Цитата Елизаветы Бабановой из выпуска подкаста Будет сделано! Взлётная полоса

Гостья выпуска — Елизавета Бабанова, писатель, коуч, популярный блогер, автор книги «К дзену на шпильках» и программ по саморазвитию для женщин. Елизавета реализовала «американскую мечту», но потом попала в страшную автокатастрофу, пересмотрела свои ценности и изменила жизнь. Учитесь работать над ошибками!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK, Overcast

Слушайте, скачивайте, подписывайтесь!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[05:15] Почему зависть разрушает человека? С кем сравнивает себя Елизавета?
[10:03] Есть ли в мире абсолютная справедливость? Как звучит закон кармы? Как понять, за какие конкретно проступки вы теперь расплачиваетесь?
[17:24] Какой ритуал помогает Лизе справиться со страхом чистого листа? Что сложнее всего в написании книги? Зачем нужен тренер по писательству?
[26:15] Как Елизавета Бабанова выиграла конкурс на поездку в Америку?
[36:14] Можно ли уберечь читателей книги от ошибок, рассказав о своём пути?
[44:39] Как правильно просить о помощи? Как не подвести своих наставников?
[50:36] Почему Лиза часто попадала в нездоровые отношения?
[54:34] В чём секрет счастливых семей и бывают ли в них конфликты?
[1:07:36] Как решиться на перемены в жизни, не дожидаясь встречи со смертью?
[1:14:42] Как оценить свой прогресс в духовном развитии?
[1:20:02] Рубрика «Пять в одном»: книга, привычка, сервис, вопрос, фильм.

В выпуске были упомянуты

1) Puzzle English — сервис для изучения английского языка (промокод: willbedone)
2) Global UGRAD Program — программа студенческого обмена (ранее Freedom Support Act Undergraduate Program)
3) К дзену на шпильках — книга Елизаветы Бабановой

Елизавета Бабанова в Интернете

1) Елизавета Бабанова — личный и профессиональный сайт
2) elizavetababanova — профиль в Instagram
2) elizaveta.babanova — профиль в Facebook

Рубрика «Пять в одном»

1) Книга — Конкордия Антарова «Две жизни»
2) Привычка — медитация
3) Инструменты — Insight Timer и творческий подход во всех аспектах жизни
4) Вопрос — А что я действительно хочу?
5) Фильмы — Под солнцем Тосканы и Удивительная миссис Мейзел

Главные идеи выпуска

1. Любая ошибка — это точка роста. Можно ругать себя за них, но гораздо лучше — извлечь урок и заставить ошибку работать на себя.
2. Всё в мире взаимосвязано и нужно постараться понять причинно-следственные связи. Если проанализировать каждый свой результат и что для него сделано, можно в дальнейшем получать желаемое быстрее.
3. Крепкие семьи основаны на общих ценностях, умении решать конфликты, уважении к самореализации и свободе друг друга.
4. Счастливые отношения начинаются со счастливого человека. Если оба партнёра счастливы сами по себе, отношения будут расцветать и питать обоих.
5. Духовность предполагает осознание, что мы все — одно и то же и влияем друг на друга, а также любовь, служение и сохранение своей чистоты в согласии с самым высоким и чистым нравственным представлением о себе.

Практические рекомендации

1. Сравнивайте себя только с собой на разных этапах и делайте это регулярно. Не завидуйте результатам, потому что вы видите лишь верхушку айсберга и не знаете, какую цену человек заплатил за свой успех.
2. Каждый вечер задавайте себе два вопроса: «Что было лучшее за день?» и «Какие хорошие семена я посадил?».
3. Если вы хотите понять, что делать дальше, возьмите паузу, прекратите любое общение с внешним миром и останьтесь наедине с собой, чтобы услышать свой внутренний голос.
4. Вместо того, чтобы пасовать перед новым вызовом, решитесь на действие, убедите себя в том, что вы достойны успеха, и хорошенько подготовьтесь.
5. Если вы занимаетесь бизнесом вместе со своей второй половинкой, разделите зоны ответственности, чтобы минимизировать конфликты.

Понравился выпуск? Послушайте также

Спонсор выпуска

Благодарим за помощь в работе над выпуском Puzzle English — онлайн-сервис для самостоятельного изучения английского языка (подходит для любого уровня). На Puzzle English много упражнений по интересам: отрывки из фильмов, песни, игры, интервью, обучающие видео, подкасты и так далее. Попробуйте бесплатные занятия или подключите тариф Premium co скидкой 50% по промокоду willbedone.

Текстовая версия подкаста с Елизаветой Бабановой

[00:07] Никита Маклахов: Добрый день! В эфире подкаст «Будет сделано!» и с вами я, его ведущий, Никита Маклахов. Сегодня у меня в гостях Елизавета Бабанова — писатель, коуч, популярный блогер, автор книги «К дзену на шпильках» и создатель программ по саморазвитию для женщин. Давненько у меня не было в гостях представительниц прекрасной половины человечества, так что сегодня, надеюсь, мы компенсируем это недоразумение сполна. Лиза прошла очень интересный путь героя — или героини — и пережила так много приключений, что все они с трудом влезли в одну книгу-автобиографию. Всё началось с большого конкурса, который моя гостья выиграла в 15 лет и как победительница отправилась учиться и жить в США. Следующие 8 лет она успешно двигалась к американской мечте и даже устроилась работать в крутой хедж-фонд, а потом однажды попала в автокатастрофу. Это событие стало поворотным и заставило Лизу пересмотреть свои цели, ценности и вообще всю свою жизнь. Сегодня мы поговорим и о победе в конкурсе, и о том, как менять жизнь, не дожидаясь катастроф, и о том, как просить помощи, если она очень нужна. Узнаем, как стать писателем, даже если очень страшно открыться публике. Обсудим, есть ли в мире абсолютная справедливость, как перестать завидовать и по каким критериям можно оценивать свой прогресс в духовных поисках. И перед тем, как мы начнем, напомню, что у нас полным ходом идут наборы на наши программы. 14-го сентября стартует наш флагман — «Курс Полезного Действия», а 31-го августа стартует переработанная, улучшенная версия программы «Свобода от сигарет». Так что приходите, буду очень рад вас видеть и внести свой посильный вклад в ваше развитие. Ну а мы переходим к Лизе. Вам же я искренне желаю приятного прослушивания!

[02:09] Никита Маклахов: Елизавета, привет!

[02:10] Елизавета Бабанова: Привет, Никита!

[02:12] Никита Маклахов: Спасибо большое, что заглянула в гости. Пожалуй, это первый случай в истории нашего подкаста, когда приходит сначала супруг в подкаст, а потом за ним через некоторое время — по-моему, уже года три прошло — следом приходит и супруга. Так что у нас первая семейная пара побывала в подкасте. Осталось вас только сразу вдвоем пригласить.

[02:32] Елизавета Бабанова: Это очень здорово, и мне очень радостно быть частью твоего классного проекта. У нас много общих друзей, которые у тебя побывали.

[02:40] Никита Маклахов: Да, да. Я за вашей историей тоже слежу. Дочитал книгу вчера «Дзен на шпильках». Я правильно понимаю, что изначальное название было задумано другое, что-то про горячую штучку?

[02:53] Елизавета Бабанова: Да. Название было вообще другое и обложка была другая, это правда.

[03:01] Никита Маклахов: Как у тебя продвигается работа над новыми книгами? Я так понимаю, что сегодня как раз у тебя было продуктивное творческое утро, когда ты заканчивала работу над кулинарной книгой, да? Ты по следам Дарьи Донцовой идешь?

[03:15] Елизавета Бабанова: Я написала вторую книгу в продолжение к «Дзену на шпильках» в этом году. Вернее, я ее писала весь прошлый год. И сейчас я ее дописала из новой параллельной реальности, в которой мы оказались в этом году, потому что очень многое в мире поменялось, и многое поменялось в сознании моих читательниц. Получилась такая книга, которая описывала мою жизнь 2019 года, и дальше — анализ и разбор многих ситуаций из позиции уже Лизы 2020 года. Эта книга у нас вышла весной и очень хорошо зашла нашей аудитории. Кроме этого, у меня очень много лет была мечта сделать кулинарную книгу, и когда началась пандемия и многие люди были потеряны в плане здоровых привычек, здорового питания, я поняла, что сейчас самое время послужить аудитории и поддержать ее — поддержать их (у меня преимущественно женщины в аудитории), их семьи, обретение новых здоровых привычек. И мы решили делать проект, который назвали «К дзену на кухне» в продолжение темы дзена, в котором мы объединили и здоровые привычки, и вообще мой подход к функциональному питанию, и, конечно, много рецептов. У нас 117 рецептов, моих самых любимых, которые и муж и друзья очень любят. Попробовали делать кулинарное шоу и писать много полезностей, в том числе для Telegram-канала, который мы запустили. Это очень наполняющий проект. И да, сегодня я завершила писать введение, потому что вся книга уже готова, она уже в верстке. Мне хотелось написать введение после того, как все будет сделано, как у тебя — «будет сделано!» Вот я сделала, и сегодня такой замечательный этап, когда ты подводишь черту и отправляешься в новое путешествие.

[05:15] Никита Маклахов: Классно, поздравляю! Ты сказала, что есть какая-то Елизавета 2020 года, которая отличается от Елизаветы 2019 года. Каким образом ты вообще замечаешь такие различия в себе, и в чем они заключаются?

[05:28] Елизавета Бабанова: Я человек, всегда анализирующий себя. Однажды меня так душила зависть — мне было двадцать с чем-то лет, — и я начала исследовать источник этого чувства. И я поняла, что это самое отвратительное чувство, которое вообще может быть у человека. Потому что если ты кому-то завидуешь и сравниваешь себя, тебе кажется, что ты хуже, чем кто-то, у тебя возникает самоуничижение, и в этом нет никакого топлива для изменений, получается один деструктив в голове. Это влияет на твое сознание, твои эмоции, тебе ничего не хочется делать — потому что как ты можешь соответствовать каким-то другим людям, которым ты завидуешь? А если ты себя сравниваешь, наоборот, в лучшую сторону, ты говоришь себе: «А я вот круче в этом, а у меня вот это лучше получается», — то тогда ты растишь свое эго и гордыню, и это тоже ни к чему хорошему не приводит, это тоже дестабилизирует, это тоже тебя никак не поддерживает на пути раскрытия своих талантов. Вот тогда я для себя решила раз и навсегда, что я себя буду сравнивать только с собой прошлой и собой будущей — вот это и будут мои замеры. И я эти замеры делаю регулярно в своей жизни, когда я анализирую — у меня есть своя система саморазвития, она основана на шести точках опоры, — я сравниваю то, какой я была по своим шести точкам опоры год назад, десять лет назад. Я регулярно делаю такой самоанализ и смотрю: окей, где у меня что-то просело, например, за последний квартал, а где мне что-то хочется усилить или развить? И да, отвечая на твой вопрос — я делаю это регулярно, и в чем-то Лизы разных годов, Лизы разных кварталов кардинально отличаются, а в чем-то очень похожи, просто чего-то становится становится больше или меньше.

[07:26] Никита Маклахов: А ты в этом плане как-то разделяешь, различаешь белую и черную зависть?

[07:30] Елизавета Бабанова: Да, конечно. Белая зависть — это когда ты смотришь на кого-то и говоришь: «Как круто, я хочу, чтобы у меня это тоже было!» Черная зависть — это когда: «Я тебе завидую, я хочу, чтобы у тебя этого не было». Конечно, в этом плане белая зависть немножко более холистична, но она все равно вредит тебе. Поэтому я в принципе рекомендую не завидовать. Но: я рекомендую при этом обратить внимание на это чувство, даже в своих тренингах я очень люблю этот вопрос задавать своим женщинам — кому вы завидуете? Мы прям делаем список и честно смотрим на этот список, потому что это — ответ на вопрос, где скрыт твой потенциал, который ты боишься пойти раскрывать. Потому что если ты вот реально честно кому-то завидуешь, значит, у тебя есть похожий потенциал, и нужно просто тогда смотреть в себя, на свою будущую версию и к ней идти.

[08:24] Никита Маклахов: Я за собой замечаю, что у меня довольно много зависти по отношению к результатам. То есть, допустим, я сделал что-то, и другой человек сделал что-то. И я вижу, что у него продажи книги больше, и я думаю: «Блин, я же так работал, а этому человеку так легко все дается. С какой стати, ё-моё, почему все так?!» Что с этим делать? Где мой потенциал дальше искать?

[08:44] Елизавета Бабанова: Ну мы же всегда видим результат других людей и не видим ту работу, которую они проделали. Почему не стоит завидовать? Потому что мы видим только верхушку айсберга. Мы не знаем — может быть, ты работал над книгой 2 года, а человек работал 15 лет. Может быть, ты прошел 3 тренинга по написанию книг, а этот человек 15 прошел. Мы не знаем объем работы, который он проделал для того, чтобы достичь своего результата. Что можно с этим сделать? Можно поставить себе более высокую планку, посмотреть, что в его книге затронуло читателей больше, что у него круто получается, и развивать эти навыки. А может быть, книга на самом деле и не намного лучше, чем твоя; может быть, она даже для кого-то будет менее интересна, но у этого человека большое комьюнити, и он просто выкладывает свою книгу, а его сообщество идет и покупает. И тогда, может быть, это будет сигнал к тому, что тебе надо растить твое сообщество. То есть нужно посмотреть внутрь этой зависти: окей, а что стоит за результатом того, кому я завидую, и как я могу к следующей книге подготовиться так, чтобы у меня результат был такой же, а может быть, еще круче?

[10:04] Никита Маклахов: С этой точки зрения ты веришь в какую-то абсолютную справедливость в мире? То есть веришь ли ты в то, что человек получает то, что заслужил и то, на что он наработал; и не бывает такого, что человек там случайно или ему повезло — что-нибудь такое, и поэтому у него миллионные тиражи?

[10:19] Елизавета Бабанова: Абсолютная уверенность в справедливости мира — это то, что позволило мне не стать сумасшедшей. Потому что когда мы смотрим на этот мир, не зная, что стоит за причинно-следственными связями — а об этом как раз, я думаю, мой муж хорошо рассказал на твоем подкасте — если мы смотрим только на эффект того, что человек делает или производит, только на результат или только на болезнь и не понимаем, как это взаимосвязано с предыдущими причинами, то можно сойти с ума. Потому что возникает такое ощущение, что ты в мире ни на что не можешь влиять. Ты можешь вести очень здоровый образ жизни и получить какое-то хроническое или неизлечимое заболевание. И ты можешь очень много делать, очень много работать, но при этом у тебя не будет денег. Когда я раньше смотрела на мир, не владея знаниями причинно-следственных связей, мне казалось, что весь мир сошел с ума. Что это за мир, что это за Творец, который позволяет вот этому всему случаться с невинными людьми? Потом я начала глубже эту тему изучать и поняла, что все в мире абсолютно справедливо и все случается закономерно.

[11:39] Никита Маклахов: Пару слов скажи, пожалуйста, про свое отношение, про свою позицию для тех, кто, может быть, еще не слушал подкаст с Антоном.

[11:47] Елизавета Бабанова: Все следствия имеют причину. И если мы едим арбуз, то для нас очевидно, что он вырос из зернышка арбуза, а не из зернышка яблока или апельсина. Исследование того, почему ты имеешь те или иные результаты — не избегание этого, а честный разбор каждой ситуации, которая тебя в жизни не устраивает, — приводит тебя к истинной причине, почему это в твоей жизни случилось. Когда ты не избегаешь этой внутренней работы, ты очень быстро понимаешь все причины и хорошего и не очень хорошего в твоей жизни. И тогда ты перестаешь злиться на результаты, а начинаешь влиять на причины происходящего, тогда получаешь в жизни гораздо быстрее то, что ты хочешь, и гораздо быстрее избавляешься от того, чего ты не хочешь.

[12:47] Никита Маклахов: Попрошу тебя привести какой-то бытовой пример, может быть, из недавнего прошлого — что-нибудь тебе приходит на ум?

[12:55] Елизавета Бабанова: Угу. В своей первой книге я описываю ситуацию, когда я уже построила свой первый бизнес в партнерстве, и два года спустя мой партнер «отморозился». Он сказал, что у нас нет и никогда не было никаких договоренностей, и я могу быть свободной от тех обязательств, которые у него были по отношению ко мне. А там была очень большая сумма денег; на эту сумму я могла бы припеваючи жить в Майами несколько лет и, может быть, еще чего-то прикупить. Сначала я была в шоке, мне это причинило очень много боли. Но когда я уже познакомилась с причинно-следственными связями, я узнала один из законов — его называют «закон кармы», потому что причинно-следственная связь — это равно карма. И вот один из законов кармы гласит, что каждое действие, которое ты совершаешь, увеличивает свой масштаб каждые 24 часа. Поэтому, например, ты можешь дать небольшую сумму денег кому-то, помочь бабулечке на рынке — переплатить за ее огурцы и дать ей на 500 рублей больше, и потом спустя несколько месяцев тебе может прилететь какая-то круглая сумма. Это может быть бонус за хорошую работу, или может что-то там с налогами приключиться хорошее, что все посчитают в твою пользу — бывают, бывают такие истории, ну или какой-то вообще подарок может прийти крупный. А если, например, это большая потеря, то надо смотреть, где ты мелко-мелко экономил или немного жульничал. Я нашла такие моменты в своем студенчестве. У меня было очень бедное студенчество, потому что я приехала в Штаты, будучи провинциальной девочкой, и мне приходилось очень трудно. Папа нас не поддерживал, а мама работала в университете всю свою жизнь, то есть денег не было вообще. Я зарабатывала на жизнь, у меня были стипендии, на всем экономила, но при этом немножко хакала систему, так скажем. Например, я могла купить очень дорогой учебник — а учебники в Америке очень дорогие, 500-600 долларов каждый учебник стоит, — могла купить учебник, распаковать его, отксерокопировать и потом вернуть. При этом я теряла какие-то деньги на этом, потому что распакованный учебник уже теряет в своей стоимости. Это не было нарушение закона, но это были такие мелкие студенческие жульничества. Вот еще случай. Мы ходили в кино с друзьями, и там надо было заплатить, например, 6 долларов за кинофильм. Мы просто брали с собой много еды, покупали один билет — а в Штатах билеты проверяют на входе в кинотеатр — и потом смотрели два или три фильма за один раз, переходили из одного зала в другой. И я поняла, что эти мои мелкие жульничества вернулись мне вот такой историей, когда через много лет — это уже было 10 лет спустя — меня подставил мой бизнес-партнер. Это был очень хороший урок, и это раз и навсегда исцелило меня от желания где-то в чем-то быть нечистоплотной в плане этики.

[16:26] Никита Маклахов: А как ты научилась определять или чувствовать, что вот это нехорошее следствие, которое случилось, связано с такой-то конкретной причиной в прошлом? Или это больше просто притягивание за уши?

[16:40] Елизавета Бабанова: Не всегда можно найти точную причину, но ты всегда можешь найти семечко. То есть если это арбуз, то семечко точно от арбуза. Если у меня украли деньги — это точно потому, что где-то я пыталась обдурить систему или человека. Это не может быть из-за того, что я однажды поругалась со своим бизнес-партнером и он затаил обиду, как иногда мы думаем — «я, наверное, что-то плохо сделала по отношению к этому человеку, он разозлился и решил меня таким образом наказать», иногда мы вот так себе объясняем. И это как раз то объяснение, которое неверно; это та ситуация, при которой не может арбуз вырасти из банана.

[17:26] Никита Маклахов: Хорошо, на эту тему, я думаю, можно дискутировать бесконечно. Давай немножко вернемся к твоему писательству. Поделись, как у тебя сейчас выглядит работа над книгами? Как выглядит ритуал твой — может быть, ежедневный, может быть, нет — того, как ты занимаешься своим писательским творчеством?

[17:42] Елизавета Бабанова: Я очень люблю писать и при этом одновременно всегда боюсь пустой страницы, это синдром чистого листа. Потому что всегда же хочется быть выразительной и написать даже лучше, чем я размышляю в своей голове. Но обычно меня писательство тянет, мне не нужно заставлять себя писать. И мне кажется, когда появляется такая любовь к чему-то, то ритуалы уже вторичны, они просто поддерживают твою практику; любовь к этому делу — это главная моя путеводная звезда. А в плане ритуалов у меня всегда стоит бутылка воды, чашка горячего матча чая с домашним миндальным молоком, аромапалочка или пало санто и свечка, и звучит такая классная космическая музыка — в углу комнаты я ее ставлю. Когда этот запах, этот вкус и это звучание соединяются, это все погружает меня в такое состояние — я вот с этим ритуалом написала первую книгу — что у меня как у собаки Павлова вырабатывается рефлекс, и я в этот момент начинаю писать.

[18:59] Никита Маклахов: Классно! А моменты сопротивления, прокрастинации, самосаботаж и что-нибудь такое — насколько часто это появляется, насколько ты с этим знакома, как с этим работаешь?

[19:10] Елизавета Бабанова: Я себя не заставляю. Однажды, когда я писала первую книгу, я десять дней не могла писать. И я очень сильно мучилась и очень сильно боялась, потому что у меня работа встала как раз на 12-й главе. Это самая важная для меня глава, потому что она как раз про духовную часть моей жизни. Мне было не трудно писать про детские травмы, про очень сложные отношения с мужчинами, про падения, про встречу моего будущего мужа — это очень заряженные эмоциональные моменты, которые в принципе каждому человеку будут понятны, если их честно искренне и многогранно описать. А вот рассказать про свой духовный путь — это оказалось для меня самым сложным, что я когда-либо делала в плане писательства. И у меня все встало. Я писала-писала, пробовала, мне ничего не нравилось; и потом внезапно на 11-й день просыпаюсь, а у меня в голове абсолютная ясность по поводу того, что я должна сказать. И я поняла, что это время было не прокрастинацией; это было похоже на то, как выдерживают вино, или как выдерживают тесто, прежде чем оно взойдет — я должна была эти знания в себе выдержать, и они должны были какое-то преобразование пройти. И потом я села и это уже достаточно легко выписала из себя. Когда я начала жаловаться своему тренеру по писательству, что я прокрастинировала целых 10 дней, он мне сказал: «Лиза, это у тебя был просто перекур. Когда люди прокрастинируют, они прокрастинируют год или два». И вот с тех пор, наверное, у меня прокрастинации не было. У меня было только состояние пишущее или непишущее. У меня может быть не пишущее состояние, когда я проживаю какой-то очень глубокий опыт, и изнутри этого опыта я пока еще не могу его описать. Чтобы передать его людям, мне нужно отойти на безопасное расстояние и проанализировать из этого безопасного состояния то, что происходит. И я уже знаю, что это не прокрастинация. Я сейчас живу, и сначала я должна это прожить, а потом у меня будет время для того, чтобы это осознать, переосознать, проанализировать и поделиться. Потому что чаще всего я делюсь не какими-то абстрактными идеями, а я делюсь тем, что будет полезно другим людям на примере своих личных историй. Поэтому я не считаю, что у меня происходит иногда прокрастинация. Но для тех, кто реально попадает в состояние «я хочу писать, но не могу» я могу поделиться своими размышлениями, что это страх быть непонятой и непризнанной, неоцененной. И здесь, конечно, каждый писатель с этим страхом разбирается самостоятельно или с помощью коучей и психотерапевтов, но это то, что необходимо преодолеть всем писателям. Потому что если есть желание и талант, но нас сдерживает страх, то в какой-то момент мы должны выбрать: либо писать и ежедневно преодолевать это чувство уязвимости — ведь если ты пишешь от души, если ты пишешь искренне, даже если это художка, ты все равно пишешь про себя и все равно там очень много уязвимости — то ты выбираешь либо быть уязвимым и делиться, либо остаться в своей маленькой коробочке и бояться, как тебя поймут.

[23:11] Никита Маклахов: Так, при этом у нас выясняются новые подробности, что помимо аромалампы и прекрасной музыки был еще тренер. То есть было не только вдохновение, но еще и система внешней мотивации.

[23:22] Елизавета Бабанова: Ага, и не один.

[23:23] Никита Маклахов: В чем их роль, зачем нужны писательские тренеры?

[23:26] Елизавета Бабанова: У меня было несколько тренеров. Одна — моя близкая подруга — играла больше сестринскую роль. Она говорила: «Как ты гениально написала! Ты все можешь, сестренка, давай, вперед! Все так классно!» Она была моей такой вот девочкой с пампушками, которая пляшет и болеет за футбольную команду.

[23:47] Никита Маклахов: Добрый полицейский?

[23:48] Елизавета Бабанова: Да. И еще был мужчина, который мне говорил: «Так, у тебя есть два месяца, чтобы написать книгу. Послезавтра составь оглавление. Ты мне должна каждую неделю отгружать энное количество страниц, и я ничего не хочу слышать». Это меня как раз очень дисциплинировало. И он мне давал очень честную и справедливую со своей стороны обратную связь, помогал обращать внимание на те моменты, которые хорошо бы доработать. Так как он еще литературный продюсер — издал много книг, и сам написал много книг, и помог другим людям написать много книг, — он имел очень объемное видение того, что я делала. Потому что когда ты пишешь первую книгу, у тебя нет этого объемного видения, у меня его не было. Вот уже сейчас, спустя три книги, сама кого хочешь откоучу по тому, как писать; потому что уже прошла этот путь, уже все — точнее, не все, но очень многое понятно. И понятно, как преодолевать затыки, которые будут возникать, которые неизбежно возникают у каждого писателя. Но если я буду писать новую книгу, то тоже буду писать ее с коучем. Потому что, например, я сейчас в теннис учусь играть — вернее, продолжаю учиться играть, думаю, я буду всю жизнь продолжать учиться играть — и я всегда буду брать уроки по теннису, потому что я хочу улучшаться. Мне кажется, если у тебя есть ресурс, то все, в чем ты хочешь улучшаться, лучше вообще всегда делать с тренером, это просто моя жизненная позиция.

[25:31] Никита Маклахов: Вопрос, который мне хочется задать тебе как автору автобиографического произведения — как ты вспомнила все имена и события? Я вот лично уже не особо помню имя своей первой учительницы, или что происходило у меня в 13 лет. Откуда, из каких глубин памяти ты все это доставала?

[25:49] Елизавета Бабанова: У меня женский мозг, а женский мозг помнит в деталях все эмоционально заряженные события. И книга в основном состоит из очень эмоционально заряженных событий — либо сложных, трудных, которые я преодолевала, либо очень счастливых. Поэтому мне было не трудно. Но если я сомневалась в каком-то имени, то я звонила мама, и она мне говорила: «Да, его звали вот так-то». А так у меня не было проблем.

[26:15] Никита Маклахов: Хорошо, если не против, давай тогда погрузимся по крайней мере в часть событий, которые ты описываешь в своей первой книге. Для начала мне бы хотелось расспрашивать тебя о том, как ты вообще попала в Америку и что там был за конкурс для школьников? Откуда он взялся, и проводят ли конкурсы такие или похожие до сих пор, может быть? Может быть, кому-то из слушателей будет еще актуально.

[26:38] Елизавета Бабанова: Ты знаешь, по-моему, эта организация уже не выдает стипендии. Я ехала в Америку по программе Freedom Support Act. Она начала работать после перестройки, и смысл был в том, чтобы взять так называемые самые свежие и обучаемые умы из России, хорошенько их промыть на тему капитализма и вернуть в свою страну, чтобы они строили такое же прекрасное будущее в своей стране.

[27:12] Никита Маклахов: То есть в какой-то степени ты жертва пропаганды?

[27:15] Елизавета Бабанова: Мы все — жертвы тех социальных условий, в которых мы выросли. И мне кажется, я как раз в меньшей степени жертва, потому что мне повезло пожить в разных системах. Я помню Советский Союз, и я очень хорошо знаю капитализм. Я знаю, где преимущество какой системы, и у меня нет иллюзий, что одна система точно лучше, чем другая. Я знаю, что работало классно при Советском союзе, и я вижу, что круто работает при демократии. Я прилетела туда в 15 лет и в 16 лет впитывала это все. Это дало гораздо больше принятия и позволило мне не быть категоричной в плане какой-либо страны или политической системы. Потому что если оно есть и работает, очевидно, в ней есть преимущество. Но если что-то сломано, очевидно, есть что менять и есть что улучшать — я так относилась всегда и к той и к другой системе.

[28:23] Никита Маклахов: Так, а по поводу конкурса — что тебе на твой взгляд позволило тогда обойти тысячи (или сколько было у тебя конкурентов?) и таки попасть в финал и выиграть этот конкурс?

[28:34] Елизавета Бабанова: Вот этот эпизод и я очень подробно описала в одной главе. Почему я выиграла? Я не была самая умная и не считаю, что я была самая развитая или самая достойная среди моих одноклассников, среди моих друзей. Действительно, там было две с лишним тысячи человек на четыре места. И эти две тысячи человек — это были самые продвинутые школьники лучших школ города. Но когда мы подошли к финалу конкурса — он длился много месяцев, — и с нами проводили групповые интервью, нас начали спрашивать: «Уверены ли вы, что будете тем человеком, который получит стипендию и поедет в Америку?» И я наблюдала, что происходило с каждым моим другом и подругой. Каждый из них брал более безопасную позицию и говорил: «Конечно, мне очень хочется, но я не могу быть уверенным». Так нас воспитали тогда, мы были советские дети, мы не могли слишком высовываться. Мы и так уже высунулись, пошли участвовать в этом конкурсе. Мы не могли выглядеть наглыми, большинство из нас в интеллигентных семьях выросло. И все говорили что-то такое: «Очень бы хотелось, но решать же будете вы, дорогое жюри». Когда очередь дошла до меня, я попала в какое-то состояние измененного сознания — может быть, у тебя было когда-нибудь такое? — когда ты знаешь, что тебе нужно сказать это или сделать вот это, но вдруг тебя переклинивает, и ты делаешь ровно наоборот. Было у тебя когда-нибудь такое?

[30:10] Никита Маклахов: Мне кажется, я для этого слишком рациональный.

[30:14] Елизавета Бабанова: Я думаю, что большинство твоих слушателей такой момент могут вспомнить. Когда ты просто слышишь свою интуицию, или свое высшее Я, или душу, как хотите можете назвать; может быть, кто-то скажет, что я слышала Бога. И это высшее чувство мне сказало: «Говори по-другому. Ты должна отличиться, потому что если ты будешь как все, тебя никогда не выберут. Пойми, что ты достойна этого». И я, краснея, немея, но сказала, что да, я уверена, что полечу в Америку. Все мои друзья посмотрели на меня, открыв рот, и я в их глазах — мне кажется, я реально была в измененном состоянии сознания — читала: «Вот нахалка!». И потом, когда мы вышли, надо мной еще подтрунивали и говорили: «Лиза, откуда у тебя такая уверенность?» Потому что я никогда не проявляла такую уверенность, у меня никогда не было высокой самооценки в школьном возрасте и вообще в подростковом возрасте. Но здесь почему-то я об этом заявила, и в этот момент изменилась моя судьба. Мне кажется, что когда мы перестаем пасовать и сомневаться и говорим: «Да, я этого достойна, я буду одной из тех, кто полетит!» — вот в этот момент все меняется, и мы можем с одной линии судьбы перескочить на другую.

[31:46] Никита Маклахов: Как ты думаешь, где заканчивается такой благородный порыв…

[31:49] Елизавета Бабанова: Да, хороший вопрос.

[31:52] Никита Маклахов: …порыв веры в себя и начинается какое-то бахвальство и выставление себя напоказ? Как не перейти эту грань?

[31:57] Елизавета Бабанова: Наверное, ощущение собственной адекватности. Меня готовили. Я хорошо знала английский, со мной занимались друзья моей мамы — психологи, доктора наук. Вообще ты никогда не будешь чувствовать, что ты на 100% готова взять эту высоту. Как вот если спросить любую женщину — ты готова была стать мамой? — в лучшем случае она скажет: «Ну, на 80%». А там ты уже разбираешься в процессе. Есть даже исследования в Америке, что человек, которого берут на более высокую должность, не соответствует ей, он в нее врастает. И мы врастаем в ту новую планку, которую для себя берем. Но все равно должна быть какая-то предварительная работа сделана, и должно быть понимание адекватности. То есть если бы это был конкурс в большой театр на роль прима-балерины, и я бы заявила, что достойна этой роли, это был бы абсолютный неадекват. А здесь я понимала: да, это будет новая ситуация, да, мне придется расти и много работать, но я к этому готова, я дорасту до этой планки.

[33:13] Никита Маклахов: Да, и снова, получается, это история не про какой-то случайный успех благодаря этому порыву, это история про подготовку. Потому что, наверное, не все твои конкуренты занимались с докторами наук, с психологами. Все-таки победа была как минимум заслуженной.

[33:29] Елизавета Бабанова: История не имеет сослагательных наклонений. Может быть, кто-то больше этого заслуживал. Но я на это решилась, и я это получила. Вот вместе с твоей адекватностью, вместе с твоей подготовкой еще необходимо решиться. Решиться на свою цель, решиться на эту планку — это и отличает тех, кто выходит на новый уровень и получает гораздо больше от жизни.

[33:57] Никита Маклахов: А с родительской стороны согласилась бы, решилась бы ты — или посоветовала бы кому-то из близких людей — отправить своих детей в такое отшельничество, в такое далекое и опасное путешествие? Или все-таки оставила бы их рядышком, приберегла бы их для каких-то более безопасных условий?

[34:19] Елизавета Бабанова: Я бы отправила. Единственное, что когда я полетела в Америку, было очень дорого говорить по телефону. И чтобы нам было легче адаптироваться к среде, нам разрешили только один раз в месяц созваниваться с родными. Вот это было тяжело. Сейчас при том, сколько у нас возможностей общаться — WhatsApp, Telegram, Skype — мы всегда на связи со всеми. Мне кажется, главное — ребенку дать ощущение тыла. Моя мама мне сказала: «Ты можешь передумать и вернуться в любой момент, и никто тебя не осудит, все тебя поймут. Поэтому если что-то пойдет не так, ты знай, что я тебя всегда жду, я тебе всегда помогу вернуться». И вот это ощущение — что у меня есть тыл, и я не еду в один конец, где я должна там как в тюрьме вынести что бы то ни было, — дает очень большую родительскую поддержку. Это первое. И второе — если бы можно было еще каждый день созваниваться, это, конечно, было бы гораздо легче.

[35:25] Никита Маклахов: А какие советы и наставления нынешняя ты дала бы той 15-летней девочке, которая собирается уехать в новую для себя страну?

[35:33] Елизавета Бабанова: Больше амбиций, мне кажется, мне их не хватило. Мне хватило амбиций долететь до Калифорнии, но там было столько много всего нового, я настолько вышла из контекста, и у меня было так мало поддержки, что я просто хотела очень хорошо закончить школу. И я ее действительно очень хорошо закончила, но можно было бы сделать гораздо больше за этот год. И меньше есть, я очень много ела. Мне кажется, я просто обалдела от изобилия и разнообразия еды в Америке, и лучше бы я больше спортом занималась и меньше ела.

[36:14] Никита Маклахов: Как я ощущаю, люди пишут книги вроде твоей, чтобы, может быть, отчасти уберечь читателей и читательниц от тех ошибок, которые ты совершил на своем пути. А как ты сама считаешь, насколько это вообще правильно — пытаться уберечь кого-то от ошибок? Не лишаем ли мы таким образом других какого-то ценного и важного опыта?

[36:36] Елизавета Бабанова: Мне кажется, я не уберегу моих читательниц от ошибок. Это невозможно. Невозможно кому-то помешать совершить ошибку, если им надо ее совершить для роста или для какой-то своей трансформации. Но что я могу сделать, так это показать, как ускорить выруливание из ошибки, как ускорить извлечение уроков, трансформировать ошибку себе во благо и из каждого провала потом делать взлёт. На примере моих ошибок женщины смотрят на свою жизнь и понимают: «Да я могу вообще все свои ошибки сделать точками роста. Я могу оттуда черпать энергию, из этих ошибок». Нет непоправимых ошибок, есть только ситуация или ужасное состояние самоуничижения, с которым ты согласилась. И если ты с этим не соглашаешься и решаешь, что эта ошибка будет работать на тебя, и дальше применяешь определенные принципы, определенные техники, какие-то психологические приемы и выруливаешь — вот для этого я написала книгу. Не для того, чтобы уберечь, а для того, чтобы помочь прожить свой опыт быстрее. А когда мы быстрее проходим негативные ситуации, мы просто более высоких результатов достигаем в жизни, и наши дни наполнены большей радостью и счастьем.

[38:09] Никита Маклахов: А как часто ты получаешь претензии или комментарии в духе того, что девушка из Майами пытается учить девушку из Челябинска тому, как выйти из зоны комфорта?

[38:19] Елизавета Бабанова: Вообще никогда.

[38:20] Никита Маклахов: Серьезно?

[38:20] Елизавета Бабанова: Да. Ну, знаешь, может быть, раз в год кто-то такое пишет, но я даже не обращаю на это внимания. Потому что моя аудитория меня знает; моя аудитория знает, откуда я произошла, где мои корни, знает мой путь. Они знают, что я достигла Майами из Иваново, и они тоже хотят проложить свой маршрут Иваново-Майами. Причем это не обязательно должно быть Майами, это может быть Иваново-Иваново. Вот у меня сейчас учится команда из областной думы Ивановской — это их Майами. У каждого свое Майами в моей программе: Майами — это счастливые отношения, Майами — это любимое дело, в котором ты реализуешься и достойно зарабатываешь, Майами — это здоровое тело и удовольствие от жизни. Поэтому я не настаиваю на том, что нужно обязательно менять локацию или обязательно менять индустрию. Я настаиваю на том, что нужно смотреть, что сделает тебя счастливой, и идти туда. И вот это равно Майами. Когда люди смотрят, что я счастливый реализующийся человек, постоянно в процессе самопознания и саморазвития, — вот это их вдохновляет, и это то, что нас соединяет, а не какая-то географическая точка на карте.

[39:41] Никита Маклахов: Давай немножко поговорим про английский язык. Мне кажется, он сыграл такую нехилую, мягко говоря, роль в твоей жизни. Расскажи, как ты учила его, может быть, еще в Иваново, как ты общалась при переезде первое время (потому что, я так понимаю, тоже там были некоторые проблемы), и что помогло тебе освоиться и стать быстро нейтив-спикером?

[40:04] Елизавета Бабанова: Я со второго класса учила язык. Я ходила в англоязычную школу в Иваново, и у меня была замечательная учительница. Я очень старалась, у меня были пятерки начиная с 3-го класса; но когда я приехала в Америку, оказалось, нас вообще другому языку учили, они вообще на другом языке разговаривают. Потому что британский классический язык и то, на чем разговаривают в Калифорнии — это два совершенно разных диалекта, и произношение другое. Поэтому сначала я себя реально чувствовала как собачка. Я как будто бы по интонациям и по некоторым словам могла понять, что они говорят, но когда началась учеба, это было непросто. Я записывала лекции и просто пропускала очень много слов. Сначала, например, я пропускала 80% слов, и я шла к учителю и говорила: «Можете заполнить тут мне слова?» И он меня объединял с какими-то студентами, которые мне помогали. И вот по мере того, как я училась, я заметила, что меньше-меньше-меньше непонятных слов стало для меня. Все-таки, когда ты погружаешься в среду и когда ты вынуждена делать домашку на другом языке, ты постепенно-постепенно-постепенно наращиваешь свой словарный запас, шлифуешь грамматику. К концу первого семестра, мне кажется, я уже вышла на очень стабильное понимание языка. А спустя где-то десять месяцев мне начали сниться сны английском. И тогда я поняла, что я довольно быстро овладела английским, погружение в языковую среду мне это очень большую фору дало, конечно.

[41:43] Никита Маклахов: Да, у меня есть на этот счет теория, что человек осваивает иностранный язык только в том случае, если у него есть какая-то очень острая для этого причина, какая-то необходимость. Насколько ты это на себе прочувствовала?

[41:54] Елизавета Бабанова: Абсолютно согласна с этим. Мне кажется, что это вообще со всем в жизни работает. Чтобы освоить какое-то знание или достичь какой-то цели, должно быть либо какое-то сумасшедшее жгучее желание, либо очень острая необходимость.

[42:10] Никита Маклахов: Друзья, очень надеюсь, что моя гостья своими историями добавила вам мотивации к изучению английского. И даже если вы не собираетесь переезжать в Америку, английский язык наверняка вам еще пригодится, так что чем быстрее вы начнете занятия, тем лучше. И я уверен, что вы не хуже меня знаете, что самое главное в этих занятиях. Регулярность! Конечно, учить язык можно всю жизнь, но я советую вам не думать об этом, а сосредоточиться на одном маленьком шаге. Всего один небольшой урок английского языка — вот и все, что вам нужно сделать. 5 минут или 20 минут — это неважно. Главное, чтобы такие уроки были каждый день и чтобы вам было интересно. И если у вас откликаются мои слова, то попробуйте специальный онлайн-сервис под названием Puzzle English. Он создан для тех, кто учит английский самостоятельно, и подходит для любого уровня, начиная с совершенно нулевого. Этим сервисом пользуются уже 8 миллионов человек, и у меня есть парочка идей, почему он настолько популярен и почему вам он тоже может понравиться. Во-первых, он удобный. Есть приложение и для iOS, и для Android, а ещё есть сайт, если вы захотите заниматься с компьютера. Во-вторых, на Puzzle English множество разных форматов обучения. Ведь когда практикуешь что-то ежедневно, обязательно нужно вносить разнообразие, иначе в какой-то момент можно заскучать и все бросить. Так вот, в сервисе можно выбрать упражнения по настроению и по интересам. Сегодня вы смотрите видео или клип, завтра — читаете книгу или слушаете подкаст, а послезавтра — играете в игры. Лично мне больше всего понравились кроссворды на английском, а еще раздел для тренировки разговорных навыков. Там нужно выбрать тему диалога, а потом говорить в микрофон за своего персонажа. Довольно забавно и вместе с тем полезно. Если вы в английском новичок, то до 1 сентября можете бесплатно пройти на Puzzle English курс английского для уровня Beginner. А для тех, кто чуть более подкован и при этом настроен серьезно, рекомендую подключить тариф Premium. Первый месяц Премиума будет для вас за пол цены, если, конечно, при оплате вы не забудете ввести промокод willbedone. В общем, желаю вам успехов в изучении английского, и пусть вам в этом помогают Puzzle English и наша любимая сила маленьких шагов!

[44:39] Никита Маклахов: В своей книге ты пишешь, что много-много людей — пускай не сразу, но все равно на протяжении твоей жизни в Америке — были готовы очень искренне тебе помогать, приютить тебя у себя дома, оставить жить буквально на каких-то добровольно-бесплатных началах. Почему так? Это была какая-то норма на тот момент в Америке, или в тебе было что-то особенное, или ты как-то особенно общалась с людьми? Почему столько людей были готовы к тебе прийти на помощь?

[45:04] Елизавета Бабанова: Мои грустные глаза, когда мне нужна была помощь. Я думаю, что, во-первых, социальная среда. То есть сама капиталистическая среда подразумевает, что люди, достигшие среднего класса, наполнили свои базовые потребности. Они уже живут в достаточно хорошем финансовом состоянии и чувствуют себя более-менее обеспеченными. Поэтому те, кто хотели мне помогать, были в в основном людьми среднего класса. Второе — чаще всего я оказывалась в среде христиан. Протестанты — такое христианское течение, которое вдохновляет людей на успех, на успешную жизнь. Они как раз, мне кажется, очень хорошо разобрались в причинно-следственных связях и понимают, что причина нашего успеха — это то количество помощи, которое мы оказываем другим людям. Поэтому многие люди просто готовы были помогать мне, потому что это в их крови. Подозреваю, почему капитализм не разрушился до сих пор — потому что помимо капитализма в Америке очень много протестантских ценностей, а это — служение и забота о близких и тех, кому хуже, чем тебе. И вот за счет этого система более-менее устойчива. В третьих, я, конечно, была хорошим человеком, которому хотелось помочь. Когда тебе плохо, нельзя обозлиться на жизнь. Даже если сравнить с котенком или щенком, у которого сломалась лапа — если его пытается подхватить врач и эту лапку полечить, он может это сделать, только если щенок или котенок примет эту помощь, полижет эту руку, которая хочет о нем позаботиться. А если он будет скалиться, кусаться, то никто ему не может помочь. И очень много людей, попадая в сложные ситуации, становятся слишком обозленными на жизнь, и никто не хочет помогать человеку, от которого исходят эфиры негодования, гнева. Когда мне помогали люди, я старалась всегда каким-то образом их порадовать, как-то их помощь компенсировать. Если меня брали жить, то я брала на себя мытье посуды, готовила им вкусные русские ужины, то есть старалась дарить этим людям радость, снимать с них часть каких-то забот, компенсировать их любовь и их благородную заботу обо мне и каким-то образом это возвращать. Мне кажется, поэтому столько помощи я получала в жизни.

[47:49] Никита Маклахов: А тебе самой каково было просить и принимать помощь от других людей?

[47:54] Елизавета Бабанова: Смотря от кого. Когда я просила, обычно это было очень легко. Потому что те, кто мне давал, это были вышестоящие люди — например, декан в моем университете, который мог мне дать дополнительную стипендию; или это была семья, которая брала меня в дом пожить. И я всегда думала: «Окей, я как-то с ними расплачусь, я как-то потом это компенсирую». Ты тоже очень интересно сейчас подсветил этот момент. Почему для меня это было не унизительно? Потому что я знала, что я каким-то образом их отблагодарю и расплачусь, я никогда не хотела оставаться кому-то должной. И, конечно, я не расплатилась ни с одной моей семьей, потому что пустить другого человека в свой дом, кормить, заботиться — это такой вклад, который невозможно потом компенсировать. Но чем более независимой я становилась, тем чаще я старалась делать подарки и какие-то значимые вещи для этих людей, чтобы отблагодарить их.

[49:04] Никита Маклахов: Мне кажется, тут очень много про ответственность по отношению к человеку, который тебе помогает. Потому что если это декан или владелец бизнеса, который тебя рекомендует, он, по сути, ставит свое имя на кон.

[49:15] Елизавета Бабанова: Да, 100%.

[49:17] Никита Маклахов: Как ты, скажем так, уживалась с этим? Не было ли излишнего давления? Потому что я по себе чувствую, что если кто-то за меня поручается, то все — шаг влево, шаг вправо… Такой ощутимый груз на плечах, что ни в коем случае нельзя подвести человека, и это в какой-то степени может сковывать.

[49:34] Елизавета Бабанова: Да, точно, был такой момент. Мне кажется, это меня спасло от такого количества студенческого шабаша, потому что у меня все мои подружки попадали в ужасные ситуации, многим подругам подсыпали какие-то таблетки в коктейли, которые они пили на вечеринках. А я никогда не употребляла алкоголь, пока не выпустилась из университета. Потому что я знала: если меня где-то поймают, то это дойдет до моих попечителей, до людей, которые брали, как ты сказал, в какой-то степени брали на себя ответственность за меня. И мне так было стыдно их подвести! Поэтому я работала извозчиком для своих подружек, которые отрывались на вечеринках. Я участвовала активно в социальной жизни, но ко мне нельзя было придраться. По-настоящему тусить и отрываться я начала только тогда, когда уже стала работать и была абсолютно независимой.

[50:37] Никита Маклахов: Каким образом при всех этих твоих положительных качествах получалось так, что ты очень часто попадала в нездоровые, зависимые, токсичные отношения с противоположным полом? Почему это случалось, почему у тебя обычно уходило много времени на то, чтобы это понять, заметить, и зачастую требовалась сторонняя помощь, чтобы это осознать?

[50:55] Елизавета Бабанова: Детская травма. Папа ушел из семьи, когда мне было 4 года, и вот эту травму я очень долго распаковывала в своей жизни. Распаковала только уже к 30 годам. Но я не осознавала, что это была травма, это было просто то, что фонило. А когда тебя фонит и это есть в твоем сознании, в твоей психике — не исцеленный очаг напряжения в твоей голове, то, конечно, ты будешь соответствующие отношения привлекать в свою жизнь. Я проверяла каждого на вшивость: а вот если я так себя буду вести, ты будешь со мной, или ты тоже меня бросишь, как мой отец? Чаще всего это заканчивалось провалом, то есть либо меня оставляли, но чаще всего я бежала и думала: «Ой, нет, нет, нет! Что-то здесь не то, лучше я буду одна». У меня очень долго было убеждение, что я гораздо счастливее одна. Это может быть связано с тем, что мама тоже давала мне такие же установки, что надо быть независимой, мужчинам нельзя доверять, можно рассчитывать только на себя. Как только я чувствовала, что я становлюсь слишком зависима от мужчины, я делала финт ушами и уходила в противоположном направлении.

[52:12] Никита Маклахов: Что значит в твоем мировоззрении термин «распаковала», «распаковала травму»? Потому что и в книге ты так описываешь это очень легко, мол, «раз-два, я простила, подумала, представила, как отцу было больно, и все, и меня отпустило». На самом ли деле было так быстро и просто, или там все-таки была какая-то объемная работа?

[52:29] Елизавета Бабанова: Конечно, одна глава в книге не описывает весь тот процесс, который у меня прошел; было очень много тренингов, много книг, много самоанализа. Я просто увидела, что все мои проблемы в отношениях — все, 100% — были связаны с этой травмой. В какой-то момент я просто поняла, что не хочу, чтобы эта травма больше меня определяла, я хочу освободиться от нее. И я очень много уделила этому внимания. Потому что мы либо привлекаем партнера на травму, либо на здоровую психику. Я много лет занималась исцелением своей психики, приводя ее в максимально здоровое состояние, чтобы соответствующий партнер пришел в мою жизнь. Мы все травмированы в какой-то степени, но мы можем с минимальными потерями, с минимальными травмами прийти в отношения и дальше уже доисцелить друг друга, а не повторять те же самые циклы, в которых мы жили с детства и в подростковом возрасте.

[53:30] Никита Маклахов: Да, но для этого надо бы их заметить, эти циклы. Это тоже не так очевидно и легко.

[53:36] Елизавета Бабанова: Часто мы можем заметить (особенно женщины), что каждый раз кажется, будто мы встречаем нового человека с другим набором качеств, но проблема одна и та же. Либо это проблема зависимости — один пил, а другой игроман; или один не хочет о ней заботиться, а другой входит в долги и вообще на нее еще больше долгов вешает — то есть мужчина, который ведет себя как альфонс и не берет никакой ответственности за семью. Чаще всего женщины могут отследить повторяющиеся паттерны. И вот как раз, когда у тебя два или больше паттерна в отношениях, это значит, что они точно связаны с похожей травмой. Чем более травмирующая ситуация, тем глубже надо заходить и тем кропотливее будет работа по проработке этой травмы.

[54:34] Никита Маклахов: Насколько похожи твои текущие отношения с Антоном на какой-то идеальный вариант, и насколько в этом плане можно верить вот этим инстаграмным историям, красивым фотографиям? Потому что, к сожалению, и я, и многие другие люди часто замечают, часто видят ситуации, когда на витрине все прекрасно, а потом — бац! — и семья разводится, распадается.

[54:57] Елизавета Бабанова: Да, это правда, я тоже такое наблюдаю. Поэтому я не очень люблю писать про отношения. В одном из последних постов я написала, что не пишу про наши отношения, потому что у нас все стабильно хорошо. Но мы много работы проделали на начальном этапе, то есть первые два с половиной года у нас была постоянная работа над отношениями — собственно, то, чему я обучаю в программе. Это так же, как с любой другой практикой: если ты себя ставишь на хорошие рельсы изначально, то ты потом просто корректируешь какие-то элементы. Если тебя с детства научили заниматься спортом и полезно кушать, то в течение жизни ты можешь что-то корректировать, но в целом будешь знать, что нужно твоему телу, и будешь спокойно ходить в спортзал и заниматься своими мышцами. Если ты знаешь, какие у тебя сильные качества и как тебе оптимальнее работать, то эти практики, эти хорошие привычки будут работать на тебя всю жизнь, тебе не нужно постоянно корректировать. И самое главное в наших отношениях — это то, что у нас абсолютное совпадение по системе ценностей. На мой взгляд, если нет абсолютного единения в ценностях, то ты можешь много разруливать, но потом случается именно то, что мы наблюдаем у счастливых инстаграмных пар. То есть они в целом могут быть достаточно счастливы друг с другом, но потом идет какой-то фундаментальный раскол, и этот раскол случается потому, что люди в самом начале не договорились и не поняли, что у них на самом-то деле разная система ценностей. А когда она у тебя одинаковая, когда у тебя поддерживающие практики, то — как и со всем тем, что мы хотим видеть развивающимся, а не деградирующим — нужно уделять этому время, питать это и поддерживать. У нас есть наши ритуалы, у нас есть наши практики. Но я еще и такой человек — я не допускаю, чтобы становилось не очень хорошо. Если есть даже какое-то небольшое отклонение от того, что для меня круто — я сразу прорабатываю это с мужем, мы проговариваем и решаем, что мы будем делать, чтобы это скорректировать. Я никогда не говорю, что у нас нет конфликтов или не бывает конфликтов; я считаю, что конфликты — это естественный результат развития двух личностей, мы неизбежно иногда будем хотеть разных вещей. Но то, как мы работаем с этими конфликтами — это отличает успешные пары от пар, которые все подавляют, подавляют, подавляют, а потом разбегаются или постоянно живут в скандалах. Сформировать базовую систему ценностей, выстроить отношения по пяти уровням обмена и научиться правильно выруливать из конфликтов, правильно коммуницировать друг с другом — и это уже, мне кажется, на очень много процентов сократит вероятность распада пары.

[57:59] Никита Маклахов: Как выглядит типичный конфликт или ссора в вашей семье?

[58:04] Елизавета Бабанова: У нас чаще всего конфликты на тему работы. Когда муж уверен, что нужно делать вот только так, а я уверена, что нужно делать вот только так; и мы здесь можем очень активно подискутировать. Но мы приняли решение, что у каждого из нас есть своя зона ответственности; мы разделили эти зоны ответственности (или зоны влияния их можно назвать) и договорились друг с другом, за кем будет последнее слово в какой зоне. И если за ним последнее слово в маркетинге и управлении, то за мной — во всем креативе, в текстах и контенте программ. И вот у нас конфликты возникают, когда кто-то заходит на чью-то территорию: я ему начинаю рассказывать, как ему что-то изменить в системе управления, а он мне начинает рассказывать, как мне изменить что-то в моем контенте, и тогда мы напоминаем друг другу, что договоренность у нас вообще-то другая.

[59:04] Никита Маклахов: Спустя годы сотрудничества в жизни и в работе насколько хорошей ты считаешь идею строить, развивать бизнес со своими любимым человеком?

[59:12] Елизавета Бабанова: Зависит от человека и от пары, это свойство психики должно быть определенное. Что работает у нас? Работаем в одной команде, но каждый занимается при этом своим делом; 8 часов как минимум он занимается своим делом, а я занимаюсь своим делом. У него офис на втором этаже, у меня офис на первом этаже. Это позволяет нам иметь достаточно дистанции, потому что мы оба интроверты и нам обоим очень нужно свое личное пространство для своей практики и для своей работы. Но при этом мы можем работать в одной комнате часами, мы можем работать в одной квартире, не выходя, наверное, неделями, и нам будет комфортно друг с другом. То есть постоянное присутствие друг друга нас вообще не раздражает, даже более того — нам очень классно. Мы можем просидеть на диване 6 часов, не общаясь друг с другом и занимаясь каждый своим делом, но вот это присутствие друг друга в пространстве нам очень нравится. Ни у него, ни у меня нет при этом желания абстрагироваться друг от друга. А до этого у меня всегда со всеми мужчинами было чувство, что мне прям надо побыть одной, чтобы его в пространстве не было, и только так я восстанавливалась. У нас с Антоном какая-то такая психическая комплиментарность, что это не проблема — это первое. Второе — как я уже сказала, должно быть разделение задач. Вообще у нас много-много вещей, которые работают на нас, которые у нас очень хорошо получаются, начиная с общей духовной практики и понимания, почему мы делаем это дело и почему мы делаем его вместе. У нас очень сильная мотивация внутри этого проекта. И при этом у каждого очень много свободы — вот, наверное, про это тоже стоит сказать. Свобода очень важна, чтобы каждый чувствовал, что даже в общем проекте он может реализовывать свой потенциал так, как ему хочется, так, как ему видится. И важно, когда у другого партнера есть тотальное уважение к этой самореализации. Мы не ругаем друг друга за ошибки, мы говорим: «Окей, мы поддерживаем друга друга». Так было не всегда, особенно с моей стороны. Я научилась осознавать и уважать путь своего партнера и то, что ему нужно прожить так, как ему нужно это прожить. А мне нужно свой рост прожить так, как мне нужно прожить. Вот, например, завтра я ухожу в ретрит и не буду работать вообще 30 дней, и у моего партнера абсолютное принятие этого выбора. Я не уверена, что в любом другом бизнес-партнерстве так легко о таком договориться. Но когда у тебя есть много плоскостей, в которых ты взаимодействуешь с человеком — это и любовь, и отношения, и общая духовная практика, и работа — то понять друг друга гораздо проще. И исходя из этой позиции, мне кажется, вообще нет ничего круче, чем создавать что-то из ничего, служить большому количеству людей с любимым человеком. Нам всегда есть о чем поговорить.

[1:02:46] Никита Маклахов: А что насчет первого этапа, когда Антон только подключился к твоему проекту, при этом не имея никакого опыта работы в сфере инфобизнеса и интернет-маркетинга и имея опыт только врача, а у тебя, наоборот, уже были за плечами успешно реализованные проекты в этой сфере? Каким образом ты смогла не задавить его своим опытом, своим мнением, как позволила ему смочь, успеть развиться и вырасти в этом направлении?

[1:03:13] Елизавета Бабанова: Ты знаешь, здесь, скорее, дело в том, что Антон сделал правильно, потому я все делала неправильно. Я ему пыталась рассказывать, как делать, как не делать — это как раз то, что вообще женщине категорически противопоказано в отношениях. А он просто говорил: «Спасибо, я сам разберусь!» Он вообще очень умный человек, и он сказал: «Ты знаешь, интернет-маркетинг все-таки проще, чем медицина». Всего за несколько месяцев он в этом очень хорошо разобрался и стал делать классные результаты. И опять же, конфликты у нас были в начале наших отношений до тех пор, пока мы не разделили эти зоны влияния. Как только я ушла из управления маркетинга и занялась только творческой стороной, только разработкой программ и написанием текстов, у нас наступила благодать.

[1:04:06] Никита Маклахов: Если тебе комфортно, поделись еще, пожалуйста, примерами практик и ритуалов семейных, которые у вас есть, которые вы совершаете ежедневно и регулярно.

[1:04:15] Елизавета Бабанова: У нас утро начинается у каждого по-своему. Я встаю пораньше, Антон встает попозже. Мы иногда смеемся, что залог наших счастливых отношений — это индивидуальная духовная практика на разных этажах. Потому что я уверена, что счастливые отношения начинаются со счастливого человека. Невозможно за счет своего партнера становиться счастливой. Можно сначала стать счастливой и потом в отношения принести счастье, и тогда эти отношения будут расцветать и питать обоих партнеров. Поэтому с утра каждый из нас занимается напитыванием себя. У меня напитывание — это как раз моя писательская практика, спорт, медитация, дыхательные практики; то, что делает меня очень классной, очень счастливой, готовой отдавать. А он делает свои практики. У него это тоже длинная медитация (он медитирует почти час каждый день), это его духовные тексты (он занимается изучением тибетского языка, и много времени уделяет своей практике с утра). Когда мы встречаемся, мы такие наполненные, что нам просто хочется обменяться любовью и еще напитать, подпитать друг друга именно через отношения. И потом каждый уже идет и занимается своим любимым делом. Иногда у нас случаются вызовы, у него особенно этих вызовов немало, потому что любой бизнес, любое развитие — это ежедневное преодоление каких-то вызовов. У меня, конечно же, свои есть вызовы. А вечером у нас практика, когда мы вместе кушаем и делаем что-то творческое несколько раз в неделю. Вот сейчас мы исследуем музыку — я играю на пианино, он играет на гитаре; и какое-то хотя бы количество времени за неделю мы стараемся что-то вместе творить музыкальное, вообще отвлечься от всего — и от духовной практики, и от работы. И раз в неделю у нас обязательный выезд в небольшое романтическое путешествие; но часто — вернее, последние месяцы — эта романтика превратилась в жесточайшую растяжку на старославянском тренажере Правило, и я это в шутку называю «наши романтические субботы». Но по крайней мере потом мы идем на какой-нибудь романтический ужин, или приезжаем домой, я готовлю, и мы вместе смотрим кино — это мы делаем раз в неделю стабильно. И каждый вечер перед сном — наша любимая практика — мы спрашиваем друг друга, что было самое лучшее за день и какие хорошие семены ты посадила или посадил за этот день, кому ты помогла (в моем случае — кому ты помог), и мы радуемся вместе возможности сделать что-то хорошее для этого мира. Антон обычно меня укладывает и идет дальше работать.

[1:07:20] Никита Маклахов: Классно, мы тоже последнее время — правда, не супругой, а с дочкой — вводим потихонечку эту практику, эту привычку «за что ты хочешь сказать спасибо сегодняшнему дню», и вместе с дочкой пытаемся собрать, что же было хорошего. Хорошо, спасибо за ответ, давай переключимся немножко на другую тему — на тему перемен и на тему основного фактора перемен в твоей жизни, когда ты решила уйти из хедж-фонда и посвятить время поиску себя или своего дела. В твоем случае это была автомобильная авария. Я на самом деле не первый раз слышу — как минимум, наверное, тройку историй точно могу вспомнить, — когда столкновение со смертью конкретно в результате ДТП как-то сподвигло человека на перемены. Сейчас, со своим текущим опытом, знаешь ли ты какие-то другие способы, которые не предполагают близости к смерти и которые могли бы подтолкнуть человека и вывести его на путь героя, на путь перемен? Или пока петух не клюнет, все-таки люди обычно не задумываются?

[1:08:22] Елизавета Бабанова: Это правда, что большинство из нас все-таки меняется благодаря какому-то сильному внешнему стимулу. Вот Антон: он влюбился в девушку, девушка жила в Майами, ему пришлось все оставить в России, переехать в Майами и начать новую жизнь с нуля. И это очень классно, когда ты можешь развиваться за счет желания. У меня случилось немножко по-другому, меня так тюкнули по голове, что я думала, моя жизнь закончилось. И вот это стало главным побуждением менять свою жизнь. Сейчас, когда я чувствую, что где-то мой курс сбивается — или, может быть, не сбивается, но я хочу выйти быстрее на следующий виток, хочу быстрее понять, что будет для меня следующей вершиной реализации моего потенциала — я делаю следующую практику: беру для себя какое-то время, выхожу из всего внешнего общения (социальные сети, работа с командой, работа с клиентами) и остаюсь в таком маленьком-маленьком домике, где только мои самые близкие, где мои учителя, где моя личная практика. И вот в этом домике, когда я перестаю слышать остальные голоса, я начинаю очень хорошо слышать свой собственный голос и голос моего «высшего Я»; и вот уже с ним за ручку очень быстро разбираемся в том, что нужно делать следующим этапом, и уже не надо ждать следующего удара.

[1:10:04] Никита Маклахов: А что тебе помогло в случае с аварией на протяжении долгого времени быть верной своим этим обещаниям, которые ты дала в момент после аварии? Потому что часто я замечаю, что как только пугающий эффект стирается из памяти, вместе с ним стираются и все эти обещания. Как в этом анекдоте, когда человек падает из окна и кричит: «Господи, помоги, я брошу курить, пить!» А потом падает в сугроб и думает: «Ох, чего только не пообещаешь со страху!» За счет чего ты смогла оставаться на протяжении нескольких лет верной своему этому пути, который ты выбрала?

[1:10:39] Елизавета Бабанова: Классный вопрос. Думаю, понимание того, что если я опять не сделаю то, что я должна сделать, я приду опять в эту же точку, то есть меня просто заберут с этого света. Меня вернули в этот мир для того, чтобы я сделала те три вещи, которые я описала в книге. Я понимала, что если я не буду их делать, то мне жизнь не гарантирована, а уж тем более не гарантирована счастливая жизнь. Может быть, я кое-как буду жить, как я жила в своей первой карьере — ходить на успешную работу, зарабатывать много денег, иметь блестящее окружение, но быть внутри абсолютно несчастной. Вот это ощущение, что я больше не хочу жить с огромной зияющей черной дырой в своем сердце, а я хочу сердце, наполненное радостью, благодарностью, любовью и драйвом — вот это то, что меня побуждало не обесценить свое обещание.

[1:11:40] Никита Маклахов: Возвращаясь еще к вопросу о стимуле к переменам — наверное, довольно легко (сравнительно) решиться на перемены, когда все плохо или когда ты столкнулся с чем-то пугающим и задумался вообще о своей жизни. Но, наверное, чуть-чуть — или на порядок — сложнее решиться на эти перемены, когда у тебя в целом все хорошо, когда ты в хорошей компании работаешь, зарабатываешь кучу денег, но при этом, возможно, есть что-то, что тебя терзает. Что бы ты еще придумала кроме аварии, чтобы помочь себе тогдашней уйти, может быть, уволиться из этого прекрасного хедж-фонда и отправиться в какие-то непонятные места, в которых ты после этого побывала?

[1:12:17] Елизавета Бабанова: Ты знаешь, я думаю, ничего не помогло бы мне, вот я должна была дойти до этого эпизода. Потому что было давление внешнего мира, и была история, которую я себе рассказала: «Ты же посмотри, ты всего добилась, ты же реализовала свою американскую мечту, тебе нужно просто немножко больше времени!» Я работала над собой, я же не просто была в этой удручающей ситуации, когда я уже возненавидела эту работу; я же исследовала, не сидела на месте, постоянно перебирала, читала много книг, занималась практиками, медитировала уже тогда. Я понимала, что — окей, мне просто нужно время, и через год-два, может быть, я осознаю, чем я должна заниматься, и вот тогда я перейду на другую работу. А авария мне показала: а ты можешь так всю жизнь.

[1:13:09] Никита Маклахов: То есть ты считаешь, что обычно это не работает? Вариант подкопить денег, почувствовать себя в безопасности и потом решиться — он не наступает, да?

[1:13:17] Елизавета Бабанова: Наступает, у многих людей наступает. Но у меня не наступил. Многие женщины ко мне приходят, когда они тоже наслушались таких историй, и они говорят: «Лиза, я не хочу допустить такого кризиса в своей жизни. Что нам делать сейчас?» И мы садимся и разбираемся с тем, что делать сейчас, как ускорить свое развитие.

[1:13:39] Никита Маклахов: Расскажи, какие у тебя сейчас отношения со смертью? Насколько часто ты о ней задумываешься, как с ней взаимодействуешь, как с ней общаешься?

[1:13:48] Елизавета Бабанова: У меня хорошие отношения со смертью, я о ней думаю каждый день — не знаю, как она обо мне. Мой учитель сказал: «Обними смерть и сделай ее другом, и тогда она сделает твою жизнь более полноценной и более счастливой». Мне эти слова очень глубоко зашли. И когда я понимаю, что сегодняшний день никогда не повторится и эта жизнь никогда не повторится, я спрашиваю себя: «А что самое лучшее я могу сделать в этот день, чтобы а) быть счастливой; б) подарить счастливую жену своему мужу, полюбить его разными способами; в) какую пользу я могу принести этому миру; г) как я могу духовно продвинуться в этом воплощении? Я понимаю, что у меня ограниченное количество времени, и это наполняет мою жизнь гораздо более глубоким смыслом, чем когда я абстрагируюсь от идеи смерти. Она — мой друг.

[1:14:43] Никита Маклахов: По поводу духовного роста. В книге ты описываешь эпизод, когда ты порвала отношения на время с мамой и уехала в провинциальный украинский город жить с каким-то мужчиной. Как ты сейчас воспринимаешь этот период? Это был один из этапов духовного поиска, или это случай, когда духовные поиски пошли не в ту сторону, и это было больше что-то похожее на умопомрачение?

[1:15:04] Елизавета Бабанова: Ты знаешь, я часто себя спрашивала: а могла бы я прожить эти два года по-другому? И мне бы очень хотелось сказать, что могла бы. Я бы могла, может быть, поехать в Москву, ходить на больше тренингов живых, общаться с более интересными людьми или поехать в индийский ашрам. Но случилось так, как случилось, и мне кажется, случилось ровно то, что нужно было для меня, чтобы мне очиститься от всего напускного, что на меня налипло. Потому что впервые в своей жизни я оказалась без влияния своей семьи и даже мамы; без влияния окружения, к которому я привыкла; без капиталистического общества, к которому я привыкла; без денег, без своего статуса; без материальных вещей, к которым я привыкла; без классных ресторанов, без классных тусовок; без моего общества мультимиллионеров; без великолепной музыки, к которой я привыкла в Америке; без очень сильной интеллектуальной стимуляции в разных аспектах жизни. Я осталась очищенная от этого всего. И вот этот маленький провинциальный украинский город и этот человек, который оказался в тот момент рядом со мной, позволили мне сбросить всю мишуру, посмотреть внутрь себя, соединиться с самым истинным источником себя и начать создавать новую жизнь из этого. Я не уверена, что я бы смогла это сделать в Москве в классном окружении или в Индии под руководством классного гуру; я не уверена, что я бы этот чистый контакт с самой собой установила, не оказавшись вот в этих обстоятельствах. И эту роскошь познания себя я ни на что не променяю, поэтому я благодарна этому времени и этому человеку, который прошел со мной этот путь.

[1:16:59] Никита Маклахов: Обычно, когда меня спрашивают, как можно понять, что ты именно занимаешься духовным развитием, а не попал в какую-то секту, я говорю, что один из критериев — это то, что по мере твоего духовного развития должны улучшаться твои отношения и с самим собой, и с другими людьми. Если отношения, наоборот, портятся и прерываются, стоит задуматься. Согласна ли ты с этим критерием, и есть ли у тебя какие-то еще звоночки, по которым ты можешь понять, что «куда-то я не туда приехала, какой-то тренинг не тот», мол, «конечно, конкурсы хорошие и тамада веселый, но что-то мне тут не место»?

[1:17:32] Елизавета Бабанова: Духовность — это понимание, что мы все суть одно и что мы все влияем друг на друга. Я влияю на свое окружение, окружение влияет на меня — эффект бабочки. Это первое. Второе: для меня духовность — это и любовь, и служение, и при этом удержание своей чистоты, согласия со своими самыми высокими aspirations. Как это по-русски?

[1:18:00] Никита Маклахов: Путеводными звездами, эталонами, примерами?

[1:18:02] Елизавета Бабанова: Да, со своим самым чистым нравственным представлением о себе и о том, каким человеком ты можешь быть. И иногда — хотя я даже скажу, чаще всего — первая стадия духовного развития будет давать турбулентность в отношениях, и нельзя сказать, что в этот момент человек не развивается. Потому что вот тогда, когда я очищалась от всего того, что налипло на мою личность, у меня все отношения пострадали. Но можно ли было тогда сказать, что я движусь не туда? Нет, нельзя, потому что иногда этой период твоей собственной детоксикации так пугает твоих близких, что они думают, что у тебя реально поехала крыша. Вот моя мама так думала, она говорила: «Ты стоишь на краю пропасти, я должна тебя оттуда спасти!» Я говорю: «Мама, я крылья обрела, я полетела». А ей казалось, что я падаю вниз. И только ты можешь знать — это твои крылья или это твое падение. И более того, ты не всегда можешь знать в моменте. Ты перелетишь эту пропасть и приземлишься, либо ты реально упадешь плашмя и разобьешь себе лицо, но зато потом ты будешь знать: «Ага, вот что это значило!» И ты уже будешь лучше себя понимать и лучше разбираться в своих целях и в своих ценностях. Но со временем, вот после того, как этот детокс первичный прошел, да, способ измерить духовность — это улучшенные отношения. Другой фактор — что внутри тебя все больше счастья и благодарности к жизни, и все меньше раздражения относительно других людей. Чувство несправедливости, чувство раздражения, чувство гневливости — вот этого всего в правильной духовной практике становится меньше, а любви, изобилия, всякого изобилия и благодарности становится все больше.

[1:20:03] Никита Маклахов: Отлично. Тогда давай переходить постепенно к нашей финальной рубрике «5 в 1». Задам тебе пять коротких вопросов, и первый вопрос про книгу. Помимо своих книг, какие бы еще книги ты могла порекомендовать — или которые ты перечитываешь, или которые ты любишь дарить своим близким людям?

[1:20:20] Елизавета Бабанова: «Две жизни» Конкордии Антаровой.

[1:20:23] Никита Маклахов: Второй вопрос будет про привычку — что-то, что ты делаешь ежедневно и от чего бы точно бы не хотела отказаться.

[1:20:30] Елизавета Бабанова: Медитация.

[1:20:31] Никита Маклахов: Третий пункт про вопрос, который ты или уже, может быть, задаешь, или посоветовала бы задавать людям самим себе, если они хотят что-то о себе больше узнать, к чему-то прийти, к каким-то озарениям, инсайтам, трансформациям.

[1:20:44] Елизавета Бабанова: Чего я действительно хочу? ДЕЙСТВИТЕЛЬНО. ХОЧУ.

[1:20:49] Никита Маклахов: Четвертый пункт про инструмент.

[1:20:52] Елизавета Бабанова: Мое любимое приложение в телефоне — Insight Timer, это приложение для медитации. А, вот еще, с чем я точно не хотела бы расстаться — это с творчеством. Вообще к творческому подходу к разным аспектам в жизни — и в кулинарии, и в писательстве, и в музыке, и в живописи. Творчество — это то, что соединяет нас с божественной энергией в самых высоких и в самых бытовых делах.

[1:21:18] Никита Маклахов: И напоследок пятый пункт про фильм или сериал. Если смотришь что-то, порекомендуй тоже — что на тебя произвело впечатление, что запомнилось, что понравилось?

[1:21:27] Елизавета Бабанова: Я очень люблю женские истории, и мой самый любимый фильм про женскую трансформацию — «Под солнцем Тосканы». А самый любимый сериал про женскую трансформацию (хотя он интересен будет и мужчинам, потому что это совершенно блестящая работа) — «Невероятная миссис Мейзел». Это про комика-женщину, которая в 60-х годах стала делать себе имя вопреки своей еврейской семье, которая была убеждена, что она тотально сошла с ума. А вот она хотела шутить со сцены, и она пошла за своей мечтой.

[1:22:03] Никита Маклахов: Хорошо. На этом рубрика подошла к концу, как и подходит к концу наша с тобой беседа. Спасибо тебе большое за такой продолжительный и открытый искренний диалог. Под конец я обычно оставляю минуточку времени, чтобы гости, в данном случае — ты, могли рассказать о том, где наши слушатели могут тебя найти, повзаимодействовать с тобой, встретиться вживую или виртуально — в общем, куда бы ты их хотела направить, расскажи?

[1:22:28] Елизавета Бабанова: Есть два главных способа со мной провзаимодействовать. Первый — это мой сайт elizavetababanova.com. Там можно подписаться на мою рассылку, чтобы быть в курсе самых последних новостей, часто мы именно в рассылке делимся всем в первую очередь. И второй главный ресурс — это Инстаграм, там также elizavetababanova. Welcome, давайте дружить! Если вы любите читать, то вы можете подписаться на меня в инстаграм, прислать кодовую фразу Лизакниги (одним словом), и моя команда пришлет вам несколько классных списков книг — книги для умных женщин, книги для духовно развивающихся женщин и книги для женщин, которые хотят быть финансово успешными. Вот у меня таких три подборочки, и вы можете получить их в качестве благодарности за прослушивание этого интервью.

[1:23:21] Никита Маклахов: Отлично. Тогда на этом будем прощаться, спасибо тебе, Елизавета, и Антону — за помощь в организации беседы, и до новых встреч! Успехов!

[1:23:29] Елизавета Бабанова: Спасибо большое за внимание, за участие и за великолепные вопросы! Мне было очень интересно с тобой познакомиться и пообщаться.

[1:23:39] Никита Маклахов: Ну что же, дорогие друзья. Большое спасибо вам, что дослушали этот выпуск до конца. И прежде чем попрощаться, давайте вспомним ключевые идеи нашего с Лизой разговора. Моя гостья считает, что многие вещи, которые мы привыкли воспринимать негативно, на самом деле являются прекрасными точками роста. Например, зависть. Вообще, конечно, сравнивать себя с другими не стоит. Лучше соревноваться с самим собой. Но если вы все-таки завидуете кому-то, как порой случается у меня, посмотрите повнимательнее и, возможно, вы сможете заметить в этой ситуации свой нераскрытый потенциал. Ещё одна точка роста — это ошибки, которые мы неизбежно совершаем в своей жизни. Можно ругать себя за них, но гораздо лучше — извлечь из них урок и заставить ошибку работать на себя. Третья точка роста — это страх. Лиза считает, что нужно не пасовать перед новым вызовом, а решиться на действие, убедить себя в том, что вы достойны успеха и хорошенько подготовиться. И тогда жизнь может резко поменяться в лучшую сторону. Кстати, страх часто мешает людям реализовать себя в творчестве, особенно в писательском деле. И здесь моя гостья предлагает сделать выбор: либо бояться и молчать, либо писать и делиться с людьми мыслями, не обращая внимания на собственную уязвимость. Далее мы с Лизой затронули тему кармы и вселенской справедливости. Здесь у Лизы такая точка зрения. Во-первых, всё в мире взаимосвязано и нужно постараться понять причинно-следственные связи. Во-вторых, если проанализировать каждый свой результат и то, что вы сделали, чтобы к нему прийти, можно в дальнейшем научиться получать желаемое гораздо быстрее. И в-третьих, все наши поступки — и хорошие, и плохие — возвращаются к нам бумерангом, поэтому в наших же интересах лучше сеять семена добра, изобилия и счастья. Ну, и напоследок Лиза рассказала о своей семье и о том, как сохранять крепкие отношения в паре. Она считает, что самые крепкие союзы основаны на общих ценностях, умении решать конфликты, а также уважении к самореализации и свободе друг друга. Но самое важное — каждый человек из пары должен быть счастливым сам по себе. И тогда отношения будут расцветать и питать и обоих партнеров. На этом на сегодня всё. Большое спасибо, что продолжаете нас слушать и таким образом даете нам силы для дальнейшей работы. Желаю вам успехов, и до встречи в следующем выпуске!