Бизнес, урбанистика, карьера и счастье. Цитата Эдуарда Тиктинского из выпуска подкаста Будет сделано!

Гость выпуска — Эдуард Тиктинский, предприниматель, девелопер. В 19 лет он начал карьеру в сфере недвижимости в качестве менеджера по маркетингу, а уже через год основал Группу RBI. Сегодня компания возглавляет рейтинги, а состояние Эдуарда Тиктинского исчисляется миллиардами рублей. Учитесь строить жизнь!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK, Overcast

Слушайте, скачивайте, подписывайтесь!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[1:30] Как быстро взлететь по карьерной лестнице? Надо ли торопиться?
[9:47] Деньги или смыслы? Что для людей важнее в работе?
[15:02] Урбанистика Питера: элитные кварталы vs окраина. Каковы тенденции развития города? Как решать проблемы с инфраструктурой и парковками?
[23:45] Что должен делать каждый человек, чтобы в городе было приятно жить?
[28:08] Какие ежедневные практики помогают чувствовать себя счастливее?
[35:27] Что больше всего интересует и вдохновляет Эдуарда в его работе?
[38:42] Что происходит с бизнесами, которые продают себя крупным игрокам?
[43:47] Какие стартапы и стартаперы могут заинтересовать крупного инвестора?
[49:06] Блиц-опрос: ответы на вопросы слушателей подкаста.

В выпуске были упомянуты

1) Илья Варламов — общественный деятель, журналист и предприниматель
2) Северный город vs Ильи Варламова — интеллектуальный поединок блогера и представителя компании RBI
3) Счастливый город — книга Чарльза Монтгомери
4) Живые города — национальная инициатива по комплексному развитию российских городов
5) Алексей Щавелев — преподаватель медитативных практик, рейки, йоги и цигун
6) NoGuru Forum 2018 — проект Филиппа Гузенюка
7) MuzLab — музыка для бизнеса
8) Яндекс Шеф — доставка продуктов с рецептами
9) Бхагавадгита — древнеиндийская религиозно-философская книга
10) Теория U — книга Отто Шармера
11) Сила настоящего — книга Экхарта Толле
12) 7 навыков высокоэффективных людей — книга Стивена Кови
13) Школа будущих лидеров — образовательный проект компании RBI от Эдуарда Тиктинского

Эдуард Тиктинский в Интернете

1) Eduard.Tiktinskiy — профиль в Facebook
2) RBI — инвестиционно-строительная компания Эдуарда Тиктинского

Главные идеи выпуска

1. Чтобы быстро подняться по карьерной лестнице, человек должен относиться к любому делу, как к своему, выкладываться по максимуму, разделять ценности компании, принимать вызовы и проходить проверки в разных ситуациях.
2. Деньгами не заклеить бессмысленность. Какую бы зарплату вы ни платили людям, они не будут делать свою работу хорошо, если не видят в ней смысла.
3. Счастливый город — это сообщество счастливых людей. Каждый человек должен понять, что он в ответе за ту среду, в которой живёт.
4. Светлое будущее ждёт этичные проекты с сильной командой и работающей моделью. Нужен персонализированный сервис и пространство для открытого и свободного творчества сотрудников.
5. Необязательно иметь одного учителя. Можно получить пользу, практикуя глубокое и открытое общение на равных с людьми, у которых похожие ценности.

Практические рекомендации

1. Наблюдайте за своими негативными состояниями и в каждой ситуации выясняйте, что мешает вам в данный момент быть счастливым.
2. Если вы хотите узнать человека получше, поиграйте с ним в любую командную спортивную игру.
3. Не стоит делегировать воспитание детей. Проводите с ними время сами, потому что в простом времяпрепровождении возникает близость, на основе которой формируются долгосрочные отношения.
4. Как можно чаще задавайте себе вопрос: «Что я сейчас чувствую?». Вечером анализируйте эмоциональные моменты прошедшего дня.
5. Чтобы стать счастливее, полезно развивать служение и осознанность.

Понравился выпуск? Послушайте также

Станьте патроном подкаста

Выражаем благодарность за поддержку нашим патронам: Ярославу Лучко, Андрею Васильеву, Виталию Калинке, Вере Кудакиной, Алексею Щербе, Алексею Карцеву, Павлу Сазонову, Андрею Вахтанову, Марие Головко, Денису Махневу, Анастасии Белкиной, Кириллу Афонину, Кириллу Клёцину, Татьяне Шавкера, Ольге Балога, Лие Смекун, Ирине Ананьевой, Александру Гостеву, Павлу Лосеву, Ассету Темирхану, Анатолию Наумову, Анне Волковой, Ольге Иванченко, Алексею Ягуру, Александру Наманюку, Артёму Богомолову, Ивану Афанасову, Александру Баратову, Мише Бондаренко, Анатолию Гаврилову, Артёму Шавину, Александру Сергиенко, Андрею Панасюку, Антону Дедову, Ксении Бородулиной, Павлу Потаповой, Андрею Масленникову, Марии Бесединой, Алексею Михайлову, Евгению Пономарёву, Николаю Чернобаеву, Андрею Завалищеву, Славе Семушину, Алексею Карпову, Владиславу Смирнову, Марине Устиновой, Михаилу Истоминой, Евгению Грицаю, Петру Шарову, Юрию Вронскому, Наталье Куделя, Алексею Романову, Евгению Ковалёву, Екатерине Малофеевой, Юлии Байковой, Денису Полэуктову, Анне Башкировой, Игорю Батракову, Родиону Смирнову, Дарье Горякиной, Алексею Кравченко, Денису Дрекову, Елене и приглашаем вас присоединиться к клубу патронов «Будет сделано!» — сообществу самых преданных и благодарных слушателей подкаста, которые вносят неоценимый вклад в развитие проекта. Кто такие патроны и как стать одним из них, подробно описано на нашей странице в сервисе Patreon.

 

Текстовая версия подкаста с Эдуардом Тикстинским

[00:06] Никита Маклахов: Добрый день, в эфире подкаст от проекта «Будет сделано!» и я, его ведущий, Никита Маклахов. Сегодня у меня в гостях Эдуард Тиктинский — предприниматель и президент строительного холдинга RBI. Эдуард начал карьеру в сфере недвижимости с позиции менеджера по маркетингу. Он очень быстро добрался до должности руководителя, а после этого основал свою компанию. Сейчас холдинг RBI лидирует в рейтингах и собирает награды, а состояние Эдуарда исчисляется миллиардами рублей. Как обычно, мы поговорим о темах, которые близки нашему гостю и связаны с личной эффективностью. Выясним, как взлететь по карьерной лестнице и стоит ли с этим торопиться. Что важнее: деньги или смыслы? Какие практики помогают быть счастливее? И, конечно, мы с Эдуардом обсудим его профильные темы — бизнес, строительство и урбанистику. Узнаем, когда, наконец, в Петербурге перестанут строить эти бесконечные высотки. И, наконец, обсудим, что может сделать каждый человек, чтобы его город стал лучше. Приятного прослушивания! Эдуард, добрый день!

[01:33] Эдуард Тиктинский: Здравствуйте!

[01:34] Никита Маклахов: Спасибо большое, что согласились на беседу. Для начала предлагаю перенестись, я так понимаю, лет на 20 назад, а то и больше, на место вашей первой работы, в рамках которой, как я знаю, вы достигли топ-менеджерской позиции буквально за полгода. Мне очень интересно знать, как это получилось. То есть что нужно делать такого, чтобы человек из рядового менеджера стал одним из руководителей бизнеса?

[02:05] Эдуард Тиктинский: Я думаю, что сейчас это уже невозможно, потому что нам с вами нужно будет перенестись на 26 лет назад, это достаточно большой срок. Те качества, которые помогли это сделать, этого достичь, они важны и сейчас — это отношение к любому делу как к своему с точки зрения неравнодушия, с точки зрения способности выложиться по максимуму. Я думаю, что здравый смысл, интерес, желание выложиться по максимуму тогда помогли сделать такую карьеру, поскольку опыта никакого не было, мне было 19 лет. Но что-то разглядел руководитель агентства по недвижимости, видимо, для него я был достаточно эффективен.

[02:46] Никита Маклахов: Если говорить о вашей текущей компании RBI и о ваших сотрудниках, что нужно делать и каким человеком нужно быть, чтобы преуспеть в вашей компании? Может быть, у вас есть на слуху какие-то истории, когда человек так же взлетал вверх по карьерной лестнице в рамках вашей структуры?

[03:03] Эдуард Тиктинский: Внутри компании люди вверх не взлетают, потому что иначе это было бы свидетельством того, что мы людей сильно недооцениваем на входе. Но люди растут и делают карьеру. Буквально за полчаса до встречи с вами мы закончили разговор с новым заместителем директора по строительству, нашим сотрудником Михаилом, который в компании работает уже больше 10 лет, и который пришел в компанию совсем молодым на стройку, стал руководителем группы проекта, и вот сейчас будет назначен заместителем директора по строительству. Это очень серьезный карьерный рост. Человек шел осознанно, не сказать, чтобы шибко быстро, но если говорить о стройке непосредственно, то, по сути, не так и медленно, потому что под его руководством было реализовано от 2-х до 3-х проектов. Поскольку цикл порядка 4-х лет, вот эти 10-12 лет — это всего 2-3 проекта. Это свидетельствует о том, насколько мы внимательно относимся к тому, чтобы растить и продвигать людей. Человек в компании прошел большой путь с точки зрения различных тренингов и того, насколько хорошо компания знает Михаила. Понятно, что у нас очень сильная корпоративная культура. Та система ценностей, которая в компании присутствует, она отторгает тех людей, которые ей не соответствуют, даже если на этапе отбора, кстати, многоуровневого, руководители ошиблись, и коллеги, взяв человека, даже если человек прошел испытательный срок, и его наставник не разглядел какие-то серьезные недостатки. Поэтому, если говорить о системе ценностей, то Михаил в частности, это полностью наш человек, привержен ценностям группы, проверенный многократно в разных сложных ситуациях, успехах и неудачах. Это просто самый свежий пример. Но еще один такой очень яркий — 25 лет с компанией наш коллега Евгений, который пришел административно менеджером по хозяйству, так это называлось, он был один. Сейчас он директор административно-хозяйственного управления и директор нашей отделочной компании. Количество возможностей, которые появляются в бизнесе за последние годы — увеличивается, и количество вызовов растет. Поэтому здесь очень важно, и мы призываем к этому своих людей, чтобы они принимали или бросали эти вызовы нам, говоря о том, что «я могу чем-то управлять, вы недооцениваете меня, я могу еще делать вот это». Для компании эта культура очень важна, мы ее всячески продвигаем внутри. Для нас очень важны успешные примеры, которые в компании существуют.

[05:27] Никита Маклахов: Эти две истории, которые вы обозначили, они довольно-таки длительные по времени. А как вы относитесь к тому, что много вам говорят о том, что современное поколение, люди поколения Y, Z, миллениалы и так далее, они довольно-таки нетерпеливые, им важно получать результат быстро, в том числе, расти в рамках своей профессии довольно быстро. По крайне мере, потому что через 3-5 лет этих профессий может просто не остаться, на их место придут или роботы, или какие-то другие профессии?

[06:37] Эдуард Тиктинский: Я так не думаю. Я бы не усугублял эту ситуацию. Действительно, какие-то профессии будут исчезать и не в перспективе 3-х лет, а, может быть, 10-20 лет; какие-то будут появляться новые. Я не вижу тех людей, которые работают в RBI как нетерпеливых людей. Скорее, я совсем бы по-другому их охарактеризовал. Мне нравится то поколение людей, которые работают у нас в том, что для них важен смысл. Вот это мне кажется очень важным. В моем представлении — это те люди, которые не будут делать какую-то ерунду, для которых очень важно понимать, зачем они это делают. И это «зачем» — это не для денег. То есть деньги — это гигиенический фактор, должна быть там хорошая конкурентная зарплата, но в этом есть смысл деятельности. Для них очень важен интерес что то, что они делают это интересно, это круто. Для них очень важен смысл деятельности, то есть то, для кого и ради чего они делают, что мы как компания хотим сказать миру, как мы делаем мир лучше. Компания для них отвечает на эти вопросы. Именно поэтому мы столь привлекательны как работодатели и имеем очень низкую текучку людей.

[07:54] Никита Маклахов: Если продолжать разговор о будущем, на ваш взгляд, именно в строительной сфере какие профессии видоизменятся, какие уйдут, а какие придут им на замену?

[08:04] Эдуард Тиктинский: Мы недавно проводили футуристическую сессию в течение 2-х дней, тщательно к ней готовились. Проходила она таким образом, что мы взяли те 10 отраслей или доменов, как мы их назвали. Скорее, это не отрасли, а отрасли и некие явления. Изучили их на предмет того, как отрасль или явление будет выглядеть через 10-20 лет. Дальше мы посмотрели, как в связи с этим мы будем выглядеть, как нам нужно будет меняться как девелоперу для того, чтобы соотноситься с теми изменениями, которые произойдут в мире рядом с нами. Вот эта была очень интересная, вдохновляющая работа. Но там не было истории про то, что дом будут собирать роботы, и это будет быстрее, чем строители. Это не оказалось в фокусе нашего стратегического видения.

[09:03] Никита Маклахов: Вы в принципе не верите в истории про роботов, которые собирают дома?

[09:08] Эдуард Тиктинский: Мы не считаем это важным. Какая разница, кто собирает дома? Это же не связано со сменой парадигмы для девелопмента. Будут роботы собирать, я в это абсолютно верю, просто это не имеет значения. Важно, какой сервис ты оказываешь клиенту, насколько ты способен персонализировать свой сервис, насколько ты способен быть дружественным клиенту, партнеру и сотруднику компании. Вот это мы видим очень критичным — насколько хороший, захватывающий дух продукт ты делаешь. Это мы считаем очень важным и об этом очень много говорим внутри группы.

[09:48] Никита Маклахов: Пару минут назад вы сказали, что считаете зарплату сотрудников скорее не ключевым, а таким гигиеническим фактором. На ваш взгляд, считают ли ваши сотрудники, так же как и вы, на этот счет? Здесь мне хочется вспомнить одно из ваших интервью, где вы говорили о том, что совершили такой быстрый рывок в начале карьеры, потому что у вас был такой очень сильный и анархический инстинкт, что вам хотелось реализоваться, выбраться не то, чтобы из бедности, начать себя обеспечивать. Вот этот именно внутренний мотив, внутреннее побуждение вас как раз толкало вперед делать сначала карьеру, а потом свой бизнес. Как вы считаете, насколько все это сильно, например, в ваших сотрудниках? Повторю вопрос — насколько они сами считают, что зарплата это так, вторично, а первичен смысл?

[10:34] Эдуард Тиктинский: Обратите внимание, я не сказал, что зарплата вторична. Я сказал, что зарплата не драйвит людей. То есть, какую бы ты зарплату людям не платил, если работа для них не интересна, и они не видят ее смысла, то они могут просто мириться с тем, что они делают, но они не будут делать свое дело, свою работу хорошо. Потому что деньгами не заклеить бессмысленность и, не дай бог, негативный эффект на окружающий мир, который ты можешь нести. Поэтому я не принижаю важность зарплаты. Говоря «гигиенический фактор», я не говорю, что это неважно. Для людей деньги очень важны, но это не то, что делает их счастливыми — вот что важно. Я думаю, что для нынешнего поколения людей очень важны смыслы. Сейчас очень много про это пишется в наиболее продвинутых книгах и говорится на самых продвинутых форумах. То, чего не было очевидно 25 лет назад. Мое желание реализоваться в социуме, было связано с моей личной историей, с тем как я жил, с социальной успешностью моих родителей. Я думаю, что эти факторы могут драйвить многих людей, которые стартуют с точки ноль. Это индивидуальные вещи. Дальше человек попадает в ту или иную социальную среду. Наша социальная среда — это среда про смыслы, про вызовы, про интерес, про значимость той работы, которую мы делаем для людей. Мы пытаемся донести это до каждого сотрудника. Я думаю, что для всех нас это важно.

[12:12] Никита Маклахов: Каким именно образом вы помогаете сотрудникам разглядеть интерес и смысл в своей работе?

[12:18] Эдуард Тиктинский: Мы очень открыты с информационной точки зрения, и стремимся сейчас снять еще множество информационных барьеров. То, что является закрытой информацией, в основном, это не столь закрытая информация, сколько то, чем технологически довольно сложно делиться. Но мы, руководители компании стараемся, чтобы любой сотрудник видел большую картину. Поскольку компания девелоперская, интеллектуальная, то есть достаточно легко показать каждому человеку, насколько его вклад ценен. Потому что практически каждый человек принимает те или иные решения, и те или иные решения стоят денег, потом они превращаются в продукт. Люди, все сотрудники на каждый дом любуются, переживают, если есть какие-то недостатки. То есть люди видят свой труд овеществленным в виде тех проектов, которые реализует компания. Люди видят обратную связь по лояльности клиентов, которую мы меряем. Люди чувствуют благодарность своих коллег, потому что они являются заказчиками и подрядчиками в рамках внутреннего взаимодействия. Они кайфуют от качества отношений, которые есть в компании.

[13:38] Никита Маклахов: Мне кажется, это как раз одно из таких ключевых преимуществ и отличие вашего бизнеса от какого-то IT-бизнеса, что результат вашей работы можно лицезреть в реальном мире, можно потрогать, насладиться и воодушевиться им.

[13:52] Эдуард Тиктинский: Да, это очень сильно помогает. Есть там один из таких классических примеров компании в книге. Там такой слоган компании или видение, что «мы помогаем каждому человеку стать лучшей версией себя, а еще мы делаем батуты». Это такая история, когда компания всей этой формулировкой показывает, что то, чем мы занимаемся — неважно. Для нас важно то, что мы делаем. Для нас важно, что мы меняем мир и делаем людей счастливее, помогая им стать собственниками новых благоустроенных квартир с хорошей архитектурой, с благоустройством, с детскими площадками. По сути, это не просто коробка, где живет человек, это среда обитания. Среда обитания — это во многом большая часть жизни человека. Жизнь человека может, так или иначе, разворачиваться в зависимости от того, где он живет.

[14:52] Никита Маклахов: Какой ваш любимый проект из реализованных вашей компанией?

[14:56] Эдуард Тиктинский: Нет такого. Это банальное сравнение с детьми — какой ваш любимый ребенок? Мы все проекты любим.

[15:04] Никита Маклахов: Я тогда переформулирую вопроc: допустим, вы решили приобрести квартиру для своего ребенка в одном из ваших проектов. Какой выбор бы вы сделали?

[15:14] Эдуард Тиктинский: Не получится так.

[15:16] Никита Маклахов: Я знаю про ваше отношение к воспитанию.

[15:19] Эдуард Тиктинский: Я могу сказать, что я живу в «Новой Звезде». Этот проект не значит, что самый любимый, просто это самый люксовый проект компании на сегодняшний день. Сейчас реализуется еще 2 очень элитных проекта — это «Барочная» вместе с «Левашовским хлебозаводом», где будет культурный центр в том числе. И это Крестовский, 4. На сегодня и завтра проект на Песочной «Новая звезда» с большим объемом инфраструктуры, экономией времени, что для меня очень ценно, где ты можешь поплавать в бассейне, позаниматься спортом, спустившись вниз на первый этаж. Просто это лучший проект для меня. Но кто-то из наших клиентов говорит: «Вы не понимаете, возьмите Ultra City, да, там есть Каменный остров, но это не сравнить. У нас там воздух чище, можно гулять. Вы сделали разные уличные спортивные площадки, фруктовый сад, детский сад и школа во дворе». Здесь на вкус и цвет. Мы очень любим «Четыре Горизонта» и «Дом на излучине» за выдающуюся архитектуру этого проекта. Он получил огромное количество наград и признан одним из лучших проектов последних 25 лет, по сути, в современной архитектурной истории города. Перечислять можно все проекты, в каждом есть какая-то изюминка или особенность.

[16:47] Никита Маклахов: Как вы в целом оцениваете то, что сейчас происходит с Петербургом с точки зрения развития города, с точки зрения урбанистики. Я здесь говорю не только про центр, но и про то, что происходит на окраинах — вот эти новые районы, вроде Кудрово и им подобным?

[17:04] Эдуард Тиктинский: Тут перед властями стоят очень непростые вызовы, потому что хотелось бы, чтобы проекты были пониже в этажности, поменьше была бы плотность, побольше зелени и больше инфраструктуры в домах. Но это себестоимость и способность людей платить. Ясно, что платежеспособный спрос, покупательная способность людей невысока. Здесь нужно искать разумный компромисс, во многом его предлагает рынок. Сейчас даже в проектах эконом-класса качество, комфортность среды становится выше. Что уж говорить о проектах комфорт-класса даже «Северного Города», то, по сути, это проекты с начинкой того, что было в RBI бизнес-классе 5-7 лет назад практически все, кроме количества квартир. Может быть, высота потолков, сама квартирография — это уже проекты по начинкам бизнес-класса. Люди голосуют своими деньгами. В целом, я вижу, что у RBI, у «Северного Города» есть свои клиенты, которые готовы платить значительную премию за другое качество жизни. Значит ли это, что все люди готовы платить премию? Конечно, нет. Вот этот компромисс очень тонок. Я думаю, что с точки зрения архитектурного облика можно что-то делать с точки зрения того, чтобы качество архитектурной среды было бы выше. Очень больной вопрос — паркинги, парковки. Потому что люди не покупают в эконом-классе парковочные места даже близко к себестоимости. Получается, либо стоят пустые этажерки, либо застройщик должен строить их в убыток, а маржа проекта очень низкая. В итоге машины стоят, где попало. Но здесь есть надежда на будущее, что в скором времени едва ли люди будут пользоваться машиной как собственностью. Скорее, это будут шеринговые схемы, беспилотные шеринговые схемы, и тогда количество машин в целом уменьшится в городе. Тогда этих парковочных мест, которые были, их будет хватать. Надо работать над плотностью и высотностью. Зачастую можно посадить проект достаточно плотно, сделав его менее высоким, потому что очень важна некая соразмерность проекта человеку. Очень важна социальная инфраструктура, в частности, сады и школы. Сейчас есть такая большая ловушка, когда в какой-то момент этой инфраструктуры не хватало, сейчас те детские сады и школы, которые строятся, они достаются по очереди людям из предыдущего квартала. Возникает какой-то замкнутый круг — каждым следующий детским садом и школой пользуются не люди, которые прямо живут в этом квартале, а предыдущие люди из других кварталов, те, кто заселился раньше. Это очень неудобно. Представляете, как было бы круто, когда дети людей, которые заехали в новостройки, где во дворе есть садик и школа, прямо ходили в этот садик и школу.

[20:27] Никита Маклахов: Получается, что вы не разделяете пессимизма людей вроде блогера Варламова, который считает, что вот эти новые районы с этой огромной этажностью, скажем так, это будущие гетто, потому что люди, у которых есть деньги, поймут, что там жить некомфортно, уедут оттуда. Там останутся только те люди, которые создают криминогенную обстановку.

[20:38] Эдуард Тиктинский: Разница между мной и блогером в том, что я взвешиваю эту ситуацию всегда на предмет того, что делать, и какие рекомендации у меня есть. Я понимаю, что некоторые вещи можно только незначительно улучшить. Потому что при ужесточении нормативов по высотности, плотности, требованиям по озеленениям и парковкам вы получите продукт другой себестоимости. На фоне того дефицита жилья для людей, который есть, у нас еще много людей живет в коммуналках, уровень обеспеченности там квадратными метрами значительно ниже среднеевропейских. Поэтому предложить строить только более дорогое жилье язык не поворачивается. Раскритиковать что-то мы все горазды, это несложно.

[21:25] Никита Маклахов: Если вспоминать Варламова, то у него нет посыла, что можно строить дорогое жилье. Скорее, он упирает на то, что нужно соблюдать некоторые требования — как раз убирать машины из дворов, делать мобильную среду, чтобы она была доступна для всех людей, чтобы не было кучи ступенек до подъезда, чтобы даже инвалиды на колясках могли подниматься. Насколько я знаю, он ориентируется на Запад, просто продвигает западные идеи, чтобы они также воплощались в России, в том числе, в Москве и в Питере.

[21:55] Эдуард Тиктинский: Последнее, что я хочу делать сейчас в нашем разговоре — это дискутировать через вас с блогером, просто это не правильно, я привык с людьми разговаривать напрямую. Более того, именно с Варламовым такая дискуссия у группы RBI была. Это было даже сделано в виде батла, это можно на YouTube найти на нашем канале RBI. Еще раз, когда вы говорите, что нужно убрать машины, — вы должны понимать, куда их убрать. Если вы говорите, чтобы убрать их в паркинги, в этажерки или под землю, — вы должны понимать, что эти этажерки или подземные парковки надо построить. Это очень дорогая история, которая ложится нагрузкой на проект. Я думаю, что в среднем проекты эконом-класса сейчас находятся в нулевой рентабельности, если не в отрицательной. Непонятно, куда еще грузить. Сейчас все перенесут на эскроу-счета, это еще дополнительные расходы порядка 5-7%. Если цена не изменится, рентабельность будет резко отрицательная. Об этом не шибко говорят, потому что не хотят особо пугать людей. Но факт остается фактом, что запаса прочности у отрасли практически никакой нет. Я тоже за все хорошее. Я за то, чтобы не было машин во дворах, чтобы было больше зелени, чтобы были дома с большей инфраструктурой. На наших проектах «Северного города» RBI есть, но это проекты комфорт-класса, где люди платят больше 100 тысяч рублей за квадратный метр.

[23:29] Никита Маклахов: Если сузить немного масштаб до отдельно взятого человека, что может или даже должен делать каждый человек, чтобы город, чтобы среда вокруг него преобразовывалась в лучшую сторону?

[23:43] Эдуард Тиктинский: Это очень хороший вопрос. Я думаю, что мой ответ будет не очень простым, точнее, простым в формулировке, но не простым в реализации. Человек должен стараться быть более счастливым, тогда и город будет меняться. Это такая экосистема, которая очень сильно взаимодействует. Что значит становиться более счастливым? Это развиваться, становиться более осознанным, учиться. Особенно это касается молодого поколения, для них это легче, это более посильно — читать хорошую литературу, слушать классическую музыку; понимать, где есть сильные стороны и недостатки; куда мне развиваться, как мне строить свою жизнь. Счастливый город — это сообщество счастливых людей в первую очередь. Счастливый человек не бросит мусор на улицу, не пнет скамейку и будет совсем по-другому относиться к своему городу, в том числе, с точки зрения волонтерства и какого-то вклада в создание более благоприятной среды. Более активная социальная позиция, что человек хочет от властей, от города. Я недавно прочел книгу, дал на нее рецензию в своем Facebook «Счастливый город». Там очень много про это пишется — какие должны быть пешеходные и велосипедные дорожки, какая должна быть инфраструктура в каждом микрорайоне. По сути, одна из ключевых историй по многим параметрам — это минимизировать время людей в пути из дома на работу и назад. Вот это очень важный элемент, потому что это «порожняк», когда люди проводят много времени в транспорте. Транспорт загрязняет окружающую среду, человек бесполезно тратит свое время. Мало кто читает Достоевского или Махатма Ганди в транспорте. Скорее, тыкают в телефон или просто тупо сидят. Это время жизни, которое занято бессмысленно.

[25:48] Никита Маклахов: Насколько я знаю, над книгой «Счастливые города», про которую вы упомянули, работал Лев Гордон, один из организаторов проекта «Живые города». Расскажите пару слов об этом проекте, о том, в каких вы отношениях состоите, что думаете насчет него, какие у него перспективы?

[26:05] Эдуард Тиктинский: Я мало знаю про проект, мы недавно познакомились со Львом. У нас была очень теплая видео-телефонная беседа, он из Канады, я в Питере. С тех пор поддерживаем связь, планируем в ближайшее время встретиться. Я считаю, что проект очень важен.

[26:24] Никита Маклахов: Скажите пару слов, что это за проект, в чем там основная идея.

[26:29] Эдуард Тиктинский: Оговорюсь, что я неглубоко знаю сам проект. Суть его в том, чтобы создать более благоприятную среду обитания в российских городах. Я уже начал говорить о том, что, с одной стороны, мы идем от человека, и это более сложная и более философская история. А с другой стороны, мы идем от качества самого города, от приличных дорог, озеленения, количества пешеходных дорожек, велосипедных дорожек, от наличия библиотек и культурных центров. Так я себе понимаю. Амбиция в том, чтобы качество российских городов сделать значительно лучше за короткий промежуток времени. Я считаю, что это очень благородные проекты, правильные с точки зрения социальной активности людей. Каждый человек должен понять, что он в ответе за ту среду, в которой он живет. И когда каждый человек почувствует себя ответственным, эта среда начнет меняться. Во что я верю, что политическая история вторична, устройство страны с политической точки зрения и ценности в этом плане поменяются и трансформируются своим чередом, когда изменится социальная позиция людей, которые начнут обустраивать свою страну, свои города; чувствовать, что они в ответе за то, что происходит с их жизнью.

[27:57] Никита Маклахов: Чуть раньше высказали, что одна из задач человека для развития города — это становиться счастливее на ежедневной основе. Расскажите о себе, что вы практикуете, что вы делаете день ото дня, чтобы культивировать в себе счастье.

[28:09] Эдуард Тиктинский: Для меня очень важны такие слова как «осознанность» и «служение», поэтому я стараюсь наращивать свою осознанность. Я делаю это через энергетические практики, которые делаю каждое утро и каждый вечер — это медитация, разные йогические практики, пранаямы. Это получение обратной связи от других людей, которые для меня важны, это благодарность за критику. Под осознанностью я понимаю ощущение своих состояний: сейчас мне стало обидно или что-то меня раздражает. Я каждый раз пытаюсь понять, с чем это связано, какова причина этого раздражителя; что во мне проявляется, на что я реагирую, так или иначе. То есть что мешает моему счастью в каждый конкретный момент времени, что мешает моему хорошему состоянию. Служение — это второе очень важное слово, потому что материальные потребности насыщаемые. У меня они полностью и давно закрыты. Смысл моей деятельности связан с тем, чтобы делать этот мир лучше. Когда появляется тот или иной коммерческий проект, где люди проявляют себя с лучшей стороны, то для меня самое важное здесь то, как меняются люди в процессе реализации этого проекта, нежели сам проект. Я убедился на своем опыте, что при фокусе внимания на развитие человека, на развитие личности и сущности человека, а не его профессиональных навыков, человек способен меняться, и это огромная радость. И те социальные проекты, которые появляются, сейчас любимый проект «Школа будущих лидеров» — это та школа, куда мы берем десятиклассников, отбираем их и обучаем по ряду блоков. Это независимость мышления, лидерство, искусство публичных выступлений.

[30:10] Никита Маклахов: Это именно ваш проект группы RBI?

[30:13] Эдуард Тиктинский:Да, это проект группы RBI. Мы все под большим впечатлением от этих ребят, с которыми мы работаем. Это очень яркие, талантливые ребята. Я бы сказал, что они лучше, чем мы. Мы видим перспективу в неком клубе, где есть некое такое сообщество, которое могло бы делать город и страну лучше.

[30:36] Никита Маклахов: Расскажите несколько слов про свои практики. Вы упомянули медитацию, энергетические практики. Занимаетесь вы ими полностью сами или у вас есть какие-то учителя? Расскажите, что это за практики, в какой традиции вы занимаетесь медитацией, в какой традиции занимаетесь йогой?

[30:53] Эдуард Тиктинский: Я занимаюсь ежедневно сам, но есть близкий для меня и для компании человек Алексей Щевелев, который многие из этих практик привил для ряда сотрудников компании, для меня. Это, например, Рейки. Мы с ним выезжаем на какие-то ретриты, где более плотно целыми днями занимаемся разными практиками. Не столь важно, как это называется, потому что тут у каждого свой путь. Когда человек чувствует зов к тому, что ему необходимо двигаться в эту сторону, то появляются правильные книги и правильные учителя. Как говорил Рамана Махарши: «Проблема всегда с учениками, а не с учителями. Учителя всегда есть». Медитационные практики — это дзогчен, естественное состояние сознания, разные пранаямы. Уже много практик у меня за плечами. Я занимался Тай Чи порядка 5 лет, занимался очень плотно Цигун 3 года на ежедневной основе. Теперь это микс разных практик.

[31:58] Никита Маклахов: Помимо Алексея, кого еще в своей жизни вы можете считать своими учителями на разных этапах жизни не только в плане практик, но и в плане отношений к жизни, философии? Какие ключевые уроки вы вынесли из общения с ними?

[32:15] Эдуард Тиктинский: Не могу назвать, потому что это не очень публичные люди. Я бы сказал, что так складывается моя жизнь, что у меня нет учителя, с которым шел по жизни. Это, скорее, взаимные коучинги, такое общение на равных. Интересная история, которую делает Филипп Гузенюк NoGuru Forum, когда есть поездки, мы едем и общаемся себе с подобными людьми со сходными ценностями. Нет человека, который выступает со сцены и что-то вещает, а есть такое очень глубокое и открытое общение. По сути, я сейчас черпаю вдохновение в части личностного развития, в части идей в таких взаимных коучингах, когда мы, общаясь с ребятами, талантливыми предпринимателями, обмениваемся скорее не идеями, а своими переживаниями от того, как идет наша жизнь, с какими вызовами сталкиваемся, как отвечаем на эти вызовы.

[35:30] Никита Маклахов: Расскажите, что сейчас на данный момент времени является наиболее интересным и захватывающим в вашей работе.

[35:36] Эдуард Тиктинский: RBI очень активно развивается. По сути, мы трансформируемся в экосистему, то есть в структуру, когда кроме ядра бизнеса, девелопмента появляется ряд дочерних компаний, которые с одной стороны делают бизнес ядра более эффективным, а с другой стороны развиваются сами как такие отдельные структуры, работая, в том числе, и на внешний рынок. Изменилось видение группы, делается новая стратегия, и очень серьезно трансформируется корпоративная культура. Пожалуй, трансформация корпоративной культуры для меня это самое интересное в том, что сейчас происходит в RBI. Мы делаем шаги в сторону радикального повышения честности, эмпатии, более глубокого понимания мотивов поведения друг друга, учета эмоций другого человека. Я верю в то, что персональный сервис, конкурентоспособность компании связана с уникальной корпоративной культурой, когда людям не приходится постоянно находиться в каких-то ролях — все время заглядывать в рот начальнику или смотреть, как бы ни прилетела справа или слева какая-нибудь плюха, все время находиться в некой защитной реакции. Я верю, что открытое и свободное творчество приносит значительно более эффективные результаты. Не говоря уже о том, что такая культура самоценна, потому что она делает людей более счастливыми, что является отдельной очень значимой моей задачей.

[37:16] Никита Маклахов: Если брать именно вашу работу и вашу деятельность, какие задачи, какие проекты вас больше всего интересуют?

[37:23] Эдуард Тиктинский: Проект «Развитие корпоративной культуры» — это то, драйвером чего могу выступить в значимой части только я. Потому что для поддержки такого рода изменений нужна власть. Чтобы в какой-то части отказаться от власти, нужна власть — в этом есть такой парадокс. Стратегическая работа, разные обсуждения будущего — это то, от чего захватывает дух. Это очень интересная история модернизации продукта — создание проектов, от которых захватывает дух, поиск решений, как на том или ином земельном участке создать продукт с более высокой добавленной стоимостью, с более хорошей премией. Это очень интересные задачи. Участие как ментор, как коуч-бизнеса группы в одном из сторонних бизнесов — Muzlab, стриминговый музыкальный сервис. Одно из моих достижений в этой части, что я не занимаюсь тем, что мне не нравится. Я люблю то, что делаю всей душой утром, вечером и днем; что бы я ни делал из того, что я оставил для себя, как свой функционал, мне все очень близко.

[38:42] Никита Маклахов: Вы упомянули сервис Muzlab, вы там являетесь сейчас инвестором? Насколько я знаю, вы также были инвестором «Партии Еды», которая была куплена Яндексом. Вы как инвестор этому, наверное, рады. А как вы как человек смотрите на идею того, что крупные компании поглощают маленькие компании, по сути, разрастаются до таких обезличенных гигантов? Я поясню, что я имею в виду. Когда я говорю про «Партию Еды», у меня есть какая-то картинка, какой-то бренд. Если про «Яндекс. Еду», я сразу вижу просто винтик в огромной машине. Как вы относитесь к тому, что происходит с проектами после того, как их покупают крупные компании?

[39:27] Эдуард Тиктинский: «Партия Еды» стала «Яндекс. Шефом». Я никак не отношусь к этому, потому что, в частности, Foodtech — это большая игра. Если спросить меня: «Хотел ли я продавать?», — я лично продавать не хотел, и в деньгах не ограничен. Мне было бы интересно это путешествие вместе с ребятами по развитию «Партии Еды» и выращиванию. Я не боялся конкуренции с Яндексом или еще с кем-то. Но правда состоит в двух вещах, что для управляющих и для всех партнеров, сотрудничество с Яндексом было очень большой и высокой мотивацией; для меня в меньшей степени сама сделка с финансовой точки зрения была очень желаема. У меня нет претензий к финансовой стороне сделки, она хороша, я многократно окупил свои вложения, но я бы считал, что перспективы развиваться с моим участием еще были. Другое дело, Яндекс сказал, что не хочет никаких других инвесторов, они сами этот инвестор. Меня, скорее, смущает не обезличенность сервисов, потому что качество и персональность сервиса заключается в команде. И пока там действующая команда учредителей, которая будет там еще пару лет, они будут болеть за качество, сервис персонализированный будет развиваться. Дальше сказать сложно. Другое дело, что меня смущает в моделях, и почему практически невозможно конкурировать с очень большими компаниями в этой части, что они практически все убыточные очень много лет. Эта история мне как предпринимателю очень не близка, когда выстраиваются бюджеты и планы на 5 лет вперед у каких-то компаний, где прибыль и не предполагается.

[41:33] Никита Маклахов: По сути, это форма демпинга на рынке?

[41:37] Эдуард Тиктинский: Это такая форма захвата рынка, роста оборота, как я понимаю, с некими планами или надеждами на то, что потом как-то переформатируют рынок, как-то соберут разные кусочки так, чтобы это стало эффективным. На таком рынке независимым компаниям крайне тяжело, потому что, говоря, например, о «Партии Еды», едва ли действующие собственники стали бы поддерживать убыточность компании на 5 лет вперед. Я не знаю их бюджета сейчас, чтобы было точно понятно, будет или не будет этот бизнес сейчас убыточным, это конфиденциальная закрытая информация. Но в целом я знаю о таких больших проектах и больших компаниях в технологических областях, что очень много длинных и убыточных историй. Есть какие-то чудесные события, когда через какое-то время что-то вдруг взлетело и стало прибыльным, но забывается то, что умерло и никуда не взлетело. Я сторонник более высоко прогнозируемой модели, когда мы понимаем, что есть этап стартапа, когда бизнес развивается, но мы видим юнит-экономику. То есть мы понимаем, насколько юнит-экономика привлекательна, и на каком объеме наши накладные расходы начинают покрываться той прибылью, которую приносит юнит-экономика, исходя из достигнутого масштаба бизнеса. Дальше мы развиваемся во многом органически, когда мы реинвестируем свою прибыль, но мы не продолжаем. Если взять, например, HelloFresh или Blue Apron — это сервисы аналогичные. Поскольку там компании публичные, там мы видим отчетность, они устойчиво убыточные, и там палятся огромные деньги на маркетинг. Вот такие истории мне не очень близки.

[43:33] Никита Маклахов: Если говорить о вас как об инвесторе, каким должен быть человек или каким должен быть проект, чтобы он вас заинтересовал, вам понравился, и вы захотели в него вложиться?

[43:45] Эдуард Тиктинский: Я сейчас смотрю проекты максимально связанные с девелопментом, потому что я стал размышлять и думать о том, что зачем я трачу время, энергии и силы на проекты, на которые нет смысла тратить время, энергию и силу; на проекты, которые по масштабу не сопоставимы с бизнесом RBI и ему не помогают. Поэтому основной фокус моего внимания и поиска направлен на то, чтобы найти партнеров в бизнесах, которые находятся рядом с RBI. Например, начиная от простых вещей — у нас сейчас свое агентство по недвижимости, мы ищем, как усилить эту деятельность. Внутри группы у нас своя проектная компания DC, где половина принадлежит мне, половина управляющим партнерам. У нас своя компания по технической эксплуатации, компания по управлению нашими апартами для наших клиентов. Например, как только мы сказали клиентам изначально, что мы будем строить апарты, и мы им подберем какую-нибудь управляющую компанию, они сказали: «Вы что, с ума сошли что ли? Мы работаем с вами, сами управляйте. Мы привыкли к вашему уровню сервиса, пожалуйста, по всей цепочке его обеспечивайте». Как только у нас появилась своя управляющая компания, то в наших первых апарт-проектах на 5-10 тысяч рублей с метра увеличилась цена продаж. Вот что я понимаю под синергией. Может быть, сама компания небольшая, она никогда не будет очень большой и доходной, но на основной бизнес она оказывает очень серьезное влияние так же, как и наша проектная компания — она оптимизирует проектные решения, ускоряет коммуникацию, помогает создавать там внутренние BIM-стандарты и оптимизировать себестоимость. Сейчас мы ищем такого партнера в генподряде. Например, мы ищем компанию людей, которые понимают, как работать более современно, более правильно, чем сейчас работает основное количество подрядчиков. Мы ищем еще то, не знаю что, что помогло бы нашей девелоперской деятельности становиться более эффективной. Но если в целом рассуждать о том, что бы я искал, на какие проекты смотрю — во-первых, это должна быть сильная команда, то есть я должен верить в людей. Она должна быть этичная и сильная. Когда я говорю «команда», это может быть даже один человек, потому что когда мы говорим о стартапе, здесь нет иллюзий, это очень маленькая группа людей. Это должна быть работающая модель, а не идея, что мы всех порвем, когда-нибудь что-то сделаем. Это не мой профиль, мне нужна работающая бизнес-модель со спросом, пусть она будет небольшая. Мне нужно понимать, что рынок достаточно свободен, чтобы вырастить эту бизнес-модель в одну из лидирующих в России. Мне нужно видеть западные аналоги, чтобы я понимал, как это работает там. Чтобы мне не рассказывали, что «вот мы придумали новую рыночную нишу, мы сделаем что-то такое, чего еще никто не сделал». У меня нет фонда, нет аналитиков, мне некогда рассматривать некие абстрактные гипотетические ситуации с тем, что может случиться, но вероятность этого одна миллионная процента. Мне просто это не интересно.

[47:14] Никита Маклахов: Какие 2-3 вопроса вы задаете людям или задали бы человеку, чтобы лучше его узнать или при первом знакомстве составить о нем первое впечатление?

[47:22] Эдуард Тиктинский: Наверное, умение общаться с людьми, чувствовать людей — это моя сильная сторона. Поэтому тут вообще не про вопросы. Я не верю и призываю слушателей не верить, что есть какие-то вопросы, которые помогут хорошо узнать человека. Есть жизненный опыт, есть ощущение от человека, есть его энергия, его энергетика — как он себя ведет, как держится. Хорошо, когда ты можешь с человеком поиграть в футбол — вот это история классная. Ты видишь, как человек себя ведет, как он себя чувствует в ситуациях конкуренции; в ситуациях, когда есть разные мнения — было ли нарушение правил или нет, когда команда подсела и надо вести ее вперед. Вот здесь личность человека хорошо проявляется. Футбол или любая спортивная игра — это такой маленький слепок жизни.

[48:17] Никита Маклахов: Это ваше качество, этот ваш навык хорошо чувствовать и понимать людей, он врожденный или вы его каким-то образом целенаправленно развивали, культивировали в себе?

[48:25] Эдуард Тиктинский: Я думаю, что это комбинация факторов. Но в любом случае, если человек направлен на познание самого себя, если он знакомится с самим собой через энергетические практики, через понимание своих состояний, то он начинает лучше разбираться в других людях. То есть, лучше понимая себя, ты лучше понимаешь других людей.

[48:49] Никита Маклахов: Еще хотел бы задать несколько вопросов от слушателей. Антон спрашивает: «Что бы вы стали делать, и какой был ваш первый шаг, если бы завтра потеряли все, что имеете, в том числе, знакомых и друзей?».

[49:02] Эдуард Тиктинский: Я очень доверяю миру, я человек верующий. Поэтому я верю, что бы со мной ни происходило — это для чего-то надо. Поэтому в первую очередь я бы стал искать ответ на вопрос: для чего со мной это произошло? Навскидку — точно не для того, чтобы я снова начинал сначала выстраивать свою бизнес-карьеру или карьеру менеджера, или еще что-то. Тут очень много нюансов, это такой немного провокационный абстрактный вопрос. Он же связан и с моей семьей. Если представить, что моя семья полностью обеспечена, но по какой-то причине я оказался вне рамок всего, то, может быть, больше бы шел в сторону медитации и практики. Я бы больше ушел в себя, счел, что это какой-то знак для меня для большей возможности погрузиться в самого себя и в разные практики.

[50:07] Никита Маклахов: Когда вы говорите, что вы верующий человек, вы имеете в виду какую-то конкретную религию?

[50:12] Эдуард Тиктинский: Это точно не религия. Я не религиозный человек, а верующий. Я верю в то, что условный Бог или Высшая сила создали нас по образу и подобию Своему, как мы понимаем образ и подобие Бога, и наделил нас свободой воли. Соответственно, я верю, что внутри, то и снаружи. Как мы относимся к другим, к жизни, что мы думаем, каковы наши мысли и наши поступки — так мы и живем. Поэтому я верю, что мы отвечаем за свою жизнь. Это сложно, потому что ты не можешь сослаться на то, что повезло или не повезло. Это легко, потому что понимаешь, что ты полностью отвечаешь за то, что с тобой происходит, ничто не происходит случайно. Каждое событие — это какой-то знак. Если ты не понимаешь его значение, то надо просто постараться понять.

[51:04] Никита Маклахов: Алексей спрашивает: «Какие моменты в своей жизни вы сейчас цените больше всего?».

[51:10] Эдуард Тиктинский: Я еще раз скажу, что люблю все, что делаю. Я не сравниваю эти моменты. Я очень люблю общаться со своими детьми. Для меня большая история общения с моим старшим сыном. Я очень ценю общение со своей женой — это постоянно какие-то новые грани, которые мы открываем в нашем общении. Я люблю общаться с сотрудниками и руководителями компаний, потому что мы тоже идем в более глубокие отношения, более открытые, более честные. Мне очень нравится общение с партнерами по бизнесам, где я являюсь инвестором. Я люблю свои медитативные практики, мне не хватает покоя и тишины. Выезды, ретриты, чтение книг, игра в футбол, общение с друзьями — я очень люблю то, что делаю.

[52:06] Никита Маклахов: Легко ли другому человеку вас разочаровать? Даете ли вы второй шанс, если вас человек в какой-то степени разочаровал?

[52:14] Эдуард Тиктинский: Разочарование — это обманутые ожидания. Вообще я стараюсь минимально строить какие-то ожидания, наверное, вот это важное правило. Конечно, то, что касается близких людей, с которыми ты много времени проводишь вместе в работе, в дружбе, в семейной жизни, то случаются разные мини-разочарования. Я всегда даю шанс. Я не сталкивался с каким-то явным негодяйством. Были какие-то истории давно в компании, даже сейчас к ним не хочу возвращаться, потому что, мне кажется, что очень важно то, как ты относишься к миру, так и мир относится к тебе. Поэтому любые события — это какие-то знаки, из них нужно делать выводы. Людям нужно всегда давать второй шанс.

[53:10] Никита Маклахов: На ваш взгляд, что главное в воспитании детей?

[53:13] Эдуард Тиктинский: Поделиться тем миром, в котором мы живем. Это единственное, что мы можем дать своему ребенку. Мы можем ему рассказывать все, что угодно, но он берет лишь то, как мы на самом деле живем, то какие мы настоящие — вот это он берет. И если мы чем-то недовольны, то надо воспитывать себя и смотреть вглубь себя, чего я делаю не так.

[53:35] Никита Маклахов: В каком месте или в какой обстановке к вам приходят лучшие идеи, чаще всего приходит вдохновение, появляются какие-то прорывные решения?

[53:43] Эдуард Тиктинский: Здесь важно не место, а общение. Я не тот человек, который сам продуцирует какие-то идеи из ничего. Мне нужно общение, мне нужна обратная связь. Я, скорее, силен в том, что мне можно сказать пару слов, и я цепляюсь за какую-то идею и чувствую, взлетит она или нет. Я их черпаю в диалоге.

[54:05] Никита Маклахов: Как вы определяете итог дня, когда вечером в ретроспективе смотрите на него, как оцениваете: хорошо он прошел или не очень удачно?

[54:16] Эдуард Тиктинский: Я не смотрю в ретроспективе, не перебираю события, не проживаю его в обратную сторону. Я ориентируюсь на свое внутреннее состояние. Если где-то есть какие-то неудачи, то они остались какими-то эмоциональными отметинами. И если такие эмоциональные зазубрины, я как раз разбираю: что я почувствовал, почему это почувствовал? Вот таким образом.

[54:38] Никита Маклахов: Есть ли какое-то, возможно, стойкое убеждение, которое поменялось в вашей жизни за последнее время?

[54:46] Эдуард Тиктинский: Сказать, чтобы поменялось за последнее время, наверное, нет. Пожалуй, одно убеждение достаточно давно поменялось, оно связано с воспитанием детей. Это убеждение связано с тем, что ты не можешь никому делегировать воспитание детей — ни гувернерам, ни няням, потому что это так не работает. Убеждение в том, что надо проводить время со своими детьми, возить их куда-то, несмотря на то, что есть водители. Потому что в таком простом совместном времяпрепровождении, в поездках возникает та общность, та близость, которая создает такие долгосрочные близкие отношения. Второе, у меня на глазах меняются люди, в том числе, руководители компаний. Моя вера в то, что люди могут меняться, сильно укрепляется.

[55:38] Никита Маклахов: Есть ли какая-то книга, которую вы чаще других перечитываете сами или чаще других дарите другим людям?

[55:45] Эдуард Тиктинский: Пожалуй, нет, потому что я книжник, все время читаю. Каждый раз это какая-то новая книга, которая меня вдохновляет. Но когда я веду какие-то коуч-сессии, если меня просят посоветовать какие-то книги, то это сильно зависит от человека, я беру какие-то базовые книги, типа «Сила настоящего» Экхарта Толле, «Семь навыков высокоэффективных людей» Кови. Стараюсь эти рекомендации привязывать к человеку, это очень важно. Такая фундаментальная книга, которую я недавно закончил — это «Бхагавадгита» с комментариями Йогананды, это 1200 страниц, такая очень крутая книга, которая отвечает на все вопросы бытия. Сейчас я читаю Шармера «Теория U». Пару книг по платформам, у меня лежит в очереди и книга по Аюрведическому питанию. В общем, все время книги стоят в очереди.

[56:50] Никита Маклахов: Есть ли какой-то вопрос, который вы задаете сами себе на регулярной основе, который бы рекомендовали задавать другим?

[56:58] Эдуард Тиктинский: Я не задаю в явном виде. Но это такой вопрос — присутствует ли у меня этот мой внутренний наблюдатель, чувствую ли я, что происходит со мной в каждый момент времени?

[57:12] Никита Маклахов: Эдуард, спасибо вам за беседу. Предлагаю тогда на этом заканчивать и прощаться.

[57:17] Эдуард Тиктинский: Вам спасибо за интересные вопросы. До свидания.

[57:22] Никита Маклахов: Вот таким получился наш разговор с Эдуардом Тиктинским. Надеюсь, что этот час вы провели с пользой, а мне остается только подвести итоги. Мы начали беседу с советов, которые помогут сделать карьеру. Эдуард говорит, что для этого нужно относиться к любому делу как к своему, не быть равнодушным и выкладываться по максимуму. И все же на быстрый взлет не стоит особенно рассчитывать, потому что человек должен пройти проверку временем и разными ситуациями. Продвигаться будет тот, кто разделяет ценности компании, умеет принимать вызовы и видеть в своей работе смысл, а не только источник дохода. Эдуард считает, что современным молодым людям особенно важны смыслы. Поэтому компания обязана всеми способами передавать и показывать их своим сотрудникам. Как это делать? Например, с помощью открытого обмена информацией, обратной связи от клиентов и коллег. Здорово, если сотрудники могут увидеть и «пощупать» результаты своего труда. Продолжая тему, мой гость рассказал, какие стартапы могут рассчитывать на светлое будущее. У такого проекта должны быть: сильная команда, этичные принципы работы, персонализированный сервис и крепкая корпоративная культура. Обязательно нужна работающая модель с высоким спросом, а не просто амбиция или идея фикс. Важно, чтобы рынок был достаточно свободен, чтобы можно было серьезно вырасти. И очень желательно иметь перед глазами западные аналоги, чтобы наглядно видеть путь развития своего проекта. Также мы с Эдуардом обсудили темы, связанные со строительством и, в целом, с благополучием города и его жителей. Здесь все довольно сложно, но главная идея простая: чтобы города менялись к лучшему, нужно не ждать чего-то от политиков, но и действовать самому — развиваться, занимать активную социальную позицию и стараться быть счастливее. И тогда внутренние изменения потянут за собой внешние, впрочем, как и всегда. Пожалуй, на этом я поставлю точку в резюме и попрощаюсь с вами до следующего выпуска. Спасибо, что слушаете подкаст, и до новых встреч!