Биохакинг, нестарение и вечная жизнь. Цитата Дениса Варванца из выпуска подкаста Будет сделано!

Гость выпуска — Денис Варванец, биогеронтолог, биохакер, спортивный физиолог и научный аналитик. С 2016 года исследует темы терапий старения, атеросклероза и способов усиления здоровья мозга. Денис Варванец выступает на международных конференциях, читает лекции, участвует в телепередачах. Учитесь жить вечно!

Также подкаст можно слушать с помощью: Apple, Google, Яндекс, VK, Overcast

Слушайте, скачивайте, подписывайтесь!

Ссылки и полезная информация

Содержание подкаста

[1:26] Чем биохакинг отличается от медицины? Чего хотят биохакеры и какие у них преимущества перед обычными людьми? Почему Россия — рай для биохакера?
[8:39] Как биохакеры ищут идеи? Каким источникам информации можно доверять?
[14:35] Что такое «интервенция на основе биомаркеров»? Есть ли гарантии, что, улучшая одни показатели, биохакер не ухудшит другие? Как выбирать БАДы?
[19:03] Какие 4 заповеди есть у биохакеров? Как Денис Варванец следит за своим здоровьем?
[30:52] Почему эксперименты Сергея Фаге могут привести его в тупик?
[34:28] Зачем жить 1000 лет и на что потратить $1 млрд.? Почему мы стареем?
[43:02] Как живёт биохакер? Каковы первые шаги новичка в биохакинге?
[45:20] Как Денис Варванец улучшает свои когнитивные функции? Как он умудрился обогнать на дистанции 10 км мастера спорта? Как готовиться к полумарафону?
[57:22] Блиц-опрос: ДНК-тесты, вред сахара и соли, диеты, сауна.
[59:49] Рубрика «Пять в одном»: книга, привычка, сервис, вопрос, фильм.

В выпуске были упомянуты

1) Национальный центр биотехнологической информации США — центральный институт обработки и хранения данных молекулярной биологии
2) Биохакинг — книга-руководство по полному раскрытию потенциала организма
3) Life Extension, Now Foods и SOLGAR — производители БАДов
4) Станислав Скакун, Дмитрий Веремеенко, Александр Фединцев и Тимофей Глинин — эксперты по биохакингу
5) Нестарение — сайт о борьбе со старением
6) Рэймонд Курцвейл — изобретатель и футуролог
7) 100 таблеток Рея Курцвейла и Преодоление плато в спорте — видеолекции
8) Stryd — датчик мощности для бега
9) Die Hard Running — еженедельные воскресные марафоны в Москве
10) Beurer — осветительные приборы
11) Tion Бризер 3S — компактная приточная вентиляция
12) SENS Research Foundation — организация, занимающаяся исследованиями в области регенеративной медицины

Денис Варванец в Интернете

1) AABiohack — профиль в Facebook
2) creativedoctor — профиль ВКонтакте
3) Лаборатория Биохакинга — место работы Дениса Варванца

Рубрика «Пять в одном»

1) Книга — Дэйл Бредесен «Нестареющий мозг»
2) Привычка — пить кофе
3) Инструменты — BioMindmap, PubMed, Examine.com и iHerb
4) Вопрос — в ответ на любую мысль спрашивать себя: «И…?»
5) Фильм — Звёздные врата

Главные идеи выпуска

1. Старение — это накопление различных повреждений в организме. Биохакеры пытаются продлить себе жизнь, предотвратить возрастные болезни, улучшить состояние сосудов, спортивные и когнитивные показатели.
2. Биохакинг включает в себя чтение научных статей и интервенции на основе биомаркеров. Первый этап — переход на здоровый образ жизни и приём БАДов.
3. Три признака толковой научной статьи: высокий индекс цитирования, ссылки на исследования, возможность повторить то, что описано в статье.
4. Четыре заповеди биохакера:
— всегда смотри по биомаркерам;
— важна не только эффективность, но и безопасность;
— в приоритете такие интервенции, которые регулярно приносят организму небольшой стресс;
— начинай с базовых вещей: сна, питания и образа жизни.
5. Чтобы правильно делать интервенции на основе биомаркеров, нужно выяснять, какие у вас есть риски, внимательно изучать побочные эффекты витаминов и препаратов, изучать общую физиологию и оценивать результаты интервенций.

Практические рекомендации

1. Записывайте в таблицу Excel ежедневные, еженедельные, ежеквартальные и ежегодные показатели здоровья, результаты анализов и так далее.
2. Учите английский, чтобы иметь возможность читать и понимать научные статьи.
3. Изучайте физиологию, патофизиологию, эндокринологию и фармакологию.
4. Если вы участвуете в забеге, найдите того, кто бежит в том же темпе, и бегите сзади, в аэродинамической тени, чтобы тратить меньше энергии.
5. Занимайтесь спортом каждый день, спите в полной темноте и тишине, время от времени устраивайте цифровой детокс и пользуйтесь очистителями воздуха.

Понравился выпуск? Послушайте также

Станьте патроном подкаста

Выражаем благодарность за поддержку нашим патронам: Ярославу Лучко, Андрею Васильеву, Виталию Калинке, Вере Кудакиной, Алексею Щербе, Алексею Карцеву, Павлу Сазонову, Андрею Вахтанову, Марие Головко, Денису Махневу, Анастасии Белкиной, Кириллу Афонину, Кириллу Клёцину, Татьяне Шавкера, Ольге Балога, Лие Смекун, Ирине Ананьевой, Александру Гостеву, Павлу Лосеву, Ассету Темирхану, Анатолию Наумову, Анне Волковой, Ольге Иванченко, Алексею Ягуру, Александру Наманюку, Артёму Богомолову, Ивану Афанасову, Александру Баратову, Мише Бондаренко, Анатолию Гаврилову, Артёму Шавину, Александру Сергиенко, Андрею Панасюку, Антону Дедову, Ксении Бородулиной, Павлу Потаповой, Андрею Масленникову, Марии Бесединой, Алексею Михайлову, Евгению Пономарёву, Николаю Чернобаеву, Андрею Завалищеву, Славе Семушину, Алексею Карпову, Владиславу Смирнову, Марине Устиновой, Михаилу Истоминой, Евгению Грицаю, Петру Шарову, Юрию Вронскому, Наталье Куделя, Алексею Романову, Евгению Ковалёву, Екатерине Малофеевой, Юлии Байковой, Денису Полэуктову, Анне Башкировой, Игорю Батракову, Родиону Смирнову, Дарье Горякиной, Алексею Кравченко, Денису Дрекову и приглашаем вас присоединиться к клубу патронов «Будет сделано!» — сообществу самых преданных и благодарных слушателей подкаста, которые вносят неоценимый вклад в развитие проекта. Кто такие патроны и как стать одним из них, подробно описано на нашей странице в сервисе Patreon.

 

Текстовая версия подкаста с Денисом Варванцом

[00:07] Никита Маклахов: Добрый день! В эфире подкаст от проекта «Будет сделано!», и я его ведущий Никита Маклахов. Ровно год назад я записал выпуск с Сергеем Фаге, который потратил 200 тысяч долларов на биохакинг. В сегодняшнем выпуске мы продолжим тему биохакинга, а в гостях у меня Денис Варванец — биогеронтолог, спортивный физиолог и научный аналитик. Особенно Дениса интересует как с помощью биохакинга остановить старение и повысить спортивные показатели. Поговорим об этом и не только. Еще узнаем какие преимущества есть у биохакеров перед обычными людьми и можно ли стать сверхчеловеком, который будет жить вечно. Выяснить, с чего начать погружение в тему и как сориентироваться в биологически активных добавках и научных статьях, какие заповеди есть у биохакеров, как следить за здоровьем и какие анализы сдавать. Денис расскажет, как он умудрился выиграть забег на 10 километров у девушки мастера спорта и почему он считает, что Россия — это рай для биохакеров. В общем, как обычно искренне надеюсь, что выпуск будет вам интересен и полезен и желаю приятного прослушивания!

[01:27] Никита Маклахов: Денис, привет!

[01:28] Денис Варванец: Привет.

[01:29] Никита Маклахов: Мне кажется, ты каждое свое интервью начинаешь практически одинаково, с рассказа о том, чем же отличается биохакинг от физкультуры или медицины.

[01:37] Денис Варванец: Да.

[01:37] Никита Маклахов: Поэтому не буду лишать тебя и в этот раз такого удовольствия.

[01:41] Денис Варванец: То, что я делал миллион раз. Ну, на самом деле, представьте себе ситуацию, вы, ну казалось бы здоровый, относительно молодой, ну там в тридцати или в тридцатипятилетнем возрасте, но вы хотите чего-то большего, ну, например, сделать так, чтобы у вас мозги стали лучше работать или предотвратить какие-то возрастзависимые заболевания, или улучшить какие-то спортивные показатели. Ну, давайте возьмем возрастзависимые заболевания. Например, человек хочет предотвратить болезнь сердца, он идет к кардиологу, (это я сейчас просто рассказываю реальный пример), говорит: «Доктор, я хочу замедлить старение сердечно-сосудистой системы». Доктор так смотрит, говорит: «А это вам к психиатру надо идти». То есть получается, классическая медицина отлично работает с тем, чтобы из больного состояния довести до состояния «здоров», но за пределами вот этого состояния она вообще бессильна. И как раз-таки я люблю метафору, что медицину можно сравнить с автомастерской, а биохакинг с тюнинг-ателье.То есть, мы, получается, уже работаем с изначально здоровыми людьми и помогаем стать им еще лучше, так вот.

[02:46] Никита Маклахов: Откуда вообще, по-твоему, у здорового человека будут такие запросы про торможение старения и прочее, прочее? Потому что если ты здоров, если тебе 30 лет, у тебя есть работа, которой можно заниматься.

[02:58] Денис Варванец: Про антистарение это все-таки больше не у молодых, это больше у тех, кому 40 плюс и какие-то уже эффекты они чувствуют, а у молодых больше про увеличение перфоменса, про продуктивность, про саморазвитие, можно сказать.

[03:11] Никита Маклахов: Мне кажется, самые частые претензии, упрек, который я встречал в интернете по отношению к тебе и к твоим коллегам-биохакерам, это то, что люди смотрят на фотографию, ну, например, Сергея Фаге, и говорят, что «Дружище, ты, конечно, молодец, биохакер, но не выглядит твое лицо преобразившимся и помолодевшим. Ты выглядишь на свой возраст или даже, может быть, чуть хуже, чуть старше». Почему ты не выглядишь как восемнадцатилетний юнец?

[03:37] Денис Варванец: У меня паспорт практически всегда спрашивают, это тоже считаю биомаркером интересным. Проблема в том, что старение — это накопление различных повреждений в организме и ключевое из них, оно происходит не в клетках, а в межклеточном матриксе, где коллагеновые волокна сшиваются молекулой под названием глюкозепам и когда эта сшивка появляется, здесь увеличивается жесткость. Этот ключевой фактор старения и приводит к тому, что у нас повышается жесткость сосудов, жесткость кожи, появляется морщинистость. И, к сожалению, современная медицина, ну ничего не может сделать с этим веществом. Но когда мы научимся его удалять, а по моему прогнозу это будет примерно 15 лет, то вот тогда мы действительно увидим такую картину, что восьмидесятилетние будут выглядеть на 20 лет.

[04:23] Никита Маклахов: То есть, если сейчас поставить рядом биохакера и обычного человека, то невооруженный глаз вряд ли заметит разницу, что бы биохакер не делал?

[04:31] Денис Варванец: Она будет все-таки заметна по коже не особо сильно, она будет скорее всего заметна по мозговым показателям, по состоянию сосудов. То есть, можно реально избежать болезнь сердца — атеросклероза, по антропометрии можно очень хорошо предотвратить ожирение, диабет второго типа, по спортивным показателям конечно же тоже.

[04:51] Никита Маклахов: Что мы увидим в мозге биохакера, что не увидим в мозге обычного человека?

[04:55] Денис Варванец: Во-первых, чаще всего это более независимое мышление, то есть, способность выйти из какой-то парадигмы системы ценностей, больше как-то независимо смотреть на вещи, то есть вот такой вот паттерн, я сейчас это вижу. Второй момент — ну, в биохакинг люди приходят уже интеллектуально одаренные, креативный класс, те же самые менеджеры, программисты, айтишники, экономические консультанты, какие-то креативные бизнесмены. То есть, это требует все-таки определенного багажа знаний, определенных когнитивных скилов, знаний английского языка, ну, чтобы войти в эту тему, барьерный вход такой.

[05:29] Никита Маклахов: Да, скорее описал барьерный вход, чем влияние биохакинга на мозг.

[05:33] Денис Варванец: А так, конечно же… Кстати, прикольная идея сравнить когнитивные показатели биохакеров и обычной популяции, то есть, их не так много, биохакеров. Но мне кажется, все-таки основное отличие — это будет скорость мышления, мне кажется, она будет все-таки повыше. Второй момент — гораздо ниже риск депрессий всяких, особенно осенних, это тоже четко очень видно, и рабочая память, то есть, способность запоминать какие-то цифры и оперировать ими, это тоже, мне кажется, здесь будет лучше. Самый сильный фактор, который отличает мозг биохакера от мозга обычного человека — это гораздо-гораздо меньше склонность ко всяким депрессиям и болезням ментального здоровья. Ну опять-таки, за счет того, что они снижают воспалительные процессы мозга, корректируют уровень витаминов, которые там влияют на это, (там тот же самый витамин «D»), и делают светотерапию.

[06:22] Никита Маклахов: Ты чувствуешь разницу в плане депрессий и в плане внутреннего состояния?

[06:26] Денис Варванец: У меня нет депрессий, но у меня бывали периоды, когда грустно, тоскливо или какое-то овощное состояние, но оно длится пару часов и потом быстро все проходит.

[06:35] Никита Маклахов: Пока ты не примешь таблетку?

[06:36] Денис Варванец: Нет. У меня вот кстати, автоматически все уходит. Кстати, когда принимаю таблетки, вот таких вот периодов гораздо меньше, ну то есть, когда я корректирую уровень витамина «D» того же самого. Я чувствовал, что вот сейчас сентябрь наступил, есть какой-то спад, меньше мотивируешься чем-то, раз, купил «Аквадетрим» 12 000 единиц, пару дней подряд пропил и гораздо лучше стало.

[06:58] Никита Маклахов: Хорошо. Мне кажется, что до сих пор даже среди тех, кто называет себя биохакером, нет понимания, что же такое биохакинг в плане составляющих. И когда я смотрю на западных представителей этого жанра, то у меня складывается впечатление, что биохакинг — это такая сумма из нескольких частей где есть питание, по большей части что-то про интервальное голодание и про 16/8 пресловутых, кетогенка, про кетодиету, плюс — это медитация, плюс — это воздействие температуры, сауны или криокамеры.

[07:31] Денис Варванец: Это, наверное, Теэму Арина — финский биохакер такой.

[07:33] Никита Маклахов: Да, в частности, как раз недавно у них вышла такая большая красивая книга.

[07:37] Денис Варванец: Я, кстати, там научный редактор в русском издании.

[07:40] Никита Маклахов: Ничего себе! Даже русское издание есть?

[07:41] Денис Варванец: Конечно!

[07:42] Никита Маклахов: И, насколько я успел понять из твоих постов, ты с этим подходом и с этим определением биохакинга не согласен и для тебя это, я прямо выписал даже: «Биохакинг — равно чтение научных статей, плюс интервенции на основе биомаркеров», я правильно записал?

[07:54] Денис Варванец: Конечно! То есть там, во-первых, не принято измерять в биомаркере, исходя из этого как-то корректировать их. И второй момент — ну, Россия все-таки — это рай для биохакера, потому что здесь мы можем купить любые вещества без рецепта (ну, практически любые), в то время, как западные коллеги, они очень сильно этим ограничены. То есть, они по сути ЗОЖники-БАДопийцы (первая ступень биохакинга), на мой взгляд.

[08:18] Никита Маклахов: Те элементы, которые я перечислил, про медитацию, голодание и прочее, ты не считаешь их критически важными, вернее, не считаешь их основополагающими?

[08:23] Денис Варванец: Я считаю их хорошими, то есть почему бы и нет? Но все-таки фарма, она конечно помощнее. Медитируй — не медитируй, голодай — не голодай, но настолько мощно как, я не знаю, «Телмисартан», ты не предотвратишь себе болезнь сердца или болезнь почек.

[08:37] Никита Маклахов: Хорошо. Давай тогда пройдемся немножко по этим двум частям и про чтение научных статей, про интервенции. Расскажи подробнее, как ты выстраиваешь лично у себя весь этот процесс?

[08:43] Денис Варванец: Зачастую это просто всплывает в голове какая-то прикольная идея, которую было бы интересно установить, ну, например, сейчас я ресерчу тему, связанную с кинетикой кислорода, то есть, скорость разворачивание аэробных процессов. То есть, ты начинаешь из холодного состояния без разминки заниматься каким-то аэробным спортом, и у тебя митохондрии, они не сразу включаются, спустя какое-то время, как сигнал боевой тревоги в армии. И вот у меня возникает какая-то интересная идея, связанная с этим. Я открываю Google, пишу на английском языке вот эту интересную идею, после этого делаю пробел, пишу слово «ncbi» — это лайфхак, чтобы первыми ссылками выходили чисто научные статьи со ссылками на PubMed, и потом уже читаю. Вот чаще всего это именно так. Второй вариант — это когда скролю ленту новостную, коллеги пишут какие-то интересные статьи. Третий вариант — это с каких-то конференций получаю интересные идеи, которые можно уже самостоятельно ресерчить.

[09:41] Никита Маклахов: Насколько ты считаешь разумным полагаться на мнение таких статей и исследований, если даже по более или менее каким-то проверенным вопросам есть на один и тот же вопрос куча разных точек зрения, которые тоже вроде проверены? А ты же, насколько я понимаю, работаешь на некоем стыке еще не до конца проверенных, не до конца подтвержденных данных.

[09:59] Денис Варванец: Есть отличный эстонский стартап Biomindmap, это, кстати, еще один сайт, который я использую в своей работе, там как раз-таки есть система фильтрации шляп от бедноты, если так, можно сказать. То есть, там гигантская схема из переплетенных между собой узлов и это напоминает структуру мозга, где значимые какие-то сигнальные пути, они там более толстые, разветвленные какие-то, а какие-то второстепенные, они очень узкие. И ты можешь сам заполнить этот сайт и это выглядит так, что ты ищешь взаимосвязь между чем-то одним и чем-то другим, а дальше обязательно надо приложить ссылку на исследование, и вот там как раз-таки ты указываешь уровень исследования. То есть, это метаанализ или исследование на мышах, насколько силен эффект, то есть это значимо что-то повышает или там на грани статистической погрешности. И вот это вот как раз-таки уже позволит более детально отделить шляп от бедноты. Но второй момент — это все-таки опыт, то есть, когда ты считаешь, когда ты читаешь много научных статей, (у меня это где-то пять в день), то уже как-то интуитивно чувствуешь понимать, где все хорошо, где нет.

[11:02] Никита Маклахов: Как ты учился потреблять эту научную информацию, тем более на английском языке?

[11:06] Денис Варванец: Я понял просто, что это очень круто, это очень классное знание и когда есть такая мотивация, самостоятельно все получается.

[11:13] Никита Маклахов: Есть у тебя какой-то алгоритм, чтобы вычленять главное? Пока что лично меня, например, немножко пугает. Я открываю научные статьи, вижу, что там есть какое-то большое описание и пока долистаешь до сути, ты уже потратишь кучу времени.

[11:24] Денис Варванец: Ну, во-первых, мне очень важно, чтобы там были красивые цветные схемы, где сигнальные пути показаны. Второй момент — это если статью цитируют очень многие другие различные какие-то научные работы, мне кажется это тоже очень классно. Третий фактор — каждый тезис этой статьи имеет ссылку на какие-то предыдущие исследования. Следующее — это читая статью, ты можешь теоретически это реплицировать, то есть, повторить это исследование, то есть очень все детально описано, и можешь внедрить в жизнь.

[11:55] Никита Маклахов: Получается, что у тебя по сути есть уже закрепленная привычка — день прошел зря, если ты не прочел пять новых статей?

[12:02] Денис Варванец: Нет, я как бы не виню себя, если не прочитаю, но у меня просто есть такое, что если у меня внезапно возникает к чему-то интерес, сразу захожу в PubMed и смотрю.

[12:12] Никита Маклахов: Насколько случаются в этом плане какие-то новые открытия в интересующих тебя сферах? Тебе хватает вообще информации?

[12:18] Денис Варванец: Ну в некоторых сферах очень низкая плотность как раз-таки, например, по удалению этого вот глюкозепама там, по одной статье в год выходит, это вот не тот темп, который хотелось бы. А по некоторым темам, ну, например, все, что связано с повышением спортивных показателей, все, что связано с ментальным здоровьем, все, что связано с анти-атеросклерозом, вот здесь очень сильно выходит что-то новое. По онкологии, кстати, очень мощно много статей появляется, то есть, эта тема активно ресерчится сейчас.

[12:46] Никита Маклахов: Чем ты можешь обрадовать людей, которые?..

[12:48] Денис Варванец: 10 лет назад не было ни таргетной терапии, ни иммунотерапии, то есть, всякие чекпоинт ингибиторы. Если сравнивать на прогноз до этой вот эры и после, там реально сильно разница. В абсолютных цифрах конечно же это плохо, но если раньше, например, при метастатической меланоме выживали после 5 лет 5%, то сейчас, благодаря иммунотерапии там больше 50-ти уже, и эта цифра конечно же будет расти дальше.

[13:15] Никита Маклахов: Какой у тебя у самого риск приобрести онкологическое заболевание в будущем?

[13:19] Никита Маклахов: Ну, он есть у всех. Ну, к сожалению, в отличии от профилактики болезни сердца, с раком онко-профилактика, она чуть менее такая вот радикальная. Но, единственное, что можно сделать — это избежать диабета, потому что диабет многократно повышает риск, это следить за тем, чтобы не было старения иммунитета, (ну с этим, конечно, чуть посложнее), это следить за тем, чтобы ферритин был в норме, это маркер депо железа в организме, если он высокий, то риск рака растет и максимизация максимального потребления кислорода. Я читал исследование, что каждое повышение МПК на 10 единиц снижает риск рака от любых причин на 17%, тоже такой фактор. Ну, избегать всевозможные канцерогены, типа асбеста, радона, пассивного, активного курения и так далее.

[14:03] Никита Маклахов: В общем, ты во всех смыслах этой фразы пытаешься убежать от рака, да?

[14:07] Денис Варванец: Ну, да. Почему бы и нет? Вообще в таком возрасте это все-таки малореальный проект, обычно они появляются уже ближе к 50-ти годам. То есть, у меня, получается, еще 20 лет в запасе есть. Я надеюсь, что к тому моменту появятся уже, во-первых, прорывные инженерные иммуноклетки, когда у тебя их берут из крови, обучают атаковать какую-то опухоль, вкалывают назад и она как бы с ними справляется. Ну и классическая иммунотерапия, я надеюсь, что тоже станет настолько мощной, что можно будет полностью его вылечить на любой стадии.

[14:41] Никита Маклахов: Мы с тобой немного обсудили первую часть уравнения — чтение научных статей. Расскажи про такую фразу, как интервенции на основе биомаркеров.

[14:48] Денис Варванец: Ну, то есть, ты смотришь какие у тебя есть риски, ну, например, железодефицит, то есть, низкий ферритин, или дефицит витамина «D», а дальше просто ты по этому риску делаешь какую-то интервенцию, например, принимаешь витамин «D» и смотришь обратную связь, то есть насколько она была эффективна в твоем случае.

[15:09] Никита Маклахов: Что нас или вас при этом страхует от того, что улучшив один показатель, мы не убьём 10 других?

[15:14] Денис Варванец: Ну, обычно все-таки, когда ты смотришь какой-то drug или бад, особенно если что-то такое консервативное, типа витаминов, там все-таки side effects очень хорошо описаны и там риск побочек, конечно же, есть. Но второй момент, конечно, понимание общей физиологии оно здесь тоже важно. Ну, например, если ты переборщишь с витамином «D», у тебя может увеличиться уровень кальция, что может привести, к примеру, к почечным камням. То есть вот эти вот два фактора, изучение побочек и понимание общей физиологии, оно конечно же снизит эти риски. Это полностью их, конечно, не избежать, но до какого-то уровня снизить может. То есть, «упс», он всегда возможен.

[15:52] Никита Маклахов: Расскажи в этом плане, как ты подбираешь нормальные бады? Какие есть рецепты лучше, чем ориентироваться на отзывы на «iHerb»?

[16:00] Денис Варванец: Отзывы коллег, у нас есть свои чаты, мы обмениваемся мнениями, когда что-то там сработало.

[16:06] Никита Маклахов: У тебя в этом плане есть какие-то любимые производители, компании?

[16:10] Денис Варванец: Мне нравятся Life Extension, Now Foods и SOLGAR, хорошие бады, действительно влияют на биомаркеры.

[16:15] Никита Маклахов: А по поводу потребления, какой-то график, какие-то правила? Что-то утром, что-то вечером, что-то перед спортом?

[16:23] Денис Варванец: Вот у меня был ключевой старт недавно. Я там 40 таблеток съел, примерно, перед ним.

[16:27] Никита Маклахов: Раз уж мы затронули эту тему, чем ты — человек принявший 40 таблеток перед стартом, отличаешься от человека на допинге?

[16:35] Денис Варванец: Ой, такая очень интересная тема. Мне нельзя здесь полностью говорить, потому что признание, здесь оно будет санкциями какими-то отличаться. Да, шучу. На самом деле очень много есть легальных веществ, не запрещенных ВАДом, которые доказано улучшают спортивные показатели, тот же самый свекольный сок, сода, таурин, по сути такой вот легальный допинг.

[16:58] Никита Маклахов: Может это вопрос определение? Я считал, что допинг — это препарат, который дает человеку необоснованное конкурентное преимущество в спорте.

[17:05] Денис Варванец: Ну, конкурентное преимущество, оно равным не может быть однозначно. Потому что люди отличаются генетически, эпигенетически, по микрофлоре, у кого-то старческие процессы есть, то есть, у них прирост показателей будет уже ниже, у кого-то по генетическим причинам низкий тестостерон, у кого-то гемоглобин низкий. Биохакинг позволяет просто это обойти. У вот у меня, например, была очень низкая пропорция медленных мышечных волокон, с помощью, определенной фармы удалось это преодолеть.

[17:32] Никита Маклахов: Ну вот об этом и речь. Я всегда думал, что профессиональный спорт — это соревнование, скажем так, мутантов.

[17:37] Денис Варванец: Я бы хотел, чтобы профессиональный спорт стал соревнованием умов. Вот, мне кажется это было бы идеально.

[17:41] Никита Маклахов: Тогда почему ты не идешь играть просто в шахматы? Зачем тебе соревноваться в беге для этого?

[17:47] Денис Варванец: Нет, это уже просто кому что нравится. Мне просто нравится очень бег сам по себе и ощущение, которое есть в этот момент, особенно когда на финише кого-то обгоняешь.

[17:57] Никита Маклахов: То есть, твой образ, твоя идеальная цель — это сделать так, чтобы физические показатели в спорте отошли на второй план по важности?

[18:04] Денис Варванец: Да, да. Я хочу, чтобы мы забыли раз и навсегда про такое слово как «талант», «врожденный талант», я не собираюсь мириться с тем, что мне там чем-то не повезло с генетической точки зрения или что у меня там не та микрофлора, или там, что я не в Кении вырос. У меня достаточно развитый мозг для того, чтобы самостоятельно воздействовать на это и менять ситуацию под себя и уже убирать вот эту вот разницу в слабой физической форме.

[18:32] Никита Маклахов: А зачем, если спорт изначально про это, про то, что есть какие-то особенные люди, и мы их почитаем за какие-то особенные заслуги?

[18:39] Денис Варванец: Кстати, это было бы очень прикольно, если будут почитать именно за то, что удалось хакнуть свой организм, причем каким-то таким хардкор-способом, типа генной терапии или все, что с этим связано. Мне кажется это прикольная история, будет прикольнее, чем у Сержа Фаге — 200 тысяч долларов.

[18:57] Никита Маклахов: Ладно, к этому надеюсь вернемся еще. Я слышал, что у тебя есть, (или у вас, как у сообщества), есть определенные заповеди, которых вы стараетесь придерживаться. Вот у меня записана даже первая из них: «Всегда смотри по биомаркерам».

[19:11] Денис Варванец: Однозначно. Есть еще такая заповедь, что помимо эффективности, еще безопасность надо смотреть. То есть, смотрим есть ли какая-то гипатери, нефротоксичность, ну к примеру, как там не пострадали ли печень и почки. Нам же важно не только, чтобы улучшился какой-то там показатель, но, и чтобы при этом организму это было хорошо. Третье — мы считаем интервенции, которые основаны на эффекте гормезиса, то есть, это какой-то небольшой стресс, который мы наносим себе, и если это происходит регулярно, у нас к нему происходит какая-то адаптация. То есть, мы считаем такие интервенции приоритетнее чем то, как действует современная медицина, когда мы компенсируем с помощью фармы какой-то патологический процесс.

[19:51] Никита Маклахов: Сначала сходить в сауну, а потом уже, если не сработало, принимать таблетки?

[19:54] Денис Варванец: Ну да, да, вот такая вот приоритизация. И четвертое — это в начале мы смотрим базовые вещи, ну, например, оптимизация сна, питания, образа жизни, потом уже смотрим на что-то более такое хардкоровые, типа ассиметричный диметиларгинин.

[20:10] Никита Маклахов: Какие изменения образа жизни ты внедрил у себя?

[20:12] Денис Варванец: Во-первых, я спортом занимаюсь каждый день, я раньше на диване сидел — первое изменение. Второе — я сплю теперь в полной темноте, тишине и мне так нравится гораздо больше. Часто бывало так, что автомобили какие-то приезжающие меня будили, сейчас этого нет. Третье — я иногда делаю практику цифрового детокса, когда ты едешь куда-то с хорошей компанией без интернета. Тоже хорошо для профилактики болезней ментального здоровья, для восстановления. Ну вот три такие изменения, остальное, конечно же, это вопрос бадов и препаратов.

[20:44] Никита Маклахов: Ты чуть раньше упомянул о том, что проверяешь препараты на гепатотоксичность, да, это так называется?

[20:49] Денис Варванец: Ну да.

[20:50] Никита Маклахов: Чтобы не нанесли урона печени, излишний. Как ты проверяешь здоровье печени, как ты следишь за этим?

[20:55] Денис Варванец: Ну, АЛТ, АСТ, билирубин — это как бы классика, в идеале еще УЗИ смотреть.

[20:59] Никита Маклахов: То есть, сдаешь с определенной частотой анализы?

[21:01] Денис Варванец: Да, да. В идеале — это вести какую-то Google Excel таблицу, где есть ежедневные биомаркеры, еженедельные, ежеквартальные, ежегодные, и просто смотришь.

[21:11] Никита Маклахов: Самый волнующий меня вопрос — как сэкономить на таком количестве анализов крови?

[21:16] Денис Варванец: Подружиться с лабораторией, которая будет скидки тебе предоставлять.

[21:21] Никита Маклахов: У тебя получилось? У тебя уже есть там партнерская?

[21:23] Денис Варванец: Конечно.

[21:23] Никита Маклахов: И как часто ты туда заглядываешь?

[21:25] Денис Варванец: Ну, раз в квартал точно заглядываю.

[21:27] Никита Маклахов: То есть, тебе этого достаточно?

[21:28] Денис Варванец: Да. Плюс я здесь могу сдавать тесты, где я сейчас нахожусь, в лаборатории биохакинга, на максимальное потребление кислорода, то же самое. Каких-то таких особо дорогих тестов сдавать особо и не надо. Самый дорогой — это тест на максимальное потребление кислорода, где там 12 тысяч рублей он стоит. Чуть подешевле — это что-то типа УЗИ, например, УЗИ сосудов и сонных артерий, УЗИ сердца. Кровяные показатели, они еще дешевле, но там правда в совокупности может на уровне 40 тысяч примерно, выйти.

[21:59] Никита Маклахов: Тест на максимальное потребление кислорода, это прежде всего для спортсменов или обычным люди тоже полезно?

[22:03] Денис Варванец: Это и для тех, и для других, потому что МПК, он показывает и твои возможности в аэробных видах спорта, и он еще в том числе про здоровье. То есть, если у тебя низкий МПК, ниже 40-ка, а тем более ниже 30-ти, то это по повышает многократно риск диабета, рака, болезни сердца, ожирения. Покажите мне хоть одного элитного аэробного спортсмена, у кого там МПК больше 65-ти, у кого есть диабет второго типа. Я даже сделал такое объявление, что заплачу деньги, если такого найдете. Никто не показал.

[22:34] Никита Маклахов: Какие параметры, какие показатели и какие анализы крови ты считаешь самыми главными и какие, на твой взгляд, стоит сдавать всем без исключения? За чем следить? Что проверять?

[22:49] Денис Варванец: По разным пройдемся. То есть, из инструменталки МПК — однозначно, потому что чаще всего он в плохом назначение находится, и процентов 15 имеют нормальный его уровень, где как бы не надо ничего делать.

[23:00] Никита Маклахов: Нормальный уровень, начиная с какого?

[23:01] Денис Варванец: Ну, от 40 и выше, примерно так вот. Второе — это УЗИ сонных артерий с определением толщины комплекса интима-медиа — это показывает риск атеросклероза, либо если он уже есть, раз в год примерно. Ну и первое и второе там раз в полгода — в год есть смысл сдавать. Из крови однозначно маркер инсулинорезистентности, глюкоза, гликированный гемоглобин, инсулин, воспалительный маркер C-реактивный белок. Очень часто в проблемном значение находится ферритин, витамин «В12», витамин «D», цинк и медь, такие вот фактор. Ну, общий анализ крови тоже, потому что у девушек, например, часто история про анемию, у мужчин часто наоборот, когда там либо гематокрит высокий, выше 50-ти резко риск тромбозов повышает, или гемоглобин высокий. Таким надо, например, кровь на донорство сдавать.

[23:52] Никита Маклахов: Кровь на донорство не всем полезно сдавать? Я считал, что…

[23:54] Денис Варванец: Ну, если анемия, то конечно, нельзя, это противопоказание. У тебя железодефицит, у тебя низкий гемоглобин, а ты еще сильнее это понизишь, у тебя такая декомпенсация! Можно в реанимацию попасть.

[24:04] Никита Маклахов: Я слышал, что за счет обновления, за счет того, что у тебя убирают кровь, происходит обновление, организм регенерируется.

[24:09] Денис Варванец: Вообще донорство полезно, но если у тебя высоковатый немножко ферритин. Выше 120-ти, я думаю, есть смысл сдавать, либо, когда высокий гемоглобин.

[24:19] Никита Маклахов: Мне кажется, если у тебя очень низкий гемоглобин, тебя и так не допустят просто. Там же есть проверка.

[24:23] Денис Варванец: В одном донорском центре, где сдавал, у меня тогда отвод был по весу. Там делали анализ крови из пальца. Это, кстати, такой прикольный лайфхак, как бесплатно сдать кровь. А во втором смотрели просто АЛТ, то есть, там не смотрели общий анализ крови. То есть, если бы у меня была анемия, они бы прошляпили этот момент.

[24:42] Никита Маклахов: По поводу бесплатного анализа крови с помощью пальца — не самый приятный метод. Я лично терпеть не могу. Гораздо более неприятный, чем из вены. Я тебя перебил. Пожалуйста, постарайся вспомнить, о чем ты говорил.

[24:52] Денис Варванец: Про биомаркеры. То есть, мочевая кислота часто очень проблемная. Сюда же относим PH мочи, когда она кислая, там 5,5 и ниже, это прямо резко растет риск почечных камней и это говорит о том, что избыток белка, избыток фосфора в диете, но дефицит при этом овощей. С помощью диеты можно это скорректировать. Почечные маркеры пореже — это раз в несколько лет можно смотреть, но если только нет активных интервенций. А из инструментальных, конечно, на артериальное давление, это и пульс покоя есть смысл мониторить тоже, это как бы такой must have. И если мы говорим про качество жизни, гормональную панель я бы тоже сдавал, и витамин «D».

[25:30] Никита Маклахов: Под «гормональной панелью», что ты подразумеваешь?

[25:32] Денис Варванец: ТТГ, тестостерон, ТГА, эстроген, пролактин, особенно когда есть ожирение, там пролактин чаще всего является драйвером, либо гипотиреоз, когда щитовидка плохо работает, либо инсулин высокий, либо половых гормонов мало, можно посмотреть.

[25:49] Никита Маклахов: Расскажи пару слов о том, как ты пришел в биохакинг?

[25:52] Денис Варванец: Такая, очень длительная история, но если коротко, то я с детства интересовался научной фантастикой.

[25:57] Никита Маклахов: Но при этом образование у тебя профильного или похожего, или косвенного?..

[26:00] Денис Варванец: Нет. Я не медик, не биолог, это чисто самостоятельно изучал.

[26:03] Никита Маклахов: Тебя не мучит синдром самозванца, когда ты на конференциях рассказываешь другим людям?

[26:07] Денис Варванец: Нет. Наоборот прикольно отличаться от людей, которые получили классическое мед. образование, то есть у них определенные шаблоны, паттерное мышление, ты смотришь, ну совсем по-другому на это. И с адекватными врачами получается вообще классное взаимодействие.

[26:23] Никита Маклахов: А с точки зрения личной ответственности, каково это давать людям какие-то рекомендации, советы, зная, что это не всегда безопасно?

[26:31] Денис Варванец: Я согласен с этим, но тем не менее ты понимаешь, какие интервенции все-таки опасны, какие безопасны. Ну, например, от того, что ты посоветуешь человеку поменять рацион — есть больше орехов, как бы здесь вероятность, она крайне низка, если ты там даешь какие-то тяжелые фармакологические препараты, то это как бы совсем другое. Когда ко мне обращаются, я им это сразу говорю, что есть определенный риск. Как бы чем еще биохакинг от медицины отличается? У нас с одной стороны гораздо выше вероятность услышать слово «Вау!», то есть что-то такое, что недостижимо для классической медицины, но и «Упс», мы тоже можем услышать. Но «Упсов» у меня таких вот не было, ну из «Вау!», ну, например, человек имел атеросклероз, он уже был на статинах, а тут мы ему реверсировали эту тему.

[27:16] Никита Маклахов: За счёт чего?

[27:18] Денис Варванец: Моноклинальные антитела, ингибиторы PCSK9 и много таких вот мелких мер, типа фильтрации воздуха, сауны, снижения гомоцистеина, у него повышен был, снижение ферритина, там он тоже зашкаливал. То есть, как раз он кровь на донорство сдавал. Диета с изобилием какао, которая повышает доступность оксида азота, граната, который усилит обратный транспорт холестерина, черноплодная рябина, Омега 3, которые противовоспалительные свойства хорошие имеют. И это, конечно, очень сильно изменило в его профиле регуляторы образования атеросклероза и как раз-таки реверсия пошла. Ну, плюс мы синалитик использовали — это бад физетин, который на мышах удаляет старые клетки, а это тоже один из механизмов старения, и у него за счет этого тоже снизился воспалительный уровень.

[28:09] Никита Маклахов: Насколько часто ты сталкиваешься с жесткой критикой или с обвинениями в мошенничестве?

[28:14] Денис Варванец: Мне что-то повезло. Мне кажется, что я так пишу, что не возникает желания как-то в мошенничестве меня обвинить для человека со стороны. То есть, я с этим не сталкивался, если честно. Коллеги некоторые сталкивались, но если честно, при личном общение удается поменять их мнение. Такое часто бывало, когда люди сначала скептически относились, пообщавшись вживую, все удалось исправить. Я знаю, есть определенные граждане, которые просто выполняют роль такого вот мега-мега критика. То есть, вся их нейронная сеть настроена на то, чтобы найти какую-то лажу, потом этого человека опустить. Ну с такими я даже не общаюсь. Если такие попадают, я их просто сразу баню у себя в Фейсбуке и все.

[30:44] Никита Маклахов: За кем из отечественных или зарубежных коллег ты сам следишь, и кто у тебя вызывает уважение, восхищение?

[30:50] Денис Варванец: Ну, мне нравится Станислав Скакун, крутой на мой взгляд, биохакер. Интересно следить, конечно, за Сержем Фаге, конечно, я со многими его вещами не согласен и думаю, что все-таки это немножко такой вот тупиковатый путь.

[31:04] Никита Маклахов: Что именно ты считаешь тупиковатым путем?

[31:06] Денис Варванец: Некоторые вещества, которые он принимает, запрещенные в России, аддерол, модафинил тот же самый, гипер такая вот стимуляция мозга, которая в долгосрочной перспективе может дать какие-то плохие эффекты. Это там чрезмерная стимуляция производства тестостерона. Гормон роста он использует, это в принципе тоже такая сомнительная тема, которая онкориск может повысить. Ну, ладно, я как бы особо сильно его критиковать не буду. Со многими вещами он со мной согласен, то есть молодец, он хорошо очень популяризировал эту тему, да и не нравится, как бы мне особо маску этого критика одевать на себя, которую уже говорил. Еще интересно за Дмитрием Веремеенко следить, то он не называет себя биохакером, но там некоторые признаки у него, на мой взгляд, есть.

[31:51] Никита Маклахов: Признаки биохакинга?

[31:53] Денис Варванец: Да. И у него есть сайт «Нестарение.ру», где как раз вот он анализирует появление каких-то интересных вещей, связанных с антистарением. Ну вот, наверное, три таких основных человека, за которыми я слежу.

[32:09] Никита Маклахов: Глобально ты разделяешь стремление Сергея Фаге, Сержа Фаге прийти к уровню сверхлюдей, полубогов?

[32:17] Денис Варванец: Почему бы и нет? Если у нас есть мозг, что плохого в том, чтобы эволюционировать на более высокую ступень, сделать это прижизненно, а не за счет каких-то специальных мутаций, случайного естественного отбора? Я примерно знаю, что такое, когда у тебя более развитый мозг. Мне бы хотелось это иметь, то есть, мне бы хотелось, чтобы я мог не знаю, делать пять вещей одновременно, запоминать там 40 цифр, а не 10, как я сейчас это делаю, чтобы у меня были более развиты фильтры восприятия, то есть, когда ты обращаешь на что-то внимание, чтобы у меня были какие-то новые сенсорные органы чувств, например, способность к инфракрасному зрению или ультрафиолетовому. По сути это приведет к тому, что картина мира, она станет более углубленной, изощренной, разнообразной, разветвлённой и, соответственно, ты как живое существо будешь более высокоразвитым. Это прикольная цель.

[33:11] Никита Маклахов: Ну, одно дело считать, что это неплохо, а другое дело все-таки класть на это всю свою жизнь.

[33:16] Денис Варванец: Ну, пока что к сожалению, технологии не позволяют полноценно этому реализоваться, но в будущем, я думаю, конечно же будет очень интересный эффект, вот то же самое «Neuralink» Илона Маска, интересно следить за ним, что будет в итоге.

[33:28] Никита Маклахов: Как раз у меня одно из таких предупреждений по отношению к биохакерам, современным по крайней мере — зачем спешить, рисковать и пробовать не до конца доказанные штуки, если можно, условно, подождать 5-10 лет, потом уже взять проверенное и вперед?

[33:42] Денис Варванец: Школа инвесторов учит людей действовать так, что когда ты молод, тебе надо рисковать, а когда ты старый, действовать консервативно. Вот биохакинг — это наоборот, когда ты молод, твоя задача не сдохнуть от какой-то лажи, то есть действуй консервативно, избегай каких-то возрастзависимых заболеваний, не получай диабет, какие-то базовые биомаркеры чтобы были в норме, не было гипертонии. Но если тебе 80 лет, вероятность того, что ты доживешь до реверсивных терапий старения, она крайне низкая, практически нулевая и здесь агрессивно рисковать, на мой взгляд, есть смысл. Просто какие у них есть варианты, у стариков, прямо сейчас, кроме как рисковать, иначе они просто не доживут до тех времен, когда появятся препараты, которые действительно обращают старение вспять?

[34:27] Никита Маклахов: Что для тебя в этом важного? Зачем тебе доживать до 150-ти — 200 и тысячи, многих тысяч?

[34:34] Денис Варванец: Там хоть миллион, этого мало. Мне нравится, во-первых, жизнь сама по себе как концепт, и я понимаю, что это будет история про восходящих градиент, ну и плюс, я считаю, что в будущем будет очень много классных тем, ну, например, переформирование планет в новых звездных системах. И хочется не только дожить до этого, но и быть активным участником их.

[34:55] Никита Маклахов: Какую из концепций возможного будущего ты разделяешь? Во что ты в этом плане веришь и что ждешь?

[35:00] Денис Варванец: Мне все-таки немножко близка концепция Рэя Курцвейла, что технология развивается экспоненциально и единственно немножко я там не согласен с некоторыми вещами, что я бы не хотел, чтобы была кибергизация, хотелось бы больше в биологическом теле быть, но какие-то микроимпланты все-таки можно. Вместо этих фитнес-часов, которые у меня сейчас на руке, будут какие-то нанороботы — это окей, это как бы нормально.

[35:25] Никита Маклахов: Как насчет единого сознания?

[35:26] Денис Варванец: Это как?

[35:28] Никита Маклахов: Никакой личности, никакого эго, все сольется в один большой суперкомпьютер, или что-то вроде этого.

[35:31] Денис Варванец: Ну нет! Скучновато. Хочется все-таки свое развивать.

[35:35] Никита Маклахов: Раз уж ты вспомнил Рэя Курцвейла, при подготовке к беседе я смотрел интервью, по-моему, твое выступление, где вы довольно жестко как раз критиковали Рэя, хотя при этом, я так понимаю, он один из основателей, основоположников…

[35:47] Денис Варванец: Это как братья Райт для авиации, примерно вот так вот.

[35:51] Никита Маклахов: Да. То есть, трансгуманизм, биохакинг и футуролог, все это про него, да? То есть, как так получается. Что отец-основатель не разбирается в своем предмете?

[36:01] Денис Варванец: Для 2004 года это было прямо вау! Для 2019-го — это, конечно, полная шляпа. Антиоксиданты всякие, которые, доказано могут риск рака повысить или ухудшают очень сильно прирост спортивных показателей от спорта, ну это самая такая маргинальная вещь. Там, добавки хрома, которые почки могут посадить. У меня есть в интернете лекция, называется «Сто таблеток курса», я вам советую посмотреть, она как раз-таки ответит на эти вопросы.

[36:26] Никита Маклахов: Как так получилось, что человек, у которого есть все ресурсы..

[36:30] Денис Варванец: К сожалению, я не знаком лично с ним, но я могу предположить, что все-таки ему 70 лет, к сожалению мозг не настолько нейропластичен и способности изменять убеждения при появлении какой-то новой модифицирующей информации, она снижена. Если мы посмотрим на все лекции Рея Курцвейла, прямо слово в слово, одно и то же, даже эмоциональные обороты у него одни и те же. Он говорит, например, всегда, что: «Мы не можем пока что чинить разбитое сердце от неудачного романа, но от инфаркта Миокарда», то есть, вот этот оборот он всегда использует. То есть, Курцвейлу хорошо бы зашли терапии, которые возвращают нейропластичность вспять на молодой уровень.

[37:10] Никита Маклахов: Если этот человек умрет, насколько плохо все это скажется на сообществе и идеях?

[37:16] Денис Варванец: Я оцениваю это процентов на 85, что все-таки он не доживет, все-таки 70 лет — это довольно-таки большой срок. Я не знаю, что он принимает, есть ли там какие-то интересные вещи, типа лекарств от транстеритинового амилоидоза, от сенолитики, если у него там, например, атеросклероз или какие-то такие заболевания, то есть, если посмотреть все его биомаркеры я, конечно, могу сделать более точный прогноз. Конечно же, если он, например, внезапно умрет, конечно же первый месяц будет такая волна негатива со стороны СМИ, типа «Вот там человек пил тысячи бадов умер!», «Ну и где там ваш успех?!» Ну, на самом деле это будет не очень сильным стрессором для нас, мы адаптируемся и будем жить дальше. Это не повод сворачивать все исследования. Это повод двигаться дальше, быть еще лучше. Если бы я был бы Курцвейлом, я бы 90 % своего состояния, там много миллионов долларов, инвестировал, например, в лабораторию Дэвида Шпигеля из Йельского университета, который занимается разработкой лекарств от глюкозепама. Это по крайней мере ускорит приближение препарата, который даст очень много десятилетий ему.

[38:23] Никита Маклахов: По поводу многих миллионов, на твой взгляд, есть ли какие-то препараты или исследования, секретные лаборатории, которые спонсируются миллиардерами, которые не хотят умирать, и которыми они не делятся ни с кем, никому не рассказывают?

[38:33] Денис Варванец: Вряд ли, иначе бы мы видели людей, которым 120 лет, они выглядят на 50, но таких вот мы не видим. То есть, даже сверх-богачи, они стареют примерно таким же пейсом, как обычные люди.

[38:46] Никита Маклахов: В этом плане ты относишь Рокфеллера к первым биохакерам?

[38:50] Денис Варванец: Ну, сколько я видел его фотографий, он выглядит как глубокий старик, в свои там сто… Не помню, сколько там.

[38:55] Никита Маклахов: Ну вот еще истории про пересадки сердца, не знаю, насколько они реальны?

[38:58] Денис Варванец: Ну, вроде реальны, но ты может быть какую-нибудь там кардиомиопатию себе уберешь, но у тебя другие ткани организма остаются в старом состоянии. Печень будет плохая и мозг. Как бы тут, на мой взгляд, нужен универсальный 3D принтер, который все органы будет менять.

[39:16] Никита Маклахов: Хорошо. В твоем случае, куда бы ты направил миллиард долларов, если бы они появились в твоей жизни, кроме вот этого исследования?

[39:21] Денис Варванец: Ну, Обри ди Грею в SENS Research Foundation, конечно же, но это бы очень сильно ускорило разработку.

[39:28] Никита Маклахов: Чем занимаются эти ребята?

[39:28] Денис Варванец: Они занимаются, в отличие от других контор, действительно разработкой реверсивных терапий старения. То есть, не вот этой вот шляпой, которая замедляет твое превращение в старика, типа миметики ограничения калорий, метформин, нат плюс, ресвератрол… ну вот всякую тему, которая там плюс 5% дает и то как бы на мышах. А именно как сделать так. что ты уже старый, тебя омолодить, тебе биологически 60, омолаживаем до 40-ка и ты уже из этого состояния продолжаешь стареть дальше.

[39:59] Никита Маклахов: В чем на данный момент главная проблема старения, главный вопрос, который не могут решить?

[40:03] Денис Варванец: Главная проблема в том, что население к сожалению, не разбирается в этом вопросе. То есть для них, не знаю, лекарство от глюкосипама и метформин, и голодание, они стоят примерно на одном уровне. И в результате чего всякие маркетологи каких-то сомнительных компаний действительно могут впарить какую-то откровенную шляпу. То есть, если бы люди разбирались в этой теме, то у псевдо-антиэйджинговых компаний просто не было бы шансов, они исчезли бы с рынка и финансовые потоки бы перенаправлялись в нужное русло.

[40:37] Никита Маклахов: Только я спрашивал немножко не про это, скорее про научную составляющую старения. Какой вопрос, какую проблему конкретную пока что не могут решить?

[40:45] Денис Варванец: Старение межклеточного матрикса, то есть если это удастся решить, то, соответственно, это полностью уберет, конечно, на мой взгляд, проблему старения. Есть даже исследование, что старые сенесцентные клетки помещали в молодой матрикс и их омолаживали. То есть, я не верю в программную теорию старения, это вот конкурирующая гипотеза, что надо откатить биологические час и за счет чего достигается омоложение. Дело в том, что это никак не уберет все, что находится между клетками, межклеточный матрикс. А если он поврежден, соответственно там повышается жесткость, и через механорецепторы происходит негативное воздействие на клетки.

[41:19] Никита Маклахов: Что вселяет в тебя уверенность, что это в принципе решаемая проблема, решаемый вопрос?

[41:23] Денис Варванец: Ну все-таки коллеги, которые занимаются этим вопросом, тот же самый Александр Феденцев, они умеют убеждать все-таки людей, что это актуально и среди этих людей появляются довольно-таки значимые, например, с точки зрения ресурсов, связей, финансов, которые заинтересованы в решение этой проблемы и соответственно плавно-плавно маховик запускается.

[41:46] Никита Маклахов: Как я понимаю, как вроде бы ты сам говорил, старение — это по сути накопление ошибок в организме.

[41:50] Денис Варванец: Да.

[41:51] Никита Маклахов: Если ошибки накопились, куда мы их денем?

[41:54] Денис Варванец: В помойку, ну убрать. У тебя, не знаю, амилоиды или глюкосипам в межклеточном матриксе, взять и убрать. Как — это уже другой вопрос.

[42:03] Никита Маклахов: Какие в этом вопросе были самые яркие показательные результаты?

[42:07] Денис Варванец: Ну вот единственный результат, который приходит на ум, когда мышам удалили старые клетки, у них волосяной покров восстановился, почки восстановились, очень хорошо у них спортивные показатели выросли, то есть, частично обратили некоторые факторы старения, но это все-таки не ключевой фактор и дало всего лишь 20%.

[42:25] Никита Маклахов: Ты страдаешь от того, что не разрешено проводить опыты на людях, такие?

[42:30] Денис Варванец: Ну, а что мешает не афишировать это, будем откровенны? Если запрещено, просто не говори, как-то так вот.

[42:37] Никита Маклахов: Ты сам готов стать подопытным?

[42:40] Денис Варванец: Когда человек молодой, лучше действовать консервативно. Все-таки основная задача моя сейчас — это наблюдать за тем как кто-то над кем-то, над какими-то мышами, например, экспериментирует и оттачивает свое понимание старения.

[42:54] Никита Маклахов: Расскажи немножко о том, как устроена твоя квартира. Чем отличается квартира биохакера от квартиры любого другого человека?

[43:01] Денис Варванец: Сильно так особо не отличается, то есть кровать, лампа есть. Единственное отличие — у меня есть красная лампа, у меня есть синяя лампа, которую я включаю утром в осенне-зимний период. Музыкальные инструменты есть различные. Например, нравится музыка как хобби. Есть некоторые гаджеты типа транскраниального стимулятора мозга, естественно полка с бадами, куда же без нее? Больше, в принципе ничем.

[43:24] Никита Маклахов:Какие-нибудь очистители воздуха?

[43:26] Денис Варванец: А, да, очистители воздуха, конечно, есть тоже, то есть, два. Один изнутри фильтрует, а второй берет грязный воздух с улицы, фильтрует и чистый впускает в помещение.

[43:33] Никита Маклахов: То есть, он…

[43:34] Денис Варванец: Тион «Бризер 3S», называется.

[43:37] Никита Маклахов: А свет, световые лампы, лампы для налаживания ритмов, какие ты используешь?

[43:42] Денис Варванец: «Beurer».

[43:44] Никита Маклахов: Тогда еще пару слов о том, как начинается твой день, твое утро?

[43:49] Денис Варванец: Встаю, пью кофе, а дальше уже в зависимости от того, что надо сделать.

[43:54] Никита Маклахов: Кофе обычный или тоже биохакерский?

[43:55] Денис Варванец: Ну, я пробовал биохакерский, он кстати хороший эффект дает, с корицей, с куркумой, но от него очень сильно штырит, поэтому обычный. А дальше в зависимости от ситуации, или там с кем-то встречаюсь, или иду завтракать, или у меня спортивная тренировка, или езжу сюда вот, например, консультирую людей.

[44:13] Никита Маклахов: Какие-то ритуалы, анализы, регулярные измерения, вес, пульс, давление?

[44:16] Денис Варванец: Нет. Как бы это в фоновом режиме фиксирую, часы, например, у меня, например, фиксируют пульс в покое. Особо не заморачиваюсь пока что там замером биомаркеров каких-то других.

[44:27] Никита Маклахов: С чего бы ты посоветовал начать?

[44:30] Денис Варванец: Человеку, который хочет стать биохакером?

[44:31] Никита Маклахов: Именно.

[44:31] Денис Варванец: Несколько путей? Изучить английский, чтобы понимать научные статьи, если это есть, то попробовать прочитать какие-нибудь простенькие статьи, на PubMed, получить все-таки базовое образование, то есть хотя бы основные предметы медвуза, пусть даже там самостоятельно на Курсере изучить.

[44:46] Никита Маклахов: Что именно из этого, анатомия, физиология?

[44:49] Денис Варванец: Особенно физиология, патофизиология, эндокринология, это такая вот основа, фармакология тоже. А дальше уже познакомиться с коллегами биохакерами и установить с ними, я не знаю, дружественные взаимоотношения. Дальше уже как бы пробовать какие-то… Если возникнет желание что-нибудь подкорректировать себе, например, проблемный сон.

[45:11] Никита Маклахов: Какую роль ты уделяешь работе с когнитивными способностями, медитация, то, что ты называл, транскраниальная стимуляция мозга?

[45:19] Денис Варванец: Хорошая очень роль, потому что мне нравится, когда у меня такой четкий глубокий фокус внимания, хорошо работает память, нет каких-то хаотичных процессов мышления, слишком ярких интуитивных эмоций, которые тебя выбивают из колеи. Есть хорошая осознанность. Я понял, что это важно и поэтому каждый день этим можно заниматься.

[45:39] Никита Маклахов: Как именно ты над этим работаешь?

[45:41] Денис Варванец: Сейчас вхожу в одну группу, там человек 20, которая занимается медитациями, и там люди ведут свой дневник, описывают свое состояние до, во время, после и мне кажется это очень прикольно, потому что ты читаешь опыты других, может, какие-то интересные паттерны мышления запоминаешь.

[45:59] Никита Маклахов: Ты еще пользуешься нейрофейсом «News»?

[46:01] Денис Варванец: Пользовался, но сейчас нет. Мне кажется, у меня хорошо получается в нужный ритм мозга входить, то есть как-то научился и костыли сейчас не нужны.

[46:10] Никита Маклахов: А что по поводу брейн-штурма называется, да?

[46:13] Денис Варванец: Ну, я не заметил, к сожалению, эффекта, но я хочу дать ему второй шанс.

[46:17] Никита Маклахов: Насколько это вообще подтверждено, обосновано?

[46:20] Денис Варванец: Есть и метанализы, просто РКИ есть, просто наблюдательные исследования. То есть, там mixed evidence, смешанная доказательная база.

[46:28] Никита Маклахов: И насколько я понимаю, вот эта вот слабая стимуляция мозга током, ее рекомендуют использовать участками, отрывками, да, неделю, потом еще неделю?

[46:37] Денис Варванец: Не могу сказать. Это надо у Тимофея Глинина спросить, это коллега, который исследует эту тему.

[46:42] Никита Маклахов: А ты сам как с этим работал?

[46:44] Денис Варванец: Просто 20 сеансов каждый день делал по одному и смотрел. Ну так особо не заметил.

[46:49] Никита Маклахов: Расскажи, какую роль в твоей жизни занимают вопросы духовности, может быть религии, сознания и все с этим связанного?

[46:56] Денис Варванец: Не особо сильную, но было бы прикольно, если бы это было действительно так. Было бы классно, если у нас во Вселенной есть гораздо более развитые существа, why not?

[47:07] Никита Маклахов: А что по поводу сознания? Я часто встречаю в сообществах биохакеров такие идеи, про то, что стоит пересадить сознание, новое тело, суперкомпьютеры, как раз вот объединенное сознание?

[47:19] Денис Варванец: Ну вот есть какие-то чисто интуитивные у меня сомнения на этот счет, что, а не разрушишься ли ты в этом процессе. То есть, вот если создать молекулярную копию самого себя и поместить его рядом, я же по-прежнему продолжу воспринимать все из своего исходного тела, а не из другого параллельно. То есть, что-то такое есть, мне близка гипотеза квантового сознания Пенроуза того же самого, что это не совсем материальная штука. Ну, плюс это терапевтично все-таки, будем считать так.

[47:51] Никита Маклахов: То есть, ты бы предпочел остаться в своем теле в итоге?

[47:53] Денис Варванец: Да.

[47:54] Никита Маклахов: Насколько я знаю, ты увлекаешься или зарабатываешь, (можешь меня поправить или уточнить), покером?

[47:59] Денис Варванец: Я раньше играл. Я уже давно не играл в эту тему.

[48:04] Никита Маклахов: Я хотел от тебя услышать историю про то, как ты прокачал мозг и потом начал зарабатывать миллионы в покере.

[48:09] Денис Варванец: Нет. Покер, кстати это, ты просто попадаешь в какой-то определенный коридор с путийного ряда и отнимает очень много ресурсов и твои остальные сферы жизни начинают проседать и как бы не охота. Не охота сидеть по 4 часа в день в определенно четком состояние сознания и играть там на 12-ти столах одновременно и нестабильно зарабатывать еще при этом. Ну вот вживую поиграть какой-нибудь турнирчик, особенно где много рыбы, почему бы и нет? Ну это слабые игроки имеются в виду.

[48:44] Никита Маклахов: Ты нашел применение своим суперспособностям мозговым, открывшимся с приходом биохакинга?

[48:49] Денис Варванец: А вот эта вот история, которая произошла со мной год назад, когда я в Крите, я тогда еще не занимался спортом, познакомился с одной девушкой. И как-то мы так немножко так поспорили, немножко там агрессивный тон был, и я вызвал ее на батл, на забег на 10 километров. Мы поспорили на 100 берпе. Потом выяснилось, что это мастер спорта международного класса. Я понял, что я очень сильно влип. Но мне стало очень интересно — а что, если прямо по полной погрузиться в эту тему, применить как бы все знания биохакинга, удастся ли прокачать? То есть, мне надо было скинуть 7 минут, это unreal задача, но мне удалось с этим справиться.

[49:32] Никита Маклахов: То есть изначально вот это твое увлечение бегом, твое занятие спортом, оно родилось из спора?

[49:36] Денис Варванец: Да.

[49:37] Никита Маклахов: И насколько тебе хватает мотивации продолжать?

[49:40] Денис Варванец: Это прикольно, мне понравилось. Ну, есть один программист в Яндексе, который десятку там за 30 минут бежит. Это вот финальная моя цель.

[49:48] Никита Маклахов: А сейчас какой у тебя результат?

[49:50] Денис Варванец: 37. Там проблема в том, что дальше у тебя рос МПК, надо делать такие тренировки, что ты достигаешь стопроцентного МПК. Это немножко затратно в том плане, что надо с помощью газоанализатора подбирать протокол, то есть, смотреть короткие, длинные интервалы, разные промежутки отдыха, и смотреть где ты достигаешь стопроцентного МПК и где ты максимизируешь время, проведенное в нем. Вот тогда у тебя ответ на тренировки будет быстрее и можно достичь очень высоких цифр.

[50:26] Никита Маклахов: Не так давно я беседовал с Михаилом Ивановым, он среди прочего аэромен и кучу раз и кучу раз пробежал на разных дистанциях больших. Я как раз косвенно затронут тему биохакинга и он выразил большие сомнения по поводу того, что неподготовленный человек или физически не расположенный к такому спорту, может в зачет каких-то интервенций не критичных…

[50:46] Денис Варванец: Ну, давайте сделаем эксперимент. Если кому-то интересно, дайте мне генетического бездаря, дайте мне миллион рублей и за год попробуем из него прокачать и параллельно, чтобы классический тренер занимался другим человеком, и мы сравним результаты.

[51:01] Никита Маклахов: Ну, хорошо, у тебя у самого в этом плане скорее есть расположенность к бегу или все же?..

[51:05] Денис Варванец: Ну, анатомически разве что, то есть, длинные ноги, я думаю, не более того. Но опять-таки, нету генов, которые значимо влияют на спортивный результат.

[51:16] Никита Маклахов: И ты, получается, занимаешься год и до этого не бегал?

[51:19] Денис Варванец: Да, до этого сидел на диване. Так, чуть-чуть трусцой там пару раз в неделю, футбол на воротах, не более того.

[51:27] Никита Маклахов: И какие результаты? Какими из них ты наиболее гордишься?

[51:31] Денис Варванец: Вообще в школе меня все обгоняли, там мальчики, девочки. Я впервые обогнал инвалида в 8-м классе. До того, как я начал, я сделал контрольную точку и первую пятерку и пробежал за 30 минут. Но сейчас у меня пятерка — 18, тройка 10-20, десятка — 37, полумарафон — 1 час 26.

[51:49] Никита Маклахов: Расскажи немножко о подготовке к забегам.

[51:53] Денис Варванец: Два этапа: этап набора формы и этап подводки к соревнованию. На этапе набора формы твоя задача просто максимизировать эффект тренировок. Здесь очень важно, чтобы была поляризованная модель, то есть, у тебя много объемов низкой интенсивности и интервалы, я не знаю, процентов 20, где ты опять-таки достигаешь стопроцентного МПК. Такой подход, он дает самый сильный прирост. Второе — это примешивание сюда всякой силовой полиметрики, то есть прыжки можно сказать, и блоковая периодизация, то есть, одна неделя очень жесткая, где там пять интервальных тренировок у тебя, а вторая и третья неделя, они очень простые, где в основном очень низкоинтенсивные объемы, еще сильнее будет прирост результатов. Потом, соответственно, ты делаешь чекапы, то есть, смотришь какие ограничения у тебя есть, ну, например, есть ли воспалительные факторы или железодефицит. Потом, соответственно с помощью коррективы тайминга питания ты можешь усилить адаптацию, например, тренировки натощак, отсроченный прием углеводов тоже как бы повышают результаты. У меня есть хорошая лекция на Ютубе, называется «Преодоление плодов в спорте». А вот дальше, когда уже соревнования на носу, тут наступает этап подводки. Ты сбрасываешь за неделю — полторы, две, объемы недельные где-то на 50%. Ты резко увеличиваешь потребление углеводов, чтобы мышечный гликоген у тебя запас это ключевое твое топливо. А дальше, соответственно перед стартом свекольный сок в обязательном порядке, сода, таурин, магний, карнитин, креатин, витамину групп «В», Q10. Мажу ноги перцовым кремом, чтобы микроциркуляцию усилить. Уже в таком состояние выходишь, разминаешься.

[53:39] Никита Маклахов: Это все, что ты пьешь непосредственно перед стартом?

[53:42] Денис Варванец: Да. Ну, перед ключевыми стартами. И соответственно, вперед!

[53:47] Никита Маклахов: Я вспомнил как раз еще один, скажем так? скептический момент со стороны Михаила, когда мы с ним беседовали, то, что вот эти вот приемы, они могут сработать хорошо на коротких дистанциях.

[53:58] Денис Варванец: Если бы я бежал аэромен, здесь конечно же ключевое — это жировой метаболизм. У нас запасы гликогена, она очень сильно ограничены, запасы жиров, они гораздо больше на порядки. Смотри, ты, когда бежишь или, когда едешь на велосипеде, на низких интенсивностях у тебя сжигаются жиры, но достигнув определенного уровня интенсивности уже углеводы. И здесь важно сдвинуть вот эту границу как можно дальше. Я бы вот на этом сосредоточился. Подготовка бы сильно здесь не отличалась, но здесь бы было еще больше низкоинтенсивных объемов, возможно какая-то кетоадаптация, возможно, кетонные эфиры я бы ел в таком случае. Ну и расставил бы друзей на трассе, которые давали бы в определенный момент там бутылки с определенными смесями.

[54:44] Никита Маклахов: Хорошо. После того как ты стартовал, что-нибудь интересное на дистанции с вами происходит?

[54:48] Денис Варванец: Я, когда стартую, тут важно найти человек или группу, которая бежит примерно в таком вот темпе, и ты пристраиваешься к ним сзади и бежишь в аэродинамической тени. То есть, у тебя энегорасход ниже, тоже некоторые секунды позволяет вытащить. У меня на кроссовке еще есть датчик мощности, Страйт. Я делаю это не по темпу, не по пульсу, а именно по Ваттам. Потому что, например, у тебя темп как на полумарафоне, там 3,55 у меня был, наступает горка, темп вроде тот же самый, а мощность резко возрастает. То есть энергорасход выше, а ты просто держишь определенную мощность, например, 300 Ватт и у тебя темп меняется в зависимости от этого. Но сейчас я хочу их новую версию купить, которая еще ветер учитывает. Вот это будет вообще очень круто. То есть ты держишь определенную мощность, а вот дальше, все-таки это был мой первый полумарафон, и я его конечно же вшляпил, к сожалению, потому что я съел непроверенный гель. После того, как я съел гель, у меня на 18-м километре резко заболело в районе печени, такая колющая адская боль, я хотел даже сойти, я замедлился и минуты две накинул, меня прошли очень многие принципиальные соперники.

[56:05] Никита Маклахов: Почему ты считаешь, что беда именно в гелях, а не в том. что ты смешал гели с большим количеством каких-то?..

[56:09] Денис Варванец: Бады уже давно-давно в крови были. То есть, это уже там час спустя, два часа спустя их приема. Вот резко съел гель, минута проходит и резко вытекает боль. Причем, это не только у меня. Я потом спрашивал коллег, и у них та же самая история с этой фирмой. Это дополнительный аргумент, что это именно от геля. Поэтому надо экспериментировать с другими гелями. Вот у нас есть в Москве по воскресеньям так называемый Die Hard Running — это длительные забеги в таком достаточно быстром темпе, которые немножко имитируют полумарафон, можно туда приходить и пробовать различные гели разных фирм, принимать.

[56:46] Никита Маклахов: Чем в итоге закончилась или на каком этапе сейчас ваш спор с девушкой?

[56:50] Денис Варванец: Я ее выиграл на финише в июле на 40 секунд, на 10-ти километрах.

[56:54] Никита Маклахов: Ничего себе!

[56:55] Денис Варванец: Да.

[56:56] Никита Маклахов: И она прямо признала твою победу?

[56:57] Денис Варванец: Она делала берпе, да.

[56:59] Никита Маклахов: Невероятно!

[57:00] Денис Варванец: Есть видео.

[57:02] Никита Маклахов: Ты не стал ее поддерживать? Не стал за компанию с ней делать?

[57:05] Денис Варванец: Я опять делаю все.

[57:06] Никита Маклахов: Спортивная солидарность джестока. То есть на берпе твои суперспособности, суперсекреты заканчиваются?

[57:12] Денис Варванец: Да.

[57:14] Никита Маклахов: Несколько точечных вопросов. ДНК-тесты, насколько на них можно полагаться? Какой это опыт?

[57:19] Денис Варванец: Я немножко разочаровался в генетике, раньше гораздо больше в нее верил, сейчас меньше, потому что очень мало каких-то полиморфизмов, которые действительно влияют на протокол, который ты назначаешь. Вот мне единственно нравится, это ген отвечающий за метаболизм кофеина, то есть если он, например, быстрый, то тебе больше можно пить кофе, ген метаболизм дофамина, и АПЕ, это риск деменции Альцгеймера, не заморачиваюсь этим. То есть, для меня это не обязательный тест.

[57:52] Никита Маклахов: Сахар и соль, насколько они на самом деле страшны?

[57:56] Денис Варванец: Они страшны, когда у тебя низкий кардиореспираторный фитнес, но опять-таки, покажи мне хоть одного диабетика второго типа с МПК, там 65 плюс. Ну, кстати, вот один из результатов биохакинга — я могу объедаться пирожками, ничего не чувствовать при этом плохого. А раньше было — там съел и тебе хреново.

[58:12] Никита Маклахов: Почему ты так мало, в принципе, уделяешь внимание питанию и не считаешь его одним из факторов?

[58:17] Денис Варванец: Ну, потому что если мы посмотрим на разброс продолжительности качества жизни среди различных стран, которые очень сильно отличаются национальной кухней, там мы не увидим большого разброса. Индусы, которые едят острое, американцы которые на фаст-фуде, итальянцы с средиземноморской кухней. Ну разница, если она есть, она не больше 5 лет.

[58:41] Никита Маклахов: Ну, а что по поводу людей, которые придерживаются каких-то диет?

[58:43] Денис Варванец: Ну, пару лет даст, не более того. Можно все-таки рефлексировать на тему того, как у тебя меняется самочувствие от какой-то еды, и исходя из этого уже так оптимизировать, что перфоменс получить. Бывает в истории так, что после гамбургера у тебя мозг плохо работает, а после оливок хорошо. То есть, вот такие вот взаимосвязи надо устанавливать и уже там экспериментировать.

[59:06] Никита Маклахов: Что по поводу сауны?

[59:08] Денис Варванец: 4-7 раз в неделю, доказано. Кстати, вот одна из немногих единиц интервенции, которая доказано снижает риск Альцгеймера, снижает риск внезапной сердечной смерти, инфаркта, по-моему, еще и общей смертности. Так что на мой взгляд, классная интервенция. Почему бы и нет? 15 минут просто включаю таймер, сижу, терплю и выхожу. Потом там воду пью, естественно, с электролитами.

[59:31] Никита Маклахов: Ладно, тогда давай переходить с нашей финальной рубрики. Пять коротких вопросов.

[59:34] Денис Варванец: Давай.

[59:34] Никита Маклахов: Первый из них — вопрос про книгу. Есть ли такая книга, которую ты или перечитываешь, или даришь друзьям чаще других, или что-то, что произвело на тебя впечатление?

[59:43] Денис Варванец: «Нестареющий мозг» мне нравится, то есть, это хоть какой-то протокол, который позволит реверсировать болезнь Альцгеймера. То есть, если у человека сейчас такой диагноз, он по сути обречен и ничего не может медицина сделать, а тут хоть какие-то эксперименты. У меня такие убеждения, что если медицина не может помочь, то надо делать эксперименты. И почему бы не попробовать?

[1:00:02] Никита Маклахов: Второе — привычка, практика, какая-то рутина ежедневная, что ты делаешь и что тебе определенно помогает, что бы ты не хотел прекращать делать?

[1:00:12] Денис Варванец: Кофе пить. Мне очень нравится ощущение от него. То есть, фокус внимания резко улучшается. Почему бы и нет?

[1:00:19] Никита Маклахов: Третий вопрос, который ты бы рекомендовал задавать самим себе людям, которые хотят о себе что-то новое узнать, открыть, прийти к каким-то озарениям, разобраться в себе чуть лучше?

[1:00:30] Денис Варванец: Психологические метамодельные вопросы. Ну вот, например, у меня есть мысль какая-то, что-то вроде — Неплохо было бы поесть. И ты такой: — И?.. — Ну если я поем, мне станет лучше. — И?.. — Если станет лучше, я смогу сделать там, я не знаю, какой-то проект. — И?.. Ну и так далее. То есть ты по сути очень хорошо тренируешь свой мозг вот таким вот способом.

[1:00:53] Никита Маклахов: Отлично. Четвертый пункт про сервис, сайт, программы или любой реальный физический инструмент, который ты используешь на регулярной основе.

[1:01:01] Денис Варванец: BioMindmap, Examine.com, PubMed, ну вместе с iHerb, естественно. В принципе, все.

[1:01:09] Никита Маклахов: И напоследок пятое. Фильм, тоже, что ты пересматриваешь, любишь, рекомендуешь, полезным считаешь, произвело впечатление, и в таком духе?

[1:01:18] Денис Варванец: Сериал «Звездные врата» смотрел недавно. Очень такой прикольный научно-фантастический фильм, где земляне нашли какую-то супертехнологию, которая позволила путешествовать по другим планетам, изучать инопланетные миры. Но, мне кажется, было бы здорово, если это действительно будет так.

[1:01:34] Никита Маклахов: Отлично! И совсем напоследок я обычно оставляю гостям немножко времени, чтобы они рассказали, куда слушатели могут зайти, прийти, посмотреть в реальном или виртуальном мире, если они хотят познакомиться с тобой чуть поближе.

[1:01:47] Денис Варванец: Вы можете меня найти на Фейсбуке. Меня зовут Денис Варванец. А если уже хотите более углубленно заняться биохакингом, можете обращаться к нам на консультацию, у нас есть сайт biohackinglab.ru, ну либо через меня в Фейсбуке можно на это записаться, так будет, кстати, предпочтительнее.

[1:02:02] Никита Маклахов: Хорошо, тогда на этом будем прощаться. Денис, спасибо тебе за беседу.

[1:02:06] Денис Варванец: Не за что.

[1:02:07] Никита Маклахов: Напоследок по традиции напомню основные идеи выпуска. Биохакер, по определению Дениса, это человек, который изучает научные материалы, следит за своими биологическими показателями и корректирует их с помощью различных интервенций. Интервенциями можно считать прием бадов, витаминов и других препаратов, изменение в образе жизни и питание, медитации, сауну и многое-многое другое. С помощью таких интервенций биохакеры пытаются продлить себе жизнь, предотвратить возрастные заболевания, улучшить когнитивные функции мозга, состояние сосудов и так далее. Денис утверждает, что у биохакеров, по крайней мере грамотных, очень редко бывают депрессии и ментальные болезни. Как правило, это люди интеллектуально одаренные, с хорошей памятью и с самостоятельным мышлением. И, конечно же, они владеют английским языком, который им необходим, чтобы читать научные статьи. Дальше Денис рассказал, как понять, что перед вами толковая научная статья. Во-первых, у нее высокий индекс цитирования, во-вторых каждый ее тезис подтвержден ссылками на исследование, и в-третьих вы сами при желание можете повторить то, что в этой статье описано. Следом за этим мой гость озвучил четыре заповеди биохакеров. Первая — всегда смотри по биомаркерам. Вторая — важна не только эффективность, но и безопасность. Третья заповедь — в приоритете такие интервенции, которые регулярно приносят организму небольшую порцию стресса. И четвертая заповедь — начинать с базовых вещей: сна, питания и образа жизни. Денис рассказал о том, как увлечение биохакингом повлияло на его образ жизни. Теперь он занимается спортом каждый день, спит в полной темноте и тишине, время от времени устраивает цифровой детокс. Кроме того, он пользуется очистителями воздуха, лампами с красным и синим светом, а также различными гаджетами. Если вы тоже хотите стать биохакером, то можете начать с чтения научных статей на английском языке. Если не знаете английский, то самое время узнать. И помимо этого очень желательно также получить знание по физиологии, патофизиологии, эндокринологии и фармакологии. И после того, как вы освоитесь во всей этой новой информации, стоит так же подружиться с другими биохакерами и, советуясь с ними, уже начать свои эксперименты, конечно, с самых базовых вещей, как того требует четвертая заповедь биохакеров. На этом на сегодня все. Будьте здоровы и до новых встреч!