Дно как трамплин. Цитата Ольги Маркес из выпуска подкаста Будет сделано!

Гостья выпуска — Ольга Маркес, вокалистка группы Alai Oli, основатель школы идеального тела Sekta, музыкант, мама троих сыновей и триатлет. В своё время Ольге пришлось справиться с наркотической зависимостью, а теперь она увлекается спортом и ведёт за собой тысячи людей. Учитесь быть сильнее!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK, Overcast

Слушайте, скачивайте, подписывайтесь!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[06:45] Почему Ольга переехала в Питер? Сколько зарабатывают музыканты?
[16:04] С чего началась история с наркотиками и почему Ольга решила с ними завязать? Может ли наркоман жить счастливой и полноценной жизнью?
[19:34] Как разные виды наркотиков разрушают жизнь и личность? Что Ольга искала в веществах, изменяющих сознание?
[26:48] Как оградить детей от наркотиков? Какова суть любой зависимости?
[31:17] В каких случаях бессилие становится лучшим помощником? Как звучит главная молитва зависимого человека? Что делать в моменты срыва?
[41:43] Правда ли, что после отказа от наркотиков мир навсегда останется тусклым?
[43:25] Почему Ольга Маркес увлеклась спортом и как она относится к своему телу?
[48:29] Сложно ли возвращаться к режиму после отпуска или беременности?
[49:34] Как доверить ребенка няне? Как взрастить в детях дух свободы?
[56:10] Почему Ольга не хочет защищать кандидатскую диссертацию?
[59:44] Рубрика «Пять в одном»: книга, привычка, сервис, вопрос, фильм.

В выпуске были упомянуты

1) Сказки Эльбы — предзаказ книги
2) Сказки Эльбы — бесплатный подкаст
3) Generation «П» — книга Виктора Пелевина
4) Солнцестояние — триллер про древний праздник
5) Город без наркотиков — благотворительный Фонд
6) Kidsout — сервис по поиску бебиситтеров и нянь
7) Sekta — школа идеального тела

Никита Маклахов в Интернете

1) budetsdelano — профиль в Instagram
2) makniko — профиль в Facebook
3) makniko — профиль во ВКонтакте

Ольга Маркес в Интернете

1) olymarkes — профиль в Instagram
2) olymarkes — профиль ВКонтакте

Рубрика «Пять в одном»

1) Книга — Нассим Талеб «Антихрупкость»
2) Привычка — писательство
3) Инструмент — велосипед Canyon Speedmax
4) Вопрос — Что является точкой отсчета чувства, которое во мне возникло сейчас?
5) Фильм — Шучу

Главные идеи выпуска

1. Совместить полноценную счастливую жизнь и употребление наркотиков невозможно. Какими бы лёгкими они ни были, всё равно неизбежно разрушение.
2. Любой вид компульсивного поведения означает, что есть непрожитая эмоция.
3. Зависимый человек не сможет стать другим и с этим нужно смириться. Зато зависимости можно менять, например, переключиться с наркотиков на спорт.
4. У зависимых людей больший потенциал, чем у остальных, потому что им пришлось преодолеть больше препятствий на пути к благополучию.
5. Нужно научиться отличать то, что мы можем изменить, от того, что нам не подвластно. Бессилие иногда может быть лучшим помощником.

Практические рекомендации

1. Если вы зависимый человек, составьте список ответов на вопрос: «Перед чем конкретно я бессилен?».
2. В момент срыва постарайтесь расслабиться и прожить его осознанно и с удовольствием. Если поменять отношение к срыву, он может сам сойти на нет.
3. Пройдите программу «12 шагов», если хотите избавиться от зависимости.
4. Если не получается самостоятельно справиться с зависимостью, обратитесь за помощью к специалистам.
5. Развивайте эмоциональный интеллект и занимайтесь спортом, чтобы создать более плотный контакт с самим собой, своими чувствами и телом.

Понравился выпуск? Послушайте также

Спонсор выпуска

Благодарим за помощь в работе над выпуском компанию «СКБ Контур» — разработчика онлайн сервисов для бухгалтерии и бизнеса. Компания издала необычную и вдохновляющую книгу для детей «Сказки Эльбы» о российских предпринимателях. Оформите предзаказ книги или послушайте бесплатный подкаст — озвученные профессиональными актерами истории из книги.

Текстовая версия подкаста с Ольгой Маркес

[00:07] Никита Маклахов: Добрый день, дорогие друзья! В эфире 144-й выпуск подкаста «Будет сделано!», и с вами я, его ведущий, Никита Маклахов. Сегодня у меня в гостях Ольга Маркес, вокалистка группы Alai Oli, основатель школы идеального тела Sekta, мама троих детей и к тому же триатлет. Ольга уже успела в своей жизни проделать очень даже большой путь, и начало этого пути вряд ли можно назвать радужным, чистым или веселым. Все дело в том, что моя гостья долгое время была зависима от наркотиков и, в целом, считает себя человеком, склонным к разного рода аддикциям. Она говорит, что была на темной стороне, но в итоге поняла, что должна выбрать светлую. Вот это мы и обсудим. Поговорим про зависимости в общем и про наркотическую зависимость в частности. Ольга откровенно расскажет свою историю, объяснит, зачем она меняла сознание с помощью разных веществ и благодаря чему смогла перестать это делать. Узнаем, почему бессилие может быть помощником, что делать в момент срыва и в чём заключается большой потенциал зависимого человека. Пожалуйста, дорогие друзья, обратите внимание, что никакая из частей выпуска не является пропагандой наркотиков или призывом к их употреблению. Наркотики — это зло, пожалуйста, обходите их стороной. Как обычно, все ключевые мысли и все основные ссылки, которые мы упомянем, вы сможете найти на нашем сайте, на странице с описанием данного выпуска по адресу: willbedone.ru/144 Страницу для каждого выпуска мы оформляем очень старательно, тщательно и с любовью, чтобы вам было удобно и комфортно знакомиться с информацией, поэтому, пожалуйста, заглядывайте к нам почаще на сайт. Ну и, конечно, оставляйте там свои комментарии. И поскольку данный выпуск так или иначе посвящён теме зависимостей, напомню, что 31 августа стартует наша обновленная программа «Свобода от сигарет». Если вы уже устали курить и искренне хотите бросить, но при этом так, чтобы не мучиться и потом не сорваться, то приходите к нам на программу, мы вам с радостью поможем. Ну а 14 сентября стартует наша большая и любимая программа под названием «Курс Полезного Действия». Более 40 человек уже с нами, места на пакет с куратором почти что закончились, так что, пожалуйста, не тяните с решением. Буду искренне рад познакомиться с вами, пообщаться и, конечно же, плотно совместно поработать ближайшие 3 месяца. Вся информация о наших обучающих программах и об условиях участия в них тоже есть на нашем сайте по адресу willbedone.ru. И уже совсем завершая свою долгую вступительную речь, хочу сказать спасибо Варе Веденеевой за помощь в создании этого выпуска. Варя, спасибо! Ну а теперь переходим к Ольге Маркес. Желаю вам приятного прослушивания!

[03:16] Никита Маклахов: Ольга, привет!

[03:17] Ольга Маркес: Привет!

[03:18] Никита Маклахов: Спасибо большое, что нашла для меня местечко в своем плотном графике, буду очень рад с тобой пообщаться. Может быть, для начала расскажешь, как прошло твое утро?

[03:26] Ольга Маркес: Ооо, мое утро прошло просто невероятно! Мы вчера допоздна играли в мафию с нашими друзьями, как ты уже понял. Это было очень весело. С утра у нас была запланирована стрижка трех мужчин в доме — у нас трое детей, — поэтому мы немножко задержались с выходом в садик, но это было такое осознанное задержание. К нам приехала стилист домой, и она стригла мальчиков. Параллельно мы их кормили, собирали, мерили одежду, которую мы купили — она не подошла, потому что дети нестандартного размера и очень сложно им подобрать вещи, а ходить с ними по магазинам сейчас не хочется по понятным причинам. Мы пытаемся их одеть, и я страдаю, что дети выглядят как бомжарики. Любая одежда быстро превращается непонятно во что, потому что они постоянно в песке, от частой стирки появляются катышки. Ну в общем, такие материнские заботы. Я собрала сейчас рюкзак, после нашего подкаста поеду в бассейн, отплаваю 2300 — у меня сегодня тренировка плавательная. А вечером поеду с ребятами из Gri — и вообще с беговой тусовкой — мы едем в Шлиссельбург, завтра будем бежать эстафету от маяка до маяка. Такой у меня сегодня день.

[04:58] Никита Маклахов: Тебе легко удается переключаться между амплуа мамы, спортсменки, музыкантши, бизнес-леди? Необходимо вообще это переключение, или ты все время одна и та же?

[05:10] Ольга Маркес: Мне кажется, сложно было бы, если бы приходилось постоянно переодеваться. Но так как мы в Петербурге, тут всегда можно ходить в спортивном костюме и никто не посмотрит на тебя косо, это очень удобно. И, как ты видел, я приехала на мопеде Vespa, это очень ускоряет. То есть в Петербурге вообще можно все делать быстро, все рядом. Например, начало Невского — это бассейн, в середине я живу, здесь офис, это минут 40 всегда пешком ходить. Любой транспорт — это время, потому что в пробке, а на мопеде или на велике — это 5 минут. То есть ты за 5 минут оказываешься в любом месте.

[05:54] Никита Маклахов: Да, я как раз очень скучаю по скутеру. Когда жил в Таиланде, мы катались на Honda PCX. Я прям думаю, может, тоже завести. Тебе не страшно в Питере кататься? Ты осознаешь, какой это большой риск?

[06:04] Ольга Маркес: Я уже шесть лет гоняю на вот этом вот байке, и все очень хорошо, все очень нравится, вообще без проблем.

[06:12] Никита Маклахов: А сколько уже существует твоя группа?

[06:14] Ольга Маркес: Группа существует, получается, с 10-го класса школы, а мне сейчас 33. Я не помню, сколько это мне было, кажется, 16 лет. Вот, отнимайте сами.

[06:24] Никита Маклахов: Ничего себе! Я просто помню: еще лет 10 назад, может быть, чуть больше, в институте мой одногруппник Султан уже тогда слушал, восхищался твоей музыкой, поэтому можно ему передать привет. Привет, Султан!

[06:36] Ольга Маркес: Привет, Султи!

[06:37] Никита Маклахов: Ты его помнишь в лице?

[06:38] Ольга Маркес: Конечно!

[06:39] Никита Маклахов: Он сейчас работает в «Медузе». Ну что, давай тогда потихонечку куда-нибудь углубляться.

[06:43] Ольга Маркес: Давай, давай.

[06:44] Никита Маклахов: Например, расскажи, чем тебя привлекает Питер, когда у тебя есть под рукой Сочи, другие города и другие страны?

[06:50] Ольга Маркес: Слушай, ну, город — это всегда люди, это всегда контекст, и сейчас очень актуальный контекст у Петербурга. Здесь моя команда, и в принципе все, что мы делаем, очень классно и интересно. Мне нравится Москва как город для жизни, и следующий год я буду жить в Москве по большей части. Но Петербург — особенно в тот момент, когда я решила из него уехать, — заиграл новыми красками. Здесь у меня нет практически какой-то бизнес-среды, предпринимателей, с которыми я общаюсь, мне этого не хватает, а в Москве у меня этого много. То есть в Москве я общаюсь с теми людьми, которые делают бизнес — и большой бизнес, и в принципе всегда есть о чем поговорить. Здесь же у меня больше такая музыкальная, творческая тусовка.

[07:36] Никита Маклахов: Ты считаешь, что в Москве в принципе концентрация таких людей больше, или ты просто пока не обзавелась контактами в Питере?

[07:42] Ольга Маркес: Может быть, здесь есть какие-то люди, но мы с ними просто не знакомы, либо мы просто слишком разные. Бизнесмены же все равно бывают разные — есть такие, которые ходят в гинзовские рестораны и вот в эти вот клубы на Петровской косе. А мне это просто неинтересно, я себя не смогу заставить — даже если это будет очень интересное знакомство, я не буду надевать коктейльное платье, чтобы пойти на тусовку. То есть что-то должно быть очень демократичное и больше европейское, какой-то такой подход к бизнесу. Мне еще в начале 2000-х очень врезалась в память одна картинка. Я, будучи еще очень маленькой, прочитала книгу Пелевина «Generation П», когда она только вышла, потому что мой папа работал в рекламе, и у нас всегда была такая литература дома. И я вот прочитала. Помню, там был такой образ. Где-то там в Москве пробка на Садовом, и в ней кавказцы — знаешь, такие серьезные, в костюмах, в девятке с закрытыми окнами. И тут же — девочка в рваных джинсах на какой-то машине с открытым верхом. Она останавливается, берет колу. Если как бы перевести это на современные реалии, то эта девочка едет не в машине с открытым верхом, а на велосипеде, например, или на чем-то таком, более экологичном. То есть лакшери атрибуты для меня сейчас особо ничего на значат. А в Москве уже, можно так сказать, считается провинциальным стилем, что если у тебя есть деньги, то надо жить так, как будто у тебя есть деньги. И если ты делаешь бизнес, то должен быть как бизнесмен. В Москве это уже перестроилось — там люди, у которых есть деньги, которые сделали бизнес и не настолько на нем сосредоточены. Ну да, они могут быть упоротые по спорту, они могут вообще с горящими глазами говорить о своем деле, но, скорее всего, этот диалог будет происходить или в каком-нибудь вегетарианском ресторане, или где-нибудь на велокольцах в Крылатском, в красивом месте. То есть для меня Москва — она про это. Про то, что всё общение с интересными мне людьми происходит в комфортной для меня среде.

[10:11] Никита Маклахов: А что является роскошью сейчас в твоем мире, в твоей жизни?

[10:14] Ольга Маркес: Что является ценностью, что является роскошью? Мы вот в эти выходные ездили в эко-отель, где вообще нет электричества. Жили просто в землянке, готовили еду на костре. Наши друзья спали буквально на земле в спальниках, разводили костер. За что мы угораем — вот за такое. Мы собираемся на вечеринку в стиле солнцестояния. Смотрел этот фильм? Очень классный! В общем, это не про деньги и не про то, что ты приобретаешь какие-то впечатления за деньги, а про то, что ты должен постараться, чтобы получить какие-то впечатления — вот это очень классно.

[10:54] Никита Маклахов: Хорошо. Пару слов за Питер, Москву замолвили. А что насчет твоего родного Екатеринбурга?

[10:59] Ольга Маркес: Я в Екатеринбурге очень мало бываю последнее время. Но я постоянно на связи и слежу за событиями, и на самом деле я очень горжусь гражданской позицией моего города. Я помню, когда выбирали Ройзмана мэром — это был, наверное, самый крутой момент, когда я поверила в демократию. Потому что когда выходит весь город голосовать за одного человека — это очень сложно фальсифицировать. Понятное дело, что потом они придумали способ, как все равно нас всех обмануть — когда он стал мэром, его лишили всех полномочий, а потом еще отменили прямые выборы мэра, потому что поняли, что этот город будет выбирать своего кандидата. Вот они и они нашли способ обхитрить. Как отстояли сквер — ты, наверное, это знаешь, это очень важное для нас место. У нас есть особый уральский дух, мы можем быть собой, стоять за своё, и это очень крутые качества, присущие всем нашим горожанам.

[11:58] Никита Маклахов: Но тем не менее ты не осталась жить там.

[12:01] Ольга Маркес: У меня не было такого, что я хотела уехать, то есть я планировала жить там всю жизнь. Просто был такой момент, что я закончила университет, а здесь у нас был менеджер нашей группы, тоже такой молодой, прикольный парень, который был даже младше нас. Мы и сами были молодые, а он был еще, и такой: «Давайте переезжайте в Питер! У меня тут друг есть, сниму вам квартиру, отсюда проще ездить на гастроли. Если чё, вернетесь». В общем, это не звучало это как-то глобально. И мы решили поехать попробовать пожить на Финском заливе, в последних домах на Морской набережной. Приехали, и было сложно, было действительно очень сложно. Там в Екатеринбурге мы уже вроде жили самостоятельно, снимали квартиры, сами как-то зарабатывали деньги. Но когда ты можешь пойти к маме, к бабушке пообедать — это очень поддерживает. А когда ты здесь в городе один, и не то чтобы у тебя много денег, много знакомых, много возможностей… В общем, было сложно. У нас была машина Chevrolet Lanos, мы на ней бомбили все по очереди. Денег хватало только на то, чтобы заплатить аренду. Несмотря на то, что шел рост, был успех у группы, в бытовом плане было очень сложно. Я считаю, что если приезжаешь в этот город вот так вот сам, он тебя сначала очень жестко минусит. Про это у меня есть песня — про то, что город не принимает Алису. Но зато потом, если ты преодолел эту часть, плывешь вокруг Петропавловки… Тут был заплыв на X-Waters, и там есть такое небольшое место, где ты плывешь против течения, зато потом выплываешь, и тебя несет. Для меня это до сих пор загадка. Энергия этого города разрушительна только до какого-то момента, а потом он начинает питать. И это все какой-то глобальный обман, все-таки Питер — это такое болото, которое просто засасывает. В общем, вопрос.

[14:11] Никита Маклахов: Музыка как бизнес-проект, как источник заработка — это сложно? Допустим, по сравнению с той же “Сектой” как ты это воспринимаешь?

[14:18] Ольга Маркес: Вот если, например, взять Моргенштерна или Элджея, которые покупают себе спортивные машины и вот это вот все — я смотрю на них и думаю: «Ну да, наверное, музыкой можно много заработать». Но другое дело, что меня в музыке всегда, наверное, демотивировало и отталкивало то, что это что-то нестабильное — это не то, что можно как-то статистически просчитать, не то, на чем можно построить стабильность. Ты написал хорошие треки — люди тебя слушают, не написал — не слушают.

[14:52] Никита Маклахов: То есть вот эта история, какая есть у меня в голове, что ты организовал тур в 50 городов, потом живешь 10 лет на эти деньги, отдыхаешь и пишешь новые альбомы — это не очень близко к правде?

[15:01] Ольга Маркес: Ну, не знаю. Возможно, Земфира так может, или Мадонна, или кто-то еще. Видишь, не так много данных о том, как это происходит у других людей. Лично нам наших денег не на много хватало. Мы же группа, мы все делим поровну. Мы собираем небольшое количество людей — даже по несколько тысяч ни в Москве, ни в Питере мы ни разу не собирали, под тысячу максимум. Это не такие уж большие деньги для того, чтобы на них еще как-то долго жить. Но знаешь, среднестатическую зарплату любого молодого человека — может быть, иногда даже больше — это давало. То есть ты можешь купить себе MacBook, можешь купить себе iPhone, можешь снять себе нормальную квартиру в центре, а не где-нибудь, и в принципе ездить в путешествия куда-нибудь раз в год. И когда тебе 20-25, этого вполне может хватать. То есть было нормально.

[16:00] Никита Маклахов: Насколько тебе комфортно вообще говорить на тему зависимостей и про наркотики?

[16:05] Ольга Маркес: Мне вообще абсолютно комфортно.

[16:07] Никита Маклахов: Тебя вообще внутри это никак не триггерит, не откликается — ничего?

[16:10] Ольга Маркес: Нет, вообще. Это как бы часть меня, как тот факт, что я из Екатеринбурга — для меня это то же самое. Я не знаю, может быть, где-то стигматизируют, может быть, где-то скажут человеку: «Ах, ты зависимый? Какой ты ужасный!» Но на самом деле, мне кажется, у нас в России это такая норма. Мы постоянно видим, что наши родственники устраивают застолье, что люди напиваются. И это норма. Привыкаем, что у кого-то по-любому перед глазами есть кто-то запойный или кто-то, кто пьет каждый день, и мы уже не воспринимаем зависимость как что-то из ряда вон выходящее. Каждый при слове «зависимость», скорее всего, вспомнит, что вот есть кто-то, кто сторчался в подъезде — чей-то брат, чья-то сестра, — или какого-нибудь алкоголика. То есть это абсолютно нормально. Человек, который зависимый, но при этом трезвый — да, это странно, но, мне кажется, это такая же норма.

[17:15] Никита Маклахов: Когда у тебя появилось такое отношения, такое принятие?

[17:19] Ольга Маркес: Мне кажется, сразу. Я еще училась в школе, когда меня первый раз поймали с наркотиками, и меня очень жестко папа в эту среду кинул. Что, наверное, было не очень правильно. Когда меня заставили, можно сказать, проидентифицировать себя с зависимыми людьми, с наркоманами, я начала обращать внимание на такого рода творчество, как, например, песни «Агаты Кристи» — что-то похожее, вот это вот темное и печальное. И я поняла, что у меня в душе есть очень много таких нот. И потом уже позже я видела, что очень многие творческие люди зависимы, и для меня это уже не было чем-то плохим, это было чем-то романтичным, чем-то красивым. Но другое дело, что я понимала, что эти люди несчастливы. В общем, они не выбрались. А мне хотелось сохранить глубину, но чтобы при этом это было счастьем. Я не хотела умирать в 27 лет или во сколько-то, но я хотела употреблять различные вещества, и при этом быть счастливой, и чтобы у меня все жизни получалось. Но потом через какое-то время стало понятно, что это невозможно. Для кого-то, может быть, это работает, но не для меня. Когда я поняла, что да, я зависимый человек, да, во мне все это есть, но при этом употреблять и в то же время жить нормально я не могу, тогда у меня достаточно легко произошел вот этот вот переход, который всем дается дико сложно, что люди думают: «Боже, неужели мне придется…». И я как-то поняла, что я не могу употреблять и жить нормально, что, наверное, мне надо попробовать жить без этого. Не сразу у меня получилось, я срывалась очень много раз, но через какое-то время — просто потому, что у меня достаточно долго было намерение оставаться чистой и трезвой — у меня получилось.

[19:32] Никита Маклахов: Ты упомянула, что папа кинул тебя в эту среду. Что это значило?

[19:36] Ольга Маркес: Ну, когда папа узнал, что я имею дело с наркотиками, он меня отвез — тогда там был не «Город без наркотиков», а другой — в фонд Шичко. Там находились матери наркоманов, велись группы для зависимых. А мне было 12 лет, то есть я вообще очень маленькая была. Я говорила: «Блин, да я не наркоманка, я просто пару раз травку покурила». А они отвечали: «Так все говорят, иди, пообщайся с ребятами, которые десять лет на героине». Я пообщалась, и для меня они перестали быть какими-то страшными. Я поняла, что это такие же люди. Конечно, было обидно, что мне не верят, не доверяют, что сразу же приписали меня к наркоманам, не дали шанса. Возможно, какой-то другое поведение моих родителей привело бы к какому-то другому результату, но тогда все получилось так, что я действительно проидентифицировала себя с зависимыми и смогла взять для себя все инструменты работы с зависимым поведением. Глобально я родителям благодарна за это.

[20:43] Никита Маклахов: Но при этом из твоих уст как-то не воспринимается, не слышится, что ты относишься к наркотикам как к чему-то такому, что может разрушить жизнь. Это, скорее, звучит как «Ну, наркотики — это здорово, просто нам как-то не по пути».

[20:55] Ольга Маркес: Не, наркотики совершенно точно разрушают жизнь. Причем легкие наркотики разрушают жизнь незаметно для тебя; тяжелые наркотики -тут тебе очевидно, что ты только колешься, лежишь и бегаешь за наркотиками; а с клубными наркотиками ты часто думаешь, что контролируешь употребление, а на самом деле живешь от выходных до выходных или по правилу. У меня, например, было правило, что я не употребляю в Екатеринбурге. Но через какое-то время я просто переехала и начала жить в другом городе, в Ижевске. А тебе все кажется, что ты все контролируешь. Легкие наркотики — такие, как травка — они вообще делают все незаметно. То есть они влияют на все-все-все механизмы — вдохновения, концентрации, удовольствия от жизни — все, но ты этого не видишь, потому что тебе кажется, что оно ни на что не влияет. Это удивительная история. Что касается грибов, каких-нибудь галлюциногенов, ЛСД, то здесь кайф крайне сомнительный. Действительно, через это могут прийти какие-то новые интересные глубокие осознания, но это все равно побег от реальности. Если ты из своей жизни, из своей головы хочешь постоянно куда-то выйти и пытаешься что-то найти: «Боже, можно еще какой-нибудь угол посмотрю, можно я еще что-нибудь, пожалуйста, найду в этом» — то это факт, что для тебя твоя реальность невыносима, и ты постоянно хочешь из нее уйти. А глубокий потенциал человека раскрывается только тогда, когда он полностью залез в себя, забаррикадировался в этом и сидит как на випассане. То есть смысл в том, чтобы вообще никак не изменять свое сознание. И через какое-то время, через достаточно долгое время ты начинаешь видеть истинную суть вещей в себе, в своей конкретной реальности. Поэтому я считаю, что люди в зависимости имеют гораздо больший потенциал, чем люди не в зависимости. Например — я думала, кстати, об этом по дороге сюда, — когда приезжаешь в Питер или в Москву без денег, без знакомств, без связи, тебе пипец как тяжело, ты можешь сдаться, у тебя может не получиться, и ты вернешься обратно как побитый. Но если из этих минусов ты вылезаешь в плюс, то ты просто монстром становишься в хорошем смысле слова, тебя вообще не сломать. И понятное дело, что люди, у которых есть деньги, связи, знакомства и бабушка, которая накормит, понятное дело, что им в плюсе оказаться проще. Но их плюс не имеет такой силы, какую бы имел, если бы они через это все прошли — это и есть потенциал, это и есть энергия, стержень, который ты в себе строишь. Так же и с зависимостью, если ты выходишь из нее и учишься видеть ее суть. Это невозможно, если бы ты просто такой сказал: «Я не употребляю!», и всё. Нет. Я не знаю другой системы, которая работала бы так слаженно, как «12 шагов». Ты просто по ступенькам себя препарируешь, это такая самопсихотерапия: ты все вообще понимаешь про себя, у тебя все выписано, все задокументировано, ты всегда к этому можешь возвращаться, обращаться. Ты все свои триггеры, все свои реакции — все знаешь, и уже из этого ты такой: «Вау!». Это как научился управлять космическим кораблем и уже можешь на нем лететь в космос. А до этого все — просто подготовка. Поэтому такая вот история сложная достаточно.

[24:55] Никита Маклахов: Как я понимаю, даже «12 шагов» — это не про то, что ты один раз отработал и потом наслаждаешься результатами, это ежедневная работа, да? Ты ведешь какой-то дневник, продолжаешь что-то делать?

[25:06] Ольга Маркес: Ну знаешь, да, это хорошо, когда ты каждый день пишешь по небольшому абзацу, но можно писать раз в неделю, можно раз в месяц. Чем чаще, тем лучше для тебя. Но это не значит, что ты перестанешь быть успешным или умрешь от наркотиков, нет. Когда тебе хуже — пишешь чаще, лучше — пишешь реже. Хочешь — пишешь, хочешь — не пишешь, это не обязательно.

[25:28] Никита Маклахов: Что было источником боли в твоем случае, из-за чего тебе хотелось убежать в какой-то угол реальности подальше от себя?

[25:35] Ольга Маркес: У каждого человека есть, что рассказать психотерапевту. И то, что у меня мама рано умерла, и то, что я не могла найти какой-то абсолютной любви, принятия. Это были 90-е, и я думаю, что у всех детей этого периода есть некая тревожность, недолюбленность из-за того, что родители были в панике, пытались обеспечить нас едой, всем необходимым. Ну и еще повлияло то, что мне сложно было найти коммуникацию с другими людьми, детьми. Хотелось, чтобы меня видели, любили и принимали, но этого не происходило. Накопилась боль, накопилось напряжение, накопилось желание нравится и желание, чтобы меня окружали люди, безопасная среда — и вот это все меня толкало в ощущение, что я какая-то не такая, что я не могу себя исправить. Как-то так.

[26:33] Никита Маклахов: Что бы ты сказала своим детям, окажись они в похожей ситуации перед выбором? Или, может быть, что бы ты сделала или сделаешь, чтобы они вообще не соприкасались с этой гранью реальности, с этой вселенной?

[26:43] Ольга Маркес: У детей надо развивать эмоциональный интеллект. Надо их знакомить со своими чувствами, чтобы они умели их определять, находить причины. Потому что чаще всего компульсивное поведение — даже если это не наркотики и алкоголь, а еда, деньги, отношения, все что угодно — это непрожитые эмоции. Очень хорошая профилактика — собрания и группы для детей для подростков, у которых родители — зависимые люди. Это правда полезно. Я вижу, что некоторые зависимые люди, которые уже постарше, водят туда своих детей, и это дает им очень хорошую платформу. Просто проблема не в том, что люди пробуют, проблема в том, что есть люди зависимые, которые пробуют, и их сразу несет под гору. И дело не в том, что они попробовали, а дело в том, что они зависимые.

[27:38] Никита Маклахов: Ты считаешь, что зависимость — это как черта характера, которая изначально или есть или нет?

[27:42] Ольга Маркес: Ну это болезнь, да. И ты понимаешь ее, когда уже идешь по жизненному пути и сталкиваешься с ней. Человек может и не заторчать, но он может, например, в азартные игры удариться, или начать коллекционировать сексуальные контакты и думать, что количество женщин — это то, что ему нужно записывать в блокнотик. То есть люди, которые пытаются справиться с внутренней тревожностью, совершая компульсивные действия. Вот есть какое-то стандартное представление об отношениях, что это — чувственный опыт, это — контакт. Да, можно заниматься сексом, можно заниматься сексом с разными людьми, но это всегда основано на какой-то симпатии. А когда человек просто компульсивно совершает действия — например, возьмем еду. Десерты — это прекрасно, но когда мы получаем от них удовольствие, когда можем насладиться каждой ложечкой, почувствовать вкус. А когда человек берет десерт и просто закидывает его в себя, не чувствуя вкуса — вот это компульсивное поведение. То есть это — одно и то же поедание одного и того же десерта, но совершенно разные механизмы. И вот так же человек, который все в своей жизни делает, не чувствуя вкуса, просто старается заткнуть дыру внутри. Так лучше это быстрее понять, быстрее с этим познакомиться. Если у тебя не так — ну и хорошо. Попробуешь ты наркотики, ну ладно. Да, есть эффект, но ты не будешь их дальше употреблять каждый день. А зависимый человек, скорее всего, будет, потому что на какое-то время они прикрывают эту дыру внутри.

[29:27] Никита Маклахов: Да, я с этим согласен, и согласен с тем, что полезно как можно раньше об этом в себе узнать, потому что сам я тоже 100% зависимый человек, но, к счастью, узнал об этом сравнительно безболезненно на онлайн играх. И сейчас как раз это знание оберегает меня от многих вещей, от многих проб, от многих ситуаций. То, что сделал бы, может быть, другой человек, я не стану делать, потому что знаю, что какой бы я ни был дисциплинированный, что бы я ни знал о привычках и силе воли, есть моменты, в которых себя не стоит искушать и с которыми не стоит играться. Как ты считаешь, как можно познакомиться, узнать в себе вот это свойство максимально безопасно, максимально безболезненно, не рискуя, как ты говоришь, скатиться под гору?

[30:11] Ольга Маркес: Я считаю, что скатились — и хорошо. Дно — это то, от чего отталкиваются. Но искать в себе — это как лечить без симптомов, не надо этим заниматься. Если вы зависимы, скорее всего, вы или уже знаете об этом, или узнаете. Не надо копаться.

[30:32] Никита Маклахов: Сейчас в твоей жизни спорт, большое количество детей, что-то еще. Ты считаешь это отголосками зависимости?

[30:39] Ольга Маркес: Да, по-любому. Я считаю это отголосками зависимости, это все достаточно компульсивные истории. Человек с другой природой не мог бы жить такой жизнью. Я думаю, что часть работы с зависимостью — научиться принимать то, что ты не можешь стать другим человеком. Просто вместо наркотиков и саморазрушения в твоей жизни может случиться спорт, много дел, много всего. Как-то так.

[31:11] Никита Маклахов: Ты согласна с тем, что первый шаг к исправлению ситуации — это признание проблемы и бессилия?

[31:20] Ольга Маркес: Конечно. Концепция бессилия прекрасна. Что такое вообще «12 шагов»? Это список вопросов, на которые ты должен ответить. Ты пишешь ответы на вопросы с примерами из своей жизни — перед чем конкретно я бессилен. Например, ты бессилен перестать думать о какой-нибудь девушке. Одно дело думать, другое — когда ты не можешь перестать смотреть ее страницу во «ВКонтакте», ты решил, что не будешь этого делать, а все равно делаешь. Для человека, который давно в этой теме, концепция бессилия не имеет ничего общего с унижением человеческого достоинства, наоборот. Ты понимаешь, что ты можешь сделать очень много вещей сам. Но какие-то вещи не можешь.

[32:10] Никита Маклахов: А это не приводит к ощущению чувства выученной беспомощности? Мол, если не могу это контролировать, то я просто повешу лапки вниз и пусть все идет как идет.

[32:19] Ольга Маркес: Это же не значит, что ты не можешь контролировать вообще ничего. Даже главная молитва зависимых звучит так: «Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого». Тебе надо очень четко перебирать вещи в своей жизни: так, вот это я изменить могу, а вот это я не могу изменить. Вот это, возможно, я могу изменить, но не сейчас, сейчас я не могу перестать думать, например, о еде, или не могу перестать есть эту еду. Когда человек находится в компульсивном срыве по еде, он, скорее всего, уже ест. И задача не в том, чтобы перестать есть, остановить вот этот срыв, задача в том, чтобы в этот момент изменить к нему отношение. Обычный человек в этом случае скажет: «Я должен остановиться, я должен остановиться!», или: «Я завтра начну нормальное питание, а сейчас я не могу остановиться». Но здесь другая задача. Так как это не первый его срыв пищевой, он понимает, что все это в голове уже звучало и надо что-то изменить здесь. Что мне помогало в такие моменты? Например, я уже ем. Ситуация с «завтра», контроль здесь тоже не работает. Что я сейчас могу изменить? Я могу попробовать наслаждаться каждой ложечкой, я могу попробовать радоваться этой еде, буду пробовать ее вкус. Да, у меня есть дыра внутри, я заполняю ее всем, возможно, едой. Я принимаю это. Это мое бессилие. Сейчас я не буду ничего останавливать. И вот в этот момент, когда ты принимаешь свое бессилие, часто не всегда, но вот если это происходит искренне, все останавливается. Стараясь же себя остановить, контролировать или обещая себе контроль завтра, зажимая себя, мы на самом деле только сжимаем себя еще сильнее, как будто выкручиваем тряпку. А как только мы принимаем бессилие и говорим: «Да, тогда сейчас я буду это делать, да, я такой человек, я просто постараюсь отдаться этому». И в этот момент происходит какое-то освобождение. Второй шаг — это попросить о помощи, прочитать молитву, которая снимает с тебя давление, то есть ты как бы перестаешь выкручивать эту тряпку. Ты говоришь: «Пусть со мной происходит то, что должно происходить, я не в своих руках». Как только ты опускаешь руки, ты перестаешь себя душить. Вот это вот самое, наверное, важное, что надо знать о концепции бессилия. Потому что если ты что-то делаешь хорошее — вообще супер. Но если ты себя душишь, то здесь бессилие — твой лучший помощник.

[35:11] Никита Маклахов: А для чего нужны религиозные аспекты в этой системе? Для чего нужно обращаться к Богу, для чего нужны молитвы, чем это помогает, в отличие от простого разговора с самим собой?

[35:22] Ольга Маркес: Слушай, есть «12 шагов» для атеистов, но я там не была и не знаю, каким образом все проходит. В принципе вот эта концепция высшей силы — это что угодно, только не ты. Потому что ты сам уже все попробовал, и у тебя самого не получилось. Почему-то очень многим людям сложно сказать, что не только ты сам управляешь своей жизнью, но есть люди вокруг, есть судьба, есть обстоятельства, которые просто могут привести тебя в одно место или в другое. Ты можешь выбирать какие-то варианты, но что-то зависит и не от тебя. Иногда нужно просто лечь на воду, и тебя вынесет к другому берегу. И вот здесь вот религиозные аспекты, как ты говоришь, вера — это про то, чтобы увидеть, что если ты ляжешь на воду и ничего не будешь делать, тебя все равно куда-то вынесет, что это не стоячая вода. И вынести тебя может в хорошее место в том числе. Вера вот в глобальную реку — это не обязательно вера в какого-то бога определенного. Это как отношение к открытой воде — кто-то ее боится, кто-то никогда в нее не полезет. Мне такое ощущение доверия к среде — может быть, воспитанное, может быть, мое личное — дает мне больше силы, чем у многих людей, у которых ее нет. Для меня вообще вера — это очень важная часть моей жизни.

[36:56] Никита Маклахов: По моему опыту, срыв часто возникает как раз тогда, когда человек начинает думать, что он все взял под контроль, победил зависимость, и разок теперь можно. И вот после этого разка все начинается как было. Расскажи, было ли у тебя вообще такое ощущение?

[37:13] Ольга Маркес: Слушай, наверное, были срывы в первые разы, хотя мне кажется, я очень быстро все поняла. Единственное — у меня было очень большое сопротивление тому, что нельзя бухать. «У меня проблема с наркотиками, с алкоголем у меня их нет! Я не понимаю, в смысле — не бухать? Вы что, с ума сошли?! Алкоголь меня не разрушает, алкоголь — это я весело бухаю с друзьями по пятницам после рабочей недели, я не хочу от этого отказываться. ОТ-ВА-ЛИ-ТЕ!» — говорила я своим консультантам. Мне сказали: «Окей, бухай». И потом, когда ушли из этой цепочки наркотики, алкоголя стало действительно много. Я очень любила глинтвейн, и дело дошло до того, что в какой-то момент я выпила 8 стаканов глинтвейна. Потом я стала варить себе глинтвейн в термос, потом я начала добавлять в него водку. И при этом чувствовала, что меня не берет, то есть алкоголь не проникает глубоко. И я подумала: «Зачем себя я себя так мучаю?» Потом я поняла, что хоть алкоголь и как бы является социальной частью, но он не работает со мной так, как мне бы хотелось, я уже не могу так веселиться. Сложно веселиться, когда у тебя внутри какая-то дыра, и тебе все равно всегда хочется большего, чем у других людей. Я поняла, что я больше не такая, как раньше. Может быть, был в моей жизни период, когда я могла только пить и реально кайфовать от этого, но сейчас не такой период. У меня были срывы из серии: месяц трезвости — сорвалась, два месяца трезвости — сорвалась, полгода — сорвалась. Я каждый раз проверяла, не изменилось ли что-нибудь, «может быть, сейчас наркотики дадут мне какое-то особое удовольствие». Но когда я их употребляла, у меня была только печаль и тоска. Я поняла, что есть люди, которые созданы быть на темной стороне — я таких встречала, — им нормально, у них нет экзистенциального кризиса в этот момент. А мне было грустно, в том числе и от каких-то галлюциногенных практик. Грустно, потому что я видела, что я должна быть на другой стороне. У меня все будет хорошо, если я буду служить свету, мне надо постоянно очищаться — все равно, какими действиями: религия, исповедь, 12 шагов, группы, — моя совесть должна быть чиста. Я человек, которому для счастья необходимо поддерживать свою планету, свой внутренний мир в идеальном порядке, и тогда, я знала, все у меня получится. И наркотики не входят в список того, что на этой планете должно быть. Я постоянно пыталась подружить творческую часть, вот это желание саморазрушаться и веселиться, потому что эта часть во мне тоже есть. Я тогда считала, что так жить, как я сейчас живу — это супер занудно, это невозможно, просто скучное дерьмо. Но потом, через какое-то время, мало того, что я сама начала так жить, я еще перетянула всех важных для меня людей на эту сторону, в том числе и лучшего друга, с которым мы создали группу в 10 классе. Мы все с ним делали вместе — бухали, торчали, тусили. А сейчас мы вместе занимаемся триатлоном, вместе плаваем, вместе бегаем забеги — вот побежим Московский марафон, тренируемся. Это такой чистый кайф, так классно, что это можно сделать с людьми, которых ты любишь!

[41:00] Никита Маклахов: Ощущения от бега и в целом от спорта похожи по ощущениям, сравнимы с наркотиками?

[41:05] Ольга Маркес: С передозировкой в основном. Да, вот это, кстати, интересное ощущение, что мне всегда нравилось — быть на грани, когда ты уже фактически умер, но ты еще жив. Наркотики — это вообще в принципе про то, чтобы уйти, быть не здесь. Бег тренировочный больше похож, конечно, на тренировку дисциплины. Но бег-«работа» — да, это очень похоже на пиковые моменты, но не в хорошем смысле слова.

[41:39] Никита Маклахов: История про то, что когда перестаешь употреблять наркотики, краски мира блекнут, яркость жизни снижается и потом не восстанавливается — ты с этим согласна, ощущаешь это?

[41:49] Ольга Маркес: Помню, первый раз (мне, наверное, было лет 15) я съела коктейль — такой прям хороший — из веществ. Очень были яркие ощущения, очень яркие. И на следующей неделе я ехала в троллейбусе куда-то на подготовительные занятия — то ли в университет, то ли куда-то — и плакала просто потому, что мне все казалось таким тоскливым, таким ненастоящим, просто ужасно. Я даже как-то не связывала это с наркотиками. Мне казалось, что я увидела что-то настоящее, а теперь вернулась в реальность. И только потом — так как я уже очень много всего употребляла и видела — я поняла, что тебя просаживает на минуса. Ты как бы берешь у себя взаймы гормончиков, а потом тебя минусит жестко и достаточно долго, и, скорее всего, если ты торчишь, ты быстрее употребишь снова, чем у тебя восстановится эта тема. Но при этом, когда ты чистый, вот этот уровень ощущений в трезвости только растет. Чувственность, ощущения, диапазон радости — все это растет с каждым годом, и потом очень не хочется это терять.

[43:07] Никита Маклахов: Ты можешь сказать сейчас, что любишь себя?

[43:09] Ольга Маркес: Да, конечно.

[43:10] Никита Маклахов: С какого момента ты могла признаться себе в этом?

[43:13] Ольга Маркес: Я всегда себя любила. Я не понимала, почему другие люди не любят меня так же сильно, как я себя люблю. То есть я вижу себя: я знаю, что я классная, и я счастлива, когда близкие люди тоже согласны со мной и тоже меня любят. У меня были вопросы к моему телу — я считала, что мое тело недостаточно хорошо для моей души. Мне казалось, что у меня прямо такая бабочка души красивая, а тело — это что-то грузное, какой-то мерзкий мешок с костями, мясом и жиром. Это побочный эффект зависимости, ты не можешь со своим телом соединиться. Когда я занялась спортом, дело было не в результате, не в картинке в зеркале, а в ощущении, что да, ты владеешь каждой своей мышцей, каждый твой кусочек тела живет. И ты это знаешь, ты это чувствуешь, ты каждую секунду пребываешь в коннекте с каждой частью своего тела. Помогла йога, движение, спорт. Когда у меня к телу вопросы закончились, я влилась в гармонию в какую-то. Финальным аккордом стало материнство, когда я поняла, что мое тело может еще и дарить жизнь — все, у меня вообще к нему всякие вопросы отпали. То есть мало того, что я с каждой своей клеткой познакомилось, там еще и новые какие-то появились, получился новый человек, и я вообще такая: «Все, тело, ты — супер!»

[44:47] Никита Маклахов: Это был как раз следующий вопрос. Каким образом беременность меняет отношение к себе и к своему телу?

[44:52] Ольга Маркес: Для меня это космос.

[44:54] Никита Маклахов: Даже несмотря на возможный набор веса, на большой живот с ребеночком?

[44:59] Ольга Маркес: Для меня это было наоборот, супер новый опыт. Просто уже тогда была «Секта» и я знала, что если вдруг что — я похудею, а если нет — буду спортивной классной толстой девочкой. Не было такого, что «я должна быть только худой, и всё!» Я уже к тому моменту прошла такой путь, что это было для меня уже не так важно. Я знала, что если я хочу мотивировать людей, нравиться им, заниматься спортом и тем, что я люблю, мне необязательно как-то определенным образом выглядеть, я могу это делать в любом теле.

[45:36] Никита Маклахов: Согласитесь, путь Ольги и история о том, как она основала сеть фитнес-центров под названием «Школа идеального тела» и после этого заставила всю страну поверить в свою «Секту», впечатляет. Именно поэтому мою гостью пригласили принять участие в создании одной необычной книги. Книга называется «Сказки Эльбы» и адресована она, как и полагается сказкам, детям от 5 до 10 лет. А необычна эта книга тем, что герои сказок не драконы и не феи, а самые настоящие российские предприниматели, которые нашли дело по душе и добились в нём успеха. Каждая сказка — это реальная история о том, как человек исполнил свою мечту. Открыть свою школу идеального тела, или магазин со специями, или сыроварню, делать праздники для целого города, придумывать путешествия или завести дома крокодилью ферму — всё это мечты, которые можно реализовать. И в книге описаны настоящие и очень вдохновляющие истории о том, как у кого-то это получилось. Таким образом через сказки дети понимают, что все дороги открыты, что важно не бояться пробовать и ошибаться. А еще дети узнают, что работа может быть не только источником денег, но еще интереса и вдохновения. Ну и, конечно, дети познакомятся с тем, кто такие настоящие предприниматели и почему никогда нельзя сдаваться, если следуешь за своей мечтой. В книге ни много ни мало 31 сказка, и все они уникальные, как и иллюстрации к ним. Чтобы этого добиться, над книгой работала целая команда авторов и художников. Сама книга поступит в продажу в октябре, но уже сейчас вы можете оформить предзаказ по ссылке, которая есть на нашем сайте в описании этого выпуска. А еще ссылка есть на наших платформах, каналах и соцсетях в анонсах данного выпуска подкаста. Кроме того, вы вместе со своим ребенком можете бесплатно послушать подкаст — не только наш подкаст «Будет сделано!», но и специальный подкаст от Контур Эльбы, который состоит из озвученных профессиональными актерами историй из этой прекрасной книжки со сказками. Причем коллекция сказок пополняется каждую неделю. Лично я буду с большим удовольствием читать перед сном сказки про предпринимателей и про исполнение мечты своей дочке Весте перед сном. И конечно же, вам я желаю такого же уютного домашнего времяпрепровождения. Так что ищите ссылки на предзаказ книги и на бесплатный подкаст в описании выпуска и в анонсах вот этого нашего выпуска, а мы тем временем возвращаемся к беседе с Ольгой Маркес.

[48:19] Никита Маклахов: Насколько тяжело возвращаться к режиму после отпуска, выходных, беременности?

[48:24] Ольга Маркес: Всегда сложно, всегда. Ты возвращаешься домой, и тебе надо открыть железную дверь с сумками в руках. Вот точно так же каждый раз. Но я не жду легкости от переезда, от смены режима. У меня всегда есть такое: или я побеждаю эту ситуацию, или она меня. Если что, будет следующая ситуация. Не всегда у меня получается, но я отношусь к этому нормально.

[48:49] Никита Маклахов: То есть все-таки моменты жесткости, моменты дисциплины — их довольно много? Это не так, что «я люблю себя, я люблю свое тело, поэтому буду действовать аккуратно, бережно, без напряга»?

[48:59] Ольга Маркес: Это не про какую-то, знаешь, жесткую дисциплину. Ну, бывает мне сложно выйти на тренировку, но мне сложно не весь час, а сложно выпустить намерение. С одной стороны, это все очень сложно, а с другой стороны, это все так просто. Если ты впрыгнул в поток — тебя уже дальше несет, не впрыгнул — ну ты хоть как себя палками бей, ты уже не впрыгнул.

[49:27] Никита Маклахов: А сейчас материнство какое место занимает в твоей жизни, если бы ты попробовала расставить хит-парад приоритетов: «Секта», материнство, спорт, музыка?

[49:37] Ольга Маркес: Слушай, я не расставляю приоритеты, потому что это сложно сделать, я просто делаю какие-то дела ежедневные. У детей сейчас очень классный период — мы приехали в Питер, они могли побыть с папой (старшие дети). В карантине очень много времени мы проводили вместе, я с ними занималась. Конечно, дети были на первом месте, ничего кроме этого не было. Потом все так распределилось, что я сейчас могу больше работать, могу больше заниматься спортом. Сейчас мы поедем в Москву, и я снова буду по большей части мамой. У меня все такими циклами. Один период жизни — одно, другой период жизни — другое, и я уже как-то отношусь к этому нормально.

[50:18] Никита Маклахов: А сейчас, когда ты колесишь километрами во время многочасовой тренировки, ты не думаешь о том, что: «Ну вот, в это время я могла бы быть с детьми, а вместо этого кручу тут педали?»

[50:27] Ольга Маркес: Да блин, это всего лишь час. Час, два часа — мне кажется, что за это время вообще ничего такого не произойдет.

[50:36] Никита Маклахов: Насколько я знаю по твоему Instagram, у вас какая-то особая история с няней, расскажи про это.

[50:40] Ольга Маркес: О, эта няня у нас просто супер! Мы нашли няню, которая прям как член семьи, с ней так весело, мы все делаем вместе. Это очень крутой опыт — найти ещё дополнительно друга.

[50:53] Никита Маклахов: Как происходил процесс такого отпускания контроля и формирования доверия к внешнему чужому человеку?

[50:59] Ольга Маркес: Просто, знаешь, человек попадает в твою среду, и ты видишь, как он себя ведет, как он себя проявляет. Мне кажется, я достаточно хорошо вижу и чувствую людей. Это не вопрос мозга, это вопрос чувствования, и я практически никогда не ошибаюсь.

[51:15] Никита Маклахов: Где вы ее нашли, если не секрет?

[51:17] Ольга Маркес: Она пришла в скейт-зал на почасовую встречу. Влюбились друг в друга и решили остаться вместе.

[51:25] Никита Маклахов: Что ты еще делегируешь в жизни или по работе?

[51:27] Ольга Маркес: Уборку — прямо генеральную — домработнице. То есть ежедневную, понятное дело, мы делаем сами, но вот чтобы все глобально помыть, нужна помощь. Я просто очень люблю чистоту, порядок, а с детьми это сложно поддерживать. Ну и их мы тоже стараемся приучать все за собой убирать самое важное, но все равно самые младшие, конечно, пока этого не умеют.

[51:48] Никита Маклахов: Что самое сложное в том, чтобы быть мамой именно трех сыновей?

[51:53] Ольга Маркес: По-моему, наоборот, все классно. Можно им одну детскую, вещи новые не покупать. Ну, конечно, я хотела уже для разнообразия дочку, но не получилось, да я и не сильно расстраиваюсь по этому поводу.

[52:06] Никита Маклахов: А в твоем восприятии сыновья — они кто, они какие?

[52:09] Ольга Маркес: Ну, Ежи — он такой супер добряк. Вот ему, например, государственная школа будет идеальна: он любит систему, он любит выполнять задачи, вот это вот все. Мирон — у него тяжёлый характер, все должно быть как он хочет, он не любит, чтобы его кто-то направлял, говорил, что делать. Ему как раз, мне кажется, какой-нибудь Вальдорф подойдет. Но если ему что-то интересно, он сделает это лучше всех. Он любит порядок и хочет стать военным. Очень забавный. Рома, самый младший — он такой волевой, все должно быть по-его. Они все очень нежные, очень семейные, очень хотят еще детей. Они любят все друг друга и у них есть ощущение вот этой коммуны, что все свои. И это очень классно, что они вместе.

[53:06] Никита Маклахов: Ты бы хотела видеть кого-то из своих ребят, кого-то из сыновей в качестве продолжателя твоего дела?

[53:11] Ольга Маркес: Ой, я в такое не верю, если честно. Нет. Но если так повезет и они захотят заниматься этим, то why not. Я считаю, что «Сектой» должен заниматься тот, кто будет любить ее так же сильно, как я, и кто будет видеть в этом такую же миссию. Мне кажется, это вряд ли будут мои дети, потому что у них свои отношения с телом, у них уже нормальные отношения со спортом и со всем. А фишка «Секты» в том, что ее придумал человек, который был бесконечно далек от спорта. Человек, у которого не было никакой базы и который просто хотел вкладывать минимум усилий в то, чтобы переломить вот этот ход событий, что «Я уже не спортивный мешок с костями; каким образом, особо не напрягаясь, мне стать другим человеком?». Мне кажется, это важная часть. А мои дети уже изначально спортивные.

[54:08] Никита Маклахов: А в целом вы как-то целенаправленно в них взращиваете дух свободы, предпринимательства, авантюризма здорового?

[54:15] Ольга Маркес: Конечно, да. Но различными способами. И с деньгами знакомим. Я беспокоюсь, что они растут в таких условиях, где у них все есть, у них нет ощущения, что их родители тяжело работают. Мне кажется, мне очень многое дало то, что мои родители много работали — я видела, что это не значит, что ты будешь успешным. Вот. Если ты дофига работаешь и ты честный человек, это еще не значит, что у тебя будут деньги. И как-то меня это очень сильно успокоило, я подумала: «Ну и ладно, буду бедной. Ну вот, буду работать, буду честной». Я точно знала, что не хочу воровать, не хочу сесть на госслужбу, чтобы наворовать побольше — вот как-то вот этого у меня не было, потому что во мне прежде всего честность взращивали. А я боюсь, что у моих детей будет такое ощущение, что можно быть на релаксе вообще, как мамочка, и при этом откуда-то берется еда, хорошие квартиры, машины, что все как будто бы само собой происходит. Им кажется, что все легко дается, они не видели контекст, не видели историю. Я думаю, что им будет тяжело. Возможно, им придется прожить тяжелую жизнь, в которой у них ничего не будет.

[55:26] Никита Маклахов: Это как раз созвучно с тем, что ты говорила про потенциал.

[55:29] Ольга Маркес: Ну да, да. У них этого нет, у них нет потенциала бедной семьи. Но, возможно, у них какой-то другой путь. Я просто считаю, что каждому человеку надо пройти через какие-то сложности, иначе он себя не поймет. Не хочу своим детям легкой жизни, хочу, чтобы она была интересная, чтобы они за все свои достижения были благодарны только себе.

[55:53] Никита Маклахов: Суворовское училище, армия?

[55:55] Ольга Маркес: Если захотят, без насилия. Захотят отмазываться от армии — за свои деньги, пожалуйста.

[56:00] Никита Маклахов: Пару минут назад ты сказала, что была человеком, далеким от спорта, от физкультуры, а сейчас ты уже то ли защитила, то ли работаешь над диссертацией.

[56:10] Ольга Маркес: Слушай, я и написала, и защитила ее как выпускную работу. Но я ее не буду защищать как диссертацию, потому что мне не нравится уровень и исследования, и включенности в исследования тех, кто должен был мне помогать со стороны университета. Как бы все можно сделать самой, все можно сделать на коленке — все данные у меня есть, все исследования мы сделали, — но мне сейчас не кажется, что это какой-то глобальный вклад в науку. Мне просто было интересно, у меня была эта жажда, и я хотела поближе быть к науке, понять, как это все работает. Аспирантура мне действительно все это дала, и прежде всего я поступала сама, готовилась ко всем экзаменам. Я специально пошла на платное — при том, что прошла по общему конкурсу, но потом я сказала, что иду на платное, потому что не хотела забирать бюджетные места, ведь я могу заплатить. Но потом, после первого курса, меня перевели на бюджет, потому что я хорошо училась, участвовала во всех конференциях, занимала призовые места, то есть я старалась. Я училась, и мне очень нравилось. Поняла, как работает наука, поняла, как работает в России, в физкультуре вообще все это. Для меня это было большим опытом. Я поняла, что мы молодцы, мы все делаем правильно, опираемся на правильную доказательную базу. Но есть какие-то вещи, которые невозможно доказать на данный момент, потому что методология исследований страдает, невозможно в этой сфере сделать такую выборку, никто не будет так рубиться за какой-нибудь аспект здорового образа жизни как за вакцину от коронавируса, ну и это логично. Тренер какой-то отдельный, который тренирует 30 лет детей, даже не сможет объяснить какие-то механизмы, он просто видит на своем опыте взаимосвязь элементов различных. И у его опыта не будет доказательной базы, но тем не менее его механизмы будут работать. Наука может говорить однозначные вещи, например: надо есть больше овощей. Это будет полезно, это не будет никому вредить по большей части, и наука может делать только такие statements. И когда мы говорим, что надо делать только то, что говорит наука, это значительно связывает руки по множеству мелких инструментов, которые действительно могут работать, но просто не имеют доказательной базы, потому что нафига их вообще доказывать. Это для меня стало очень хорошей частью внутренней опоры. Да, было сложно писать диссертацию, зато я прочитала кучу классных источников, научилась работать с этой информацией. Мы провели исследование, это тоже было интересно. Два или три года моей жизни мы ездили на очень крутые мировые конференции, посвященные здоровому образу жизни, формированию привычек на глобальном государственном уровне. Это для общего развития очень полезно, для бизнеса, конечно, это больше отвлекало. Потому что когда ты такой весь с раскрытым сознанием, сложно сосредоточиться на своем продукте, хочется уйти в науку и только делать какие-то вот эти вот вещи.

[59:22] Никита Маклахов: Давай очень быстро поговорим про финальную рубрику, пять вопросов коротких. Книга, которую ты можешь порекомендовать или которую даришь часто другим людям.

[59:29] Ольга Маркес: «Антихрупкость».

[59:30] Никита Маклахов: Хорошо. Практика или привычка — что-то, что ты делаешь регулярно.

[59:34] Ольга Маркес: Пишу.

[59:35] Никита Маклахов: Хорошо. Вопрос, который ты или задаешь себе, или рекомендуешь задавать себе другим людям, чтобы они как-то вернулись к себе, прислушались к себе, может быть, открыли что-то в себе — какие-то озарения, трансформации. То есть какой-то такой рефлексирующий вопрос полезный.

[59:49] Ольга Маркес: Что является точкой отсчета того чувства, которое в тебе возникло сейчас?

[59:55] Никита Маклахов: Четвертое. Инструмент — что-то, может быть, из спорта, из музыки, из виртуального мира, — что тебе помогает в жизни. Это могут быть твои любимые кроссовки, микрофон — что-то, чем ты дорожишь.

[1:00:06] Ольга Маркес: Я люблю свой велосипед Canyon Speedmax.

[1:00:10] Никита Маклахов: И напоследок пятый пункт — про фильм или сериал, то же самое, что и книга — что-то, что пересматриваешь, что тебя впечатлило.

[1:00:18] Ольга Маркес: «Kidding» с Джимом Керри. Обожаю!

[1:00:22] Никита Маклахов: Оля, спасибо большое тебе за уделенное время, за беседу. И если у тебя есть желание, можешь напоследок в течение минутки направить наших слушателей туда, куда бы ты их хотела направить, чтобы они могли за тобой следить, участвовать в твоих проектах и как-то по-другому с тобой провзаимодействовать.

[1:00:37] Ольга Маркес: Ну, наверное, самое клевое, что я делаю — я преподаю йогу. Это не для заработка, а для обмена энергией. Поэтому, если вдруг увидите анонс моих практик — я это делаю как раз, когда есть силы и настроение, — приходите, это классно.

[1:00:55] Никита Маклахов: Ну что, друзья, час нашей беседы с Ольгой подошел к концу, и я, конечно, очень надеюсь, что информация из большей части этого выпуска не пригодится никогда ни вам лично, ни вашим близким. Но жизнь показывает, что даже если человек не попадается на крючки каких-то серьезных и прямо сильно опасных зависимостей вроде наркотиков и алкоголя, то что-то поменьше или попроще (вроде зависимости от сладкого, кофе или работы) можно обнаружить практически у каждого. Так что сейчас я напомню ключевые идеи выпуска и советы, которыми с нами поделилась Ольга Маркес. Итак, моя гостья проверила на собственном опыте, что совместить полноценную, яркую и счастливую жизнь и употребление наркотиков невозможно. Какими бы легкими или веселыми эти наркотики ни казались, всё равно неизбежно со временем наступает разрушение жизни и разрушение личности. По мнению Ольги, любой вид компульсивного поведения означает, что у человека есть некая непрожитая, может быть, очень болезненная эмоция и дыра внутри него. Поэтому важно научиться прислушиваться к себе, развивать эмоциональный интеллект и контакт со своим телом и со своими чувствами. Моя гостья считает, что зависимый человек не сможет стать другим и с этим нужно смириться. И здесь, конечно, я хочу пояснить, что речь идет не о том, что нельзя поменять свою жизнь — жизнь поменять можно и на примере Ольги это очень хорошо заметно. Тут, скорее, речь о том, что зависимость полностью не исчезает и всегда следует за нами по пятам таким маленьким хвостиком. Про это просто нужно помнить и не разрешать ей вторгаться в свою жизнь, не открывать перед ней дверь. Зато, как считает Ольга, зависимости можно менять, например, переключиться с наркотиков или алкоголя на спорт и бизнес, как это сделала наша сегодняшняя героиня. Но если переключиться или освободиться не получается, конечно же, очень важно просить о помощи. И чем быстрее вы поймете, что вам требуется внешняя помощь, тем, наверное, проще, лучше и легче вам будет впоследствии. И еще в выпуске прозвучала так называемая «главная молитва зависимых». Суть её в том, что нужно научиться отличать то, что мы можем изменить, от того, что нам не подвластно. В общем-то, это очень похоже на идею стоиков о дихотомии контроля. Если вы хотите узнать про эту идею и в целом про очень полезную и эффективную философию стоиков, послушайте или переслушайте нашу беседу под номером № 136 с Александром Саликовым. Так вот, про бессилие. Ольга Маркес предлагает зависимому человеку ответить на вопрос: «Перед чем конкретно я бессилен?». И лично мне понравилась идея о том, что бессилие может быть лучшим помощником и если ты сам себя душишь, надо просто опустить руки. Тема контроля очень тесно связана с темой срывов. Дело в том, что когда срыв уже наступил, сложно — порой практически невозможно — остановиться. Поэтому моя гостья советует расслабиться и проживать срыв осознанно и с удовольствием. Конечно же, в рамках разумного и безопасного. В любом случае, если пересмотреть, если поменять свое отношение к срыву, то он может сам сойти на нет. Ну и, пожалуй, самая неожиданная мысль Ольги заключается в том, что у зависимых людей больший потенциал, чем у остальных. Смысл в том, что человек, который, как она выразилась, ушёл в глубокий минус, оттолкнулся ото дна и смог выбраться в плюс, имеет преимущество перед теми, кто всю жизнь получает блага на блюдечке с голубой каёмочкой. Искренне надеюсь, что моя гостья подкинула вам достаточно пищи для размышлений. И пока мы готовим для вас следующий новый полезный и интересный выпуск, у вас есть время всё хорошенько обдумать. Я же прощаюсь с вами, люблю, целую, обнимаю. Успехов и до новых встреч!