Как стать проводником перемен? Цитата Натальи Бабаевой из выпуска подкаста Будет сделано!

Гостья выпуска — Наталья Бабаева, консультант по чендж-маркетингу, блогер и основатель Школы ченджеров. Она училась в Калифорнийском университете в Беркли, пять лет проработала в издательстве МИФ, а потом уволилась и отправилась в свободное плавание. Узнаем, как поймать ветер перемен!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK

Слушайте, скачивайте, подписывайтесь!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[01:00] Работа директора по развитию в издательстве МИФ. Личный опыт Натальи Бабаевой.
[07:51] Как быстро сделать карьеру? Кто такие ранеры и ченджеры?
[10:57] Что вынуждает увольняться с любимой работы? Как этого не допустить?
[15:49] Как пройти обучение в США? Чему и как учат зарубежные преподаватели?
[30:00] Путешествие в Южную Америку: какой опыт Наталья Бабаева привезла из поездки?
[35:08] Принцип «тупых вопросов» и ошибки начинающего стартапера.
[39:46] Начало пути фрилансера. Какие будут кризисы и приятные сюрпризы?
[53:09] Лайфхаки удалённой работы: стена для записей, календарь и кое-что ещё.
[57:05] Как приучить ребёнка чистить зубы? Чем хороши и плохи достигаторы?
[71:46] Рекомендации в рубрике «Пять в одном»: книга, сервис, привычка, вопрос, фильм.

В выпуске были упомянуты

1) Я такой как все — книга Олега Тинькова
2) TOEFL — тест на знание английского языка
3) Berkeley — калифорнийский университет в Беркли
4) Сила зарубок — пост Натальи Бабаевой о достигаторах
5) Общаться с ребенком. Как? — книга Юлии Гиппенрейтер

Наталья Бабаева в Интернете

1) natalia.babaeva — профиль в Facebook
2) nbabaeva — блог Натальи Бабаевой на платформе Medium

Рубрика «Пять в одном»

1) Книги — Синити Судзуки «Взращённые с любовью» и Александр Гольденвейзер «Лев Толстой. Воспоминания»
2) Привычка — писать в блог
3) Инструмент — Apple Watch
4) Вопрос — Что я принесу?
5) Фильм — Меланхолия

Результаты конкурса «Книга за отзыв»

1) Мария Попова выиграла книгу Майкла Микалко «Рисовый штурм»
2) Александр Галимшин выиграл книгу Майкла Бреуса «Всегда вовремя»

Понравился выпуск? Послушайте также

Спонсор выпуска

Благодарим за помощь в работе над выпуском компанию Cross — одного из крупнейших мировых производителей пишущих инструментов. В коллекции представлены шариковые, роллерные и перьевые ручки, а также стилусы и механические карандаши. Каждая модель — это долговечный и эффектный презент премиум-класса. Зайдите на сайт эксклюзивного дистрибьютора Cross в России и получите скидку 10% на любой заказ по промокоду — WBD2018.

Текстовая версия подкаста с Натальей Бабаевой

[00:10] Никита Маклахов: Добрый день! В эфире подкаст от проекта «Будет сделано!» — программа для тех, кто хочет больше за меньшее время, а также жить и работать без стресса. Я её ведущий Никита Маклахов. Сегодня у нас в гостях Наталья Бабаева — консультант по чендж-маркетингу, блогер и основатель Школы ченджеров. Мы поговорим о том, как молниеносно взлететь по карьерной лестнице. Кто такие раннеры и ченджеры, и чем они друг от друга отличаются. Какая причина может побудить человека уйти из отличной компании с руководящей должности. Стоит ли отказываться от покупки новой квартиры ради нескольких месяцев обучения за рубежом. Что такое достигаторы, и чем они могут помочь при внедрении привычек. Наталья, привет!

[00:59] Наталья Бабаева: Привет.

[01:00] Никита Маклахов: Давай начнём с такого момента. Я успел изучить твою биографию — ты долгое время работала в МИФ и доросла до должности директора по развитию, если не ошибаюсь. Ноты всё равно предпочитаешь представляться непонятными терминами, вроде чендж-маркетинг консультант, основатель Школы ченджеров. Почему и зачем так? Почему ты не говоришь о том, что была таким крутым спецом в МИФе?

[01:27] Наталья Бабаева: Сразу за живое. Дело в том, что я сейчас в переходном периоде. Я ушла из МИФа в мае прошлого года, и сейчас я в состоянии, когда я всё ещё ищу свой путь. И когда меня спрашивают, просят написать какую-то вводную про себя, для меня это всегда сейчас проблема. Я всегда всё пишу по-новому, потому что я нахожусь в состоянии трансформации. В тоже время совершенно точно понимаю, что МИФ — это прошлое, я не хочу там сильно застревать. Представь, я представлялась бы: «бывший директор по развитию МИФа», как будто бы я там лучшая была в прошлом. Я точно знаю — то, что сейчас со мной происходит гораздо круче, чем было, и поэтому так я представляться не хочу.

[02:23] Никита Маклахов: Если ты не против, давай всё-таки окунемся немножко в твоё прошлое. Расскажи, как выглядела твоя работа в МИФе? Как выглядел карьерный путь, как ты туда вообще попала и каким образом доросла до этой должности — директор по развитию?

[02:35] Наталья Бабаева: Я работала в Яндексе копирайтером. Потом я поняла, что хочу идти в маркетинг, много читала, поехала поучиться маркетингу в Беркли. После этого я приехала и очень долго была в каком-то похожем состоянии самоопределения. Мне подвернулась вакансия менеджера. Я даже не помню, что это была за вакансия, с неё я перешла в МИФ, на неё я не подошла. Но зато пообщалась тогда ещё с Михаилом Ивановым, с Дмитрием Утробиным, который потом был моим руководителем. И мы поняли, что есть какая-то вакансия, которую мы ещё сами не можем обозвать — что-то про интернет-маркетинг. В общем, я создавала очень многие вещи с нуля, и потом постепенно забирали IT в разработку, внутрь компании, расширяли её, появлялись менеджеры, появлялись дизайнеры именно на веб. И всё это превратилось в отдел больше 20 человек, которым я руководила. Я стала директором по развитию и занималась, в принципе, этим непонятным словом «чендж», только долгое очень время его не осознавала. Но когда осознала, это очень сильно навело порядок в моей голове. Я поняла, что хочу и дальше этим заниматься. Но, как обычно бывает, какие-то находки, которые ты делаешь, что-то новое, которое ты вводишь, потом это всё нужно раннить — нужно за этим следить, развивать это потихонечку.

[04:09] Никита Маклахов: Я тебя перебью, наверное. Поясню для слушателей, что «раннить» здесь не от слова «рана», а от слова «run» — «бежать» на английском.

[04:16] Наталья Бабаева: Да, верно, спасибо. И я поняла, что я хочу заниматься ченджем. На этом этапе это не соответствовало тем задачам, которые видел перед собой работодатель. Поэтому я ушла из МИФа.

[04:33] Никита Маклахов: Хорошо, давай тогда про эти странные термины, вроде «ран» и «чендж», мы поговорим чуть позже. А пока расскажи пару слов о том, как тебе вообще жилось на позиции начальника, на позиции руководителя в издательстве МИФ? Потому что, я думаю, для многих наших слушателей будет удивительным узнать, сколько на самом деле тебе лет, потому что и по голосу, и по твоим фотографиям. Лично у меня создаётся впечатление, что тебе лет 20-23. Это, на самом деле, не совсем так, да?

[05:01] Наталья Бабаева: Мне 35 лет недавно исполнилось. Спасибо за комплимент. Когда узнают, что я ушла из МИФа, всегда спрашивают, как можно вообще уйти из МИФа. Это отчасти справедливый вопрос. В МИФе работать круто, особенно если ты пришёл на какое-то непаханное поле, как это произошло со мной. Тебе доверяют, весь МИФ работает удалённо, практически все позиции, включая директора по развитию и другие управленческие позиции. Ты можешь работать из дома, из любой точки мира практически. Все люди, которые работают в МИФе, с определённой минимальной планкой ответственности — люди без ответственности не приживаются. Это значит, что с ними офигеть как круто работать, поэтому это было сложное решение. Как мне работалось на позиции именно руководителя? Я ведь не все 5 лет работала на позиции руководителя, это последние 1,5-2 года. Наверное, это не совсем то, чем я хотела бы заниматься. Очевидный рост для меня был бы, если я ухожу из МИФа, идти куда-то ещё на позицию руководителя. Но здесь однозначно моё сердце говорит мне слово «нет», потому что мой день проходил так, как я не хочу видеть свой день. У тебя очень много регулярок, если у тебя много человек в подчинении. У тебя очень много встреч, и целый день я сидела у компьютера, у меня был скайп за скайпом. Например, если у тебя один скайп с 13 до 14, а следующий с 14 до 15, то между ними нет времени на то, чтобы попить воды или, извините, сходить в туалет. Мы шутили, называли это «био-брейком» и делали это прямо в середине встречи. Это такой апофеоз всей моей руководящей истории. Возможно, в этом были какие-то мои проблемы — я как-то неправильно организовала свою работу внутри компании, но на тот момент я не видела других решений.

[07:09] Никита Маклахов: Примечательно, что среди гостей нашего подкаста, сотрудников МИФ больше всего получается. Был сам Игорь Манн, один из основателей, был Сергей Капличный, была Лариса Парфентьева, и вот ты. Тебя уже нельзя назвать сотрудником МИФа, но, так или иначе, отношение ты имела и имеешь к этой команде. Поэтому в этом есть что-то примечательное. Но давай продолжим обсуждение. Как ни крути, ты выросла довольно резко в этой компании, забралась высоко по карьерной лестнице. И на этот счёт я хотел бы услышать от тебя пару советов, пару принципов, которые тебе помогли развиваться в рамках этой компании и расти в денежном плане и в любых других планах. Расскажи, что именно тебе позволило вырасти, и какие советы ты могла бы дать другим людям, которые также хотят развиться внутри своей компании, в том месте, где они сейчас находятся?

[08:05] Наталья Бабаева: Классный вопрос. Если представить компанию в виде башни, и наверху сидят ТОПы, ты пришёл что-то делать руками, то мой главный совет и мой главный принцип, я его недавно сформулировала, но всегда по нему жила — это в голове думать гораздо выше, чем то, что ты делаешь руками. Тебе дали проект, тебя не спрашивают твоего мнения по поводу того, нужен он или нет, но ты должен об этом думать. Ты должен думать о том, принесёт ли он денег, ты должен думать о том, как это повлияет на бренд. Ты должен думать о вещах, о которых думают те самые ребята, которые сидят на верхушке. То есть не жди, пока тебе с верха башни спустят верёвку, а заходи и потихонечку, по ступенечкам сам иди наверх. Важно прийти к этому в своей голове, и потом твоя позиция и твоя зарплата тебя догонят.

[09:02] Никита Маклахов: Одним словом — проактивность.

[09:05] Наталья Бабаева: Да. По вакансии можно понять, есть там развитие или нет. Очень часто говорят, что «вот, смотри, ты приходишь, будут инструкции, будет обучение и будет крутое развитие». Вот здесь либо так не бывает, либо я не понимаю, как это происходит. Если ты приходишь на непаханное поле, на место, где ничего нет, тогда у тебя есть возможность что-то создавать. Как правило, в вакансии это выражается тем, что тебе говорят, что «мы будем тебе доверять», или ты просто понимаешь по терминологии, которую они используют в вакансии, по описанию, что они сами не слишком сильно разбираются в этой области. Например, быть первым интернет-маркетологом, первым человеком, который отвечает за коммуникацию, до этого никого не было. Вот это тот момент, который тебе позволит сильно вырасти.

[09:56] Никита Маклахов: То есть, получается, если человек стремится к быстрому росту, развитию, то на всё готовенькое приходить ему не стоит?

[10:03] Наталья Бабаева: Мы всё-таки не избежим употребления слов ран и чендж, потому что это упростит всё объяснение. Есть ран в бизнесе, в компании, есть чендж. Например, если мы возьмём автозавод Тойота, то у них есть конвейеры, где всё отлажено, где каждый человек знает, во сколько ему приходить, из какой коробки что брать и что делать на конвейере. Условно, есть очень чёткое описание процессов и очень высокая предсказуемость. Есть чендж — это условный гаражик или Aaron’s Department, или какой-то отдел развития, который придумывает новые модели, которые думают о электромобилях и так далее. Они развивают. Если ты приходишь на ран-позицию, вырасти в обход каких-то классических ступенек невозможно: ты будешь развиваться медленно и по классическим шагам. Если ты приходишь на чендж-позицию — там всё зависит от тебя, и возможно всё.

[11:06] Никита Маклахов: Хорошо, возвращаясь к твоей ситуации. Когда ты её сама оцениваешь в ретроспективе, когда ты вспоминаешь — думаешь ли о том, что было какое-то решение сохранить свою работу в МИФе, трансформировать свою должность, чтобы она стала больше чендж и чуть меньше ран, чем она оказалась на момент твоего ухода?

[11:26] Наталья Бабаева: Да, конечно. Мы проделали какие-то шаги, переговоры в этом направлении, но я тогда очень хорошо понимала, что есть цели бизнеса и есть цели человека. И когда они не совпадают, то очень странно настаивать на своём, потому что бизнес — это большая сложная система, и нельзя в пользу одного человека её перестраивать. Наверное, я это видела, поэтому что именно это происходило. А что именно произошло? Чендж бывает разным: ты можешь менять что-то маленькими ступеньками, например, ты smm-щик и сегодня попробовал одни виды постов, завтра — другие виды постов. Если мы возьмём Тойоту: ты взял и ускорил свой конвейер или придумал коробку класть не слева, а справа, из которой ты берёшь детали, и чуть ускорился. Есть такая скорость изменений, я называю это «кайдзенить», то есть от слова «кайдзен» — непрерывные, постепенные улучшения, и есть очень большие шаги: например, как IBM развивалась — они делали даже не чендж, это называется «disrupt» — когда ты занимаешься чем-то одним, создаёшь калькуляторы, потом начинается война, ты начинаешь делать вооружение, потом заканчивается война, ты переквалифицируешься ещё на что-то. Если эту шкалу величины ступенек, по которым ты хочешь идти к изменениям, взять, то то, какие изменения мне хотелось внедрять в компанию, они были чуть выше или, значительно выше — значительно более высокие ступеньки, чем то, что нужно было в тот момент для той компании, в которой я работала, что отвечало её бизнес-целям. Поэтому здесь немножко не сошлись.

[13:20] Никита Маклахов: Опять-таки, оглядываясь назад, можешь ли ты придумать какие-то превентивные меры, действия, которые ты могла совершить заранее, чтобы не допустить ситуации, когда ты окажешься прикованной к креслу и скайпу?

[13:36] Наталья Бабаева: Я проработала в МИФе 5 лет. И недавно слушала интервью, не помню фамилию женщины, она уже гораздо старше, чем я — 50+, очень успешная. И сказала, что самая большая ошибка, которую она допустила в своей жизни — это то, что она подолгу оставалась на позициях, 5-10-15 лет в одних и тех же компаниях. Раньше она считала, что перебежчики, которые по пару лет работают в разных компаниях, а потом уходят — это плохо. Теперь она понимает, что это классно, потому что это для твоих будущих работодателей даёт больше, потому что ты более универсальный специалист, у тебя более широкая картина мира и так далее. Нет такого, что я сижу и думаю: «Так, что же я сделала не так?» Я думаю, что 5-летний срок — это очень логичная цифра. Вообще, мне кажется, всё для всех кончилось хорошо, и мы даже делали какой-то проект с МИФом совместно после моего ухода. По-моему, всё получилось отлично. Просто пути иногда расходятся, и это нормально.

[14:44] Никита Маклахов: Друзья, напоминаю вам, что в качестве партнёра нашего подкаста выступает компания Cross — производитель пишущих инструментов. История компании насчитывает уже более 170 лет. Бренд за это время приобрёл мировую известность. Пишущие инструменты Cross являются классическим выбором для делового подарка. Они функциональные, стильные и надёжные. Загляните на сайт cross-pens.ru. Вы найдёте более 30 коллекций ручек, механических карандашей и стилусов. В коллекции есть модели разных ценовых категорий, включая бюджетные экземпляры, но в основном это продукция премиум-сегмента. Если вам что-то приглянется, не забудьте при оформлении заказа воспользоваться специальным промокодом — WBD2018. Он даёт скидку размером 10% на любую модель.

[15:40] Никита Маклахов: Чуть раньше, между делом ты упомянула о том, что ты ездила обучаться в Америку и училась в Беркли. На мой взгляд, это не такой уж незначительный факт. Давай на нём немножко подробнее остановимся. Как ты туда вообще попала? Как скопила денег, как проходила обучение? Расскажи в подробностях, пожалуйста, про это.

[16:00] Наталья Бабаева: Хорошо. Я работала в Яндексе копирайтером, и это был отдел маркетинга. Мы все вместе всё придумывали, как обычно бывает в хороших командах. И я понимала, что хочу быть маркетологом, читала много книг, но мне казалось, что есть где-то волшебная страна, где меня научат всё рассчитать и делать это более системно, чем то, как мы это делали, и на что я была способна. Я искала для себя какие-то программы, сначала внутри страны. Мне хотелось что-то лучшее, но чтобы при этом мне хватило на это денег. Я смотрела, какие есть программы внутри, смотрела Сколково, вышку, МГУ, что есть по маркетингу, ещё какие-то моменты. Они все были дорогие и двухгодичные, ничего короче, чем 2 года, я не нашла. У меня уже был ребёнок, 3 года с небольшим ему было. 2 года вечеров — это, например, 2 вечера в будни и ещё один выходной полностью. Это для меня было тяжеловато, и я не могла себе этого представить. И в этом состоянии, я помню, мы едем с мужем к его родителям, в машине, ночь, и я читаю на телефоне книгу Олега Тинькова, которая тогда вышла — «Я такой как все». И у него там есть эпизод о том, как он поехал учиться в Америку. Он тогда жил в Америке, между своими бизнесами. Он поехал в Беркли, именно в этот университет, на какую-то программу, около 6-ти месяцев провёл там. Я думаю: «Ничего себе, прикольно, надо узнать, сколько это стоит». И вот мы так сидим, я сразу почувствовала какую-то нереальную энергию, какую-то надежду. Дёргаю мужа, говорю: «Слушай, что-то со мной происходит, мне кажется, надо это разведать. Ты вообще принципиально не против?» Он сказал, что он принципиально не против, разведывай. А дальше я разведала, что всё не так дорого, хотя Беркли постоянно попадает в топ-3 американских университетов. Тем не менее, это университет государственный, и там обучение стоит чуть дешевле, чем в Стэнфорде, Гарварде и так далее.

[18:13] Никита Маклахов: О каком порядке цифр мы сейчас говорим?

[18:15] Наталья Бабаева: Обучение стоило около 14 или 15 тысяч долларов, и они требовали, чтобы у тебя на счету было не менее 20 тысяч долларов. Потому что дорого жильё обходится и питание. Время — 4 месяца. Это один полный триместр. И как всегда это происходит, когда ты поступаешь в иностранный университет, ты задолго готовишься: надо сдавать TOEFL, он проходит в определённые месяцы, надо отправлять документы, это сложно. На самом деле, главный экзамен был TOEFL — английский тест. И второй главный экзамен — эссе о целях, которое обычно пишут, поступая в бизнес-школы.

[19:03] Никита Маклахов: Расскажи, пожалуйста, как выглядел сам организационный процесс? Кому ты писала, как подавала заявку? Пользовалась ли услугами каких-то промежуточных агентств, которые помогают в этом процессе?

[19:14] Наталья Бабаева: Нет, я не пользовалась. Как это выглядело: я выбрала летний триместр, он начинается в мае, заканчивается в августе. Чтобы попасть туда в мае, нужно получить одобрение в марте. Для этого нужно отправить документы. Как обычно ты проекты ведёшь? Ты отсчитываешь назад. Примерно в начале февраля нужно всё отправить. Я назад начала смотреть, где ближайшая сдача TOEFL. Ближайшая сдача TOEFL была в декабре. Соответственно, мне нужно было ещё сколько-то к нему подготовиться. У меня первое образование лингвистическое, это было не очень сложно для меня. Тем не менее, тест специфический, приходилось какое-то количество времени ездить на работу в Яндекс, в метро постоянно решать эти тесты. Мы с мужем ехали летом, в сентябре я начала готовиться, тогда же оформила заявку на TOEFL — это было очень сложно, это какая-то совершенно нереальная, в интернете, но волокита. Пришла на тест, сдала тест, написала, в феврале отправила в обычном толстом конверте заказным письмом всё, что они просили им отправить — копии своих дипломов, переведённых на английский, заверенных нотариусом, копию паспорта. Кстати, самое сложное во всём этом процессе — найти в Москве или в вашем городе нотариуса, который делает копии паспорта и заверяет их перевод на английский язык. Потому что по закону они этого делать не могут, тем не менее в иностранных университетах это спрашивают. Но как только ты его находишь, дальше всё относительно понятно.

[20:52] Никита Маклахов: Понимаю, что это будет вопрос больше в стиле Юрия Дудя, но откуда у молодой девушки, которая работает копирайтером, 30 тысяч долларов на двухмесячное обучение в Америке?

[21:02] Наталья Бабаева: Всё-таки это было 20 тысяч долларов, из них где-то 14 или 15 на само обучение. Откуда они у меня? Мы копили на квартиру с мужем: мы жили в съёмной квартире и копили на первый взнос. И на тот момент, я помню, когда мы ехали в машине, у нас было 800 тысяч рублей на первый взнос на ипотеку. Это, наверное, один из самых интересных моментов — я потом, когда уже вернулась, долго думала, когда мы продолжали ещё лет 5 или 6 жить в той же съёмной однушке в Кузьминках — это вообще было всё зря или не зря? Потому что заново накопить этот взнос, особенно с долларом, который подорожал после этого значительно, было очень сложно. Но пока я готовилась к экзаменам, мы накопили остаток суммы.

[21:48] Никита Маклахов: И как ты в итоге отвечаешь себе на этот вопрос — зря это было или не зря?

[21:54] Наталья Бабаева: Вообще самое сложное, наверное, это ответить на этот вопрос. Потому что это совершенно точно перевернуло моё сознание, по-другому заставило меня смотреть на мир, расширило границы. У меня есть друзья в Колумбии, в Бразилии, в Индии и так далее, в Германии. Это фантастика. Я по-другому начала смотреть на бизнес и на какие-то вещи. С другой стороны, конечно, я тогда поняла, когда я там оказалась, что для меня классическое образование, по крайней мере бизнес-образование, в науке всё по-другому, у него шансов нет. Смотри, у нас было 8 преподавателей, из них 3 прямо супер-пупер вау, 3 туда-сюда и 2 вообще худшие, наверное, в моей жизни. Вот эти супер-пупер вау, анализируешь, что было хорошего, что было плохого — это всё вопреки правилам университета они делали, нежели, чем благодаря. Они ругались с менеджментом университета, потому что мы пытались вводить какие-то игры, которых не было в программе. Они сами приводили, например, marketing research — исследования маркетинговые. Человек приводил сам своих клиентов, чтобы мы сразу для них проводили исследования. Не университет это делал. Плюс, самый большой, опыт, который я получила, находясь там — это опыт участия в одном стартапе. Мы делали ивенты по профориентации для студентов. Они провели множество у себя в Испании и решили повторить там на месте. Я попала в эту команду. Основное, чему я научилась за это время, именно работая с этими ребятами в атмосфере офигенной, стартаперской очень, зажигательной, быстрой — просто, наверное, в этом основное моё обучение и заключалось.

[24:00] Никита Маклахов: Получается, что главная такая претензия к основной части образования была в том, что оно оторвано от реальности, да?

[24:08] Наталья Бабаева: Да. Оно оторвано от реальности, хотя они и заявляют именно этот курс, как практический. Это всё ещё книга, это все ещё reading на 60 страниц на дом вечером, и где ты всё ещё смотришь на какие-то основные концепты. А вся твоя практика заключается в том, что тебе дают какой-то очень теоретизированный кейс, и ты предлагаешь, работаешь в команде, но ты не узнаешь результата — что бы произошло, если бы всё осуществлялось. Поэтому толку в этом не очень много.

[24:47] Никита Маклахов: Скажи, если бы тебе сейчас дали ту же сумму в долларах и предложили выбрать какое-то обучение, какое-то образование в России или за границей, что бы ты выбрала?

[24:57] Наталья Бабаева: Честно говоря, я бы, наверное, поехала ровно в тот университет, ровно на тот курс, но не маркетингу учиться, а Business Administration. Почему? Потому что я смотрела на ребят, которые учатся в параллельной группе ВА, я смотрела на их преподавателей. Их курс гораздо более про бизнес, и если честно, то маркетолог все маркетинговые знания может запросто почерпнуть в интернете и читая книги. С финансами, с бизнес-моделями и с переговорами гораздо сложнее разобраться самому. Поэтому я бы сделала так.

[25:38] Никита Маклахов: Поделись ещё напоследок самым ярким впечатлением, или самым ярким событием, или самым ярким знакомством, которое случилось с тобой за время обучения в Америке?

[25:50] Наталья Бабаева: Я расскажу про одного преподавателя. Его звали Джин Хендрикс. Он очень обижался, если ты его назовёшь Джим Хендрикс, по имени музыканта. Это очень старый, пожилой человек, который с каким-то невероятным послужным списком в маркетинге, в бизнесе, в стартапах. Он учил следующим образом: он никогда не давал тебе никаких книг, он делал для тебя распечатки какие-то своих собственных мыслей. Он начинал заниматься с тобой ещё до того, как твой курс начинается. Например, его курс начинался не в мае, а в июле. Тем не менее мы, начиная с мая, получали письма от него каждый день на ящик, где он говорил про какие-то мысли. Он нас готовил, и это точно не было требованием университета, это было его собственной инициативой. Когда наконец мы дождались его курса и начали ходить на его занятия, то мы поняли, что он вообще там ничего не рассказывает. Ты приходишь, он делит вас на команды, проводит какую-нибудь абсолютно бестолковую на первый взгляд игру: например, заверните яйцо в полиэтилен и соорудите такую-то конструкцию из таких-то подручных материалов так, чтобы яйцо при подбрасывании не разбилось. И вот вы соревнуетесь в этой ерунде. Потом он сажает всех вас в кабинете и начинает задавать вопросы, вроде «чему вы сейчас научились?» Вы все впадаете в какой-то ужасный ступор вначале, потому что, ну «я научилась что? Яйцо подбрасывать». Но потом глубже, глубже, глубже погружаешься в то, как вы взаимодействовали в команде, что ты узнал, подсматривали ли вы к другим. И потом начинаете связывать всё это с бизнесом и с тем, как это всё происходит на работе. И ты выходишь с этого занятия с абсолютно изменённым сознанием, хотя, казалось бы, вы даже основную часть времени не говорили ни о бизнесе, ни о маркетинге, ни о чём таком. Вот Джин Хендрикс для меня воспоминание № 1. И сейчас, 28 февраля, мы для одной компании одну из его игр проводим. В общем, я надеюсь, у меня получится — страшно хочется воскресить этот метод и его тоже попробовать.

[28:12] Никита Маклахов: Скажи, а вся эта ситуация не повлияла на твои отношения с мужем? Не высказывал ли он тебе потом претензии 5 лет подряд, когда вы продолжали жить в съёмной квартире, что всё могло быть не так, если бы ты тогда не поехала учиться?

[28:25] Наталья Бабаева: У меня совершенно потрясающий муж. Я даже не знаю, советовать ли вам идти к мужьям с такими запросами. Но в моём случае это сработало и срабатывало потом ещё не раз, потому что перед тем, как уйти из МИФа, например, я понимала, что мне нужно что-то поменять, но не знала, что, была в ужасной растерянности. Потом одна из моих знакомых поехала в Южную Америку, и я села и сказала: «Слушай, тут в Facebook Наташа поехала в Бразилию, и я тоже хочу прямо сейчас туда поехать». Потом я передумала ехать в Бразилию и поехала в Колумбию, потому что у меня там подруга. Но вот так произошло, и через неделю я уже сидела в самолёте, и у нас не было излишка в деньгах или отпуска. Он взял детей двоих, которых мы растим, на себя, заботу о них, и он болел в это время. И когда я приехала, я не услышала ни одного плохого слова или сомнения, потому что это взаимная история — мы стараемся друг друга отпускать в таких случаях и не задавать лишних вопросов.

[29:35] Никита Маклахов: Я правильно понимаю, что ты поехала одна в Колумбию?

[29:38] Наталья Бабаева: Да, верно.

[29:39] Никита Маклахов: Здесь я бы, наверное, подумал дважды, прежде чем отпустить свою жену в такую поездку.

[29:45] Наталья Бабаева: Ну да. Но я же всё проверила, навела справки. У меня там подруга живёт прекрасно, поэтому всё было отлично.

[29:57] Никита Маклахов: Хорошо. Как я понимаю, ты поехала туда как-то перезагрузиться, возможно, найти себя. Расскажи, повлияла ли как-то в позитивном плане эта поездка? Что ты из неё привезла обратно?

[30:09] Наталья Бабаева: Это одна из тех историй, как я про машину тебе рассказывала. Когда я вижу этот пост, у меня начинает что-то невероятное происходить с моим телом. Я не знаю ещё, почему и зачем мне это нужно, и как я это объясню вокруг, но я понимаю уже, что решение внутри меня принято. Перезагрузка очень помогла, было очень много слоёв. С одной стороны, ты переключаешься — любой отпуск помог бы. С другой стороны, я поехала к подруге, уже общаясь с ней, я узнала, что с ней была абсолютно идентичная история 1,5 года назад. У меня муж сейчас работает в МИФе, мы с ним вместе работали в одном отделе в МИФе. Она тоже со своим мужем вместе работали в одной компании, это была компания её мужа. Во всех деталях наши ситуации совпадали, она рассказывала, с каким там трудом она принимала решения, и как она из этого выходила. И сейчас у неё всё прекрасно, она работает в паре с колумбийским, условно, Игорем Манном. И её история меня очень сильно подзарядила. Конечно же, ещё некоторая разница между тем, как мы все думаем о Колумбии, и какой она оказывается, вообще контраст культур. В контрастирующие места очень полезно заглядывать, в какие-то книги, какие-то индустрии, которые никак не связаны с твоей. В констрастирующую страну вообще обалдеть как полезно было мне заглянуть, очень много инсайтов по мелочам я там нашла.

[31:39] Никита Маклахов: Какие, например?

[31:41] Наталья Бабаева: У мужа моей подруги есть свой бизнес — они производят купальники hand класса, вручную их расшивают. Это вообще супер-пупер купальники. Они их продают по 300 долларов за штуку, это оптовая цена. Этот бизнес был сделан на коленке её мужем и сестрой. И они их продают сейчас в Майями и по всему миру, даже с Россией немного торгуют. Я посмотрела, как устроен их бизнес, и для меня это просто какая-то невероятная история. С одной стороны, ты приезжаешь, у них над офисом сверху натянута железная колючая проволока. Он начинает рассказывать о том, как к ним кто-то пытался через крышу влезть. С другой стороны, ты попадешь внутрь, и ты понимаешь, что там вообще другой мир, там супер стартап. Это реально стартап — там очень креативная атмосфера, лекала везде висят. Его сестра — творческий человек и придумывает все эти коллекции. И есть он, который раннер. Она — ченджер, он — раннер, который потом все эти лекала складывает по полочкам. И вот как они друг с другом взаимодействуют, и контраст между тем, что у тебя офис в месте, которое вообще, извините, не Кремниевая долина. Но внутри у тебя будет такой стартап, такой успешный, образцово-показательный бизнес, который внешне очень сильно контрастирует с окружением.

[33:25] Никита Маклахов: Уже полчаса моя гостья рассказывает одну интересную историю за другой, и сейчас я напомню вам идеи, которыми она успела поделиться. Вначале мы обсудили опыт работы Натальи в издательстве МИФ. Её карьерный рост был стремительным, и это можно объяснить так. Во-первых, Наталья занялась направлением, которое до этого не было проработано, поэтому она получила большой простор для творчества. Во-вторых, руководство предоставило ей не только свободу действий, но и кредит доверия. И наконец, третьей, основной причиной своего быстрого развития, Наталья считает проактивность. Она рекомендует каждому сотруднику мыслить уровнем выше, чем то положение, которое он занимает в данный момент. Наталья называет себя ченджером, от английского слова «change» — «менять». Ченджеры — это проводники перемен. Есть ещё раннеры, от английского слова «run» — «бежать». Таким сотрудникам больше нравится поддерживать существующие системы, чем создавать новые. Моя гостья утверждает, что ченджерам достаточно легко взлететь по карьерной лестнице, а если повышение не предвидится, то проще уволиться. По мнению Натальи, частая смена работы — это не такая уж плохая стратегия. Затем мы обсудили тему обучения в США. Это недешёвое удовольствие, к тому же, подготовка документов отнимает много времени и внимания, а сам учебный процесс не всегда выглядит так, как мы ожидаем. Но в любом случае, обучение за рубежом, кстати, как и путешествия — это прекрасный опыт и новые знания, а также возможность найти друзей и расширить кругозор. Правда, вопрос о том, стоит ли отказываться от квартиры ради 4-х месяцев обучения за границей, остаётся открытым. Наталья, в твоих историях часто встречаются взаимодействия мужа и жены, семейные отношения и прочие партнёрские отношения. Расскажи, на каких принципах ты стараешься строить любые отношения, и что для тебя в них главное? И каким образом вам с мужем удаётся создавать, по крайней мере, как внешне это выглядит, вполне счастливую картину?

[35:33] Наталья Бабаева: Про мужа, наверное, мне легко рассказывать, потому что с одной стороны, Виталик, я не знаю, можно так говорить или нет, но он самый крутой дизайнер из известных мне, он веб-дизайнер. Он супер-супер крутой профессионал просто потому, как он руками делает своё дело. С другой стороны, мы работали вместе в Яндексе, мы работали вместе над одним проектом между Яндексом и МИФом — это было что-то вроде стартапа, который мы пытались сделать, и который вообще не взлетел. Мы работали вместе в МИФе. Я сейчас ушла, я не знаю, когда и как, но я уверена, мы будем опять работать вместе, потому что всегда, когда мы работали вместе, я пыталась докопаться до того, что, как и почему. Он всегда очень сильно критиковал то, что я делаю, потому что он лучше понимал в очень многих проектах, чем я. Мне кажется, если выводить какой-то один принцип, который и для взаимоотношений с мужем актуален и для взаимоотношений с окружающими — это принцип тупых вопросов и докапывания до всего. Если ты задаёшь эти вопросы и докапываешь и присваиваешь себе в своих терминах, в своих понятиях какую-то вещь, только тогда ты реально растёшь и владеешь этим новым знанием и опытом. Наверное, так.

[37:02] Никита Маклахов: А что за история со стартапом? Расскажи про это. Почему он не выстрелил, что вы пытались создать? Какие ошибки допустили и какие выводы из этого сделали?

[37:12] Наталья Бабаева: Это супер фееричный фейл, где мы собрали вообще все ошибки. Во-первых, я приехала из Беркли, примерно через неделю уволилась из Яндекса, потому что я была на каком-то нереальном подъёме после всего, что я делала в Калифорнии. И тут, значит, меня сажают писать тексты — нет, мне нужно было срочно куда-то приложить свои усилия. И куда же их приложить? Тут я вспоминаю, что мой муж со своими друзьями год назад делал какой-то проект на тему, которая мне абсолютно неинтересна — компьютерные игры, мобильные игры. Это был адский подъём мобильных игр, я подумала: «О, классно, мы сейчас воскресим этот проект, доделаем его и будем на этом классно зарабатывать». Дальше была такая история: мы собрали команду, в которой разработчики, дизайнеры, менеджер, все были full-time заняты на своих работах и должны были работать по вечерам. Но мы все знаем, что если проект большой, то это очень сложно. При этом я решила, что я буду работать full-time, и я маректолог. Я пыталась продвигать. Полгода, что я этим занималась, я пыталась продвигать то, чего вообще ещё не было. Это были абсолютно все усилия в воздух, я куче всего научилась за это время, но это никаких результатов не принесло. Просто если брать все детали того, как мы взаимодействовали, того, как строились наши регулярки, я сейчас самый классический фейл расскажу. Вначале, когда мы брали этот проект, я задавала вопрос: «Ребята, на какой процент у нас уже готов сервис?» Мне говорили: «Ну, процентов на 80, его совершенно чуть-чуть надо доделать». Спустя 6 месяцев, когда я задала тот же самый вопрос: «Насколько мы теперь готовы?», мне сказали: «Ну, процентов на 30». То есть это урок про то, что не можешь ты управлять проектом, не погружаясь в детали. Да, я не айтишник, но я должна была погрузиться очень глубоко внутрь: что именно готово, что именно осталось сделать. Не распыляться месяцами своей жизни на то, что я даже не понимаю, что там внутри. Надо всегда копать.

[39:32] Никита Маклахов: Отлично, давай тогда постепенно перейдём к тому моменту, когда ты стала работать сама на себя, стала фрилансером, удалённым работником, как это не назови. Расскажи, как выглядело это первое время? Как происходило знакомство с собой? Потому что из разговора с нашей общей знакомой Еленой Резановой мы уже знаем, что первое время фрилансер знакомится с собой, и часть его в это время ожидают некоторые сюрпризы. Так вот, с какими сюрпризами столкнулась ты? Как проходило это время? И как всё это выглядит сейчас?

[40:04] Никита Маклахов: Про узнавание себя это совершенно фантастическая история. Когда Лена предупреждает всех о том, что ты найдёшь своих маленьких монстриков, как только ты окажешься дома и будешь выбирать между диваном и тем, чтобы работать. Я думала: «Нет, это не про меня, я последние 5 лет работаю на удалёнке, я и так дома постоянно между диваном и столом курсирую, только со скайпами и с компьютером. И вообще работаю больше 8-ми часов в день, и всё у меня прекрасно с самоорганизацией». Но всё оказалось немножко не так. Не потому, что было что-то не то с организацией времени, я дофига проводила с клиентами. Когда ты выходишь из компании, ты думаешь: «Чем я могу быть полезна миру?» Мне же срочно надо зарабатывать те же деньги, которые я зарабатывала в предыдущем месте работы. И что ты думаешь с точки зрения того, что ты можешь дать миру? Ты не думаешь с точки зрения того, «А что вообще я хочу делать?» Я подумала: «Я умею настраивать маркетинг, вот это я и хочу делать для своих клиентов, наверное». И начала — нашла себе быстренько клиента под это, я работала на клиента, делала всё тоже самое, что и в МИФе, у меня была почасовая история. При этом я должна была работать Х часов, работала я Y часов на это клиента — гораздо больше, чем нужно было. Потому что моей мотивации не хватало на то, чтобы делать это быстро и в каком-то живеньком темпе. Я себя винила, поэтому я работала больше, я практически full-time работала на этого клиента. При этом я зарабатывала за сколько-то часов. С другой стороны, я поняла, что я не хочу это делать опять. Называется это теперь по-другому — Наташа теперь ИП, а не директор по развитию, но делает она всё тоже самое. То есть я попала в ловушку каких-то собственных вещей. Плюс к августу уже в моей работе скопилось такое количество рана, такое количество системных задач, которые связали меня и не позволили развивать что-то новое, что я вообще почувствовала себя абсолютно парализованной. У меня был кризис в августе, из которого Лена меня, случайно позвонив, вытащила.

[42:26] Наталья Бабаева: Видимо, ты не закончила. Расскажи, что это был за кризис, как ты из него выбралась, и как в этом помогла тебе Лена?

[42:34] Никита Маклахов: С моей стороны это выглядело так: всё, я обленилась, я ничего вообще не могу делать. Мы всё, что ни попадя, называем словом «лень», и с детьми, и сами. На самом деле, надо было покопать глубже. При этом с Леной у нас была подписка на 3 месяца, она к этому моменту закончилась, мы с ней были между подписками. И я поняла, что на меня напала какая-то вещь, которая меня парализует, и я просто не могу себя за там дотащить до компьютера и что-то сделать, что уже срочно, горит, и ты человека подведёшь. Я думала: “Как же так, Наташа, ты такая ответственная, ты сама терпеть не можешь, когда так делают, что происходит?«И тут мне Лена совершенно случайно написала. Мы с ней срочно поставили скайп. В общем, я сижу, понимаю, что у меня сегодня отчётная встреча у клиента, что-то очень важное, мне надо будет ехать в офис после обеда. А с другой стороны, у меня ребёнок, которой на 1-е сентября не в чем идти, и с третьей стороны, мне нужно готовиться к этой встрече у клиента, а я не могу. И тут я разговариваю в этот момент с Леной — слава богу, что этот разговор случился. И она мне говорит: «Слушай, вообще можно долго разбираться, что там внутри и почему. Но тебе точно нужно с этой орбиты сходить». И рассказала мне историю: в какой-то книге фантастической детской о том, как космический корабль попал на орбиту, на какую-то неизвестную планету, и у них там кончилось топливо. Они начали вокруг этой планеты летать, летать, летать по орбите. Они понимают, что электричества и припасов им хватит на 30 дней, они их, конечно, проживут спокойно, но при этом они точно там навсегда застрянут. Там был момент упадка, когда они всем не верили уже, что что-то из этого можно сделать. И потом кто-то предложил собрать все батарейки, все аккумуляторы — вообще всё, что есть на этом корабле, как-то из них забрать энергию в один небольшой импульс для того, чтобы просто этот корабль сошёл с орбиты. То есть нужен был один небольшой взрыв, толчок, чтобы с этой орбиты сойти, а что уж будет дальше — неизвестно. В общем, так они и сделали. Дальше счастливые случайности, и они благополучно вернулись домой. И она сказала: «Наташ, тебе сейчас нужно сделать вот этот импульс, и дальше мы разберёмся». Потому что история, на самом деле, была довольно зацикленная — история с тем, что я себя за волосы тащу к компьютеру, не в один день началась, она перед этим длилась несколько недель, постепенно увеличивалась. Я была в этом, внутри этого цикла. Я так и сделала. Всё это закончилось очень благополучно, мы в отличных отношениях с этим клиентом. Я с ним очень душевно поговорила, мы поняли ошибки, которые мы сделали во взаимодействии, и поняли, что это не сможет работать дальше.

[45:39] Никита Маклахов: Какие выводы ты для себя сделала? Какую работу над ошибками провела, чтобы не допускать в дальнейшем таких ситуаций, когда у тебя нет вообще никакого желания, никакой мотивации и сплошная прокрастинация по отношению к каким-то клиентам или конкретным задачам?

[45:54] Наталья Бабаева: Да, дальше была работа над ошибками. Я составила список вещей, которые должны быть у моих будущих проектов, мы с Леной потом их обработали. Основные принципы в том, что это должен быть проект, а не процесс, с очень чётким флажком в конце, с очень чёткой точкой выхода. Это должен быть проект-запуск, и после запуска мы должны проговаривать с клиентом, что я свободна. Это должен быть один проект единовременно, потому что я вела сразу несколько проектов — некоторые большие, некоторые маленькие, некоторые начинались, некоторые заканчивались, то есть я была в этой истории вся связана обязательствами. Я не завожу почты и другим способом не привязываюсь к процессам внутри компании, чтобы не создавать у других сотрудников ощущения, что я не консультант, а такой же работник, как они. Потому что тогда ты перестаёшь фокусироваться на своём проекте, начинаешь брать всё подряд. В общем, был список из таких вещей. И сейчас, когда я обсуждаю с клиентами проект, который могу взять, я очень-очень жёстко настаиваю на том, чтобы эти пункты выполнялись. И ещё очень важный момент, он называется «ба-бах» — обязательное условие состоит в том, что это должен быть проект, который может принести клиенту какой-то очень значительный результат, и мы называли с Леной это «ба-бах». Просто если это очень маленький клиент с небольшим оборотом, с маленькой e-mail базой — даже если ты вырастишь ему 2 раза больше Right-Click, сделаешь в рассылке, то в деньгах это не принесёт клиенту ничего значительного. Ты даже не отобьёшься, не будешь чувствовать себя круто. Сейчас я работаю с клиентом, нам удалось Right-Click увеличить в 2 раза — это значительно, это «ба-бах», и я себя чувствую хорошо, энергия ко мне вернулась.

[48:01] Никита Маклахов: Отлично! Спасибо, что поделилась. Это была история о том, как ты не ожидала чего-то и при этом столкнулась с чем-то не очень хорошим в себе. А что было ровным счётом наоборот? Какие были моменты, о которых ты изначально сильно переживала, что ты перейдёшь на работу на себя, и они появятся, но при этом в реальности ты с ними или не столкнулась, или они оказались гораздо более безобидными, чем ты предполагала?

[48:24] Наталья Бабаева: На самом деле, таких тоже не мало. Я думала, мне нужно будет всё время себя везде продавать, мне нужно будет обязательно сделать промо-страницу, перечислить там всё, что я умею, знаю, какие-нибудь отзывы и настраивать воронку клиентов. Этого ничего не нужно, потому что клиенты появляются сами, встают в очередь. На самом деле, это не потому, что я такая очень, много людей меня знают, или что-то ещё. Скорее потому, что моя пропускная способность такая, что за то время, пока я веду один проект, кто-нибудь обязательно попросит что-нибудь ещё сделать. Очень много кому приходится отказываться из-за того списка, про который я говорю. В общем, проблемы привлечения клиентов на данный момент нет. Это не значит, что её не будет, но я с ней пока не столкнулась. Дальше я страшно переживала все бюрократические вещи — думала, мне придётся ходить в налоговую, какие-то бухгалтерские штуки делать, как-то надо организовывать ИП, платить налоги. Это всё вообще не вопрос. И если вас это беспокоит — не думайте об этом. В интернет-банке можно в 2 клика оплатить налоги, бюрократии тоже не оказалось. Какое-то огромное количество счастья на меня свалилось в неожиданном месте. Раньше, когда ты находишься внутри компании, и даже если кто-то пригласит тебя попить с ним кофе, то ты смотришь, думаешь: «Так, чем он занимается? Если я в рабочее время с ним буду пить кофе, то нужно, чтобы он потенциально был мне полезен». И ты либо игнорируешь такие предложения, либо делаешь их очень редко. Сейчас я вышла, и у меня минимум 2 такие встречи в неделю происходят, и это очень сильно заряжает, очень сильно расширяет границы того, как я понимаю бизнес-мир и вообще, что происходит на рынке. Как правило, люди пишут мне в Facebook и приглашают на кофе, и это фантастическая подзарядка для меня. Я не знала, что это будет. И когда ты сейчас разговариваешь с руководителями даже больших компаний, ты разговариваешь абсолютно на равных: ты предприниматель — я предприниматель. Даже если у тебя оборот 100 миллионов, а у меня оборот, не буду говорить, какой — очень смешной по сравнению с этим, мы всё равно одной крови. И это чувствуется, и это классно. Может быть, это в моей голове, но для меня — да, это именно так.

[51:00] Никита Маклахов: Переходим к нашему традиционному конкурсу «Книга за отзыв». Сегодня мы как обычно разыгрываем сразу две крутые книги. Напомню правила: есть два варианта участия. Первый — написать пост о подкасте в ВКонтакте, в Facebook или в Instagram. Второй способ — оставить отзыв на странице подкаста в iTunes. Переходим к призам. Сегодня мы разыграем две великолепные книги от наших друзей из издательства МИФ. В каждой книге 400 страниц, и обе имеют сугубо практическую направленность. Первая книга называется «Рисовый штурм», автор — Майкл Микалко. Это полная подборка техник креативного мышления, а также множество интересных задач, игр и головоломок в одной книге. Книга поможет стать тем человеком, кто сам придумывает отличные идеи с нуля. Подарок получает наша слушательница с ником в iTunes Maria_msu. Мария, поздравляю тебя с победой! Второй приз — книга Майкла Бреуса «Всегда вовремя». Майкл делит всех людей на 4 группы по биоритмам и далее в деталях рассказывает, как должен проходить идеальный день человека в зависимости от его хронотипа. Майкл Бреус — специалист по хронобиологии, и он уверен, что для любых действий есть подходящий момент. Прочитав эту книгу, вы сможете изменить свой распорядок дня и повысить качество жизни. Подарок отправляется к Александру Галимшину. Александр, судя по твоему посту в Instagram, у тебя отличные вечерние и утренние ритуалы, так держать. Думаю, что из книги ты почерпнёшь много новых идей и сможешь ещё улучшить свой день. Ещё раз поздравляю наших победителей, а всех остальных, дорогие друзья, я призываю также делиться своими впечатлениями о подкасте. Помимо участия в розыгрыше вы тем самым очень и очень нам помогаете.

[53:06] Никита Маклахов: Расскажи, пожалуйста, немного о том, как ты сейчас выстраиваешь свою работу, свою жизнь, с учётом того, что у тебя муж также работает удалённо, как я понимаю, и с учётом того, что у тебя есть 2-е детей. Как выглядит твой обычный день? Какие инструменты ты используешь? Какие принципы планирования ты практикуешь? Расскажи подробнее об этом.

[53:25] Наталья Бабаева: Мы оба работаем сейчас из дома. Виталик сейчас руководит тем отделом, которым я руководила какое-то время назад, и его день выглядит ровно так, как я описала — это постоянные скайпы. При этом у нас такая квартира, что особо невозможно спрятаться. Мы работаем так, что мы слышим друг друга, и это очень мешает. Поэтому я работаю всегда в наушниках. Я стараюсь 2 раза в неделю или 3 раза в неделю, когда получается, выезжать в Москву — работаю в кафе, в том, что я называю, библиотека — напротив Ленинки в книжном магазине «Республика». В общем, в каких-то местах и встречаюсь с людьми. Самое большое открытие моей продуктивности для меня оказалась очень странная, наверное, для многих вещь: мы берём рулоны бумаги икеевской, этой бумагой заклеиваем несколько стен в доме, одна стена постоянно заклеена этой бумагой. И я работаю на ней. Это очень странно выглядит, но у меня есть куча маркеров, куча стикеров, я постоянно подхожу к ней и что-то делаю, что-то записываю. Для меня это как воздух — подойти и записать что-то, потому что вещи, которые ты уже думаешь, но не знаешь, как структурировать, ещё не знаешь, в какую папочку это положить, временно приземляются туда. Плюс ты имеешь возможность зарисовать, а не записать, как ты бы сделал с компьютером, и это очень сильно соответствует тому, как я мыслю. Я также обожаю оставаться дома одной, когда абсолютная тишина. Я убираю стол, у меня большая поверхность, я обкладываюсь листами и решаю эти вещи на полу. Это выглядит очень странно, наверное, но в этом для меня очень много энергии, и в этом моё творчество. Наверное, это из странностей, из необычного. Из обычного — это Google-календарь, без которого я не вижу работы. Что с календарём необычного — у меня на 9 часов вечера стоит условная встреча. Это не встреча, а называется штука «итого». Все встречи в течении дня, которые есть, я подписываю — это либо клиент, тогда я называю имя клиента, либо это школа ченджеров, которой я сейчас занимаюсь, и тогда эта встреча начинается со слова «школа». «Школа. Клиент такой-то. Скайп по такому-то поводу». Зачем это нужно? Вечером, когда у меня встреча «итого», я подхожу и считаю часы, которые я в этот день потратила на школу, на свой проект, и сколько я потратила на клиента или на клиентов. Это позволяет мне в конце недели подводить учёт времени, подводить итог. Моя цель — половину времени сейчас отдавать клиентским проектам и половину времени уделять своей школе. Плюс, если случилась ситуация, в которой я поработала недостаточно или слишком много, то вот такие вещи становится видно. Я ещё не сказала, что даже если у меня не встреча, а я работаю над какой-то задачей, то эту задачу я тоже пишу в календаре, но очень часто после того, как я её уже сделала. Я закончила писать текст в блог, я отметила, что с 12 до 4-х я его писала. Мой календарь, если сейчас на него посмотреть, весь закрашен теми или иными вещами, которые я делаю.

[57:02] Никита Маклахов: Раз уж мы начали говорить о различных инструментах, давай поговорим о достигаторах. Расскажи про них — как вообще пришла идея, как вы их придумали, как вы их используете, и что они из себя представляют? Не знаю, получится ли нам объяснить всё это дело словами, но мы укажем ссылки и прочее в описании выпуска.

[57:23] Наталья Бабаева: Когда моему старшему сыну было 3 года, у него были две проблемы, которые мы решили объединить. Одна проблема состояла в том, что он страшно не любил чистить зубы. А вторая проблема состояла в том, что он просил всё время покупать себе маленькие машинки за 300-500 рублей. И если раньше ему надоедала машинка за неделю, то в какой-то момент он приезжал домой с новой покупкой и сразу просил новую. На самом деле, не очень понятно, что с этим делать. Мы решили, что «окей, давай ты будешь чистить зубы, и за это мы будем тебе покупать машинки». Но это тоже не очень хорошее решение, потому что ты не будешь ему за каждую чистку зубов покупать машинку. И что с этим делать? Дальше была такая история — в одной из зубной паст мы нашли вкладыш, на вкладыше были нарисованы солнышки и луны и было написано: «Почистил зубы утром — закрась солнце, почистил зубы вечером — закрась луну». Мы это дело повесили на дверь, в первый день как-то волшебно совершенно это сработало. Мы сказали: «Слушай, не можем закрасить луну, пока ты не почистишь зубы», и пару дней на энтузиазме всё продержалось. Мы даже не говорили про то, что купим ему машинку в конце недели. В итоге это всё работало, потом перестало через пару дней работать, мы пообещали ему машинку, и всё заработало опять. В конце недели мы поехали за машинкой. Это была маленькая победа, потому что слёз и возражений стало гораздо меньше. Мы знали, что теперь отвечать, когда он что-то просит, и ребёнку было понятно условие этой игры. Это всё длилось несколько месяцев, не так быстро нам удалось с этого слезть. Конечно же, мы не каждый раз вкладыши покупали. Муж уже нарисовал луны, солнышки, мы их распечатывали и закрашивали постоянно. Когда ребёнку исполнилось 5 лет, нужно было готовить его к школе и нужно было проделать какие-то вещи, за которые нам было очень сложно его усадить. Так как он не понимал то слово, которое получается из слогов, то очень сложно было его заставить читать. Он не получал смысла в том, что делает. В общем, мы сказали: «Окей, если ты прочитаешь вот в этой маленькой книжке столько-то строчек, ты сможешь закрасить в этой звёздочке вот этот лучик. Если ты попишешь немножко в прописях, вот эти 2 лучика ты закрашиваешь за зубы, а этот пятый ещё за что-то» — за какую-то творческую работу, по-моему. И это тоже начало очень круто работать, призы были другого уровня, и работало это всё на два направления: с одной стороны, у него появилась привычка что-то делать, мы поняли в какой-то момент, что нужны были триггеры, чтобы будильник прозвонил, чтобы он начал делать вот это. А с другой стороны, у него появилось терпение, потому что условия были такие: «после 10-ти звёздочек ты получаешь такой набор Лего, но если ты его не купишь, пропустишь, то ещё через столько-то звёздочек ты получишь набор Лего круче», и так далее. И эффект был, когда он с папой поехал в магазин Лего покупать какой-то набор, но вернулся, подержал его в руках и решил, что он подождёт до следующего. Это классный шаг в направлении развития терпения ребёнка. Дошло всё до того, что он начал копить листы с этими звёздочками, огромное количество листов у него было накоплено, и он сидит в машине и говорит как-то: «Папа, давай посчитаем, сколько мне нужно заработать звёздочек, чтобы купить такую же машину, как у тебя?» Мы посчитали, и оказалось, что если он каждый день будет закрашивать по звёздочке и никогда не пропускать, то в 19 лет он сможет купить такую же машину. И Ярик послушал всё это и сказал: «Да, я согласен». Мы были в таком шоке в этот момент и сказали: «Не, не, подожди, это перебор». В общем, мы остановили эту историю. После этого появились ещё какие-то достигаторы. Например, мы с мужем думали, кто будет мыть посуду, мыли по очереди. Это всё привело к тому, что муж нарисовал достигатор-клад, путь с двух сторон к кладу, на каждый шаг продвигаешься и закрашиваешь: помыл посуду — продвинулся на один шаг к кладу. Тоже очень классная история, потому что когда Ярик это увидел, он сказал: «Нарисуйте мне тоже третью дорожку, я тоже хочу посуду мыть». И появилось в итоге 5 видов достигаторов. В какой-то момент мы захотели собрать это в книжку, но перед этим захотели проверить, а работает ли это на всех детей. Мы собрали группу, чтобы это проверить, в группе приняло участие 15-20 человек, точнее, семей, потому что очень многие не только сами участвовали, но и привлекали мужа, детей, не только детей, но и себя, чтобы показать им пример. Мы всю эту историю провели, и для меня самое главное открытие — это то, что чужие дети очень сильно отличаются друг от друга. Для кого-то приз — это главный мотиватор, кому-то просто нравилось играть в эту игру, кто-то в лёгкую взял и сделал несколько листов звёздочек сразу, не забирая ни одного приза, несколько месяцев по 5 заданий в день, а кто-то не мог даже дожить до субботы, чтобы получить свой первый приз, и 2 недели — это было слишком много. В общем, мы выяснили огромное количество вещей, которые, наверное, ближе всего к твоей теме, Никита, к формированию привычек. Для нас это были открытия. Также мы поняли, что, чтобы в коммерческое русло этот проект запускать и делать книгу или зарабатывать на этом деньги другим способом, нужно глубже погрузиться в психологию, поисследовать привычки, чтобы сделать это более профессионально и никому не навредить.

[1:03:49] Никита Маклахов: Здорово! Спасибо большое за подробный рассказ! Достигаторы, на мой взгляд — прекрасная штука. Единственный момент, который меня в них смущает — это то, что они слишком сильно переводят внутреннюю мотивацию делать какие-то действия, практиковать привычки, во внешнюю. На этот счёт я какое-то время назад прочитал прекрасную историю. По-моему, это был развлекательный портал Пикабу. История была следующая: дети играли во дворе в футбол, играли очень шумно, разбивали окна и доставляли прочие неудобства окружающим жителям. И никаких их не могли разогнать, они всё играли и играли, пока не пришла одному из жителей гениальная идея в голову. Он сделал следующим образом — пришёл к этим ребятам и сказал: «Ребята, вы так здорово играете в футбол, мне так нравится. Давайте вы будете ещё больше играть в футбол, и я буду вам за это ещё и платить». Они, конечно же, согласились и начали играть, уже получая за это деньги. Через какое-то время этот же мужчина пришёл и сказал: «Ребята, что-то вот с финансами у меня стало туго, я вам буду платить чуть меньше». Они расстроились, но продолжили играть. Через какое-то время мужчина пришёл и сказал: «Всё, совсем с деньгами беда, платить я вам больше не смогу». И удивительным образом через несколько дней после этого ребята вообще перестали играть в футбол. Для меня это как раз иллюстрация того, как быстро может подмениться внутренняя мотивация. Просто любовь к футболу может подмениться внешней — деньгами за это действие. И когда сначала внутренняя мотивация перетекла во внешнюю, а потом исчезает внешняя, то нет больше никаких побуждений совершать снова эту практику, это действие. Расскажи, думала ли ты об этом моменте, уже когда взаимодействовала с достиграторами или рассказывала про них другим людям? И пыталась ли как-то обойти этот негативный момент?

[1:05:44] Наталья Бабаева: Спасибо, что ты эту историю поднял, потому что я всегда, когда рассказываю про достиграторы, выделяю этот момент. И он для меня состоит в двух историях. Первая — я не психолог, но некоторые книги у некоторых психологов читала. И в книге очень уважаемой мной Юлии Борисовны Гиппенрейтер есть такая врезочка, она называется: «Не платите детям за что бы то ни было», и там она говорит ровно про это проблему — про то, что проблема в деньгах, когда мы говорим: «Так, прополи-ка вот эту грядочку на дачке, а мы тебе дадим денег на мороженое», она состоит ровно в подмене мотивации. Во-первых, я предупреждаю. Во-вторых, история, аналогичная футбольной, с нами случилась. У меня ребёнок любил рисовать, в районе 5-6 лет, потом мы думали: «Ой, а пятый лучик звёздочки, за что бы его закрашивать? А давай за рисование, ты будешь чаще рисовать». И у меня ребёнок, который до этого любил рисовать, продолжал рисовать, но, во-первых, приносил рисунки, на скорую руку сделанные — видно было, что он это стал делать без удовольствия и побыстрее, лишь бы закрасить этот лучик, а во-вторых, после того, как мы сказали: «Нет, нет, слушай, хватит. Давай за рисование ты больше лучики получать не будешь», потом примерно на полгода он из рисования выпал, не брался за карандаши вообще. Очень важно не приделывать достигаторы к какому-то занятию, которое ребёнок и так делает, это правило. И второе правило — очень важно не привязывать достигаторы к творческим заданиям, потому что в творческих заданиях ты никогда не оценишь качество. Очень сложно сказать, если он нарисовал тебе чёрный квадрат — он так концептуально мыслит, или он просто на скорую руку хотел от тебя избавиться и закрасить эту чёртову звёздочку. Эта история не отменяет той пользы, которую мы получили, пройдя через этот сложный этап чтения, и до сих пор Ярик читает очень много. Со вторым ребёнком я поняла, что все дети разные, и у некоторых вообще не подменяется. Захотел какую-то гигантскую игрушку, он мне задал сокровенный вопрос: «А как я её могу получить?». Я сказала: «Сынок, ты можешь на неё заработать». Там было 12 или 15 шагов у достигатора, он прошёл их все, пошёл счастливый и купил эту машину. Он до сих пор чистит зубы без достигаторов, он даже не вспоминает про них. И история с тем, что ребёнок подсел, и мы не знаем, как слезть, с этим ребёнком у меня совершенно не случилась. Не все мальчики бросят футбол из-за того, что им перестали платить.

[1:08:46] Никита Маклахов: Итак, друзья, выпуск подходит к концу. Перед рубрикой «Пять в одном» я напомню вам, о чём мы с Натальей говорили во второй части беседы. Сначала мы обсудили переход на фриланс. Наталья предлагает начинающему фрилансеру не думать слишком о том, за что ему будут платить клиенты. Вместо этого следует разобраться, что хочется и что нравится делать. Полезно составить список требований к проектам, чтобы отсеять лишнее и работать на комфортных для себя условиях. Моя гостья предупреждает, что обязательно будут сюрпризы, как приятные, так и не очень. Возможно, вы не столкнётесь с проблемами, которых ожидаете, зато придётся решать другие. Например, может не хватать мотивации, и тогда вы будете работать чуть медленнее, чем хотелось бы. Или закопаетесь в проектах и рутине, и тогда придётся ждать внешнего импульса, чтобы выскочить с этой орбиты. Наталья также поделилась идеями, как организовать работу дома. Первая идея — надевать наушники, чтобы близкие не отвлекали. Вторая идея — превратить стену в огромный флипчарт, оклеив её бумагой. Третья идея — работать с Google календарём и по вечерам подсчитывать, сколько времени ушло на работу по каждому проекту. Напоследок мы с Натальей обсудили привычки и достигаторы. Достигатор — это игровой инструмент, картинка-раскраска. Ты что-то сделал, выполнил какую-то практику — берёшь и закрашиваешь один элемент. Достигаторы очень любят и дети, и взрослые, но стоит отметить, что у этой техники есть и плюсы, и минусы. С одной стороны, достигаторы помогают внедрять привычки и воспитывают терпение и силу воли. Но вместе с тем, достигаторы могут заменить внутреннюю мотивацию внешней, поэтому не стоит привязывать достигаторы к тем занятиям, которые и так нравятся. Кроме достигаторов существует множество приёмов и хитростей, которые помогают менять поведение и работать с привычками. Лучше всего работают те инструменты, которые основаны на знаниях о том, как работает наш мозг. Лично я убеждён, что бесполезно заставлять себя, бороться со срывами, подключать силу воли и так далее. Есть и другой путь, более мягкий, в нём много радости и совсем нет негатива, а привычки с его помощью закрепляются легко и надолго. Всех, кто хочет встать на этот путь, я приглашаю на «Игру в привычки». Это обучающая программа на 7 недель, которая поменяет вашу жизнь и ваш образ мыслей. Вы внедрите 3 привычки по вашему выбору, найдёте новых друзей и получите самое главное — технологию, которой сможете пользоваться всю жизнь. Кстати, наша сегодняшняя гостья Наталья тоже будет в числе участников. Мы стартуем в понедельник, 26 февраля. Осталось всего 2 дня, чтобы подать заявку на участие. Так что не откладывайте. Подробности об участии в «Игре в привычки» ищите на нашем сайте willbedone.ru/game.

[1:11:49] Никита Маклахов: Давай постепенно переходить к нашей финальной традиционной рубрике, которая состоит из 5 небольших вопросов. Первый вопрос касается как раз книги. Скажи, пожалуйста, есть ли такая книга, которую ты или чаще других перечитываешь, или чаще других даришь близким, друзьям и родным? Возможно, такая книга, которая произвела какую-то трансформацию в твоей голове, привела тебя к каким-то переменам?

[1:12:13] Наталья Бабаева: Если говорить про детей, то есть обалденная книга Судзуки Синити «Взращённые с любовью». Эта книга про то, как японец придумал школу, в которой он учит маленьких детей с 3-х лет играть на скрипке, и к 7-ми годам они уже способны на такое, что их приглашают выступать по всему миру. Это фантастическая книжка. Есть такая книга Александра Гольденвейзера — «Лев Толстой. Воспоминания». Очень скучно звучит, я знаю, но это тоже совершенно фантастическая история. Лев Толстой, мудрец, уже ему много-много лет, примерно за 15 лет до смерти он знакомится с молодым пианистом и приглашает его к себе в Ясную поляну погостить. И этот молодой пианист, собственно, Александр Гольденвейзер, понимает, что он общается с таким великим светилой. И что он делает? Он в кармане своего пальто, пиджака, всё время держит маленький блокнот и обрубок карандаша. И всё, что слышит интересного от Льва Николаевича Толстого, туда записывает. Он за 15 лет общения с Львом Николаевичем собрал целую книгу этих записей. Ещё классная история о том, как он выучил более 15-ти языков, если я не ошибаюсь. Он знал Евангелие наизусть, и когда он хотел выучить новый язык, он просил кого-нибудь из знакомых привезти ему Евангелие на этом языке в подарок. Он брал это Евангелие и начинал его читать, разбираться, сопоставлять тот текст, который он понимал по-русски, с тем, что он видел. И к тому моменту, как он переворачивал последнюю страницу Евагнгеля, он уже очень хорошо мог читать на этом языке. Так он выучил большинство языков, которые знал. И вот таких очень непонятных, вечных мыслей, открытий и вообще интересностей там очень много.

[1:14:19] Никита Маклахов: Отлично, с книгами мы разобрались. На очереди у нас привычка. Такая привычка, которая есть в твоей жизни, и которую ты бы ни на что другое не променяла. Если бы все другие привычки исчезли бы из твоей жизни, ты бы оставила именно эту.

[1:14:32] Наталья Бабаева: Это привычка писать регулярно о том, как продвигается мой путь в self-employed, в свой блог. Как только я ушла из МИФа, я увидела вокруг себя очень много людей, которые постоянно спрашивали: «Как у тебя дела?», почему и что происходит. Я поняла, что очень многим это интересно, я начала писать. Это такая публичная рефлексия о том, что произошло за последние месяцы в моей жизни. Она, во-первых, даёт мне кучу новых знакомств, это очень душевное общение, особенно когда ты действительно открываешься и рассказываешь всю подноготную, свои страхи и неудачи, а не только удачи. Для меня эта привычка очень много значит. И когда последние несколько месяцев я немного на эту привычку подзабила, я чувствую, как будто я сама себе перестала задавать этот вопрос о том, что происходит, и правильно ли я двигаюсь. И когда я к ней вернулась, я снова написала — я поняла, что не стоит останавливаться. Это важно мне, а не только другим.

[1:15:43] Никита Маклахов: Дальше у нас на очереди инструмент. Это может быть как какой-то сервис, программа, приложение, так и что-то из реального мира. Что-то, что тебе облегчает жизнь.

[1:15:53] Наталья Бабаева: Я расскажу про Apple Watch, потому что у меня была проблема зарегулярить свой спорт. И проблема состояла в том, что я могла бегать, говорила: «Да, ты молодец», и потом бросала бегать на какое-то время. Потом я начинала плавать и говорила: «Да, молодец, ты уже плаваешь месяц» и бросала плавать. И мне хотелось сделать эту историю более регулярной. И когда мне муж на день рождения подарил Apple Watch, там ещё и целая команда собралась, у которых Apple Watch, мы все соединились часами и смотрим каждый день, кто сколько процентов от плана выполнил. В такой комбинации это просто убойно работает. Наконец-то мой спорт зарегулярен.

[1:16:39] Никита Маклахов: Есть. Тогда следующий пункт касается вопроса. Такого вопроса, который ты бы посоветовала задавать людям самим себе, если они хотят прийти к каким-то озарениям, инсайтам, трансформациям или чему-то такому?

[1:16:51] Наталья Бабаева: Наверное, это вопрос: «А что я принесу?». Он немножко странный, я сейчас поясню. Я люблю Facebook за то, что можно прийти и сделать пост гордости: ты закрыл какой-то проект, ты можешь прийти и об этом рассказать. Я, начиная проект, всегда думаю о том, что его надо сделать так, чтобы было о чём рассказать, и что я принесу. Либо если вы не пишете в Facebook или не ведёте блог, то на какую-то отчётную регулярку. Вот я соединяюсь с тем моментом, думаю о том, что я хочу, чтобы это было круто — то, что я туда принесу. Поэтому выжимаю всё, делаю это круче, чем я бы сделала, если бы я себе этот вопрос не задавала.

[1:17:33] Никита Маклахов: И напоследок вопрос о фильме.

[1:17:36] Наталья Бабаева: Есть фильм Ларса фон Триера «Меланхолия» — снёс мне голову, в хорошем смысле. Планета падает на Землю, падает медленно, и как реагируют на это разные люди. Очень глобальный, очень классный фильм, очень люблю его.

[1:17:56] Никита Маклахов: Спасибо тебе большое, Наталья, за ответы. И в конце каждой беседы я оставляю гостям чуть-чуть времени на то, чтобы они могли рассказать о своих проектах, о том, куда бы они хотели позвать наших слушателей. И чуть-чуть себя порекламировать.

[1:18:12] Наталья Бабаева: Спасибо. Я расскажу о своём блоге — все приходите на Medium, Наталья Бабаева. Я рассказываю про маркетинг, про продукт, про детей, про то, как проходит мой путь в self-employed, апдейты постю. Ещё у меня есть такая рубрика «Объяснить дедушке», где я простым языком объясняю такие понятия, как джайлы, веб-аналитика, на очень простом языке. Приходите в моей блог. Какие апдейты в моей жизни будут или мероприятия, я всё там обязательно расскажу.

[1:18:46] Никита Маклахов: Отлично, тогда на этом мы будем уже прощаться. Наталья, спасибо тебе большое за интересную беседу. Спасибо всем, кто нас сегодня слушал. Успехов и до новых встреч.

[1:18:56] Никита Маклахов: В следующем выпуске к нам в гости придёт Игорь Стоянов, предприниматель и основатель компании «Персона», история которой насчитывает почти 25 лет. Мы поговорим с Игорем о том, через какие этапы ему пришлось пройти на его предпринимательском пути. Как выглядят его путь героя. Что общего между бизнесом и буддизмом, что делать, если ты столкнулся с профессиональным выгоранием, и как этого не допустить. Какую роль играют деньги в жизни осознанного человека, на основе каких принципов следует выстраивать общение с окружающими людьми. Поговорим об этом и о многом другом. Я же прощаюсь с вами до следующей субботы. Успехов!

[1:19:42] Никита Маклахов: Вы прослушали очередной выпуск подкаста от проекта «Будет сделано!» Чтобы вы могли извлечь из него ещё больше пользы, я оформил для вас специальные бонусные документы. В них в очень удобном и красивом виде собраны все самые главные идеи и рекомендации от наших гостей по каждому выпуску. Напишите пару приятных слов на странице подкаста в iTunes или опубликуйте ссылку на подкаст на своей странице в любой из социальных сетей. А после этого напишите мне в личные сообщения или на почту, и я буду рад отправить вам эти бонусные документы. Также не стесняйтесь присылать мне обратную связь, вопросы, идеи и комментарии. А я в свою очередь приложу все усилия к тому, чтобы каждый выпуск был интереснее и насыщеннее предыдущего. Оставайтесь с нами, и все самое важное в жизни будет сделано!