Как написать историю своей жизни? Цитата Марины Васильевой из выпуска подкаста Будет сделано!

Гостья выпуска — Марина Васильева, основатель проекта Soulmarketing, автор курса «Укротители текстов», экс-главред Websarafan и экс-редактор издательства «МИФ». Узнаем, как писать захватывающие тексты о себе и зачем это нужно!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK

Любимые книги гостей подкаста

В каждом выпуске наши гости рекомендуют лучшие, по их мнению, книги. Мы тщательно изучили рекомендации, убрали лишнее и оставили главное! Заполните форму и мы тут же пришлём вам на почту сочный PDF-документ со списком 10 лучших книг по версии героев подкаста. Стоит прочитать!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[1:02] Как стать писателем? Путь героя — личная история Марины Васильевой.
[14:58] Почему на тренинге Тони Роббинса все ходят по углям?
[21:48] Какая привычка помогает писателю всегда быть в форме?
[26:08] В чём задача родителей на разных этапах воспитания детей?
[28:55] Как выбирать клиентов? История про Фёдора Конюхова и его лодку.
[41:40] Как истории соединяют людей и помогают двигаться по жизни?
[45:12] Зачем писать тексты? С чего начать? Где брать идеи для постов?
[51:08] Что делать, если не пишется? Как бороться с перфекционизмом?
[61:45] Как критиковать и отвечать на критику? Как попасть в поток?
[73:00] Рекомендации в рубрике «Пять в одном»: книга, сервис, привычка, вопрос, фильм.

В выпуске были упомянуты

1) Речь перед выпускниками — выступление Стива Джобса в Стенфорде
2) Мои путешествия — книга Фёдора Конюхова
3) Гимнастика души — книга Владимира Шахиджаняна
4) Истории про еду с рисунками и рецептами автора — книга Андрея Бильжо
5) Тони Роббинс — знаменитый американский тренер, писатель и предприниматель
6) Я ненавижу продавать — пост Марины Васильевой
7) Ричард Креволин — сценарист, писатель, преподаватель сценарного искусства
8) Больше не жмёт: почему своя история лучше чужой — статья Марины Васильевой в журнале «Сноб»
9) Путешествие писателя — книга Кристофера Воглера
10) Тысячеликий герой — книга Джозефа Кэмпбелла
11) Фрэнк Кёрн — интернет-маркетолог, инфобизнесмен
12) Как жить на высоких скоростях? — выпуск подкаста с Еленой Клишиной

Марина Васильева в Интернете

1) contentrulit — профиль в Facebook

Рубрика «Пять в одном»

1) Книги — Стивен Кинг «Как писать книги» и Рэй Брэдбери «Дзен в искусстве написания книг»
2) Привычка — ходить
3) Инструмент — фитнес-браслет Xiaomi Mi Band 2
4) Вопрос — Чего ты хочешь?
5) Фильмы — фильмы Кристофера Нолана

Результаты конкурса «Книга за отзыв»

1) Анастасия Степанько выиграла книгу Елены Резановой «Никогда-нибудь»
2) Слушатель в iTunes kotyakarpov выиграл книгу Мэнди Холгейт «Победи свой страх»

Главные идеи выпуска

1. Некоторые талантливые люди, которые должны, по идее, стать писателями, слабо представляют себе этот путь, поэтому выбирают спокойный и понятный путь редактора или помощника более смелых авторов.
2. Если человек ответил на все вызовы, которые составляют его работу, и понял работу всех механизмов, ему может стать скучно. Особенно если он ченджер, специалист по инновациям.
3. Нужно смотреть на свою жизнь и самореализацию сверху, системно. Только так строится успешная работа с посланием, которое человек несёт в мир. Всё должно быть связано воедино общей канвой повествования.
4. Все книги и фильмы, которые изучают дети, лучше пропускать через фильтр. Родителям следует выбирать информацию, которую будут потреблять дети.
5. Справиться с перфекционизмом поможет большое количество задач: на промедление не останется времени. Это совет для продвинутых писателей.

Практические рекомендации

1. Учиться стоит у лучших специалистов в своих областях, причём встречаясь с ними вживую, а не просто просматривая их материалы и видео в интернете.
2. Берите тех клиентов, у которых хотите чему-то научиться, которые близки вам по духу и энергетике. В противном случае вы лишь потратите силы и время зря.
3. Начните писать хотя бы как-нибудь, но каждый день. Параллельно следует коллекционировать тексты, которые вам нравятся.
4. Чтобы дать автору конструктивную обратную связь, используйте принцип зелёного маркера. Не ругайте, а покажите автору сильные стороны его текста.
5. Экспериментируйте с местом работы. Возможно, вдохновение придёт в кафе или текст напишется быстрее, если на фоне будет звучать любимая музыка.

Понравился выпуск? Послушайте также

Станьте патроном подкаста

Выражаем благодарность за поддержку нашим патронам: Дмитрию Балиеву, Анастасии Чередовой, Гуле Кебурия, Максиму Каджиеву, Изабелле Инсалл, Ксении Демченко, Максиму Шошину, Николаю Марченко, Сергею Баскакову, Евгению Носову, Елене Янишевской, Никите Дубинину, Алексею Кравченко, Ине Ступеле, Денису Гончарову, Андрею Нецепляеву, Ильнуру Исмагилову, Денису, Анне Башкировой, Александру Михайлову, Евгению Пономареву, Николаю Чернобаеву, Александре, Артуру, Джей Ласт, Андрею Завалищеву, Алексею Драч, Вячеславу Семушину, Дмитрию Юрьеву, Екатерине, Cpaty, Анатолию Наумову, Themart, Евгению Юревичу, Антону, Андрею Вахтанову, Ольге Иванченко, Дмитрию, Артёму Богомолову, Ивану Афанасову, Ирине Ананьевой, Петру Голову, Сергею Шарову, Александру Баратову, Наталии Куделе, Денису Махневу, Марине, Евгению Ковалёву, Майку Прокопетсу, Александру Сергиенко, Алексею Ягуру, Денисс Хмелевскис, Андрею Панасюку, Екатерине Ларюсиной, Анастасии Белкиной, Кириллу Клёцину, Игорю Николаевой, Ксении Бородулиной, Марине Устиновой, Андрею Масленникову, Ольге Балога, Петру Ляпунову, Антону Дедову, Марии Бесединой, Лии Смекун, Марии, Александру Кубышеву, Денису Виноградову, Игорю Батракову, Алексею Кулакову, Дмитрию Юрьеву, Юлии Дахнович, Виктору Чеснокову и приглашаем вас присоединиться к клубу патронов «Будет сделано!» — сообществу самых преданных и благодарных слушателей подкаста, которые вносят неоценимый вклад в развитие проекта. Кто такие патроны и как стать одним из них, подробно описано на нашей странице в сервисе Patreon.

 

Текстовая версия подкаста с Мариной Васильевой

[00:10] Никита Маклахов: Добрый день! В эфире подкаст от проекта «Будет сделано!» — программа для тех, кто хочет делать больше за меньшее время, а также жить и работать без стресса. Я, ее ведущий — Никита Маклахов. Сегодня у нас в гостях Марина Васильева, основатель проекта «Soulmarketing», автор курса «Укротители текстов», а также экс-главред Websarafan и экс-редактор издательства «МИФ». Мы поговорим с Мариной о пути героя для писателей. О том, что произойдет, если человек откажется откликаться на зов. О том, что делать со своими страхами. О том, как постоянно меняться, но при этом сохранять самое главное. И конечно же, о том, как с помощью историй преображать свою жизнь и жизнь окружающих людей. Марина, привет!

[01:00] Марина Васильева: Никита, привет! Рада тебя слышать.

[01:02] Никита Маклахов: Да, взаимно! Спасибо, что заглянула в гости! Давай для начала поговорим подробно о тебе. Насколько я знаю, за твоими плечами уже довольно книг, изданных с твоей помощью, некоторые из которых стали бестселлерами. Расскажи, как выглядел твой путь отношений с текстами и с книгами? Почему ты выбрала позицию по ту сторону баррикад, то есть стала копирайтером, редактором, помощником авторов, но сама не стала автором, не стала писателем?

[01:35] Марина Васильева: Ой, слушай, это такой хороший вопрос! И про ту сторону баррикад — я хочу сказать, что сейчас-то я уже по эту сторону баррикад, а вот как я к этому пришла и почему не сразу это начала, я попробую рассказать. Давно-давно, еще в школьные в годы, я писала сочинения (а я всегда любила писать), и сочинения эти вызывали какую-то бурную реакцию у учителей. Учителя забирали их домой, не отдавали маме, любили их и цитировали. Мне все говорили: «Марина, быть тебе писателем!» В классе в 10, по-моему, или в 11, уже другая история случилась: я написала сочинение по «Грозе» (а я очень не люблю эту пьесу, не люблю эту героиню) и высказала все, что думаю, со всем подростковым максимализмом. Учительница позвонила моей маме и сказала: «Слушайте, пусть ваша дочка больше так сочинения не пишет, я то я буду ей 2 ставить. Я ей сейчас 5 поставлю, конечно, но нельзя писать, что Катерина „озабоченная“. Она должна просто цитировать учебник, пересказывать критиков, и не нужно здесь высказывать свое мнение». При этом, когда нужно было отправлять учеников на какие-то школьные олимпиады, где требовалось высказывать свою точку зрения, учительница всегда отправляла меня и говорила: «Марина на любую тему что-нибудь напишет, поэтому пусть идет она». Не знаю почему, но тогда я возможность быть писателем как профессиональную карьеру вообще для себя не рассматривала. Вокруг все работали бухгалтерами, экономистами, юристами, и профессии писателя как таковой в принципе не было. Я интуитивно пошла учиться в литературный институт, потому что всегда это любила. Совершенно случайно попала в крупное челябинское издательство и начала там карьеру редактора, а потом я, собственно, всю эту карьеру прошла и начала уже в «МИФе» работать. Но я думаю, что это история про страх. Я просто побоялась, я не знала как, не знала траектории, и мне было страшно. Я не понимала, как делать карьеру писателя, поэтому решила выбрать что-то поспокойнее. Для меня, это, собственно, была карьера редактора. Наверное, так.

[03:45] Никита Маклахов: С учетом сказанного тобой, вообще удивительно, что в России появляются писатели. Потому что если человек, изначально настроенный и готовый идти по этому пути, и даже тот, который идет в соответствующий ВУЗ (потому что часто бывает, что люди любят писать, но выбирают более практичную профессию: маркетолога, юриста, экономиста, кого угодно) — так вот, если даже человек, который изначально под это заточен, не становится писателем, то кто же тогда становится, интересно?

[04:12] Марина Васильева: Я думаю, что вообще боятся очень многие. Я просто сейчас, как человек, который этой писательской практикой занимается целенаправленно (и сейчас уже ежедневно) и перешел на эту сторону баррикад, и как человек, который помогает, учит и тренирует людей, желающих в эту историю прийти, вижу, что эта тема связана с огромным количеством страхов, непонимания и незнания себя. И для меня эта история перехода была связана с изучением себя, со встречей с собой. В путешествии героя, вот в этой модели история всегда начинается с того, что герой слышит какой-то зов. Этот зов про то, что нас всегда — я не знаю, кто во что верит — Вселенная/Бог/судьба зовет к тому, чтобы прожить свою жизнь на полную, прожить свою жизнь на максимуме. Мы обычно не понимаем как, боимся и отказываемся. Поэтому следующий этап в этой модели путешествия героя — это отказ от зова. Я была человеком, который в свое время отказался от зова, и когда все говорили: «Марина, иди, будь писателем» и за спиной уже были победы и в городских конкурсах, и во Всероссийских конкурсах, я все-таки отказалась и стала редактором. Есть такая хорошая метафора: Вселенная сначала разговаривает с нами шепотом; если мы слышим этот шепот, то здорово, если мы не слышим этот шепот, то Вселенная начинает говорить чуть громче, потом переходит на крик, и, если мы все-таки не слышим, мы можем уже и по голове получить (не дай бог, чтобы до этого дошло). Поэтому лучше научиться слышать этот шепот, этот зов и за ним идти. А вот как это сделать — ну, я думаю, что прислушиваться к себе в первую очередь, доверять себе и понимать, что если тебе чего-то хочется и у тебя что-то получается, то это не случайно. Потому что я, с одной стороны, не верю в какое-то призвание, которое под звуки арфы и лир спускается к нам с неба, но я верю в то, что у каждого из нас есть какая-то зона, которая нам особенно интересна. Вот знаешь, есть в практиках такие вопросы: «Чем вы готовы заниматься, если вам за это не платят?», «Чем вы готовы заниматься, если у вас уже есть миллион долларов?» Для меня такой темой всегда были тексты и книги, я всегда любила читать, всю свою сознательную жизнь читала. Мама до сих пор вспоминает, что даже когда я приходила к ней на работу, я все время была с книжкой и эту книжку не закрывала. Ну и, собственно, мне нравилось писать и высказывать свои мысли. У каждого из нас есть такая зона, и важно просто прислушаться к этому, доверять этому и понять, как на этом построить карьеру. Но мне, например, в этой истории очень помогла Лена Резанова. Я в свое время к ней пришла, вообще не понимая, что и как делать, и она мне очень помогала и помогает раскапывать и выстраивать вот этот свой путь. Это мой хранитель. В путешествии героя, вот в этой модели есть понятие «хранителей» и «союзников». И Лена Резанова — один из моих хранителей, таких людей, которые помогают этот путь проходить. У каждого из нас они тоже есть.

[07:09] Никита Маклахов: Ладно, раз уж ты затронула тему пути героя, которую мы тоже очень часто (очень-очень часто) вспоминаем в нашем подкасте, расскажи, как он выглядел для тебя? Через какие этапы ты прошла, в каких проектах, возможно, работала и как ты сама для себя понимала, что пора с каким-то одним этапом завязывать и переходить на следующий, браться за новые задачи, за реализацию каких-то других целей?

[07:32] Марина Васильева: Слушай, я в этом смысле авантюрист, и мне это помогает. Я всегда иду за интересом: я иду в проект за интересом, я иду на человека, если он мне интересен, и я свою жизнь так выстраиваю. В моей жизни был период, когда это было не совсем так, когда мне нужно было воспитывать детей. Передо мной стоял вопрос, что мне, собственно, нужно как-то детей кормить, мне нужно работать, и это был, наверное, самый длинный и стабильный период в моей жизни. А последние несколько лет я просто ищу то, что мне интересно, и для меня это очень важный критерий. Плюс я в принципе люблю новое. Наташа Бабаева (она недавно была у тебя в подкасте) говорит про ченджеров и ранеров. Я — ченджер, то есть мне нужны какие-то новые процессы. Почему я ушла из книжного бизнеса? Я в книжном бизнесе дошла, на мой взгляд, практически до абсолютной вершины. Я была в издательстве «Манн, Иванов и Фербер» топ-менеджером, вторым человеком после генерального директора. Почему я оттуда ушла? Потому что я в какой-то момент поняла, что знаю все эти издательские процессы, и все вызовы, которые можно было в этой истории сделать, я сделала. Для меня одним из таких вызовов была книга с Федором Конюховым и с другими звездами. Например, я делала книгу с Андреем Бильжо, делала книгу с Владимиром Шахиджаняном. Мне удалось поработать со звездами, я поняла, что и это я тоже могу и умею; то есть я могу разглядеть идею проекта, я могу найти автора, я могу договориться с этим автором. Причем и Федор Конюхов не очень хотел делать книгу (ему это не нужно было, я эту идею продавала ему и его агенту), и Андрей Бильжо не очень хотел делать книгу, у меня в этом смысле такой опыт переговорщика. И когда я поняла, что вот это я тоже могу… В принципе издательский процесс — это достаточно понятная технология: ты находишь идею, находишь автора и дальше выстраиваешь работу с этим автором по определенным этапам. Когда я поняла, что вот этот процесс я теперь знаю от и до, я решила, что мне хочется чего-то еще. И вот в этот момент меня, кстати, потянуло в сторону интернет-маркетинга. Потянуло в том числе потому, что, наверное, я всегда хотела писать, а в книжном бизнесе ты всегда работаешь с очень большой командой. Допустим, я сделала проект с Федором Конюховым, я действительно была продюсером-воодушевителем этого проекта, но с другой стороны, со мной работала целая команда: редактор, корректор, дизайнер, большую роль сыграл агент Федора Конюхова, Татьяна. То есть это командная работа. А интернет-маркетинг — это, конечно, тоже командная работа, но здесь, мне кажется, больше возможностей выйти один на один. Для меня, например, было вызовом то, что ты пишешь какое-то письмо (как это было на Websarafan), и его читают… в тот момент это было 6 или 7 тысяч человек. И они его либо открывают, потому что им нравится заголовок, читают его, если оно им нравится, цитируют или не цитируют. Или не читают, или не открывают. И в этом смысле ты один на один, то есть здесь тебя уже никто не прикроет, и ты сам понимаешь, чего ты стоишь. И вот я, собственно, за этим и пошла. С Websarafan я ушла тоже потому, что в тот момент уже хорошо понимала, как делать рассылку, как писать тексты, как писать письма, которые люди читают; как делать статьи в блоге, как писать эти статьи самостоятельно и как помогать их писать авторам; как делать подкасты, как эти подкасты готовить и как готовить сценарий, как их упаковывать, чтобы их люди захотел послушать (тут, наверное, вообще твоя тема). Я поняла: окей, этот процесс я тоже могу упаковать, я его понимаю и мне хочется куда-то дальше. Ну и, собственно, я отправилась в свою сольную историю, это тоже такой новый чендж для меня, посмотрим, что из этого получится. Как-то так.

[11:22] Никита Маклахов: На твой взгляд, не является ли такой подход — подход ченджера, когда мы знакомимся с одним направлением, немножко погружаемся в него, а потом переходим к следующему — неким противопоставлением пути мастера, когда человек берет одну тему, досконально изучает ее и становится реально мастером? Не является ли вот эта вот концепция ченджеров неким перепрыгиванием по верхам и немножко поверхностным ознакомлением с каждой темой?

[11:52] Марина Васильева: Ну, смотри. Наверное, если из карьеры балерины переходить в карьеру хирурга или наоборот, то, во-первых, это, конечно, невозможно, а во-вторых, да, это может быть изучением темы по верхам. Но понимаешь, я в своей истории разглядела сквозную тему и поняла, насколько же… Вот знаешь, как Стив Джобс говорил, что «обернувшись назад, я понимаю, как точки соединяются в линии, и я понимаю, зачем я пошел учиться в школу каллиграфии». Казалось бы, какая-то школа каллиграфии — зачем? А сейчас мы знаем эти прекрасные айфоны, насколько там красивые шрифты, насколько там великолепный дизайн и насколько это все хочется облизать. То есть любовь Стива Джобса к дизайну и красоте проявлялась уже тогда, просто он ее не осознавал, не понимал, что с этим делать. Я же всю жизнь работаю с текстами и смыслами. Сначала я помогала это делать авторам — помогала им вытаскивать эти смыслы, помогала создавать книги, потом я начала этим заниматься сама. По сути, это одна большая история, где я побывала в разных сферах, в разных областях, и я понимаю, насколько это важно и насколько здесь все работает одно на другое. Например, книга, рассылка, посты в соцсетях, блог — это на самом деле все про одно, то есть в основе всегда должен лежать ключевой сюжет, ключевой нарратив, ключевой смысл, и дальше это уже вопрос форматов. Со всеми этими форматами я поработала, и со многими из этих форматов я поработала успешно. Это значит, что сейчас я понимаю это все как систему, я вижу эту систему. А с теми людьми, которые приходят ко мне со своими задачами, я работаю именно с точки зрения системы, потому что я вообще не люблю хаотичные движения, мне очень нравится «вид сверху». Один из любимых моментов в моей жизни — это такое… не место силы, а как это назвать? Когда я была в Париже, я поднялась на Эйфелеву башню и увидела город сверху. Меня эта картинка поразила. Я увидела не просто дом, не просто забор, не просто дерево или угол дома, как мы видим, когда идем по улице, озабоченные своими проблемами; я увидела это сверху как единый архитектурный замысел, как единое целое. И вот эту метафору вида сверху я бесконечно люблю. То, что я в этой истории с текстами и смыслами побывала в разных сферах и в этих сферах поработала, эти сферы увидела изнутри — мне это дает возможность увидеть картинку сверху, и я считаю, что именно так нужно работать и со своим продвижением, и с тем контентом, который ты выдаешь в мир, и с тем посланием, которое ты в мир несешь. А не так, что знаешь: «Тут я пошел посты в соцсетях пописал; вот тут я пойду напишу книжку; а тут я, может быть, еще рассылку сделаю», и это какие-то 15 сущностей, которые вообще очень плохо связаны между собой. Понимаешь, о чем я?

[14:47] Никита Маклахов: Да, да, понимаю тебя. Раз уж ты затронула тему поездок и путешествий, давай поговорим немножко об этом. В частности, меня интересует твоя поездка в Лондон на мероприятие Тони Роббинса. Хочется узнать, услышать твои впечатления, какие-то твои выводы, возможно, инсайты. Ну и, конечно, пару каких-то практических техник, лайфхаков тоже было бы неплохо от тебя почерпнуть.

[15:09] Марина Васильева: Это была очень неожиданная история, не планировала особо побывать на Тони Роббинсе. Смотри, как там было. Я ехала на Тони Роббинса на самом деле без особо больших ожиданий. Мы как раз накануне записывали подкаст с Радиславом Гандапасом, и он сказал, что «Тони Роббинс — это самая дорогая дискотека в моей жизни». Я вообще по натуре скептик, то есть у меня нет такой картинки в голове, что «я сейчас поеду к какому-нибудь гуру, и вот он меня чему-то научит и даст мне какую-то серебряную пулю, и все тогда со мной случится». Я с очень большим уважением отношусь к своему каждодневному труду и вообще к нашему каждодневному труду и к тому, что мы делаем за письменным столом, и очень спокойно отношусь к таким вещам, которые происходят на стороне. Просто потому, что я в этой сфере, опять же, я понимаю, как это делается и как создается хайп, как это продается, как это упаковывается, и что обещание всегда может быть чуть больше, чем тебе потом будет дано. И это нормально, это маркетинг, это продажа. Но с другой стороны, один из моих главных принципов в жизни — учиться у лучших. И Тони Роббинс — вот что бы я в тот момент ни говорила и ни думала о его методах, что бы я ни говорила и ни думала сейчас — это человек, который действительно № 1 в своей сфере. Это человек, который собирает 10-тысячные залы, где люди на 9 языках его слушают и не могут от него оторваться. Я хотела посмотреть на него вживую, я вообще считаю, что учиться нужно у лучших и нужно видеть их вживую. Потому что смысл не в том, чтобы его ролики на YouTube посмотреть (хотя это тоже круто), а мне было интересно побыть с ним в этом формате — формате, который он придумал, 4 дня просто понаходиться там и прислушаться к своим ощущениям, понять, что я могу оттуда взять, что я могу оттуда забрать. Собственно, я это и сделала. Если говорить о каких-то фишках и лайфхаках, во-первых, я следила за Тони Роббинсом во все глаза, а во-вторых, я все 4 дня записывала. Я просто на айфоне в заметках все конспектировала, смотрела, как он дает контент, как он рассказывает истории, как он удерживает внимание аудитории, потому что он делает какие-то невероятные вещи. В первый день он выступал, по-моему, 6-8 часов, то есть сначала там кто-то другой был; а на третий день он был на сцене около 12 часов, и все это время он удерживал внимание зала. Десятитысячного зала, понимаешь? Он работал с каждым человеком в такой огромной аудитории. Для меня это какой-то невероятный уровень профессионализма. Я его активно слушала каждую секунду, не желая от него оторваться. При том, что одним полушарием я понимала, как он это делает, то есть я видела: «Ага, вот здесь он строит историю, вот крючок, вот переход, вот он продал упражнение, вот сделал то-то и то-то», а другим полушарием я все равно слушала это с каким-то бесконечным восторгом и восхищением перед таким профессионализмом. Во второй и четвертый день выступали другие спикеры, и меня поразил контраст. Если Тони держал внимание 12 часов, то там были спикеры, которые не могли удержать моего внимания 3 минуты. Это про уровень мастерства, про уровень подачи контента для меня в первую очередь. Что особенно приятно, в первый день Тони Роббинс несколько раз говорил слово «контент», и я хотела ему сказать: «Бро, ты понимаешь!» Он прямо говорил: «Я даю вам контент»; то есть то, что он еще «мою» терминологию использует («мою» в профессиональном смысле), меня как-то особенно тронуло. Одним из сильных инсайтов для меня был поход по углям. Это то, что, наверное, как-то сложно применить и сложно дать слушателям подкаста как технику, которую можно использовать. Но вот то, что он нас к этому подготовил, то, что мне казалось невероятным (мне действительно было страшно), и то, что он связал эту историю — в этом и заключается замысел — в том, как мы вообще относимся к страхам. Он нас очень сильно тогда напугал: он рассказывал про технику безопасности и одновременно говорил о том, что температура углей такая, что на ней можно мясо жарить, и про волдыри, про все нам рассказал, но в итоге дал технику, как пройти через это. И это тоже такая метафора техники работы со страхом для меня. Тебе кажется: «Угли, босые ноги — нет, это вообще невозможно!» Я в тот момент думала: «Боже мой, я же в Лондоне! Если я сожгу ноги — здесь же очень дорогая медицина… Кто меня повезет домой назад?» То есть я думала, как меня вообще будут вывозить. Понимаешь, вот эти страхи были какими-то огромными, а потом ты просто идешь по углям, и все, и ты понимаешь: «Окей, я это могу, я это могу! Оказывается, я просто недооцениваю себя где-то». И это для всех нас, мне кажется, очень хороший опыт.

[19:56] Никита Маклахов: В моей жизни вместо углей пока что гвозди, правда, на ежедневной основе, но, может быть, и до углей я тоже когда-нибудь доберусь.

[20:03] Марина Васильева: Да, гвозди — это очень круто. Я, кстати, про твои гвозди вспоминала, я их еще с момента подкаста нашего помню — гвозди, ледяную воду, это все тоже очень классные штуки.

[20:13] Никита Маклахов: Наверное, стоит сделать небольшой акцент на этом. По крайней мере на мой взгляд, и гвозди, и эти самые угли — они все преследуют одну простую цель: подарить человеку состояние победителя. То есть дать почувствовать, что если он может сделать то, что ему казалось раньше невозможным, то какие-то другие вопросы в жизни тоже, конечно, решатся, и ему, по сути, все по силам.

[20:36] Марина Васильева: Да. Ты знаешь, я вот здесь еще хочу дополнить: после Тони Роббинса на пятом дне были очень классные спикеры; там был Петр Осипов из «Бизнес Молодости», там был Андрей Парабеллум. И Андрей Парабеллум рассказывал, по-моему, про какой-то свой марафон, когда 100 дней нужно каждый день делать то, что тебе страшно. И мне эта история понравилась. Я ее не стала превращать в марафон, но я поняла, что мне сейчас осознанно нравится делать вещи, которые мне делать страшно. Например, после этого у меня возникла ситуация, когда нужно было постоять на стеклах — не на гвоздях, а на стеклах — и подержать паука. А я очень боюсь пауков. И я это сделала! То есть вот из таких мелочей. Я просто каждый день сейчас при каждой удобной ситуации стараюсь делать то, что страшно. Как только ты проходишь страх, тебе открывается какая-то новая… Знаешь, как в игре компьютерной: ты выходишь на новый уровень и, собственно, дальше проходишь этот уровень. И поэтому, когда мне страшно писать какие-то тексты, или ссылку на свой курс ставить, или свой текст, или еще что-то, я вспоминаю эти угли, вспоминаю этого паука и делаю это.

[21:49] Никита Маклахов: Я знаю, что Тони Роббинс в своих выступлениях уделяет много внимания ритуалам и привычкам. Расскажи, какие у тебя появились ритуалы после этой поездки, что ты внедрила в итоге в жизнь на регулярной основе?

[22:02] Марина Васильева: Слушай, я в этом смысле вообще абсолютный иррационал и хаотик. Все сложно с каким-то ежедневным расписанием, но мой главный ритуал (я не могу сказать, что он появился после Тони Роббинса) — это, наверное, ходьба, движение. Я очень люблю движение; писать, работать и делать то, что я делаю, помогает большое количество движения. У меня утро обязательно начинается либо с прогулки быстрым темпом, либо с получасовой пробежки трусцой. Для меня это как вот эта метафора, которая всем надоела, про «зарядить себя как зарядить телефон и батарейку». Но когда я пробовала от этой прогулки, от этой пробежки отказаться, то ты и правда как незаряженный телефон — нет сил, и все! Сейчас я в любую погоду стараюсь выходить на прогулку, на пробежку и делать в течение дня пару таких вот проходок-пробежек. Меня это очень сильно заряжает, это вообще мой главный ресурс.

[22:58] Никита Маклахов: Да, как раз в своих программах, да и в книге, которую я сейчас пишу, я уделяю внимание такой теме, как основные и поддерживающие привычки. Основными я называю такие, которые приводят напрямую к цели. Например, если мы хотим написать книгу, то мы просто пишем книгу каждый день. И если такая привычка есть, то книга рано или поздно у нас напишется. А поддерживающие привычки — это такие, которые пускай не ведут напрямую к цели, но зато ускоряют или просто обеспечивают нам это движение. В качестве примера поддерживающих привычек по отношению к писательству я как раз обычно привожу в пример прогулки, потому что они освежают голову и заряжают энергией. Видимо, надо будет включать теперь и твою историю тоже в этой части, в этом разделе.

[23:40] Марина Васильева: Слушай, я в этом смысле абсолютный маньяк. Помню, в свое время, когда я готовила какой-то подкаст на Websarafan и писала там вот эти врезки, я искала интересную информацию о том, как, например, писатели и люди умственного труда, креативный класс вообще используют бег и ходьбу. Многие писатели действительно любят ходить. Мне очень понравилась история про Чарльза Диккенса, который безумно любил ходьбу. Он ходил по 4-5 часов в день, он просто маниакально любил ходить, настолько, что друзья за него опасались, они говорили: «Чарльз, не надо так много ходить, это вредно для здоровья!» Но я его очень хорошо понимаю, потому что когда я вырываюсь из-за письменного стола… Вот сейчас я в Геленджике, здесь есть набережная вдоль бухты длиной 14 километров; 14 километров я не прохожу, конечно, но километров 5-7 — легко, гигиеническая норма.

[24:32] Никита Маклахов: Всё чаще и чаще я замечаю, что существует одна серьёзная помеха для эффективной работы и осознанной жизни. На эту помеху постоянно жалуются участники наших обучающих программ, и сам я какое-то время назад столкнулся с этой проблемой. Говорю сейчас о социальных сетях и гаджетах. Многие из нас настолько в них увязают, что это превращается в настоящую зависимость. Постоянно тянет проверить лайки, полистать чьи-нибудь фотографии, почитать посты… В общем, делать много чего, кроме работы или других полезных вещей. А если открыть новостную ленту, то вообще можно залипнуть в ней надолго. Я предлагаю взять ситуацию под контроль и получить обратно то, что по праву принадлежит вам — ваше время и ваше внимание. В воскресенье 25 марта в 10:00 я проведу специальный вебинар о том, как правильно и эффективно построить взаимодействие с социальными сетями и гаджетами. Вебинар будет в стиле нашего проекта «Будет сделано!»: никакой воды, максимум пользы и практических рекомендаций. Готовился к нему я очень долго: провёл челленж на 50 дней, отобрал самые ценные идеи от гостей подкаста, а также взял наработки из своей технологии по работе с привычками. Потом разложил всю эту информацию по полочкам и получил стройный алгоритм, которым и хочу поделиться с вами. Так что приглашаю вас принять участие в вебинаре, чтобы этот инструмент под названием «социальные сети» начал приносить вам гораздо больше пользы, чем вреда. Оставить заявку на участие можно на нашем сайте willbedone.ru — на специальной странице вебинара, который я назвал «Властелин соцсетей». До встречи!

[26:16] Никита Маклахов: Чуть раньше ты говорила, что твоя жизнь стала немножко посвободнее и полегче, когда исчезла необходимость заботиться о детях и воспитывать их. Я думаю, мало кто из наших слушателей может догадаться, сколько у тебя вообще детей, сколько им лет и так далее. Давай поговорим немножко про это. Расскажи, как выглядела твоя жизнь, когда еще была необходимость заниматься детьми, и что изменилось сейчас? Как ты организовывала свою жизнь и работу тогда и как ты это делаешь сейчас?

[26:44] Марина Васильева: У меня четверо прекрасных детей, которых я очень люблю. Сейчас дети, конечно, стали старше. Ты сказал, что раньше я их воспитывала, а сейчас нет — так, наверное, нельзя сказать, потому что связь с детьми — это на всю жизнь. То, что я делаю сейчас, я делаю во многом ради своих детей, как это ни странно. Ты знаешь, я подумала, что был период, когда лучшее, что я могла дать своим детям — это позаботиться о их физическом благополучии, о том, чтобы им было хорошо, о том, чтобы дать им образование, воспитание, причем в нашей жизни всегда очень большую роль играли истории, о которых мы сегодня говорим. Я этого не замечала, это было естественно для меня. У меня оба старших сына занимаются сейчас историческим фехтованием, и сын говорит мне: «Мам, это потому, что в детстве мы смотрели правильные мультики». А у нас тогда была специальная коллекция мультфильмов, я это все отбирала для них вручную, там был мультик «Лебеди Непрядвы». Причем это был период, когда все смотрели «Покемонов», вот это безумие. У нас был телевизор, но мои дети телевизор не смотрели никогда от слова «совсем», в том смысле, что они не смотрели телеканалы. У нас был телевизор, у нас был видеомагнитофон старинный, я туда вставляла кассеты, кассеты я эти покупала. И мы смотрели «Лебеди Непрядвы», «Сказку о царе Салтане». Вся информация, все истории, все мультики, все книги, которые попадали к моим детям, проходили мой очень жесткий фильтр. Дети этого, конечно, тогда не замечали, я это тоже делала неосознанно, росто на интуитивном уровне выбирала для них то, что мне самой казалось здоровым, правильным и красивым. Мы без конца читали книги. Я всегда читала им книги, всегда рассказывала им истории, и это проросло — у меня все дети очень любят читать. А то, что я делаю сейчас… Я сказала уже вначале, это звучит немножко пафосно, что каждый человек может либо прожить жизнь в каких-то компромиссах из серии «я хожу на нелюбимую работу, живу в нелюбимом городе и вот это почему-то терплю», и таких историй в нашей культуре множество, они вокруг. Я помню, мы как-то летели в Грецию отдыхать: мы в самолете, вокруг меня сидят люди, и мужчины, и женщины, семейные пары, и они сидят и ругаются друг на друга, пилят друг друга, едят друг другу мозг. И у меня был такой диссонанс в тот момент, я подумала: «Боже, люди, вы потратили 100 или 200 тысяч, вы летите в прекрасную страну, вы сидите и едите друг другу мозг. Зачем вообще такое делать? Можно же жить так, как нравится». И я хочу сама эту историю пройти и детям вот эту модель отдать, чтобы они поняли, что жить можно так, как нравится, быть мастером в том, в чем ты хочешь, развиваться в этом. Как говорят Петр Осипов и Михаил Дашкиев: «Сделай сначала свою жизнь такой, как тебе нравится, а потом научи других». Вот, собственно, для меня это очень классный образ про то, как вообще развиваться, и про то, зачем я это делаю.

[29:50] Никита Маклахов: Расскажи, пожалуйста, как ты применяешь этот принцип «делай то, что нравится» в своей жизни? Как это проявляется, например, в работе, в отношениях с людьми, в выборе места для жизни, в чем-то еще? Поделись этим.

[30:04] Марина Васильева: Слушай, ну во-первых, я в принципе берусь за те проекты, которые мне интересны. Я в свое время пришла на Websarafan, потому что мне очень понравилась вакансия и мне был интересен этот проект. Я просто искала то, от чего у меня внутри загорается лампочка, и я на тот момент это нашла. Когда я за что-то берусь, я смотрю на эту лампочку: загорелась она или нет? Когда ко мне приходят люди сейчас в работу, люди, которых я консультирую, я смотрю: загорается лампочка или нет? И здесь есть еще один такой интересный эффект: чем лучше ты разбираешься сам в себе, чем четче ты это транслируешь в мир, тем более правильные люди к тебе приходят. Я смотрю сейчас на свой первый поток на курсе «Укротители текстов», смотрю на тех людей, которые приходят ко мне в мастер-группу, и вижу, насколько мы близки. Есть такое хорошее правило: бери в клиенты тех, у кого ты хочешь чему-то научиться. Фрэнк Керн (американский инфобизнесмен) в одном из своих выступлений рассказывал историю про то, что когда-то он делал бизнес, был несчастен, и когда он видел своих клиентов, то перебегал на другую сторону улицы. Потому что, видимо, ему было стыдно, нечего было им сказать, и он не мог выполнить свои обязательства. Он понял, что так жить не хочет, и сделал все для того, чтобы эта жизнь изменилась. И теперь он говорит: «Сейчас, когда я вижу своего клиента на другой стороне улицы, я бегу к нему, чтобы его обнять». Вот у меня сейчас так, у меня клиенты, которыми я бесконечно восхищаюсь. Я не люблю слово «клиенты»; я иногда людей, которые у меня учатся, называю авторами, не знаю, какое еще слово придумать. Как ты своих учеников называешь, скажи, пожалуйста?

[31:45] Никита Маклахов: У меня до сих пор не появилось устоявшегося выражения. Привычковнедрятели…

[31:51] Марина Васильева: Вот! Я сейчас в рассылке зову своих читателей «сторисхантеры», «охотники за историями», мне этот образ очень нравится. Я придумываю что-то такое, потому что слово «клиенты» кажется мне очень холодным, но при этом как-то нужно объяснить, о ком идет речь: это люди, которые приходят ко мне, чтобы я помогла им решить те задачи, которые у меня сейчас получается для себя решать. И ты знаешь, я понимаю, что если лампочка не горит, если тебе с человеком плохо, если ты видишь, что вы какие-то очень разные — это громкая сирена про то, чтобы не браться за этот проект. Это просто не твой проект, ты высадишь силы, высадишь энергию, и в итоге все будут недовольны. Ну и опять это история про то, чтобы лучше слышать себя, это какая-то такая эзотерика… Я не очень люблю про это говорить, я в этом смысле человек как раз очень прагматичный, системный, результативный. Но я заметила это еще в книгах, у меня были проекты, когда я сразу вижу: лампочка загорается, я понимаю, что это нужно делать. И с автором мы очень быстро находим общий язык, контакт, работа над книгой идет как по маслу — это даже не работа, непонятно почему мне вообще за это деньги платят, это одно сплошное удовольствие, — и потом получается бестселлер. А бывают, естественно, проекты, как в жизни: приходит автор, работать не хочет, тебе с ним не очень хорошо, и каждая ваша встреча с ним — это головная боль. И ты все время идешь через преодоление, думаешь: «Соберись, тряпка, возьми себя в руки!», вы не получаете удовольствия друг от друга, вы друг друга мучаете. И книга потом очень плохо продается. Пока я не убедилась в этом примерно на 20 или 30 проектах, я боялась какие-то выводы делать. Но потом я это увидела и поняла: окей, значит это просто сигнал, и этот сигнал нужно вовремя расслышать.

[33:39] Никита Маклахов: А не идет ли это вразрез с тем, что буквально 20 минут назад ты говорила о том, что многие книги, в том числе бестселлеры, ты по сути выбивала из авторов, гонялась за ними, заставляла их писать и так далее?

[33:52] Марина Васильева: А у меня в этот момент горела лампочка. Владимир Владимирович Шахиджанян, совершенно чудесный человек, мой любимый автор, учитель, друг, когда мы с ним закончили работать над книгой, сказал: «Ты как-то меня заставила книгу сделать». Он, по-моему, тогда более неприличное слово употребил, но мне было приятно. Когда я гоняюсь за авторами и у меня в голове горит лампочка, я делаю это с очень большой любовью, потому что я понимаю, зачем это нужно сделать. То есть эта история не про насилие; да, это история про какое-то заставление, но это очень нежное заставление, с любовью. Та же книга с Федором Конюховым: там история началась с того, что я случайно приехала на озеро Тургояк и увидела очень небольшую лодку. Оказалось, что на этой лодке Конюхов пересекал Атлантический океан. Почему-то в моей голове при словах «лодка Федора Конюхова» рисовалась огромная белоснежная яхта, на которой Конюхов стоит у штурвала, и у него развевается борода. А когда я увидела эту малюсенькую лодчонку, в которой нельзя было стоять, нельзя было сидеть распрямившись, а можно было только лежать (там очень ограниченное пространство, плюс мы же помним, что он вручную Атлантический океан пересекал, то есть он сидел круглые сутки с небольшими перерывами на сон и греб), я поняла, что подвиг — это не про то, чтобы плыть с развевающейся бородой на яхте, а подвиг — это про то, когда ты сидишь и вот так вот 12 часов в день и больше гребешь, вот просто гребешь, просто делаешь это действие. Я поняла, какое огромное мужество, какая сила духа для этого нужна, и подумала, что мне очень интересно посмотреть, как этот человек устроен, познакомиться с ним ближе. В силу профдеформации для меня лучший способ это осуществить — это сделать книгу. Собственно, поэтому я начала убеждать агента Федора, Татьяну, и самого Федора, что книгу нужно сделать. В общем, мы договорились, и это был действительно один из невероятных опытов в моей жизни, потому что Федор Конюхов — это человек-вселенная. Когда я побывала у него в домике в Москве, я стояла рядом с ним, и было такое ощущение, что он не вмещается в эту комнату; что вот все эти океаны, горы, Эвересты — все, что он покорил — незримо присутствует в этой комнате. Он в каком-то смысле инопланетянин. С ним даже немножко трудно общаться, потому что он как инопланетянин, как человек, который все эти горы и пространства носит с собой. Может быть, ты слышишь, с каким восхищением я об этом говорю? Это восхищение и огромная благодарность этому человеку за один из уроков, который он мне преподал. Федор Конюхов говорит: «Я делаю это для того, чтобы показать человеку границы возможного». И я понимаю, что эти слова мне очень близки. Я, конечно, не хожу на Северный и на Южный полюс и на Эверест не забираюсь, но то, что я делаю — я делаю для того, чтобы показать себе и другим, что вообще может человек, что может сделать женщина.

[37:00] Никита Маклахов: Расскажи, где во всей это прекрасной схеме, в этом пазле деньги и как они вписываются в эту картину? Какие у тебя отношения с деньгами и как ты вообще с таким образом жизни обеспечиваешь себя и своих детей?

[37:14] Марина Васильева: С деньгами… Деньги я очень люблю. Я никак не могла этого признать, но мы с сыном разговаривали, и я в какой-то момент прям сказала: «Слушай, ну вот мне нравится, когда у меня есть деньги». Потому что когда есть деньги, ты можешь делать очень много приятных вещей: ты можешь работать с видом на море, ты можешь отвести близких людей и показать им какую-то возможность. Для меня деньги — это ресурс и возможность для роста; для меня деньги — это возможность учиться; для меня деньги — это возможность делать близким людям какие-то приятные вещи. У меня, например, один из способов развития — это путешествия, я это очень люблю и считаю, что на это можно и нужно зарабатывать. И да, у меня пока с этим связан определенный барьер, потому что я сейчас занимаюсь продвижением курса «Укротители текстов», и каждый раз мне было почему-то стыдно ставить ссылку на свой курс. Я прошла через то, что ко мне первые клиенты просто приходили в личку и сами мне совали деньги, а мне было стыдно даже цену назвать, и я сейчас с этим разбираюсь. Я недавно написала пост о том, что ненавижу продавать, и вот все свои страхи, сомнения, необходимость брать деньги за свою работу… Хотя, казалось бы, я же про добро, я же про тексты, какие деньги вообще могут быть? Люблю Facebook, для меня это территория поддержки, я получила огромное количество поддержки в комментариях. Там часть людей просто делилась тем, что «у нас такой же опыт и нам страшно», а часть людей в комментариях написала, что они этот страх прошли. И я с несколькими из них договорилась о том, что мы встретимся на Facebook Live и поговорим об этом. То есть мне хочется со своими читателями поделиться этим, для меня эта история тоже про путь героя. Я понимаю, что люди, которых я учу писать тексты — это предприниматели, это люди, которые продают какую-то свою практику (психологи, юристы), и им важно научиться продавать себя для того, чтобы они могли и дальше делать то дело, в тором они хороши, и помогать людям. Недостаточно просто научиться писать тексты, им нужно еще вот с этим разобраться, научиться продвигать, продавать себя и свои услуги. И я там, собственно, об этом тоже написала, что для меня это вызов, который я хочу пройти. В одном из комментариев мне девушка написала очень теплые слова: «Марина, научитесь этому, пожалуйста, и научите нас». И это то, что сейчас мне помогает двигаться вперед.

[39:40] Никита Маклахов: А сейчас предлагаю сделать паузу и вспомнить основные идеи первой части нашего разговора с Мариной. Мы обсудили путь писателя, который очень похож на путь героя. Всё начинается с зова, который можно услышать только в том случае, если ты доверяешь себе. Если игнорировать этот зов, можно так и остаться нереализованным и скучно прожить свою жизнь. Другое дело — ответить на зов и следовать за своим интересом, несмотря на страхи. Страхов у писателя много, и чтобы справиться с ними, нужно просто делать то, что страшно. Это лучший способ пройти текущий уровень в своей жизни и перейти на следующий. К тому же, когда мы делаем что-то дискомфортное, преодолеваем себя, то получаем награду — состояние победителя и уверенность в том, что нам всё по силам. Пройти путь от начала и до конца помогают хранители, союзники и учителя. Если вы ищете учителя, то выбирайте того, кто уже добился высот в своей области, и постарайтесь встретиться с этим человеком лично. Иногда, чтобы ответить на зов, приходится менять работу. Желательно, во-первых, воспользоваться моментом и решить, какой формат работы вам больше всего подходит — в команде или в одиночку. А во-вторых, стоит посмотреть на свою жизнь с высоты. Тогда будет проще понять, какая у вас глобальная миссия, ведь сфера деятельности и формат работы — это просто способы её реализовать. Марина дала несколько советов тем, кто ответил на зов и отправился в своё путешествие героя. Первый совет — занимайтесь только тем, что вам интересно. Работайте только с теми, кто близок вам по духу, с теми, у кого вы можете чему-то научиться, с теми, кого вам хочется обнять. Второй совет — изучайте себя и старайтесь лучше себя понять. Тогда вы будете более чётко сообщать о себе миру и, как следствие, чаще встречать нужных людей. И наконец, третий совет — стройте грамотные отношения с деньгами, потому что они дают ресурсы и возможности для вашего благополучия и дальнейшего развития.

[41:43] Никита Маклахов: Давай наконец-то перейдем к теме, которая, как я понимаю, тебе больше всего близка — это тема историй. Расскажи, почему истории тебя вообще так цепляют и что с помощью историй можно сделать? Можешь рассказать об историях с помощью историй? Какие истории были в твоей жизни и как они тебе помогли в каких-то особо важных жизненных ситуациях?

[42:05] Марина Васильева: Я при слове «истории» начинаю сразу улыбаться. У меня брат очень любит кино, и я тоже люблю кино. Но только брат у меня режиссер, а я занимаюсь текстами и просто люблю кино. В какой-то момент он рассказал мне о том, что известная киношкола проводит платное обучение, и там есть два места, которые можно выиграть. Я рассказала историю, отправила ее и выиграла грант на бесплатное обучение и проживание в Питере. И был еще один чудесный молодой человек, мы с ним эти два места выиграли. Он из Москвы, я в тот момент из Челябинска приехала, и организаторы сняли нам в центре Питера огромную старинную квартиру, пятикомнатную, с огромным холлом. Я стою в Питере в этой квартире, распаковываю вещи и понимаю, что я написала эту историю, наверное, за час, и она вот таким образом материализовалась в пространстве, что сейчас я нахожусь в этом чудесном месте с этими чудесными людьми (мы до сих пор с ребятами с того курса дружим). Это был какой-то прекрасный, потрясающий опыт, за который я очень благодарна организаторам до сих пор. Я поняла, что история вот так работает, и мне захотелось еще больше, еще осознаннее этим дальше заниматься. Но дело на самом деле даже не в какой-то выгоде, а в том, что история — это просто волшебная вещь, которая помогает соединять людей. Я, собственно, на Websarafan таким же образом попала. Когда я увидела вакансию, пост Таисии на Facebook, он мне очень понравился, как-то отозвался, откликнулся. Как человек, который много лет руководил компанией, издательством, я не хотела отправлять резюме, мне это казалось бесконечно скучным, и я ей просто отправила историю, написала ей письмо (как раз про Федора Конюхова). Сразу получаю от нее ответное письмо, и мы договариваемся о том, что у нас будет собеседование. Мы созваниваемся, и Таисия мне говорит: «Слушай, это какая-то мистика! Мало того, что мне просто твоя история понравилась, так у меня сейчас книга Федора Конюхова лежит на столе, я ее в настоящий момент читаю». Вот эта книга, которую я издала, «Мои путешествия», про которые я рассказала. Конечно, это можно назвать совпадением, но, на мой взгляд, это такое совпадение, которое граничит с мистикой. Ну и, собственно, вот так началась моя история работы на Websarafan. А вообще я книжки люблю с детства, я их все время читаю. Мне кажется бесконечно интересным, что истории из книги или истории, которые ты создаешь сам, могут вот так же в жизни работать, для меня это какое-то волшебство. У нас вчера было занятие на курсе, мы разбирали путешествие героя на примере чужой истории и на примере своей, и одна девушка написала: «Получается, у нас с вами жизнь такая интересная, что кино смотреть не надо». И для меня это о том, что наша жизнь бесконечно интересная и достойна того, чтобы о ней рассказывать. Рассказывать о ней своим детям, своим друзьям, «привычкоприобретателям», «сторисхантерам» и людям, которые захотят прийти у нас поучиться.

[45:16] Никита Маклахов: Расскажи, пожалуйста, что со всем этим сакральным знанием делать обычным людям, жизнь которых не связана или не была связана с текстами, с книгами, с историями? Как им можно применять все это в своей жизни? Стоит ли писать какую-то свою историю, историю своей жизни, пытаться расписать все через концепцию пути героя? Как это можно применять?

[45:38] Марина Васильева: Я как раз вчера опубликовала в колонке на «Снобе» свои мысли по поводу чужих историй, по поводу своих историй. Это тот вопрос, на который я сама сейчас ищу ответ, и ответ этот мне очень нравится. Понимаешь, я же начала с текстов для предпринимателей в соцсетях, и при этом у меня получается, что каждый раз я спускаюсь на уровень глубже. Это не потому, что я такая умная, это потому, что люди мне говорят о том, с какими сложностями они сталкиваются и задают мне какие-то вопросы. Собственно, вот эти вопросы помогают мне дальше открывать новые слои в той теме, в которой я нахожусь. Сейчас многие предприниматели понимают, что тексты о себе нужно писать. Более того, писать им нравится, потому что вообще писательство — это очень крутая практика. Это не практика для избранных, это практика, которая достойна того, чтобы встраивать ее в свою жизнь, просто у нас как-то не принято это было никогда. У нас были печальные школьные сочинения и учителя, которые заставляли переписывать учебники и не поощряли нас высказывать свои мысли. При этом в той же Америке куча школ писательского мастерства, там, наоборот, традиция учить людей высказывать свою мысль в письменной форме, и она не для тех, кто хочет стать Стивеном Кингом, это в принципе для всех. Знаешь, как все нормальные люди занимаются здоровым питанием и бегом (большинство предпринимателей бегает и ест здоровую еду), так и писательская практика — это тоже для тех людей, которые что-то меняют в этом мире. Это главный способ, во-первых, понять, что ты делаешь, а во-вторых, рассказать об этом другим людям. И это практика, которая очень просто встраивается. В Америке это очень развито, а у нас почему-то этого нет; там есть сеть литературных школ, каких-то литературных мастерских при школах и университетах. Тот же Сэлинджер, например, учился в такой литературной мастерской, он не сразу родился великим, он тоже этому учился, проходил через это. Просто у них есть для этого среда, а у нас этой среды нет, к сожалению. Пока нет, но надеюсь, она будет появляться. Я в этом смысле убеждена на 100%, что писать может каждый, важны только 2 условия. Первое — чтобы человек любил то, чем он занимается, потому что в хорошем тексте всегда есть страсть. Если у тебя есть страсть к тому, что ты делаешь, дальше твоя задача — научиться транслировать эту страсть в тексте в том числе. Если у тебя этой страсти нет, то никакие курсы писательского мастерства не помогут. Это первый важный момент. А второй момент — нужно действительно быть готовым уделить этому какое-то время в своей жизни. Потому что если, допустим, человек только с какими-то прагматическими мерками подходит к контенту и текстам из серии «дайте мне волшебную таблетку, серебряную пулю и какого-нибудь секретного копирайтера, который будет без моего участия писать тексты, продающие на миллион рублей с одного поста» — ну нет, так это не работает. Если человек готов уделить этому какое-то время, понимать, что «я буду тратить сначала чуть больше времени, когда надо научиться, а потом я буду тратить полчаса в день и стану создавать тексты и истории, которые приводят ко мне клиентов постоянно», то тогда все получится.

[49:02] Никита Маклахов: С чего начать? Расскажи, какие мышцы нужно прокачивать на регулярной основе, что можно делать каждый день, чтобы в итоге овладеть этим мастерством? Стоит ли заводить свой блог, стоит ли писать в соцсетях или делать что-то другое? Расскажи про это.

[49:17] Марина Васильева: Для начала нужно просто начать писать хоть как-нибудь. Каждый день. И второй момент — нужно смотреть и читать тексты, которые тебе нравятся, и складывать их куда-нибудь в Evernote, в заметки, еще куда-нибудь, в какую-нибудь папочку. То, что нам нравится в других текстах, как фонариком подсвечивает то, в чем хороши мы сами и в чем мы можем быть хороши, если станем практиковаться. Поэтому вот эту копилку для идей, для вдохновения, для анализа нужно собирать, это такой банк, коллекция вдохновения. Я могу сейчас рассказать, как я это начинала. Единственное — я считаю, что здесь очень важно ставить перед собой цель, больше всего я не люблю бесцельную писанину и никогда этого не рекомендую. Когда я начинала писать, я поставила себе такую задачу: мне нужно было писать два поста в Facebook в неделю. В тот момент мне это казалось невероятно сложным; сейчас мне иногда хочется два поста в день написать, я просто не успеваю этого сделать. А в тот момент мне было сложно найти идеи. Это несмотря на то, что я в тот момент уже много-много лет работала в издательском бизнесе и у меня был опыт работы с текстами, то есть я постоянно писала тексты, я помогала писать книги, я эти книги переписывала часто. Но когда мне нужно было начать писать от своего имени, у меня был огромный барьер и огромный страх, я делала это с огромным трудом, и эти два поста в неделю практически были покрыты моим кровавым потом. Вот этот момент начала всегда непростой, но его можно, нужно пройти. Здесь важно понять, что это нормально, что в первые моменты трудно, но дальше будет больше.

[51:01] Никита Маклахов: Я знаю по своему опыту и по опыту других людей, что когда ты садишься и решаешь: «Вот, теперь я буду каждый день писать какие-то мысли в соцсети», допустим, подписываешься на какой-то 100-дневный марафон, то все твои многочисленные идеи обычно заканчиваются уже на 5-6 день. Так вот, расскажи, о чем писать, когда обо всем уже вроде написал, когда новых мыслей нет? Стоит ли начинать жить как-то интересно, чтобы было, о чем интересно писать? Как выкручиваться из этой ситуации, когда нет идей, о чем рассказать?

[51:33] Марина Васильева: «О чем писать?» — это на самом деле хорошая тема. И вот почему я еще люблю историю про путешествие героя: потому что если ты себе делаешь какой-то линейный список тем из серии «почему нужны полезные привычки», «как завести полезные привычки», «у кого из великих людей есть полезные привычки» (ну примерно так)… Не думаю, что этот список когда-нибудь закончится, потому что будут появляться новые вопросы, будут появляться вопросы читателей, и все время можно писать об этом, но, на мой взгляд, это линейное развитие менее интересно, чем то, к чему я пришла сейчас. Причем я понимаю, что это изобретение велосипеда, то есть придумала это не я, я просто к этому пришла. Все идеи уже есть, существуют, они носятся в воздухе, и в какой-то момент ты просто вдруг понимаешь, наконец-то до тебя на 20 раз доходят какие-то простые слова из серии «нужно заводить полезные привычки», «нужно добиваться целей», «нужно писать, если вы предприниматель» и другие простые истины. И вот если эта истина дошла и если наконец созрело желание, что нужно писать, мне вот здесь как раз помогает модель путешествия героя. В основе этой модели лежит очень простая идея: есть герой (в данном случае герой — это ты, или я, или кто-то из наших читателей, то есть тот, кто рассказывает о себе), у героя есть цель, и он к этой цели идет. И вот о том, как ты идешь к этой цели, по-моему, можно рассказывать бесконечно: о том, что у тебя получается на этом пути; о том, что у тебя не получается; о том, кто тебе помогает; о том, кто тебе мешает и так далее. Это, по-моему, вообще бесконечная история, здесь я даже не вижу каких-то возможностей возникнуть кризису о чем-то писать, каждый же день что-то происходит.

[53:30] Никита Маклахов: Переходим к нашему традиционному конкурсу «Книга за отзыв». Сегодня мы, как обычно, разыграем сразу две крутые книги. Напомню правила. Есть два варианта участия. Первый — написать пост о подкасте во «ВКонтакте», в Facebook или в Instagram. Второй способ — оставить отзыв на странице подкаста в iTunes. Переходим к призам. Сегодня они предоставлены нашими друзьями из издательства «МИФ». Первый приз — книга Елены Резановой «Никогда-нибудь». Елена была гостьей нашего подкаста, в выпуске № 21 мы с ней обсуждали, как уйти с нелюбимой работы и реализовать свой потенциал. Книга посвящена этой же теме. Вы найдёте на страницах много практических техник и личных историй, которые вдохновляют на перемены и помогают выйти из тупика. Подарок отправляется к Анастасии Степанко из Москвы. Настя, поздравляю с победой! Второй приз — книга бизнес-коуча Мэнди Холгейт «Победи свой страх». Пожалуй, название говорит само за себя — эта книга о том, как избавиться от негативных установок и добиться успеха. Автор проанализировала разные фобии и предложила стратегии для работы с ними. Если вы боитесь выступать перед публикой, говорить «нет», выглядеть глупо или чего-нибудь ещё в этом роде, то книга точно для вас. Этот подарок отправляется к нашей слушательнице с ником в iTunes kotyakarpov. Спасибо за отзыв! Еще раз поздравляю наших победителей, а всех остальных, дорогие друзья, призываю также делиться своими впечатлениями о подкасте. Помимо участия в розыгрыше вы тем самым очень и очень нам помогаете.

[55:17] Никита Маклахов: Хорошо, тогда давай поговорим про писательство с точки зрения личной эффективности. Ты чуть раньше говорила о том, что по натуре ты иррационал, что какая-то системная регулярная работа, возможно, внедрение привычек — это не про тебя. Тогда расскажи, как ты выстраиваешь работу, как ты выдаешь качественный материал на какой-то регулярной основе, как ты пишешь в те дни, когда писать не хочешь?

[55:41] Марина Васильева: Классный вопрос, потому что я вообще очень люблю тему… не то что люблю, а я просто поняла, насколько тема текстов связана с темой продуктивности. Я пришла в нее, получив палкой по лбу. Я всегда очень много писала, особенно последние несколько лет. И как девушка волевая, если у меня текст не пишется, я сижу, держусь за ноутбук как за гранату и пытаюсь писать. Но при этом ты тоже, как человек, который пишет и создает много контента, наверное, знаешь вот этот момент, когда у тебя в голове наступает тишина, и в это время призывы к самому себе «Соберись, тряпка!» не помогают. Если ты устал и уже 8 часов работаешь, то на девятый час тебе сложно будет написать текст. Однажды передо мной стояла такая задача: мне нужно было написать промо-текст на саммит по сторителлингу, который я тогда организовывала. Я я понимала, что анонс должен выйти сейчас, это очень важно, и если я опоздаю, то мы не успеем набрать регистрации, а я уже два часа сижу туплю в ноутбук и ничего не происходит. Я закрыла ноутбук и вышла на улицу. Я была настолько уставшей, что в тот момент даже все мои переживания по поводу того, что «мы же опоздаем и все пропало» меня не остановили, мне просто было уже физически плохо. Я вышла на улицу, отправилась просто ходить и где-то через час пришла в себя, начала опять улыбаться и смеяться. И когда я вернулась домой через пару часов, я села и написала текст, над которым тупила 2 часа, за 15 минут. У меня в тот момент не было плана, и на прогулке я не думала про план, то есть это не про то, когда много-много черновиков. Это был как раз тот случай, когда я просто пришла и за 15 минут написала текст. И я поняла, что перед тем, как что-то писать и что-то создавать, мне необходимо встраивать периоды отдыха и зарядки и писать сразу после этих периодов. Когда мне нужно писать много текстов или еще что-то, я делаю так: вышла на улицу, потом села, пописала; потом я могу устать, а мне нужно написать еще, я опять иду на улицу, или меняю обстановку, или иду в кафе (то есть меняю контекст, меняю картинку, это тоже очень помогает) и опять сажусь пишу. Есть тексты, которые идут легко, есть тексты, которые не идут сразу легко, это совершенно нормально. Более того, тексты по вдохновению появляются где-то раз в две недели, может быть, чуть чаще или чуть реже. С текстами история как с едой: аппетит приходит во время еды, пока ты находишься вот в этой буферной зоне, сидишь перед белым листом в ноутбуке и думаешь: «О, мне нужно написать что-нибудь, но как же мне это сделать?» Многие мои клиенты и авторы говорят: «Что-то у нас текст не пишется». Я говорю: «А расскажите мне, как выглядит это „не пишется“». «Ну, я сходил позвонил Васе, поговорил с Колей, провел переговоры, провел консультацию, сделал что-то еще, и текст у меня что-то не пишется». Но если не сесть в машину, ее не завести, не удивительно, что она не поедет. С текстами то же самое, тут нужно сесть и начать писать, причем с того, что «я не знаю, как написать», и потом продолжать дальше. То есть нужно вот этот лист бумаги замарать, нужно на нем что-то оставить, чтобы он перестал быть белым, а потом это все уже можно прекрасно поправить.

[59:04] Никита Маклахов: Хорошо, а что по поводу отношений с перфекционизмом? Как понять, что уже достаточно хорошо, как не требовать от себя совершенства с первых букв, с первых слов и как разрешить себе писать, возможно, неидеально?

[59:19] Марина Васильева: По поводу перфекционизма есть две вещи. Меня сейчас от перфекционизма очень лечит огромное количество задач в проекте. Потому что когда я понимаю, что мне нужно написать от 3 до 5 текстов в день, это примерно рабочий день. В среднем можно писать текст от 20-30 минут до 1-2 часов, зависит от того, есть ли материал, знакомый ли это материал, пишется или не пишется и так далее. «Пишется или не пишется» — я имею в виду, что некоторые тексты сразу рождаются, а некоторые нужно в итерации брать, и это нормально. Получается полный рабочий день, и в этом случае нет никакой возможности для перфекционизма, то есть это просто то, что ты должен делать, это просто то, что ты должен писать. Это, наверное, совет больше для тех, кто уже пишет и занимается этой практикой. Начинающим, я думаю, нужно действительно писать, писать и писать, и нужно быть готовым к тому, что первые тексты не будут гладкими. Мне сейчас Facebook иногда показывает мои старые посты… Ты знаешь, что есть такая функция? И когда он мне показывает старые посты, я это вижу и думаю: «Oh my god, как я вообще могла это написать? Это же ужас!» И одновременно я радуюсь тому, что сейчас история как-то поменялась, просто даже по резонансу, по отклику, потому что люди читают и отвечают. С другой стороны, я очень благодарна этим своим первым деревянным текстам, потому что если бы я не писала их, я бы не писала так, как я пишу сейчас. И я понимаю, что мне бесконечно есть куда расти и развиваться, честно. Очень часто у меня бывают приступы из серии «мне не нравится этот текст, я не хочу его выкладывать». Тут, я думаю, очень хорошо иметь…. как говорят: «У каждого писателя должна быть муза». Нам всем нужна поддержка. Очень хорошо найти какого-то близкого человека, или друга, или еще кого-то, кто будет вас в этом поддерживать. Меня, например, на этом пути поддерживает Оля. Оля делает это с большой любовью, и часто, когда я сама думаю, что все ужасно, она говорит какие-то такие слова, я этот текст все-таки публикую, и оказывается, что все неплохо. Поэтому мне кажется, что надо добрее относиться к себе и к своим несовершенствам. Да, понятно, что если меня сейчас рядом со Стивеном Кингом поставить — ну конечно, он великий мастер, а я вообще непонятно кто, и я даже не имею никакого морального права тебе интервью давать. Но это тот путь, по которому я иду, тот путь, на котором я сейчас нахожусь, и единственное, что я могу сделать — просто не останавливаться и идти дальше.

[1:01:51] Никита Маклахов: Как, на твой взгляд, вообще научиться корректно давать обратную связь творческим людям? Простейший бытовой пример: кто-то родной (сын, муж, друг) приносит нам на оценку стихотворение или рассказ, который он написал. Как, с одной стороны, его поддержать и не обидеть, а с другой — дать обратную связь и, возможно, указать на какие-то несостыковки, слабые места? Как соблюсти этот баланс?

[1:02:16] Марина Васильева: Слушай, я люблю правило «зеленого маркера», причем я его интуитивно использую: я никогда не ругаю человека, я ему показываю, что он сделал хорошо, обращаю его внимание на это. Потому что в каждом тексте есть сильные стороны, у каждого автора есть сильные стороны. У всех авторов они разные, бесполезно пытаться всех причесать под одну гребенку, под какой-то один шаблон, под один шаблон продающего поста. Поэтому задача — просто выявить вот эти сильные стороны и развивать их, а какие-то слабые моменты убирать. И если я, например, критикую… ну, не критикую, а разбираю текст, мне нравится разбирать текст, мне вообще нравится метафора «разбирать и собирать текст». Как сказал мой друг, который занимается бизнес-процессами: «Ты относишься к тексту, как к бизнес-процессу: разбираешь, видишь, где не работает, и собираешь». Такой вот образ автомеханика. И поэтому, когда я разбираю текст, я использую этот принцип «зеленого маркера», показываю: вот это хорошо, это нужно усилить, это нужно вытащить, это твои сильные стороны. А люди очень часто не видят свои сильные стороны, это правда. Большинство людей приходят ко мне в состоянии «ой, я ничего не знаю, я ничего не могу, у меня ничего не получается». А я-то со стороны вижу, и я все время говорю: «Ребят, я не просто ваш добрый учитель, я продюсер с большим опытом работы и с большим бэкграундом. Поэтому если я вам говорю, что это хорошо, то просто поверьте, что это хорошо, и не тратьте больше на рефлексию по этому поводу никаких сомнений». А то, что нужно усилить, улучшить и дособрать — я тоже на это обращаю внимание, и дальше человек уже видит свой текст не как что-то великое, хорошее, или, наоборот, что-то плохое и ужасное, а как механизм, и в этом механизме есть уже много чего, с чем можно работать, на чем можно ехать. Человек видит, допустим: «Окей, мне нужно шины поменять», спокойно идет и меняет эти шины.

[1:04:14] Никита Маклахов: Когда заходит речь об эффективности творческих людей, то на сцену обязательно выходит тема состояния потока. Расскажи, какие у тебя с ней отношения, какие у тебя есть, возможно, ритуалы, правила, принципы, которые тебе позволяют побыстрей и почаще попадать в состояние потока?

[1:04:30] Марина Васильева: Мой самый любимый способ — это работать над интеллектуально и энергоемкими задачами после зарядки. «После зарядки» — это может быть прогулка по набережной, какое-то движение, еще что-то. Понятно, что если я работала 8 часов, устала, сажусь и говорю себе: «Пиши, пиши!», у меня это может не сработать. А чтобы это сработало, мне нужно чуть-чуть переключиться, вдохнуть-выдохнуть, просто посмотреть на небо, на море, и тогда работается легче. Например, я в последнее время поняла, что я очень люблю работать в кафе под музыку; у меня как-то очень хорошо получается, мне нравится вот это новое пространство, новая картинка вокруг, то, что ходят, шевелятся какие-то люди, они что-то делают, разговаривают. Я немножко наблюдаю за ними со стороны и работаю, пишу. То есть мне вот эта история очень нравится. Я поняла, что, оказывается, для меня вот это работает. Но опять же, смотри, я считаю, что нет каких-то абсолютных универсальных методов, я все время говорю: «Никогда не слушайте меня, ищите свою модель сами, потому что у каждого работают разные вещи». Я, например, помню, что мой любимый Александр Молчанов говорит: «Я не люблю работать под музыку. Я прихожу в кафе, надеваю звуконепроницаемые наушники, люди думают, что я слушаю музыку, а я слушаю тишину и работаю». Это его метод. А мой метод — поставить какую-то спокойную или ритмичную музыку, в зависимости от настроения, и сидеть писать. Я считаю, что состояние потока — это не состояние, которое нужно ждать, а это состояние, которым мы управляем. Это как Стивен Кинг говорит: «Чтобы к вам пришла муза, не нужно ждать, пока она прилетит, а нужно ей сказать: „С 7 до 9 я сижу работаю в кафе „Санта Фе“, ты, муза, приходи“». То есть муза должна понимать, где вас найти, и желательно, чтобы она вас нашла не за тем, что вы занимаетесь миллионом других разных дел, чем угодно, но только не пишете, а она должна робко стоять. Поэтому вы садитесь, пишете, а там уже и говорите музе адрес и место встречи и надейтесь, что она придет.

[1:06:36] Никита Маклахов: Хорошо, спасибо за ответ. Мы с тобой уже обсудили, как давать мягкую обратную связь так, чтобы не задеть человека. А как, на твой взгляд, стоит реагировать, когда люди пишут нам что-то нехорошее в качестве оценки наших трудов, будь то подкасты, тексты или что угодно? Как реагировать на жесткую или, возможно, не очень адекватную критику? Как ты с этим справляешься?

[1:06:57] Марина Васильева: Мне опять здесь помогает путешествие героя, потому что это действительно волшебная штука. Кристофер Воглер, который написал «Путешествие писателя» по мотивам «Тысячеликого героя» Джозефа Кэмпбелла, говорит о том, что он в какой-то момент увидел, что путешествие героя — это не просто та модель, которая работает в сказках и мифах, не просто та модель, которая работает в сценариях, а та модель, которая работает в жизни. И если у него что-то в жизни не ладится, он понимает: «Ага, так, у меня сейчас этап погружения в пещеру, значит, скоро будет следующий, а на этом этапе мне нужно вот это и вот это сделать» и действительно использует это как подсказку. Если посмотреть на путешествие героя, то, как я говорила вначале, у тебя обязательно просто по умолчанию будут хранители, и у тебя обязательно будут враги, никуда от этого не денешься. К счастью, у меня очень поддерживающие читатели, очень поддерживающие; это те люди, которых я невероятно люблю, ценю и которые своими комментариями, своими письмами дают мне силы и энергию писать дальше. Но конечно, иногда появляются люди, которым почему-то не нравится мое существование и то, что я делаю. У всех у нас будут такие люди, это совершенно нормально. Допустим, они написали какую-нибудь гадость. Я читаю это всегда внимательно, потому что иногда же мы можем гадостью назвать какую-то очень конструктивную критику, а конструктивная критика помогает нам расти. То есть если приходит человек и дает какой-то действительно дельный совет или обратную связь в жесткой форме, но ты понимаешь, что за этим стоит заинтересованность человека в том, чтобы ты рос и чтобы ты становился лучше, я в таких случаях всегда очень благодарю. А бывают случаи, когда человек высказывается в твой адрес так, что если доводить его высказывание до какого-то логического предела, то оно может выглядеть как: «Ты просто ничтожество, и я хочу, чтобы тебя не было». То есть ты видишь, что за этими комментариями, за реакциями этого человека стоит какое-то абсолютное обесценивание и неприятие тебя. И вот здесь я считаю, что эти люди очень токсичны, но их не нужно перевоспитывать, не нужно тратить свою энергию, они просто такие, какие они есть. В этом случае вам лучше просто разойтись, может быть, забанить друг друга или просто предложить человеку отписаться. Лучше сосредоточить свою энергию на тех, кому ты действительно даешь пользу, чем на том, чтобы переубеждать тех, кто тебя не любит и не полюбит, потому что люди в этом смысле не очень меняются. Просто бан. Я столкнулась со своим самым первым холиваром, когда давала свое первое интервью, и я там очень много экала. Настя выложила тизер интервью, и там был момент, где я как раз несколько раз говорила «э» (а я еще больше экаю, когда волнуюсь). Нашлись люди, которым интервью очень понравилось, и они на эти недочеты не обратили внимания; и сразу же пришли девушки, которые начали писать: «Человека с такой речью вообще нельзя выпускать в прямой эфир, ее нужно уволить с работы!» Жесткий комментарий из серии «хоть бы тебя не было». Я же не возвожу свою речь в какой-то эталон, это как раз то, с чем я работаю как с какими-то недочетами, недостатками, и я в тот момент очень сильно переживала. При этом я услышала, что за этим стояло, и поняла, что да, мне еще лучше нужно работать со своей речью. Через несколько месяцев должен был быть саммит по сторителлингу, я к нему готовилась и старалась меньше экать и больше контролировать свою речь. Выступление на саммите было каким-то на редкость удачным, и люди потом благодарили и писали, что это одно из лучших выступлений. Во многом этому помогло то, что я столкнулась с очень жесткой критикой, и, после того, как я 3 часа рыдала и меня откачивали мои друзья, я просто себе сказала тогда: «Только ты сам решаешь, идти дальше или сдаться». Я решила, что я не сдамся и, собственно, продолжила действовать дальше. Так что все можно использовать как ресурс для роста.

[1:10:52] Никита Маклахов: Пришло время для короткого резюме по второй части выпуска. Мы с Мариной углубились в тему писательства и выяснили, как создавать истории о себе. Моя гостья считает, что писать может каждый, и эта практика полезна для всех без исключений. Как минимум, она помогает понять, что конкретно вы делаете, и рассказать об этом другим. Чтобы писать хорошо, нужно гореть своим делом, потому что текст получается сильным только тогда, когда в нём есть страсть. Конечно, не всё получится сразу, но если регулярно уделять время практике, мастерство будет расти. Что конкретно делать? Во-первых, поставить цель, чтобы не превратиться в графомана. Во-вторых, писать каждый день, хотя бы небольшой пост о том, как вы идёте по своему пути героя, с какими проблемами сталкиваетесь, кто помогает вам их решать. И параллельно собирайте коллекцию текстов, которые вам нравятся. Не позволяйте перфекционизму ставить вам палки в колёса. Просто пишите, как получается. Если слова не идут, можете прислушаться к совету Марины и выйти на прогулку. Для писателей очень важно отдыхать и подзаряжаться. Экспериментируйте с местом — попробуйте писать в кафе или библиотеке. Каждый автор должен сам определить, в каких условиях для него проще всего попасть в состояние потока. Главное — не ждать Музу, а погрузиться в работу, и тогда вдохновение обязательно придёт. Писателю очень нужна поддержка, поэтому найдите такого человека, который будет одобрять то, что вы пишете, и давать конструктивную обратную связь. Идеально, если такой человек будет использовать принцип «зелёного маркера», то есть показывать сильные стороны вашего творчества. Но стоит заранее приготовиться и к тому, что критика крайне редко бывает приятной. В любом случае, обратная связь — это еще одна возможность прокачать навык. А если критик начнёт хамить и переходить на личности, просто отправьте его в бан.

[1:12:53] Никита Маклахов: Хорошо, тогда давай постепенно переходить к нашей финальной, заключительной традиционной рубрике. Рубрика, как и раньше, называется «5 в 1». Первый вопрос касается книги — такой книги, которую ты или перечитываешь чаще других, или даришь другим людям чаще всего, или книги, которая как-то тебя изменила, повлияла на тебя.

[1:13:12] Марина Васильева: У меня есть две любимых книги. Это книга Стивена Кинга «Как писать книги», я ее очень люблю за ту страсть, с которой Стивен Кинг говорит о писательском мастерстве, она мне как-то очень близка этим. И я люблю книгу Рэя Брэдбери «Дзен в искусстве написания книг». Если рекомендовать какую-то книгу для того, чтобы прокачать свою творческую мышцу, я бы посоветовала именно ее, потому что она и сочетает в себе описания креативных технологий, и там есть очень много воздуха, пространства и вдохновения.

[1:13:50] Никита Маклахов: Второй пункт касается привычки, которой ты многим обязана, от которой ты никогда ни за что не откажешься.

[1:13:56] Марина Васильева: Слушай, ну у меня это привычка ходить. Я в этом смысле как акула, вообще не могу физически без движения. Когда я долго сижу, мне нужно встать и походить; когда я долго сижу за компьютером, мне нужно выйти на улицу, походить в пространстве. Это просто движение, это ходьба. Я хожу с шагомером, и в какой-то момент я обнаружила (я себе это не ставила как задачу), что количество шагов напрямую связано с моим настроением. 2.000 шагов — у меня плохое настроение, 10.000 шагов — я окей, нормально, все хорошо, а 15.000-20.000 шагов — это состояние эйфории, состояние, очень близкое к счастью. Вот такую закономерность я у себя обнаружила совершенно случайно, просто фиксируя количество шагов. Это ходьба.

[1:14:39] Никита Маклахов: Третий пункт — про инструмент, что-то, что помогает тебе в жизни или в работе, делает жизнь или работу легче и веселее.

[1:14:47] Марина Васильева: Мой самый любимый гаджет — это браслет Mi Band. Я вообще спокойно к гаджетам отношусь, но вот шагомер — это главный гаджет, с которым я никогда не расстаюсь.

[1:14:55] Никита Маклахов: Дальше будет идти речь про вопрос, который ты бы посоветовала задавать людям самим себе, если они хотят прийти к каким-то переменам в своей жизни.

[1:15:04] Марина Васильева: Мне в свое время помог вопрос, который я подслушала в подкасте у Лены Клишиной, она там говорит о том, что в момент поиска задавала себе вопрос: «Клишина, чего ты хочешь?» Этот вопрос — «Марина, чего ты хочешь?» — очень простой, я себе его постоянно задаю. На мой взгляд, это самое важное. Если возвращаться к текстам, к тому, о чем мы говорили сегодня — это опять же то, что помогает жить так, как тебе нравится, и найти свой путь по-настоящему. Я считаю, что его можно найти в первую очередь через желание и через понимание того, чего ты хочешь.

[1:15:41] Никита Маклахов: И напоследок пятый пункт, он про фильм.

[1:15:44] Марина Васильева: Бесконечно люблю кино, для меня это какой-то постоянный источник вдохновения. Один из моих любимейших режиссеров — Кристофер Нолан. Ты знаешь, наверное, что это самый коммерчески успешный режиссер, на каждый вложенный доллар среди всех режиссеров он приносит самое большое количество долларов. Мне нравится в его творчестве, с одной стороны, бесконечная глубина, потому что во всех его фильмах (что «Темный рыцарь», что «Начало», что «Интерстеллар») есть глубина и многослойность; а с другой стороны — это коммерчески успешные кассовые проекты, собственно, он самый коммерчески успешный режиссер. И это, наверное, мой самый любимый режиссер, мне очень хотелось бы в чем-то быть на него похожей, сочетать и глубину, и вот такое признание, и коммерческий успех.

[1:16:35] Никита Маклахов: Отлично! Напоследок мы оставляем нашим гостям немножко времени, буквально полминутки на то, чтобы они могли рассказать слушателям, где они (то есть слушатели) могут поучаствовать в каких-то мероприятиях, которые организуют гости, или где они могут просто следить за тем, как и что делают наши гости.

[1:16:53] Марина Васильева: Вообще о том, что со мной происходит и о том, как и куда я двигаюсь, я рассказываю больше всего на своей страничке в Facebook. Сейчас я делаю курс «Укротители текстов», это курс как раз по писательскому мастерству для тех, кто хочет рассказывать о своем деле интересно. И еще я сейчас наконец запустила свою рассылку, потому что у меня в бэкграунде рассылка Websarafan, и когда я свою рассылку запустила, мне многие писали: «Марин, наконец-то ты начала писать!» Поэтому сейчас я рассылку делаю, рассказываю там о том, как говорить о своем деле, как делать маркетинг интересно, как создавать контент осмысленно и получать удовольствие, и вообще про все, что я делаю, про то, во что я верю и про то, как рассказывать захватывающую историю о своем бизнесе, о своем деле. Так что подписывайтесь, приходите, смотрите, буду очень рада!

[1:17:48] Никита Маклахов: Хорошо, тогда на этом будем прощаться. Спасибо тебе за беседу, Марина! Спасибо всем, кто нас сегодня слушал! Успехов и до новых встреч!

[1:17:57] Никита Маклахов: Вы прослушали очередной выпуск подкаста от проекта «Будет сделано». Чтобы вы могли извлечь из него еще больше пользы, я оформил для вас специальные бонусные документы. В них в очень удобном и красивом виде собраны все самые главные идеи и рекомендации от наших гостей по каждому выпуску. Напишите пару приятных слов на странице подкаста в iTunes или опубликуйте ссылку на подкаст на своей странице в любой из социальных сетей, а после этого напишите мне в личное сообщение или на почту, и я буду рад отправить вам эти бонусные документы. Также не стесняйтесь присылать мне обратную связь, вопросы, идеи и комментарии. А я в свою очередь приложу все усилия к тому, чтобы каждый выпуск был интереснее и насыщеннее предыдущего. Оставайтесь с нами, и все самое важное в жизни будет сделано!