, и я постоянно его буду повторять и прививать.

[53:35] Никита Маклахов: Ладно, тогда давай посмотрим, что у нас получилось. Обсуждали мы с тобой только что, чем же нам навыки профайлинга и психодиагностики могут помочь в личной эффективности. И, как я понимаю, у нас получилось 3 основных причины: первая — вы начинаете лучше понимать себя и как применять себя в этой жизни, ведь, по мнению Ильи, часто упадок сил, самосаботаж, сопротивление работе свидетельствует о том, что наши действия идут вразрез, как Илья выражается, с целями нашего мозга. Психодиагностика, профайлинг помогают это осознать и встать на правильное направление, на котором нам будет всё даваться гораздо легче, проще и в результате, конечно, лучше и эффективнее. Это был первый пункт. Второй пункт — это понимание того, что всё-таки часто личная эффективность складывается из коллективного ресурса, потому что очень много вокруг нас есть задач, с которыми другие люди из нашего окружения, наши коллеги, сотрудники, подчинённые справятся гораздо лучше нас. И здесь наша задача — выстроить с ними правильную коммуникацию и сделать так, чтобы они были заинтересованы в выполнении этих задач. И здесь психодиагностика приходит на помощь тем, что помогает управлять любыми отношениями и, как бы цинично это ни звучало, даже помогает понять, что дружба — это не какая-то абстрактная вещь, а вполне конкретно её можно разложить на три аспекта: близость, интенсивность и частота, как часто мы контактируем с человеком. И, зная эти элементы, можно выстроить дружеские отношения с любым интересным и нужным нам человеком. И третье — в той или иной степени все эти навыки прокачивают скорость мышления, а скорость мышления — это то, что напрямую влияет на личную эффективность. Тогда задам тебе такой вопрос, который, мне кажется, нельзя не задать, он совсем не научный, скорее эзотерический, но всё-таки. Что ты думаешь по поводу аффирмаций, то есть каких-то мотивирующих фраз, может быть, вдохновляющих, ободряющих, которые человек говорит сам себе на регулярной основе, рассчитывая, что это как-то изменит его состояние, настрой и, возможно, его результаты в дальнейшем? Есть ли у тебя именно свой научный взгляд, свой профайлерский взгляд на этот термин?

[56:08] Илья Степанов: Стоит учитывать, что нет ничего плохого, это вопрос установок, это вопрос убеждений, самонастроек, опять же, эффект плацебо туда входит. Это очень хорошая вещь, но аффирмация подходит для людей с повышенным уровнем внушаемости, потому что людям, допустим, с малоподвижной нервной системой тяжелее это даётся, возможно, даже меньше даётся. Если человеку это помогает, то почему бы не пользоваться. В том, что двигает нас вперёд, в том, что даёт нам более комфортное состояние, нет ничего плохого. Здесь есть чёткие научные описания — человек становится увереннее, спокойнее, волнение снижается. Это же непосредственное состояние, которое позволяет дальше действовать эффективнее.

[56:56] Никита Маклахов: А есть ли возможность быстро определить, малоподвижная у меня нервная система или достаточно подвижная, чтобы был смысл использовать аффирмации?

[57:05] Илья Степанов: Первый параметр, самый простой — это вопрос подвижности мимики, потому что мимика является непосредственным отражением того, как работает нервная система. Здесь легко понять, можно лицо разбить на три уровня — от верхней линии лба до нижнего века, от нижнего века до верхней губы и от верхней губы до шеи. Обычно малоподвижная мимика — это когда у нас очень мало, либо практически не разнообразно работает верхний уровень и средний уровень, потому что губы у всех работают, нижняя часть у всех работает. А средняя и верхняя часть необязательно, и у подвижной мимики это включённость всего лица, потому что это 44 мышцы, они более разнообразны, действенны и подвижны. Мимика является прямым показателем подвижной нервной системы.

[57:51] Никита Маклахов: Что же, Илья, тогда получается, что мы постепенно подходим к концу нашего подкаста, и в конце нас ожидает регулярная рубрика. В этой рубрике я задаю гостям сразу 3 вопроса. Пожалуйста, посоветуй мне и нашим слушателям, во-первых, книгу, так или иначе связанную с личной эффективностью или с личным развитием, которая произвела на тебя большое впечатление и помогла тебе что-то осмыслить и изменить в жизни в лучшую сторону.

[58:20] Илья Степанов: Я буду брать из любимых тем, то, что мне очень нравится и очень близко — это «48 законов власти» Роберт Грин, очень хорошая. Либо то, на что он опирается — это, собственно, Никколо Макиавелли «Государь».

[58:33] Никита Маклахов: Отлично. Второй вопрос о любимой привычке. Какая у тебя есть привычка в жизни, без которой ты себя просто не представляешь, которая тебе очень сильно помогает и поддерживает?

[58:45] Илья Степанов: Слушать других людей, сидеть в компаниях, в разных местах знакомых, незнакомых и молчать, наблюдать и слушать, собирать информацию извне.

[58:54] Никита Маклахов: И напоследок — сервис, сайт, приложение, программа, что угодно, что также тебе помогает, делает твою жизнь проще и интереснее.

[59:02] Илья Степанов: Хорошо, тут я дам две. Это как раз современный ресурс, где можно хорошо позаниматься мозгами — Викиум. А там, где люди могут получить разные мимические тренажёры и бесплатно скачать, сайт, над разработкой которого я работал, это Ceilon Soft.

[59:20] Никита Маклахов: Здорово, тогда у нас получилось следующее. Во-первых, книги — «48 законов власти» Роберт Грин и Никколо Макиавелли «Государь». Привычка — больше слушать других людей и больше молчать, потому что молчание обычно помогает слушать. И приложений тоже получилось два, точнее не приложений, а сайтов, оба они направлены на развитие наших когнитивных способностей, первый называется Викиум.ру и второй называется ceilonsoft.ru. Разумеется, ссылки на них мы укажем в текстовом описании нашего подкаста. Что же, на этом мы постепенно будем закругляться и прощаться. Илья, я тебя благодарю за непростой, на мой взгляд, но интересный разговор. Очень надеюсь, что у нас с тобой сегодня получилось донести в понятном виде до наших слушателей основные идеи, позиции профайлинга и психодиагностики. Я тебе желаю, чтобы твои цели в общении с другими людьми всегда были достигнуты, а нашим слушателям желаю уже, видимо, не в первый раз, научиться с помощью любых инструментов, с помощью соционики, профайлинга, каких угодно инструментов лучше понимать себя и других людей и наконец-то начать действовать в своей жизни больше в соответствии со своими целями мозга и со своими сильными сторонами, не пытаться их игнорировать, а изучить, понять их и начать выстраивать работу в соответствии с ними. Спасибо тебе, Илья, и до новых встреч.

[1:01:02] Илья Степанов: До новых встреч, спасибо тебе большое.

Вы прослушали очередной выпуск подкаста от проекта «Будет сделано!» Чтобы вы могли извлечь из него ещё больше пользы, я оформил для вас специальные бонусные документы. В них в очень удобном и красивом виде собраны все самые главные идеи и рекомендации от наших гостей по каждому выпуску. Напишите пару приятных слов на странице подкаста в iTunes или опубликуйте ссылку на подкаст на своей странице в любой из социальных сетей. А после этого напишите мне в личные сообщения или на почту, и я буду рад отправить вам эти бонусные документы. Также не стесняйтесь присылать мне обратную связь, вопросы, идеи и комментарии. А я в свою очередь приложу все усилия к тому, чтобы каждый выпуск был интереснее и насыщеннее предыдущего. Оставайтесь с нами, и все самое важное в жизни будет сделано!