Цитата Юрия Строфилова из выпуска подкаста Будет сделано! Бег и марафоны

Гость выпуска — Юрий Строфилов, владелец сервиса онлайн тренировок S10.run и автор книги «Не про бег». В 50 лет пробежал свой первый марафон, а через год стал самым быстрым российским бегуном на Нью-Йоркском марафоне. Сейчас у Юрия за спиной все шесть крупнейших марафонов мира. Учитесь бегать!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK, Overcast

Слушайте, скачивайте, подписывайтесь!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[02:00] Чем занимаются жители Португалии во время самоизоляции? Как позаботиться о своём здоровье в домашних условиях?
[08:52] Почему Юрий Строфилов начал бегать после 50 лет? Как обстановка в городе способствует или мешает жителям заниматься бегом?
[13:43] Вредит ли увлечение бегом и парашютным спортом здоровью коленей?
[16:33] Как бег помогает справиться со стрессом? Каковы впечатления Юрия от своего первого марафона?
[19:37] Как проходит обычный день Юрия в Португалии?
[25:25] Как увлечение бегом сказывается на семье и других сферах жизни?
[29:44] Как бег влияет на эффективность? Как не заскучать наедине с собой?
[38:10] Откуда брать информацию и как её обрабатывать? Как звучит главное правило журналиста? Зачем писать «письма в космос»? Как написать книгу?
[48:30] Почему Юрий советует работать не с корпорациями, а с людьми? Как выбирать людей, с которыми стоит работать, и чему у них можно учиться?
[56:55] Как Юрию Строфилову удалось добиться результатов всего за год? Где брать мотивацию и как бегать в удовольствие, если есть тренировочный план?
[1:06:13] Как добиться прогресса в беге? Зачем новичку нужен тренер?
[1:13:23] Рубрика «Пять в одном»: книга, привычка, сервис, вопрос, фильм.

В выпуске были упомянуты

1) Курс Полезного Действия — обучающая программа от проекта «Будет сделано!»
2) Эмиль Затопек — многократный олимпийский чемпион и рекордсмен мира в беге на длинных дистанциях
3) The Monk in the Garden — книга Робина Хенига
4) Большая пайка — книга Юлия Дубова
5) Scrivener — программа для писателей
6) Лекции профессора Селуянова — коллекция видео на YouTube
7) Стоп-бег — страница-шутка про лечение зависимых от бега

Юрий Строфилов в Интернете

1) strofilov — профиль в Facebook
2) #Stroки на бегу — личный сайт Юрия Строфилова
3) S10.run — сервис онлайн тренировок, проект Юрия Строфилова
4) Не про бег — книга Юрия Строфилова

Рубрика «Пять в одном»

1) Книга — Джим Коллинз «От хорошего к великому»
2) Привычка — 1 час без внешних раздражителей наедине с собой
3) Инструмент — Википедия
4) Вопрос — А не хернёй ли я занимаюсь?
5) Фильм — Money Heist

Главные идеи выпуска

1. Бег — это не про героизм, самопреодоление и гигантские морально-волевые усилия. Бег — это про кайф.
2. Бег затягивает и со временем начинает вытеснять из жизни все остальные занятия. Любительский бег — это компромисс между бегом, работой и семьёй.
3. Тренер помогает правильно составить тренировочный план, а также даёт объективный взгляд со стороны. Новичок не способен сам оценить своё состояние.
4. Работа на корпорацию убивает, поэтому работать надо с конкретными людьми. Тогда будет меньше проблем и появится возможность перенять у начальника и коллег много полезного, например, взгляды, опыт и мудрость.
5. Нужно смотреть на 10 лет вперед, а не заботиться лишь о завтрашних планах, и тогда вы всегда будете готовы ко всему, что бы ни происходило.

Практические рекомендации

1. До полудня не включайте телефон и избавьте себя от входящего потока информации, чтобы заниматься важными задачами, ни на что не отвлекаясь.
2. На пробежках слушайте аудиокниги, чтобы расширять кругозор, обогащать свой внутренний мир и мысленно общаться с автором книги.
3. Не пишите того, чего не понимаете, узнавайте значения слов прежде, чем использовать их. Мысли оформляйте в абзацы, а абзацы сохраняйте в программу для заметок или превращайте в посты для соцсетей.
4. Чтобы добиться прогресса в беге, регулярно, но осторожно меняйте тип и объём нагрузки. Так вы создадите для организма стресс и заставите его адаптироваться.
5. «Читайте этикетки», то есть пытайтесь понять, что вы потребляете. Это касается всего: информации, людей, занятий и так далее.

Понравился выпуск? Послушайте также

Станьте патроном подкаста

Выражаем благодарность за поддержку нашим патронам: Ярославу Лучко, Андрею Васильеву, Виталию Калинке, Вере Кудакиной, Алексею Щербе, Алексею Карцеву, Павлу Сазонову, Андрею Вахтанову, Марие Головко, Денису Махневу, Анастасии Белкиной, Кириллу Афонину, Кириллу Клёцину, Татьяне Шавкера, Ольге Балога, Лие Смекун, Ирине Ананьевой, Александру Гостеву, Павлу Лосеву, Ассету Темирхану, Анатолию Наумову, Анне Волковой, Ольге Иванченко, Алексею Ягуру, Александру Наманюку, Артёму Богомолову, Ивану Афанасову, Александру Баратову, Мише Бондаренко, Анатолию Гаврилову, Артёму Шавину, Александру Сергиенко, Андрею Панасюку, Антону Дедову, Ксении Бородулиной, Павлу Потаповой, Андрею Масленникову, Марии Бесединой, Алексею Михайлову, Евгению Пономарёву, Николаю Чернобаеву, Андрею Завалищеву, Славе Семушину, Алексею Карпову, Владиславу Смирнову, Марине Устиновой, Михаилу Истоминой, Евгению Грицаю, Петру Шарову, Юрию Вронскому, Наталье Куделя, Алексею Романову, Евгению Ковалёву, Екатерине Малофеевой, Юлии Байковой, Денису Полэуктову, Анне Башкировой, Игорю Батракову, Родиону Смирнову, Дарье Горякиной, Алексею Кравченко, Денису Дрекову и приглашаем вас присоединиться к клубу патронов «Будет сделано!» — сообществу самых преданных и благодарных слушателей подкаста, которые вносят неоценимый вклад в развитие проекта. Кто такие патроны и как стать одним из них, подробно описано на нашей странице в сервисе Patreon.

 

Текстовая версия подкаста с Юрием Строфиловым

[00:06] Никита Маклахов: Добрый день! В эфире подкаст «Будет сделано!», с вами я, его ведущий, Никита Маклахов. Сегодня у меня в гостях Юрий Строфилов, владелец сервиса онлайн тренировок по бегу S10.run и автор книги «Не про бег». В 50 лет Юрий пробежал свой первый марафон, а через год принял участие в Нью-Йоркском марафоне и стал самым быстрым спортсменом из России. Сейчас за спиной у него все 6 крупнейших марафонов мира. Думаю, вы уже поняли, вокруг какой темы будет строиться наша беседа с Юрием. Узнаем, почему он начал бегать только после пятидесяти и как сумел всего за один год достичь столь внушительных результатов. Выясним, легко ли совмещать бег, семью и работу; и как получается, что пробежки со временем вытесняют из жизни все остальные занятия. Юрий объяснит, где брать мотивацию, зачем нужен тренер, и как быстро расти и развиваться в беге. Мой гость — отличный рассказчик, так что вы услышите массу увлекательных историй. Например, о том, как он пробежал свой первый марафон, и почему это было круче, чем секс, наркотики и рок-н-ролл, вместе взятые. Кроме бега мы обсудим самоизоляцию, создание книг и работу в корпорациях. Во всем этом у Юрия тоже есть интересный опыт. Приятного прослушивания! Юрий, здравствуйте!

[01:58] Юрий Строфилов: Добрый день!

[02:00] Никита Маклахов: Как ваше настроение на текущий момент в условиях изоляции? Хотя, я так понимаю, изоляция в вашем случае не очень применима, вы активно продолжаете заниматься своими вопросами, в том числе, и спортом, да?

[02:13] Юрий Строфилов: Я в Португалии. Здесь так устроено, совершенно официально написано, что ты имеешь право выходить в ближайший магазин, ты имеешь право гулять с собакой; ты не имеешь право просто так гулять, но ты имеешь право бегать. Пробежки являются официальной причиной, по которой можешь выйти из дома. Ещё есть несколько причин, которые отличают португальцев от нас, например, журналисты могут перемещаться по городу свободно для выполнения своих журналистских обязанностей. Это их право и неотъемлемые обязанности, они могут гулять, сколько хочешь. Ещё касающийся меня пункт, который разрешается в Португалии — если прогулка нужна для поддержания здоровья.

[03:00] Никита Маклахов: То есть если человек на прогулке, его застала полиция, и он начинает убегать, уже можно его не ловить? Уже считается, что человек занимается бегом?

[03:09] Юрий Строфилов: Да, что всё в порядке. У людей появилось свободное время, и они решили потратить его на что-то полезное, поэтому очень многие бегают. Одно время я не видел велосипедистов, но сейчас подключились и они.

[03:26] Никита Маклахов: В одном из ваших интервью слышал фразу от вас, что «в условиях кризиса люди обычно начинают или пить, или бегать». В своё время в Америке это привело к тому, что в большом числе появились марафоны.

[03:37] Юрий Строфилов: Да, ровно так и было — марафон был ответом на кризис. Есть две индустрии, которые в кризис развиваются очень быстро. Первая, как ни странно, это парфюмерия — все в стрессе начинают покупать духи, чтобы хоть в такой ситуации хорошо пахнуть. Второе — это бег в чистом виде, потому что фитнесы закрыты, собираться вместе нельзя. А бег потому так и развился, что это самый доступный и простой способ физической активности. Плюс это офигенный самый настоящий антидепрессант, лучше Прозака.

[04:13] Никита Маклахов: Вы считаете, что в кризис алкогольной индустрии в этом списке супер-быстро развивающихся сфер нет?

[04:19] Юрий Строфилов: Я думаю, что нет, потому что, сколько можно пить? Неделю, две. Может быть, как-то потребление и растёт, но не кардинально. Потому что, мне кажется, что если человек пьёт, то он всегда пьёт; если не пьёт, то не пьёт и в кризис.

[04:38] Никита Маклахов: Что должно случиться, чтобы в России в условиях кризиса люди массово выбрали бег вместо других вариантов?

[04:45] Юрий Строфилов: Так сейчас уже и происходит. Если посмотреть на статистику, то, если не экспоненциально (мы сейчас много знаем про экспоненциальные кривые в связи с этим вирусом), то, как минимум, линейно растёт.

[04:57] Никита Маклахов: Я в этом плане не хочу быть источником или транслятором плохих новостей, но по рассказам знакомых (один из них живёт на Дальнем Востоке), которые пытаются бегать, им прямо приходится в прямом смысле убегать от полиции, потому что есть взаимодействие не очень приятного рода. У нас в этом плане не всё так здорово, как в Португалии.

[05:16] Юрий Строфилов: Есть такой большой косяк. Я вообще думаю, что все эти кризисные вирусные штуки, это не про здоровье. Потому что, если это было бы про здоровье, то разрешили бы бегать, много гулять. Вот эти штуки про здоровье. А изоляция в автобусе — это не про здоровье. Значит, все в целом руководители думают не о здоровье, а о чём-то другом. К сожалению, я не знаю, о чём.

[05:44] Никита Маклахов: Что бы вы посоветовали людям, которые пока вынуждены оставаться дома и не могут выйти на 3-х часовую пробежку, во избежание гиподинамии и сохранения здорового тела и здорового духа? Что лучше делать в домашних условиях? Допустим, как вы относитесь к беговым дорожкам?

[06:02] Юрий Строфилов: Беговая дорожка — реально офигенная штука. Она далеко не для всех, дорогая. Если человек активно не занимается спортом и не бегал раньше, то как заставить его заниматься какой-то физкультурой дома, я не представляю себе. Если мы не смогли его заставить бегать, когда просто обул кроссовки и побежал, то заставить его прыгать дома нереально. Был такой выдающийся парень Эмиль Затопек — всё, что можно выиграть, он выиграл сразу после войны. Он жил в Праге, тогда был комендантский час, немцы. Он целый день работал на заводе, выпускал для Германии военную промышленность с очень железными правилами: шаг вправо, шаг влево — расстрел, в прямом смысле этого слова. Он после работы возвращался домой, в своей квартирке, наверное, даже комнатке, бегал-бегал — это бег с высоким подниманием бедра, причём, часами. Когда закончилась война, он начал выигрывать всё подряд. Наверное, не только потому, что он всё это время бегал; а просто это говорит о том, что в его голове идею бега не могли остановить никакие условия. Но если человек не бегает в нормальных условиях, когда тепло, на улице солнышко, птички поют; то в то, что он вдруг будет бегать по квартире — я в это не верю. Если про беговую дорожку, то я очень много тренировался на беговой дорожке в фитнесе (пока можно было ходить в фитнес зимой), когда нужно делать быструю тренировку, но надо идти либо в Манеж, либо в Фитнес. Фитнес ближе, поэтому я чаще хожу туда, а в Манеже делаю только какие-то специальные работы, которые нельзя сделать на дорожке. Специальные работы — это где уже важна техника, где есть очень тонкие нюансы. Для среднего человека дорожка — очень хорошая история. Ещё лучше, когда мы про физкультуру говорим — если есть возможность что-то покупать, то лучше купить не дорожку, а эллипс. Во-первых, он не шумит, а дорожка — это шумная штука, соседи снизу рано или поздно постучат. Мы все ждем, когда мы опустимся до дна и снизу постучат. На беговой дорожке постучат быстро — это, во-первых. Эллипс мягкий, он не шумит, ударная нагрузка ещё меньше. Если ты не привык много бегать, у тебя не готовы связки и мышцы, то эллипс — офигенная штука.

[08:39] Никита Маклахов: Например, совсем экономичный вариант, мини-степпер?

[08:42] Юрий Строфилов: Да, вот такая ходилка — степпер. Поставил сериал, сиди, топчи на этом степпере. Он маленький, не шумит, по-моему, не очень дорого стоит.

[08:53] Никита Маклахов: Вы буквально пару минут назад сказали, что если человека к текущему моменту ничего не заставило бегать, то вряд ли что-то новое заставит. Но при этом вы сами до 50 лет, как я понимаю из вашей истории, биографии, не сильно занимались бегом. Почему-то всплеск вашего интереса пришёлся именно на этот возраст.

[09:12] Юрий Строфилов: Я вообще не бегал до 50 лет. Чуть-чуть занимался велоспортом, когда был студентом. Потом какое-то время жил в Москве, работал на государство, ничего не делал. Но при этом я старался не убивать себя, хотя был период в жизни, когда я принимал алкоголь в промышленных количествах. Я работал директором телевизионного канала, а там бизнес устроен так, что невозможно по-другому. При этом я старался поддерживать какую-то физическую активность — катался на горных лыжах, пару раз в год ездил в горы; в одно время прыгал с парашютом очень активно (у меня почти 1 000 прыжков); ещё дайвинг — обнырял всё Красное море, сафари, Мальдивские острова в океане. Я старался, чтобы мой организм был в какой-то форме. Конечно, не тренировался сильно, это был какой-то Just for Fun. Бегать я начал тоже Just for Fun — просто переехал в Сестрорецк, это пригород Санкт-Петербурга. Парк, берег Финского залива — красота неземная. Мне стало немного скучно просто гулять, а время появилось, когда меня выгнали с работы, и правильно сделали. Я выходил, потому что всегда интересно, что за углом. Пока ты пешком дойдешь до этого угла… А бегом — раз, прибежал и посмотрел, что там за углом. Если ничего интересного, то побежал до следующего угла.

[10:45] Никита Маклахов: Я это называю «поддерживающим пространством», когда сама обстановка нас подталкивает к каким-то действиям, которые могут быть для нас полезными. Очевидно, что в Сестрорецке в курортном районе с лесами и заливами шанс начать бегать гораздо выше, чем если мы живём загрязненном уголке мегаполиса.

[11:02] Юрий Строфилов: Ровно так, да. Вообще среда имеет значение. Санкт-Петербург — не friendly-город, с точки зрения бега. Я много путешествую. Когда приезжаешь, например, в Чикаго, который меня просто впечатлил — это огромный мегаполис, родина всей американской архитектуры; это город, который дал много всего разного миру. При этом очень давно, 200 лет назад, приняли они для себя решение, что этот город будет комфортный для отдыха рабочих. Приняли такую концепцию, что «мы хотим, чтобы у нас был очень квалифицированный персонал, чтобы к нам приезжали работать». Для того чтобы комфортно себя чувствовать, решили строить парки, запретили любое промышленное строительство вдоль берега озера. Они думали о том, что город должен развиваться таким образом, чтобы там было комфортно отдыхать после работы, тогда люди будут эффективно работать. Там всё так сделано, что ты приезжаешь, и там реально невозможно не бегать. Ты выходишь из гостиницы, у тебя под ногами беговая дорожка: хочешь, не хочешь — задумаешься, она прямо под ногами — беги. Многие города так сделаны. Например, приезжаешь в Варшаву, там вдоль набережной всё сделано для этого — стоят бесплатные души. Ты прибегаешь после тренировки, зашёл в душ, помылся, посидел на набережной, попил пива и пошел домой. Причём, там вот эта сеть беговых дорожек сделана очень классно. Законодательно в Испании ты не можешь построить новую дорогу, если рядом с ней не будет беговой дорожки. То есть среда заставляет людей бегать. Если посмотреть во всех марафонах, то самые быстрые испанцы. Если мы посмотрим всех участников марафона одной национальности, то среднее время минимально у испанцев — они все невероятно быстрые.

[13:12] Никита Маклахов: Такая суммарная средняя по нации?

[13:14] Юрий Строфилов: Да, средняя температура по больнице, разделённая на нацию. Самые быстрые — испанцы. Я их понимаю. В Валенсии хочешь-не хочешь забегаешь, и ничего не сделаешь. Просто люди, которые там занимаются управлением города, это понимают, у них кайфово.

[13:37] Никита Маклахов: Как чувствуют себя ваши колени после тысячи прыжков с парашютом и 200 км в неделю бега?

[13:44] Юрий Строфилов: Смотрите, прыжки с парашютом — совсем другая история. Если ты правильно прыгаешь, то всё у тебя в порядке, как и в беге. Вопрос в технике, подходе к этой истории. Мы же прыгаем с парашютом, а не просто так из самолета. Там при приземлении есть такое понятие «подушка приземления», сделана специально для того, чтобы ты не долбился ногами о землю. Там как раз точно проблем никаких нет. Многие летом прыгают в таких легких сандаликах, и ничего с ними не случается. С точки зрения бега то же самое. Конечно, с дуру можно повредить себе всё, в этом смысле каденс (частота шагов) является ключевым показателем. Нужно бегать так, чтобы был очень высокий каденс, тогда ты не успеваешь нагрузить ногу. У тебя нога вперёд не вылетает, ты в неё не приземляешься, она ставится под себя, может быть, даже чуть-чуть ближе к заднице. Ты как бы всё время падаешь вперед, и в последний момент подставляешь ногу, и нагрузок никаких нет. У меня вообще никаких проблем с коленками нет, хотя в первый год я очень внимательно за этим следил. Мне было всё равно, с какой я скоростью бегаю, куда бегаю, зачем бегаю, почему бегаю, но я следил за каденсом, чтобы у меня не были высокие нагрузки на коленки. Тут самое главное не форсировать, то есть бег — это не про героизм, не про самопреодоление, не про гигантские морально-волевые усилия. Бег — это про кайф. Поэтому не надо упираться. Если вам не бежится, значит, почему-то не бежится. Подождите, не торопитесь. Когда вы гуляете с ребенком, вы же не бегом гуляете. Также бегом — чуть-чуть бегом, шагом, чуть-чуть бегом, чтобы все время был кайф. То есть бег это про кайф.

[15:39] Никита Маклахов: Получается, что с точки зрения этого параметра каденса, чем короче шаг, тем лучше, безопаснее?

[15:44] Юрий Строфилов: Чем короче шаг, тем меньше нагрузка на коленки, таз, позвоночник, шею. У меня, например, в первые годы больше была не с коленками проблема. Поскольку горные лыжи это как-то развивает. Велоспорт в этом смысле с точки зрения коленок ещё намного хуже, чем бег, там коленка работает на разрыв. У меня были проблемы, когда я крутил педали. Когда я начал бегать, голова болтается вперед-назад каждый раз, у меня стала болеть шея. Поработал с каденсом, все прошло.

[16:17] Никита Маклахов: Я часто слышу о беге как о способе прийти в себя после каких-то жизненных потрясений. Есть выражение «выбегать» — выбегать какую-то проблему или горе. Насколько это было верно для вас в ситуации, когда вы уволились или вас уволили с работы, и вы постепенно начали заниматься бегом?

[16:35] Юрий Строфилов: На 150%, я точно начал бегать из-за этого. Секс, наркотики, рок-н-ролл — это единственные инструменты, которые были у людей, воспитанных в 90-ые годы. Поэтому, когда я вывалился из больших компаний, приехал в Сестрорецк, то у меня было 4 альтернативы — секс, наркотики, рок-н-ролл и бег. Как-то так звезды сложились, жена меня здорово поддержала. Вы меня спрашивали, как в Португалии живется — я по семье сильно скучаю. Тогда меня семья сильно поддержала. Мне жена купила первый слот на марафон ровно на 50 лет, мне тогда было 49 с половиной. Я начал бегать, только-только начал трусить по чуть-чуть. Она мне говорит: «Давай я тебе подарю слот на какой-нибудь марафон? Поедем, ты пробежишь марафон?». Есть такой сайт, называется MarathonGuide.com. Я открыл марафон. У меня день рождения 9 января, это пятница. Где в мире в пятницу можно побегать? В Израиле бегают по пятницам, у них воскресенье выходной день, в субботу бегать нельзя. То есть бегать можно, работать нельзя, поэтому никто не проводит. Нашел марафон 9 января в Израиле в Тверии. Мы с ней поехали. Меня так вштырила эта атмосфера марафона. Тебе жутко тяжело, опыта нет. Это был первый марафон. Какие-то невероятные страдания на последних 10 км марафона, но ни смешиваются с каким-то таким невероятным кайфом. С одной стороны, ты кайфуешь от того, что можешь себя преодолеть — это действительно так; а с другой стороны, сама атмосфера, вот то, что происходит вокруг. Например, мы приходим перед марафоном, это называется Pasta-party — нужно как можно больше поесть макарон, закинуть себе внутрь организма энергию. Прихожу на Pasta-party, спускаюсь в ресторан — там филиал хосписа, я самый молодой. Там все люди еле шевелятся, ходят, за руку держат жену, еле ползают, песок сыпется; а на старт вышли, как ломанулись вперед. И это такой драйв, такая атмосфера! Причем, у тебя ведь нет там конкурентов, врагов. Какая разница, что ты прибежал, например, пятисотым? Если прибегу четырёхсотым или пятисотым — это ни на что не влияет, поэтому у тебя нет конкурентов, все друзья. Все друг друга поддерживают, как-то помогают, кто чем может. Народ стоит на обочинах тоже помогает тебе. Это настолько такая атмосфера, что если ты в нее попадаешь один раз — это круче секса, наркотиков и рок-н-ролла вместе взятых.

[19:31] Никита Маклахов: Мне понравилась ещё история про ответ раввина.

[19:36] Юрий Строфилов: Да, это про личную эффективность. Он сказал так, когда я у него спросил: «Слушай, я что-то не очень понимаю. Вот ты говоришь, что из ручной машины можно налить кофе (там такой рычаг механический), а на кнопку нельзя нажать. Лифт ходит — ты можешь зайти, а на кнопку нельзя, как так?». Он говорит: «Слушай, кнопка — это искра, а искра это новая сущность. Работа — это создание новых сущностей». Я говорю, что тогда все должны работать по субботам, потому что у нас никто новых сущностей не создает, занимаются копипастом, всякой ерундой. Он говори: «Да, но при этом есть некая историческая традиция». Я понял, почему у нас все работают по субботам — потому что не производят новых сущностей, искры нет. Вот эта концепция искры сильно пересмотрела мой подход к бегу как способу изменить свою жизнь. Потому что я вдруг понял, что на 99% мы не занимаемся высечением искр. Мы занимаемся копипастом, перемалыванием в офисах всяких вторичных сущностей. Сегодня у меня было несколько сложных телефонных разговоров. Мне говорят: «Что ты телефон не берешь?». А я выключаю телефон. Я утром просыпаюсь, не включаю телефон до 12-13 часов. Вот мы с вами договорились в 12 по нашему времени, у меня до этого времени не включен телефон. Мне там пишут, обижаются иногда. То есть я не хочу, чтобы мне до 12 часов напихали в голову какого-то копипаста, стараюсь не пускать туда никаких входящих. Я занимаюсь тем, что мне надо. Дальше я включаю телефон, туда летит разная помойка, спам и все остальное. Я к концу дня пытаюсь понять, что мне делать завтра до 12 часов, то есть важное вперед срочного. Как только я понял эту концепцию, мне так стало сразу легко, все понятно. То есть очень много спама.

[21:40] Никита Маклахов: В этом графике, в каком промежутке находится бег?

[21:43] Юрий Строфилов: Сейчас мне просто — я просыпаюсь утром, выпиваю чашку кофе и сажусь работать, не включая входящие. Сейчас я пишу новую книжку, она будет называться «Не про еду», разбираюсь с помидорами. Слушайте, помидоры — это космос. Не потому, что они помидоры, а помидоры от тех помидоров, которые были раньше, отличаются. Это результат селекции, где маркетинг вперед всего остального — помидоры должны быть красными, доехать до нашего стола, а про пользу никто не думает. Они просто должны быть круглые, красные и не мяться по дороге. Они такие и есть. Там много интересного, я сейчас об этом пишу — о селекции, о геномодификации. Вот я сижу, пишу, дописал до 12 часов. Сейчас у меня прямой эфир, потом будет ещё несколько телефонных разговоров. В 3 часа дня я выбегу на тренировку. Сегодня мне бежать 2,5 часа, я прибегу вечером. Рестораны все закрыты, ничего здесь не работает. Магазины все закрыты кроме продовольственных. Пойду в продовольственный магазин. Здесь есть свежая рыба, прямо сегодня утром плавала. Эта рыба выращенная не в садках, а так как здесь берег океана, она прямо океанская. Здесь все едят треску. Куплю себе кусок свежей трески, час буду готовить. Когда готовлю, я думаю что-то про себя. Читаю книжку Грегора Менделя. Это тот парень, который разработал всю генетику. Ему запретили смотреть, как совокупляются мышки. Генетику он изучал на мышках, а он был монахом. К нему пришел епископ и сказал: «Ты это заканчивай, монахи не могут смотреть, как влюбляются мышки». Он сказал: «О’кей, тогда я будет заниматься горохом, на горох-то можно смотреть». Епископ сказал, что на горох можно. Мендель у себя в записках написал, что епископ не понимал, что у гороха тоже есть половое размножение, там есть мужские и женские, всё то же самое. В общем, я читаю книжки, думаю о чем-то, готовлю себе еду. Дальше я кушаю и разговариваю с сыном. У меня сейчас сын радиоуправляемый, общаемся с ними больше, чем в реальной жизни. Он у меня все время на телефоне, на видеоконференции. Сегодня утром мы с ним делали математику, всякие дроби разные. Вечером мы с ним играем в войнушку «Космическая стратегия» по Zoom. Они у меня все время на телефонах в онлайне, поэтому мы очень много сейчас с ними общаемся. Вообще, я бегать, в том числе, начал, потому что это хорошее время для того, чтобы пообщаться с сыном. Он ехал на велосипеде, а я бежал. Сейчас эта изоляция, они там, а я здесь. Я просто застрял, туда приехал бы, но самолеты не летают, мне просто не добраться до них. Вот такой у меня день. Вечером я опять сяду работать, и совсем поздно перед сном я 2 часа буду чего-то такое делать, что требует мозговых усилий, не входячки, а мозговых усилий. В том числе, когда я занимаюсь входячкой, я включаю конференц-связь, мы что-то с сыном можем пообсуждать, он свои уроки делает, я свои уроки делаю. Я боюсь, что меня отвлекут, потому что когда ты сосредоточен, только мысль начинает появляться, и кто-то там: «А вот я хотел с тобой обсудить». Это очень сильно сбивает и не дает возможность сосредоточиться на чем-то.

[25:27] Никита Маклахов: Ваша супруга не жалеет сейчас о том, что подарила вам тогда слот «Билет на марафон»?

[25:32] Юрий Строфилов: Говорит, что нет, но я думаю, что жалеет. С одной стороны — это лучше, чем секс, наркотики, рок-н-ролл, но с другой стороны, марафон — это всегда очень большая нагрузка на семью по двум причинам. Первая причина — это то, что меня все время нет; а когда я есть, то я бегу, а тренировка 2, 5-3 часа. У меня вчерашняя тренировка была такая. Позавчерашняя тренировка была 8 раз по километру со всей дури. То есть пробегаешь километр, потом чуть отдохнул, и опять километр пробегаешь. Она вымораживает в первую очередь голову. После этой тренировки ты такой овощ — это раз. Тебя нет, ты прибегаешь с тренировки, делать ничего не хочется — это два. Тебя тяжело заставить шевелиться. Такая тренировка одна в неделю, но она есть. Есть длительная, когда я просто 3 часа куда-то убежал. В общем, меня все время нет. А когда я есть, то перед самым марафоном ты ещё весь на взводе немного, у тебя начинает трещать нервная система, начинаешь заводиться просто так. Это тоже семье тяжело. У меня есть такая отмазка, что показываю пример детям. Но я думаю, что это такая слабая отмазка. Я стараюсь много времени уделять семье, надеюсь, у меня получается, но нагрузка на семью большая. Непонятно, что будет дальше. Когда мы с ней познакомились, в какой-то момент я переехал к ней жить, на следующий день сломал себе руку, прыгая с парашютом. Поэтому все время есть какая-то вытеснительная история. Потом я провалился в фотографию, просто днями просиживал за фотографией — обработка фотографий, чтение книжек по фотографию. То есть я проваливаюсь куда-то, но в любом случае хобби важная штука. Я надеюсь, она понимает, что для мужчины хобби и такое не праздное существование — это важная история.

[27:42] Никита Маклахов: Да, при этом шутка, которая, наверное, наполовину шутка, которую вы часто повторяете в беседах и интервью, что «если вы ещё женаты, то вы пока что мало тренируетесь».

[27:52] Юрий Строфилов: Это ровно так, да. Для многих бегунов это серьезная проблема. У меня есть школа бега. Я вижу ребят, которые начинают проваливаться в бег. То есть любительский бег — это такой компромисс между работой, бегом и семьей. Бег — это действительно кайфово. Поэтому он начинает потихоньку вытеснять все остальное. Сначала он занимает все свободное время, это хорошо, потому что всякая шелуха — сидение в Facebook; ещё какие-то такие шутки: слоняние по квартире, полежать на диване с газетой (не знаю, есть сейчас газеты или нет), просмотр телевизора — бег очень быстро это все вытесняет. У меня пропал телевизор вообще, у меня дома его нет. У меня здесь есть, но первое, что я сделал — это освободил место и вынес в кладовку телевизор, чтобы не мешался. Я уже не говорю о том, что кроме коронавируса там смотреть нечего вообще. У меня есть Netflix, у меня есть лекции в YouTube. Если говорить про разные видосы, то Netflix у меня полчаса в день точно есть. Отличный испанский сериал, называется Money Heist на Netflix, замечательно сделанный. Там люди захватывают типографию по печати денег, начинают себе печатать деньги. В общем, классно сделанный сериал, я его смотрю, телевизора у меня нет. В первую очередь бег начинает вытеснять телевизор. Потом он начинает вытеснять работу. То есть ты не 24 часа в сутки начинаешь заниматься работой, а только половину. А потом он начинает вытеснять семью, и вот здесь начинается проблема. Задача тренера — помочь человеку найти компромисс.

[29:43] Никита Маклахов: Я понимаю, для чего позволять, например, работе, семье расползаться на всю жизнь; но зачем позволять бегу такую существенную часть жизни, особенно если ты не собираешься становиться профессионалом или олимпийским чемпионом, если это просто хобби?

[30:02] Юрий Строфилов: Потому что это хобби влияет на все остальные виды жизни. Это такая иллюзия, что мы бежим, потому что бежим. Я выбежал 3 часа, у меня 3 часа свободного времени, а это не просто свободное время, это то, чего нам очень не хватает — это время, чтобы поговорить с собой для того, чтобы осознать, зачем, почему, куда ты движешься, что будет. Это время, где мы занимаемся творчеством. Это свободное время — это время, принадлежащее только тебе. Богатый от бедного человека, насколько я понимаю эту концепцию — это у одного есть свободное время, а у другого нет. Самые занятые люди — это безработные, потому что как ему ни позвонишь, он все время занят. Что бы ты ему ни предложил сделать — он все время занят. То есть безработные люди самые занятые. Потом самые занятые это офисные сотрудники, они всегда на телефоне, реагируют на каждый звонок, им всегда надо и надо, им подумать некогда. В итоге ты занимаешься не планированием своей жизни, не вперед смотришь, а все время не успеваешь. Вместо того, чтобы сказать, что «что потеряно — то потеряно, поехали вперед», нет — это все отработка хвостов. Ты все время занят, всем должен, себе не принадлежишь, а принадлежишь кому-то ещё. Тебе звонят: «А можешь вот это сделать?», — «Конечно, сейчас». Пытаешься ещё впихнуть, ещё впихнуть туда — и ты весь занят. Когда ты начинаешь бегать, то ты понимаешь: «Да пошли они все подальше. Ко мне это вообще не имеет никакого отношения в моей жизни, почему я должен улучшать их жизнь, а не свою? Я буду улучшать свою жизнь». Вот эта история, что дальше ты понимаешь, начинаешь думать о личной эффективности, как бы с минимальными усилиями получить максимальную пользу для себя, как бы ничего не делая получить то, что тебе нужно? Классический пример. Мы наплевательски относимся к своему здоровью. Мы думаем, что сейчас заработаем много денег, а вот потом…. Ты зарабатываешь много денег, а потом бежишь к врачам и тратишь много денег, чтобы восстановить здоровье, которое ты потратил на зарабатывание этих денег. Эта цепочка очень неэффективна, то есть коэффициенты преобразования близки к нулю. Ты потратил много здоровья, заработал мало денег, дальше ты пытаешься восстановить здоровье, но вечного двигателя не существует. В этом цикле ты потерял деньги и здоровье. То же самое удовольствие, которое ты хочешь получить — ты думаешь, что новый iPhone даст тебе кайф. Поэтому ты много работаешь на новый iPhone, покупаешь его, от этого у тебя свободного времени, больше кайфа в жизни не становится. От того, что там диагональ чуть-чуть больше, но ты положил жизнь на этот iPhone. В итоге мы все наши преобразования, начиная от денег, что ты хочешь и то, что ты можешь, он равен нулю, КПД как у паровоза всего 4%. Поэтому ты бежишь и думаешь: «А как бы мне получить напрямую то, что я хочу? Я ведь не хочу денег заработать, я хочу потратить, я хочу путешествовать». О’кей, путешествуй, раз ты хочешь путешествовать. Кстати, сейчас здесь жизнь у меня дешевле, чем в Санкт-Петербурге, если говорить про путешествия.

[33:36] Никита Маклахов: Да, я читал ваш недавний пост в Facebook о том, что, по вашему мнению, главное богатство человека — это свободное время. Но у меня немного другой взгляд на этот момент — мне кажется, что в подавляющем большинстве ситуаций людям не нужно свободное время, потому что они будут просто томиться, не будут знать, куда его девать, будут заниматься всякими неприятными самокопаниями, которых, по сути, и пытаются избежать тем, что много работают. Мне кажется, что избыток работы — это не причина, а следствие.

[34:07] Юрий Строфилов: Правильно, занятость — это современная лень. Мы убегаем в эту суету, в попытку произвести чего-то, повлиять на что-то, потому что нам скучно самим с собой. В этом смысле бег универсальная штука. Я ведь тоже не философ. Когда ты начинаешь бегать, то у тебя голова «бам-бам-бам» звенит абсолютно пустая. Ты начинаешь бегать, и вдруг ставишь себе книжку какую-то, бежишь и слушаешь что-нибудь. У тебя из того, что ты послушал, чего-то там в эту пустую голову чего-то поместилось. В следующий раз ты бежишь, уже не слушая, но то, что у тебя поместилось в эту голову, начинает взаимодействовать с тобой, с окружающей природой, как-то между собой. И ты уже начинаешь разговаривать. Я там бегу, например, вчера на тренировку и разговариваю с Грегором Менделем. Классный парень — монах, августинец, свой взгляд на мир. Он же не просто так генетику открыл, в том числе, потому что он был монахом-августинцем. Августинцы отличаются от всех других монахов тем, что у них очень либеральный уклад. У них главная задача — это не служение Богу, хотя это важная штука, но для них не главная. А главная задача — это нести знания людям. И ты бежишь и с ним разговариваешь. Где ты ещё найдешь такого собеседника, особенно в условия самоизоляции? Это же кайфово, это же накопленные эффекты. Ты начинаешь бегать, бегать, и вдруг ты осознаешь, что тебе самому абсолютно не скучно. Я уже один месяц здесь, за это время не общался ни с одним живым человеком. Я не знаю португальского языка. Это все приводит к тому, что я месяц без людей и мне абсолютно не скучно.

[36:08] Никита Маклахов: Как его книга называется?

[36:13] Юрий Строфилов: Она так и называется «Монах Грегор Мендель». Она есть только на английском языке, точное название я сейчас скажу «The Monk in the Garden» — «Монах в саду».

[38:00] Никита Маклахов: Расскажите, где вы собираете все эти истории, которыми потом делитесь в блоге, которые потом входят в вашу книгу про страны, города, культуру, происхождение вещей? Откуда все это берется?

[38:13] Юрий Строфилов: Один главный источник — это Википедия, что бы это ни значило, это гениальный проект. Я плачу иногда деньги Википедии, всем рекомендую это делать. Они принимают пожертвования. Единственное, что там как-то сложно сделано, по-моему, они не принимают пожертвования из России, я это делаю через PayPal. Я много читаю, это мое детское воспитание, я вырос без телевизора. Конечно, это все было, но как-то мимо меня прошло. Причем, я в детстве как-то подсел на научпоп. Мимо меня как-то проехала художественная литература, за исключением некоторой фантастики. Поэтому у меня до сих пор сохранилось много чтения. Потом 1,5 часа бега. Сейчас Португалии есть много свободного времени, я там бегаю по 3 часа. Я ставлю лекции из YouTube такие длинные, непопулярные ролики «Генетика за 5 минут», а именно лекции по генетике. Сейчас открыл, говоря о самоизоляции всяких таких штук — MIT (Массачусетский технологический институт), открыл многие свои лекции в открытом доступе бесплатно — приходи, читай, слушай. Космические лекции помимо того, что полезные, они ещё здорово сделаны. Там все понятно, все популярно, все работает хорошо. Потом ты начинаешь гуглить. Что такое гуглить? Например, я читаю книгу «Монах в саду», и там буквально один абзац про августинцев. Я думаю, что дай-ка я прогуглю про августинцев. Прогуглил про августинцев — зашибись, интересно. А кто такой Святой Августин, основатель Ордена? Дай-ка погуглю. А там вообще космос — парень один из столпов христианской религии в 17 лет сожительствовал с девушкой, которая значительно моложе его, то есть с несовершеннолетней. Через 13 лет сожительства бросил ее и ушел к другой, тоже не женился, никакого официального брака, ни с кем не сочетался. Потом попытался жениться, ему не понравилось, он ушел от одной, второй. И при этом он столп христианской религии. А потом наши патриархи будут нам говорить, что «как так, что сожительство это же неправильно, это ужас, надо обязательно штамп в паспорте». Про Святого Августина читаешь в Википедии биографию и думаешь, как мы зашорены. Это интересно, надо просто погуглить даже из любопытства. Как я своим ребятам, которые у меня занимаются журналистикой, говорю: «Не пишите ни одного слова, которое вы не понимаете». То есть когда ты пытаешься написать заметку про августинского монаха Менделя Грегора, то не пиши слово «августинский», если ты не понимаешь, что это, это копипаст. Для того, чтобы иметь право написать «августинский монах, монах-августинец», изучи этот вопрос. Там жутко интересно. И каждое слово. Дальше пошло-поехало, ты проваливаешься туда. Я вчера весь вечер думал, что мне книгу надо не про августинцев писать, а про Менделя. Но ты туда проваливаешься, и у тебя 90% того, что ты прочитал — это мертвый груз, он где-то там. А потом вдруг появляются такие резонансы — одно с другим, с третьим начинает перекликаться (ряды Фурье начинают перекликаться с Египетскими пирамидами). И пошло-поехало — вторичные гармоники, третичные гармоники туда. Пошло-поехало туда, просто любопытство, человек по своей природе любопытен.

[42:10] Никита Маклахов: А есть ли у вас какая-то процедура по выгрузке заметок по структурированию идей во время бега? Потому что у меня часто была проблема с прослушиванием лекций или подкастов во время бега, что слыша что-то полезное, интересное хочешь сразу записать или останавливаешься, потому что нужно обдумать. В итоге, все это друг с другом плохо стыкуется — бег и получение новой полезной информации.

[42:33] Юрий Строфилов: Была такая офигенно сделанная книжка, ее написал Юлий Дубов про Березовского, называется «Большая пайка», Там есть такая фраза, что знания некоторых тенденций освобождает от знаний некоторых фактов. Поэтому я не стараюсь запоминать факты, а стараюсь поймать тенденции. Потому что факты есть в Википедии. Это такое аналоговое мышление основано не на фактах, а на каких-то образах. Вот я прочитал про Менделя отдельно, про августинцев отдельно, про генетику я сейчас слушаю лекцию отдельно, а про помидоры слушаю лекцию отдельно. Этот набор фактов начинает резонировать друг с другом, собираясь в некоторые такие образы, в ряды Фурье. Я когда слушаю, не запоминаю, и не надо —все важное запоминается. Если не запоминается — не важное. Потом, когда вдруг ты начинаешь улавливать какие-то ассоциации, начинаешь что-то такое думать, то ты просто садишься, открываешь Википедию и повторяешь поиск этих фактов, заходишь. Я иногда слушаю аудиокнижку — я все покупаю, ничего не ворую, автору надо заплатить. Вопрос не пиратства — это вопрос твоего отношения к чужому труду. Я подписан на Bookmate, я подписан на Litres, покупаю книжки. Я пробегаю, после этого некоторые книжки покупаю в электронном виде. То есть я купил аудиокнижку, прослушал, дальше купил электронную книжку, потому что там есть Ctrl+F — поиск. Я поиском раз-раз нагуглил. Дальше у меня есть программа, называется она Scrivener — это специальная профессиональная программа для написания книжек. Это такая записная книжка. Я туда складываю, причем, не какие-то заметки. Я написал абзац, туда положил. Причем, этот абзац почти законченный, не просто заметка. Например, не забыть, что святой Августин сожительствовал там с кем-то, а это прямо абзац. Написал абзац, положил. Рано или поздно он всплывет. То есть меня эта история вштырила, я ее описал, описал — положил. Я не знаю, где она будет использована, где-нибудь обязательно будет. Либо наши патриархи чего-нибудь ляпнут, либо ещё чего-нибудь. Она когда-нибудь всплывет, пусть там лежит до поры до времени, рано или поздно куда-то встроится. Мне интересно, я не хочу сейчас просто встроить ее в Facebook. Хотя я рекомендую, всем так делать. Навык описательный очень здорово структурирует мысли. Когда ты что-то прочитал, то напиши пост в Facebook, сделай его закрытым, в конце концов, только для себя. То есть пиши письма в космос, это полезно. Просто узнал чего-то, что-то вштырило, что-то интересное — напиши письмо в космос. Это письмо в космос у меня лежит в программе Scrivener. Если мне вдруг что-то такое надо, я готовый абзац оттуда достаю, вставляю куда надо, и пошло-поехало.

[45:47] Никита Маклахов: А как у вас вообще построена работа над книгами? Что вы предпочитаете — каждый день по чуть-чуть, ждать вдохновения или сесть, на неделю запереться в комнате, за раз всю книгу написать? Какой из вариантов?

[45:59] Юрий Строфилов: У меня так не получается, то есть одно, другое и третье не получается. Думаю, что сейчас я запрусь, сяду и напишу — и не пишется никак. У Хемингуэя много на эту историй, что надо каждый день писать, это навык. Я стараюсь каждый день писать, но только не книгу, потому что не сложилось, а книга должна сложиться. Книга сложилась, получилась, и ты ходишь-ходишь. У меня есть дедлайн, я эту книжку пишу вместе со своим партнером FK, мы с ней договорились, я должен написать ее за 2 года. Написал за 2 месяца 1/6 часть, я ровно в графике, есть обязательства, есть все это волшебство. Но я специально поставил себе такие широкие рамки — 2 месяца. Спасибо партнерам, что они поддерживают меня в этом, что я не тороплюсь. Когда-нибудь в эти 2 месяца что-нибудь происходит, и ты вдруг садишься и практически за один день все пишешь. Я за один день написал 1,5 часа текста. Если его прочитать, по-моему, там 70 000 знаков, очень много. Просто написал за 1-2 дня, за короткое время. Но ты читаешь-складываешь-думаешь, читаешь… Писать несложно, сложно мыслить. Какие-то мысли у тебя приходят, начинают складываться, какие-то резонансы. Вот это складывается-складывается, и вдруг — раз, у тебя все сложилось. Почему я выключаю телефон? Потому что в этот момент не дай бог кто-нибудь потревожит. Оно сложилось, такое хрупкое, как карточный домик — ты сложил, а потом берешь клей «Момент» и начинаешь эти карточки склеивать. Раз-раз, и не дай бог, кто-нибудь в этот момент дунет, или ты дунешь, кашлянешь — у тебя все это развалится. Поэтому ты по чуть-чуть иголочкой, клеем начинаешь склеивать сначала самые важные, потом такой каркас, дальше начинаешь приклеивать чего-то ещё, и вот у тебя построился дом из этого. Да, надо писать каждый день письма в космос, это навык, такой же, как и бег — чем дальше, тем проще. Ты дальше начинаешь писать так же как и бегать — легко и свободно, ты поддерживаешь эти навыки. Но из этого книгу не напишешь, книга должна вызреть, родиться.

[48:21] Никита Маклахов: Судя по тому, что я от вас слышу, вы не очень большой поклонник больших корпораций и такого государственного аппарата с точки зрения места работы. Как при этом вы умудрились проработать большую часть своей сознательной жизни?

[48:37] Юрий Строфилов: Не надо работать с корпорациями, это убивает людей, загрязняет чакры. Это совсем плохая история. Надо работать с людьми. У меня никогда не было в кармане резюме, хотя наемный менеджер обязан в кармане каждый день носить резюме и быть готовым к тому, что он уйдет с одной должности, перейдет на другую. Он наемный менеджер, работает на собственную капитализацию. Его единственная личная эффективность состоит в собственной капитализации. Капитализация — это успешные кейсы, прочитанные книжки, связи, все такое. Ты растишь свою капитализацию. С этой капитализации у тебя есть 2 варианта — ты выбираешь компанию или человека. Моя концепция состояла в том, что я выбираю человека. Это тебя освобождает от гигантского количества проблем. У меня сейчас приятель, когда-то был моим старшим товарищем, я старше его по возрасту, а он старше меня по должности. Он был председателем правления банка, а я был вице-президентом банка. У него тоже есть свои учредители, всякие такие штуки. Он как-то мне позвонил и сказал, чтобы я зашел к нему. Я к нему захожу, спускаюсь, он говорит: «Виски будешь?», — я говорю: «Наливай». Наливает мне виски, говорит: «Я за тебя кренделей получил», — я говорю: «Что случилось?», — «Слушай, ты все равно не поймешь, давай, выпьем». Он мне даже не может объяснить, что там происходит. То есть большие корпорации — это зона, сталкер, надо туда кидать гаечки и слушать, как они звенят, когда летят. У него большой опыт в кидании гаечек, а у меня не очень. Я постоянно в эту паутину вляпываюсь не потому, что я не эффективный менеджер, а потому, что там все сложно. Как он мне сказал, что если ты видишь где-нибудь неэффективность, ищи чьи-то интересы. Просто так неэффективности там нет, ищи интересы. Какая-то была большая пьянка, сижу около барной стойки, пью виски. Подходит ко мне один очень большой руководитель, очень большой компании параллельной с нашей. IT-шная компания, делает железяки. Он ко мне подходит и говорит: «Смотрю, как ты головой бьешься о стенку. Давай я тебя научу чуть-чуть?», — я говорю: «Ну-ка, научи»«. — «Ты в служебной записке вот эти пару слов напиши и отправь ее туда же», — я говорю: «Ну, хорошо, два слова, о’кей». Отправляю бумажку — и раз, все случилось, что должно было случиться. Всего два слова тебе никто не подскажет, никто не научит. Внутри компании тебе не расскажут всего этого волшебства. Это просто люди: тут мне повезло с человеком, там повезло с человеком. Это моя первая работа на большую государственную компанию, на НИИ, я был замдиректора этого НИИ. Просто потрясающий дядька, просто сам по себе. Это нивелирует все проблемы работы с компаниями. Он уходит, дальше я вместе с ним ухожу, потом у нас пути разошлись. Ты все время работаешь на одного конкретного человека. Это позволяет тебе в этой сложной структуре более-менее комфортно существовать. Если вдруг совокупности этих людей рассыпаются, как у нас — наш банк купили, внутри там произвели всякие разные тектонические подвижки, моему начальнику стало некомфортно, мне стало некомфортно. Все эти совокупности — людям стало немного некомфортно, тогда я уже забил болт, и меня выгнали.

[52:27] Никита Маклахов: Получается, что вы сторонник идеи, что неважно, чем заниматься, главное с кем? Если есть команда, можно сделать что угодно?

[52:35] Юрий Строфилов: Да, смотрите, что вы можете украсть у этих людей. С точки зрения взглядов на жизнь, мудрости, философии, подходов — всяких таких штук. Например, прихожу к своему руководителю, приношу бумагу. Он читает, говорит: «А вот это зачем?», — я говорю: «Мы пользу собираемся нанести миру». — «Да?», — «Да», — «А где ты видишь пользу?». Я говорю: «Вот здесь, вот здесь, вот здесь». А действительно польза гигантская, просто прямо прорыв. Он на меня смотрит и говорит: «Скажи, пожалуйста, прокурору ты сможешь это объяснить?», — я говорю: «Сомневаюсь». — «Тогда засунь эту бумагу в шредер». Весь мой мир вдруг стал на место — каждую твою бумагу в государственной компании когда-нибудь будет читать прокурор, ему абсолютно все равно, какую пользу ты хотел принести миру, он будет смотреть на это со своей колокольни — может он тебя прищемить или нет, а вместе с тобой всю твою команду или нет. Он говорит: «А ты готов принять на себя такие риски?», — я говорю: «Ну, пожалуй», — «А я нет. А ты работаешь со мной», — «О-кей, я понял». Это его взгляд. Эта ситуация реально спасала меня неоднократно. Причем, чем больше ты собираешься причинить миру пользу, тем сильнее ты подставляешься, тем сильнее ты пытаешься выйти за рамки каких-то установленных правил, в том числе и нормативов, которые прописаны на бумажках.

[54:27] Никита Маклахов: А что ещё, кроме умения общаться с прокурорами вы ищите в тех людях, с которыми будете плотно общаться, взаимодействовать и работать?

[54:35] Юрий Строфилов: Мой первый руководитель Лопота Виталий Александрович, он сейчас под домашним арестом, кстати, сидит. От него не слышал этих слов про прокуроров — вот результат. Он меня потрясал длиной игры. То есть все, что происходит сегодня, завтра, послезавтра, через месяц, через год, через 10 лет его не интересует абсолютно. Может быть, интересует, но я этого не чувствовал. Его интересует, что будет через 10 лет. Вот этот взгляд помог мне отказаться от офиса после кризиса 2008 года. Сколько прошло лет? Уже 12 лет прошло, вот это его школа, это то, что я у него украл. Не интересно, что будет завтра. Что будет через 10 лет — вот это интересно. Ты готов к этому или нет? Это приводит к тому, что ты вдруг оказываешься в таких ситуациях, в которых ты готов. Например, должен был состояться лондонский марафон, я подумал: «Дай-ка я съезжу на недельку в Португалию, подготовлюсь к лондонскому марафону». Заодно мне надо было дописать книжку, какие-то вещи привести в порядок. Я уезжаю на недельку в Португалию, и тут все самолеты перестают летать. Мне просто обратно не вернуться, плюс этот карантин, я тут сижу уже месяц. Но я готов, у меня бизнес готов к этому. Да, прилетело. Да, катаклизм. Но я ни копейки не потерял, скорее, нашел, потому что у меня здесь жилье стоит в 2 раза дешевле, чем обычно. Еда стоит в 2 раза дешевле, чем обычно. Ещё бы семью сюда вытащить. Жена тоже сидит на карантине, на работу ходить не надо. Если бы она ещё здесь оказалась, то было бы вообще кайфово. А так я сижу один, оказался готовым к этой ситуации. Это его школа, я увидел его подход. И когда ты смотришь на людей, то оцениваешь их не с точки зрения хороших и плохих, а с точки зрения есть у него что-то? У плохих людей много чего можно украсть, я имею в виду из идей. Когда ты смотришь на человека, думаешь: «Говно говном. Но вот эту вещь, пожалуй, надо скопипастить». Это важно. Это такое его отношение, взгляды или какие-то штуки, навыки, какие-то контакты, может быть, ещё чего-нибудь надо обязательно скопипастить.

[56:59] Никита Маклахов: Что в вас такого особенного, что вы за год занятий бегом вышли на такие довольно-таки нескромные результаты, как минимум, в вашей возрастной категории?

[57:08] Юрий Строфилов: Я проваливаюсь во все, чем я пытаюсь заниматься. У меня нет этих 10 процессоров в голове, я однозадачный. Поэтому когда я начал бегать, тут же обложился кучей книжек, стал слушать лекции. Есть такой профессор Селуянов. Многие его науку называют лженаукой, но это много мне дало. Джек Дэниэлс, Эмиль Затопек, какие-то методики, какие-то штуки. Я начал изучать-проваливаться, изучать-проваливаться, смотреть, думать, анализировать. Это дает гигантский прогресс. Я смотрел, что вот эти подходы мне не зашли. Например, я посмотрел, попробовал тренироваться как Затопек — нет, не пошло. Хорошо, Лассе Вирен — ага, пошло, его подход мне подходит. Тренер хорошо сказал, что если Лассе Вирена бы посадили в одиночную камеру, то он примерно через месяц бы об этом узнал. А давай ещё у кого-нибудь чего-нибудь посмотрим, кто как тренируется. Например, подход Лидьярда как тренера Лассе Вирена, вот оно такое. Когда ты проваливаешься в это, то так глубоко. То есть читайте этикетки, это дает большой результат. «Читайте этикетки» — это я для себя придумал такой мем. То есть не ешьте все подряд, читайте, что вы едите во всем: в книжках, в разговорах с людьми, в потреблении пищи, в собственных занятиях. Читайте этикетки, понимайте, пытайтесь понять, что вы пихаете себе в голову и с точки зрения еды, и с точки зрения мыслей, и всего остального.

[59:01] Никита Маклахов: Вначале мы с вами поговорили о том, что очень важно получать удовольствие от бега, что бег приносит огромное удовольствие. При этом обычно удовольствие — это про внутреннюю мотивацию, когда хочу что-то делать — я делаю. Но также, когда мы начинаем заниматься чем-то регулярно и выступать на соревнованиях, там подключается внешняя мотивация, что мне нужно сделать какой-то план, пойти туда выступить, показать ещё какое-то время. Как при такой нагрузке и при амбициозных стремлениях к победам сохранять внутреннюю мотивацию и сохранять удовольствие от тренировок?

[59:37] Юрий Строфилов: Там же мотивация все время разная. В первый год, может быть, 2 года ты бегаешь Just for fun. А потом вдруг этот Just for fun пропадает, вдруг твои друзья говорят: «А как ты пробежал?». А, им важно, значит, надо как-то пробежать. Хорошо. Бежишь в следующий раз, тебя спрашивают: «А ты в этот раз быстрее, чем в прошлый раз пробежал?» Значит, нужно не просто результат показать, а чтобы он ещё и рос все время? О’кей, начинаешь бегать. Жена у тебя начинает спрашивать: «А ты где?»? — «Я на тренировке»; — «А ты где?», — «Я на тренировке. Поехали со мной съездим, нью-йоркский марафон пробежим?», — «Поедем». Ты бежишь и думаешь, что если плохо пробегу, что она подумает, что я где-то шлялся на своих тренировках, а теперь тут еле ползу. Зачем я тогда там шлялся где-то, лучше бы я посуду мыл, пеленки стирал. Ага, значит, надо доказывать кому-то чего-то. А тренер же переживает за тебя, значит, надо уже посмотреть на тренера, что для него важно. И ты все время начинаешь попадать в такой капкан. С одной стороны, вдруг становишься с мотивацией, что ты пробегаешь марафон где-то в Чикаго. И тебе жена говорит: «Ты парень крутой, молодец!». И ты думаешь, что да, она тебя не пускала на тренировки, каждый раз у нее спрашивал, можно ли пойти пробежаться, а сейчас ты для нее молодец. Да, это мотивация. И так ты туда проваливаешься, там такой клубок взаимосвязей всяких разных. Дальше у тебя бег — это социальный лифт, появляются связи, какая-то такая мафия. То есть ты туда начинаешь просто проваливаться, обрастать какими-то дополнениями. Например, пробегаю марафон, один из членов Совета директоров, один из владельцев компании FK моего партнера тоже пробежал марафон. Там посидели, поговорили — вот она мотивация. Для него важно, с какой скоростью я бегаю, что я бегаю быстро. Поговорили, поговорили: «А-а-а, марафонцы же бегут на жирах, а не на углеводах. А мы как раз жировая компания, а давай-ка поищем здесь». Дальше ты там ещё кого-то встречаешь на марафоне, это такая среда. В Чикаго приезжали на марафон, я захожу в протокол, смотрю фамилии, все знакомые, но ни с кем лично не встречался. Это все такие большие, важные, очень успешные, интересные люди. Они все очень занятые. Я пишу: Андрей Шаронов, вице-президент Сколково — познакомились; Мухин Антон — познакомились. Я пишу письмо, что давайте вместе соберемся. Мы раз и собрались. Не может такого быть, что там какой-то марафонец мне пишет письмо, а я ему скажу, что пошел ты подальше. Нет, это все-таки мафия. И ты в эту среду вдруг проваливаешься, и там миллионы мотиваций. Если туда провалился, то это навсегда. Эта среда — это свой мир. Дальше ты начинаешь снова искать. Например, отменили Лондон — и у меня снова новый взгляд на мир. То есть это бег без цели, соревнований нет. Я готовился к Чемпионату мира, а его нет, целей нет, значит, ты снова начинаешь бегать Just for fun просто для себя. И вдруг оказывается, что Just for fun — ты можешь посмотреть мир в округе 8 км от дома. Нет, я могу посмотреть мир в округе 20 км от дома. А в Португалии 20 км по берегу океана — это просто невероятный кайф. Ты не ограничен, у тебя поводок короткий. Ты тык-мык, а тут у тебя раз — и поводок стал в 3 раза длиннее. И ты теперь можешь побежать. У тебя там чайки, море, невероятно красивые места, невероятно любопытно, что там за поворотом. Ты бежишь себе, бежишь и думаешь, вообще не замечаешь. Там пробежал сороковник, и все время в кайф, все время получаешь удовольствие. Особенно когда перед тобой нет Чемпионата мира. Я не могу пробежать, когда я готовлюсь к Чемпионату мира Just for fun 40 км. Потому что мне на следующий день надо бежать 20 раз по 400 метров со всей дури. А тут ты бежишь и думаешь, что потом как-нибудь пробегу. А сейчас пока пробегу Just for fun длинную тренировку, посмотрю, что там в округе.

[1:04:13] Никита Маклахов: Как между собой уживается идея Just for fun, концепции планов и дисциплина? Если я бегаю Just for fun, то завтра с утра проснусь не с той ноги, и мне не хочется уже выходить на пробежку, и сегодня вообще ничего не пробегу. А раз сегодня не пробежал, то завтра можно снова как-то схалтурить. Уже получается, что не 30 км в день, а 3 км.

[1:04:35] Юрий Строфилов: Just for fun — это в том числе длины игры. Я вам рассказывал про Виталия Лопоту, для него Just for fun — это запустить ракету на Марс. Мы работали в НИИ, которые занимаются немножко космосом. Запустить ракету на Марс — это Just for fun. Пробежать марафон за 2.45 — вот это Just for fun. Этот fun — он же определяется тем, чем ты можешь пожертвовать. Не бывает fun без жертв за исключением ЛСД или кокаина, все время есть вознаграждение в результате того, что ты что-то потерял. Потерял 20 копеек, купил себе мороженое — это кайф. Даже не сам себе. Купить мороженое на свои деньги и купить мороженое на чужие деньги — это разный кайф. Проехать на машине 42 км 195 м и пробежать самому — это разный кайф. Он такой же, как мороженое — те же самые 42 км, только тут на свои, а там за счет бензина в бензобаке. Вот этот обмен одного с другим — невероятно кайфовый. Ты думаешь, что сегодня поработаю, а зато… И вот это «зато» прямо вштыривает.

[1:06:01] Никита Маклахов: Вы где-то рассказывали о том, что если бегать каждый день одну и ту же дистанцию в одной и той же технике, например, по 10 км в день, то прогресса особого не будет. Что нужно какие-то смены дистанций, техник. Расскажите подробнее про то, как это работает, как добиваться прогресса скорости, выносливости и так далее.

[1:06:20] Юрий Строфилов: Мы как кошки очень живучи. Организм к любой проблеме очень быстро адаптируется. Мы все хотим жить в комфорте. Где бы ты ни оказался, рано или поздно ты окажешься в зоне комфорта, если будешь делать одно и то же. Прогресса нет. Что такое прогресс в тренировках? Это стресс и как реакция на стресс адаптация организма. Так в экономике, так в бизнесе, так в здоровье, так в личной жизни и во всем. Какая бы у тебя ни была красивая, умная, добрая и кайфовая жена, но рано или поздно она перестает доставлять такой кайф, как было на первом свиданье. В беге абсолютно то же самое. Вдруг рано или поздно организм понимает, что это все уже было, и перестает реагировать. Поэтому организму надо все время чего-то искать. При этом от добра добра не ищут. Есть такой Коля Шустров, выдающийся альпинист современности мой приятель. Я к нему обратился много лет назад, говорю: «Коль, надо на лыжах покататься». Он говорит: «Давай, съездим в горы в Швеции». Я говорю: «Да, ладно, подожди, я тут нагуглил Марибель». Он говорит: «Съездим в горы». Я поехал в горы, покатался. Он говорит: “Горы это хорошо, а в следующий год куда поедем?«,— «Съездим в Летуиль или ещё куда-нибудь». Он говорит: «Подожди, в какой Летуиль, там же Шамания рядом». Он меня мурыжил 10 лет с этими штуками. Когда приехал в Марибель, понял, что если бы я там был в первый раз, то все остальное было бы просто жуткая невероятная тоска. С бегом то же самое — организм перестает реагировать, надо все время искать какие-то новые штуки и при этом не сваливать все в одну корзину. То есть ты можешь в первый год подключить все быстрые тренировки, съездить в горы, поесть какие-нибудь восстановительные таблетки, ещё чего-нибудь, 2 тренировки в день — и все, у тебя будет гигантский прогресс. Полчаса к своему личнику, ты марафон трехчасовой пробежишь с первого раза. И все, дальше у тебя прогресса не будет, будет жуткая невероятная тоска. Ты будешь все время деградировать, не сможешь делать то, что ты делаешь каждый год. Поэтому по чуть-чуть. Вот я первый марафон побежал, мне нужно было просто регулярно бегать. «О, регулярный бег дает офигенный результат». Потом «ага, а давай дифференцируем этот бег — быстрый отдельно, а медленный отдельно» — тоже дает результат. У меня до сих пор разный бег, я чего-то добавляю туда. В этот год я добавил ОФП, 6 лет никогда не занимался этим. Сейчас добавил ОФП, кажется, это работает. Поэтому каждый год я ищу чего-то, что вызовет стресс для организма, в адаптацию к которому организм начнет дальше развиваться. Да, нужно дифференцировать, нужно все время искать что-то новое, но по одному. То есть одно изменение в одно время. Как у программистов — если хочешь что-то поменять в программе, поменяй что-то одно. Если хочешь сломать программу — то в 10 разных местах поменяй 10 разных переменных, получишь гигантскую проблему.

[1:10:02] Никита Маклахов: Когда вы рассказывали о том, как погружались в спорт, бег, вы много рассказали про то, какие книги читали, лекции смотрели. Но при этом ни слова не сказали про тренера. Был ли у вас в этот период тренер, и какая вообще роль тренера, по крайней мере, на начальных этапах?

[1:10:18] Юрий Строфилов: Тренер — очень-очень важная штука. Миша Питерцев тренер, мы с ним все время работали в противоход, это очень важно. Я был готов бежать быстрее, тренироваться больше. До сих пор помню его слова, на каждой тренировке они у меня до сих пор сидят в мозжечке. Я бегу, а у меня: «Юра, медленнее, Юра, медленнее». И вот это «медленнее», оно дает гигантский прогресс. То есть хочешь бегать быстро — бегай медленнее. Это зависит от людей, но я вот так проваливаюсь, поэтому бы докрутил себя до состояния, когда бы у меня начали появляться травмы, когда у меня начнут какие-то стопорения прогресса. Он меня прямо сдерживал, поэтому я 6 лет устанавливаю личники — с каждым годом я бегаю быстрее, быстрее. То есть возраст в одну сторону, я в другую сторону. Он очень мудро меня сдерживал. Это взгляд со стороны. Изнутри на себя не посмотреть, ты не можешь адекватно оценить своё состояние — это раз. Второе — тренер избавляет тебя от невероятных сомнений в тренировке. Я сейчас сам занимаюсь тем, что иногда пишу тренировочные планы для студентов S10.run. Я могу написать очень хороший тренировочный план. А для себя не могу. Я написал план 8 по 400 со всей дури, и думаю: «А почему 8 по 400, почему не 10 по 400?». И ты выходишь на тренировку, разминку бежишь и думаешь: «Почему 8 по 400? Вроде я нормально себя чувствую, может быть, надо было 10 написать?». Вот эти сомнения просто сжигают тебя изнутри, отнимают кучу сил и энергии, заставляют тебя сомневаться. Представьте себе, что вы подумали про 8 по 400 — а со всей дури это действительно тяжелая работа. Со всей силы так пробежать — это вымораживает тебя. И вот ты бежишь и думаешь: Хорошо, пускай будет 10«, а ты 8 уже пробежал и говоришь себе: «Ну, ты и дурак». А ты же себе задачу поставил, значит, надо добегать. И думаешь: «А вот если бы я…». И вот эти мозговые усилия забирают вообще последние силы, ты начинаешь ещё больше мучиться. У нас же 30% энергии это голова, поэтому любое сомнение очень осложняет свои разговоры с собой.

[1:13:06 ] Никита Маклахов: Главная функция тренера помочь тебе не думать?

[1:13:08 ] Юрий Строфилов: Да.

[1:13:11 ] Никита Маклахов: Хорошо. давайте тогда переходить к нашей финальной рубрике. В рубрике 5 вопросов. Первый вопрос будет про книгу. Посоветуйте, пожалуйста, какую-то книгу, которую вы любите перечитывать или дарить другим людям в качестве подарка, или просто что-то, что вам запомнилось, сходу можете ее назвать.

[1:13:30] Юрий Строфилов: «От хорошего к великому» Коллинз.

[1:13:33] Никита Маклахов: Второй пункт про практику, привычку или какой-то ритуал, который есть у вас в вашей жизни, и то, что вы делаете ежедневно, что вам приносит пользу.

[1:13:41] Юрий Строфилов: Про бег я уже сказал. Очень важный ритуал — это один час без внешних раздражителей утром или вечером, кому как угодно.

[1:13:54] Никита Маклахов: Люди считаются внешними раздражителями?

[1:13:56] Юрий Строфилов: Да. Час наедине с собой. Хотите — медитируйте, хотите — читайте книжку, только без входячки. Если вы читаете, то это не Facebook, там, где точно нет внешних раздражителей.

[1:14:11] Никита Маклахов: Третий пункт — вопрос, который вы бы посоветовали задавать людям самим себе, если они хотят прийти к каким-то озарениям, инсайтам, узнать что-то о себе, решить какие-то насущные задачи или проблемы?

[1:14:24] Юрий Строфилов: Не знаю, украденный копирайт, эта гениальная фраза, которая сильно поменяла мою жизнь. Если подскажете, кто ее сказал, буду очень благодарен, буду ее цитировать. Фраза звучит так: «А не херней ли я занимаюсь?».

[1:14:41] Никита Маклахов: Хорошо. Четвертый пункт — сервис или инструмент, что-то из виртуальной или физической реальной жизни, что вам помогает на повседневном уровне.

[1:14:51] Юрий Строфилов: Википедия.

[1:14:53] Никита Маклахов: Последний пятый пункт про фильм или сериал, примерно то же самое, что и с книгой.

[1:14:58] Юрий Строфилов: Сейчас смотрю, называется «Money Heist». Я не знаю, есть ли он на русском языке, на Netflix «Money Heist» испанский сериал.

[1:15:07] Никита Маклахов: Отлично, спасибо за ответы. В конце выпуска я обычно оставляю гостям минутку времени, чтобы вы могли рассказать о том, где наши слушатели могут вас найти, как-то с вами взаимодействовать, сконтактировать. В общем, минутка саморекламы под конец.

[01:15:22] Юрий Строфилов: В Facebook — welcome. У нас есть канал S10.run в Telegram, там есть очень интересные биографии бегунов, мы очень много читаем сами и пишем для вас их биографии. У меня Facebook и Instagram. Моя фамилия Строфилов, в Google вбейте и легко сможете найти меня.

[01:15:44] Никита Маклахов: Что ж, тогда на этом будем заканчивать, завершать нашу беседу. Юрий, спасибо, что заглянули в гости. Спасибо вам за беседу. Желаю вам поскорее воссоединиться со своей любимой семьей.

[01:15:54] Юрий Строфилов: Да, это очень важно. Спасибо. Пока-пока.

[01:15:57] Никита Маклахов: Прежде чем попрощаться с вами, дорогие слушатели, по традиции подведу итоги нашей беседы. Сегодня мы говорили о беге и не только. Мой гость уверен, что тому, кто ищет возможности никакой карантин не помеха. Дома тоже можно заниматься аэробными нагрузками, если купить беговую дорожку, эллипс или мини-степпер; или можно вообще ничего не покупать, а вспомнить, что в каждом доме есть длинная предлинная лестница. Юрий считает, что бегать нужно в кайф — Just for fun, как он говорит. Здесь не нужны героизм и стремление себя преодолеть. Чтобы полюбить бег, достаточно просто начать им заниматься, поставить технику и… да и все, в общем-то! Разве что тренер ещё не помешает, чтобы правильно составить для вас тренировочный план, дать подсказки и предоставить объективный взгляд со стороны. Юрий предупредил, что бег здорово затягивает. В том числе, и потому, что это отличный способ снять стресс, побыть наедине с собой, очистить голову от лишних мыслей и получить удовольствие. Со временем это может привести к тому, что вы начнете бегать чаще, дальше и дольше, и это скажется на вашей жизни в целом. Например, вы забудете про разные бестолковые занятия просто потому, что на них не останется времени; помимо этого, скорее всего, вы захотите прокачивать свою личную эффективность. Всё для того, чтобы освободилось больше времени на пробежки. Мне очень понравилась фраза Юрия, которая созвучна идее маленьких шагов: «Хочешь бегать быстро — бегай медленно». В беге, как и в любом другом навыке, важно действовать регулярно и по чуть-чуть. А ещё для прогресса в спорте важно постоянно удивлять свой организм. Например, периодически менять тип нагрузки и таким образом создавать для него новый стресс. Организм адаптируется и как раз это позволит стать быстрее и сильнее. Кроме бега, мы обсудили написание книг. Мой гость советует активно изучать информацию и оформлять свои мысли в виде заметок и постов в соцсетях. Придет время, идеи начнут переплетаться, а потом из них родится замысел книги. Останется только собрать все кусочки в одно целое. И вот когда вы этим займетесь, потребуются тишина и уединение. Впрочем, они нужны и на ежедневной основе. Поэтому Юрий до полудня не включает гаджеты и занимается важными делами, не отвлекаясь на входящую информацию. Надеюсь, советы моего гостя нашли у вас отклик, и вы попробуете что-нибудь внедрить в своей жизни уже в ближайшее время. Успехов и до новых встреч!